Читать онлайн Хроники Джанфрокстона. Орден Крови бесплатно

Хроники Джанфрокстона. Орден Крови

Глава 1. Я – Джон Блэквульф

Я родился в небольшом городке Сигрине, который, по правде говоря, можно было бы спокойно назвать деревней. В Сигрине не так много улиц и домов, все жители знают друг друга если не лично, то хотя бы, по слухам. Некоторые люди старшего поколения утверждают, что раньше этот город был одним из самых больших в Джанфрокстоне, но мне, знающему Сигрин сейчас, трудно в это поверить.

Мои родители, Хэйли и Кристофер Хард, всю жизнь старались вырастить из меня хорошего человека. Отец работал скотником на ферме у одного богача, мать же, несмотря на то что была слаба здоровьем, взяла на себя моё воспитание, а также домашнее хозяйство. И хотя отец получал довольно низкую зарплату на своей работе, мы никогда ни в чем не нуждались. По крайней мере на меня у родителей всегда хватало денег. Когда мне было девять лет, я узнал почему. Оказывается, Кристофер Хард не был моим родным отцом, хоть и воспитал меня. Мои родители долго не могли завести ребёнка, и однажды моя мама решила попросить помощи у своего старого знакомого. Человека, который был влюблён в неё ещё со школы. В результате этого родился я. Крис принял меня как родного сына, а мой биологический отец даже оставил мне наследство размером в несколько миллионов. Также в подарок на свой девятый день рождения я получил меч Гардариан, принадлежавший моему родному отцу. Это был удивительный серебряный клинок, украшенный драгоценным камнем и гравировкой на лезвии возле самой рукояти. Несмотря на его крупный размер и немалый вес, я легко мог удержать этот меч двумя руками даже в девять лет. А позже Гардариан сыграл огромную роль в моей жизни.

В детстве у меня был лучший друг – Алекс. Семья Алекса жила по соседству, и мы учились в одном классе. Я знал его практически с пелёнок. Однако Алекс был не простым ребёнком – он был вампиром. В это сложно поверить, но вампиры действительно существуют и живут среди нас. И мой друг был одним из них. Тогда мне казалось, что Алекс – сильнейший из всех вампиров, хоть я знал их не так уж и много. Я даже немного ему завидовал. Алекс был намного сильнее всех наших ровесников. В школе у него были лучшие результаты по физкультуре – бег, прыжки, подтягивания и отжимания, – все это Алекс делал с невероятной лёгкостью. А ещё он хорошо разбирался в магии. Мать Алекса была сильной ведьмой, и она с удовольствием учила его различным заклинаниям, а Алекс учил меня. А вот в школьных предметах вроде математики или физики с химией Алекс был не силен. Поэтому мне частенько приходилось помогать ему с домашними заданиями, контрольными и тестами. Алекс тоже всегда заботился обо мне и помогал. Особенно, когда речь заходила о моей безопасности. Алекс как вампир не мог получить никаких травм, а вот я все время попадал в какие-то передряги. В таких ситуациях при помощи своей вампирской крови Алекс исцелял мои раны. Однажды, лет в десять, я сломал руку, когда упал с качелей. По правде говоря, это даже качелями нельзя было назвать. Это была высокая тарзанка, закреплённая на дереве на берегу. Мы часто качались на ней с другими ребятами и не боялись упасть, так как верёвка висела прямо над водой. В тот день я раскачался слишком сильно и сорвался вниз. Упал я не в воду, а на маленький участок суши под обрывом. Когда ко мне подбежал Алекс я сидел на земле весь в грязи и с кровоточащей рукой. Я сломал запястье. Это был открытый перелом, мы даже увидели торчащие осколки костей под огромным количеством крови. Алекс тут же не задумываясь укусил своё запястье и дал мне выпить свою кровь, чтобы я мог вылечиться. Кровь вампиров обладает уникальной способностью исцелять любые раны. И знали мы об этом уже давно. В тот момент мне почему-то не было страшно. Я не испугался ни того, что у меня огромная рана и ладонь развёрнута в обратную сторону, ни того, что Алекс от такого количества крови может потерять контроль и укусить меня. Я доверял ему больше, чем самому себе. Алекс был для меня больше, чем друг, он был мне братом.

Алекс, в отличие от меня, был не единственным ребёнком в семье. У него были родные брат и сестра. Брата Алекса звали Дима, и это был самый бестолковый вампир, какого можно только представить. Невысокий, бледный, светловолосый, с большими голубыми глазами, он был совершенно не похож на брата. По словам матери Алекса Дима унаследовал внешность своего отца. Дима не использовал практически никакие вампирские способности, то ли от того, что не умел, то ли от того, что у него их вовсе не было. Он был очень слабым по вампирским меркам, так как даже я, будучи всего лишь человеком, легко справлялся с ним в драке. Дрались мы часто. Иногда просто ради тренировки, иногда из-за мелких ссор. Чаще всего ссорились мы из-за того, что Алекс начинал прикалываться над Димой и доставать его. Дима никогда не сдавался и на любые выходки Алекса был готов ответить силой. Но он все равно проигрывал в таких потасовках, особенно если Алекс или я переходили на использование магии. С магией Дима не дружил совершенно. Пару раз мы пробовали его научить, но ему не давались даже самые простые заклинания. Зато Дима был очень храбрым. Он не боялся не только нас с Алексом. Он не боялся вообще никого. Легко мог вступиться за ребёнка, которого обижали хулиганы. Легко ходил в одиночку в лес, чтобы поохотиться на кролика к ужину, хотя мы с Алексом даже вдвоём не рисковали туда идти. Дима всегда мечтал о власти. Он хотел добиться того, чтобы к вампирам относились так же, как и к простым людям, чтобы сверхъестественные существа перестали считаться сверхъестественными. Ведь вампиры и оборотни жили среди нас и им всегда приходилось скрываться. Дима хотел изменить это. Однажды он даже сказал мне, что когда-нибудь станет королём. В тот день мы с Алексом долго смеялись над ним. Мало того, что Дима был очень слабым, его ещё и умным нельзя было назвать. Учился в школе он еле-еле, периодически скатываясь с «троек» на «двойки». Представить Диму на королевском троне казалось совершенно невозможным.

Сестру Алекса и Димы звали Мария. И если Алекс был воплощением силы и ловкости, а Дима слабым храбрецом, мечтающем о троне, то Мария… Она сочетала в себе все лучшее, что было у её братьев. Мария была очень красивой рыжеволосой девчонкой. Внешне она больше была похожа на Алекса, чем на Диму. Довольно высокая, с огромными карими глазами на её веснушчатом лице. У Марии была великолепная улыбка, глядя на неё самому становилось веселее. А ещё Мария была очень сильной. Конечно, она не могла сравниться в схватке со старшим братом, но ей не составляло труда навалять нам с Димой. Да, Алекс был старше Марии и Димы, но лишь на несколько минут. Все они были тройняшками. Мария хоть и была средней сестрой, но кое в чем она превосходила даже Алекса. Колдовство давалось ей намного легче. То, чему мы с Алексом учились по нескольку дней, Мария могла выучить за пару часов. И колдовала она намного искуснее, чем мы. Наши с Алексом заклинания заканчивались грубыми и неаккуратными результатами, в то время как Мария даже из мусора и пары фраз могла сотворить шедевр. В школе у Маши были лучшие оценки по всем предметам, а все мальчишки ходили за ней толпами с открытыми ртами, восхищаясь её красотой и по очереди предлагая проводить до дома и донести портфель. В общем, Мария была девушкой, идеальной во всем. Когда ей исполнилось пятнадцать, у неё начались вещие сны, а чуть позже видения. Мария могла видеть картины из прошлого, будущего, иногда из настоящего. Все эти события могли происходить в разных местах, но чаще всего Мария видела в своих снах кого-то из знакомых. Мне очень нравилась эта её способность. По правде говоря, я и сам хотел бы стать ясновидцем. Это было бы очень полезно. Мария частенько помогала нам с Алексом, например, предупреждала о контрольных в школе и о том, какие будут задания. Но ни я, ни Алекс не смогли этому научиться, потому что Маша даже толком не понимала, как ей это удаётся.

И все же главное в Маше были вовсе не её красота, сила или способности, а её доброта. Неподалёку от нас жил мальчишка по имени Хантер Блэк. Он был кузеном Марии, Алекса и Димы. Хантер был незаметным мальчишкой, и хоть и был почти на год старше, оставался самым слабым из нас. Он редко общался с другими ребятами, постоянно ходил в одиночестве, словно боялся других. Да и другие ребята его тоже побаивались. Худой, смуглый парень со спутанными черными волосами. Хантер не выглядел как вампир, но и на человека был не особо похож. Поначалу и меня пугала его внешность, его черные глаза, выглядывающие из-под чёлки. Никто ни разу не видел, чтобы Хантер дрался, но все равно все старались избегать общения с ним из-за какого-то подсознательного страха. Мария единственная легко нашла с ним общий язык. Они каждый день вместе гуляли по берегу реки. По началу Алекс подшучивал над сестрой, но та легко заткнула брата раз и навсегда, сказав, что Хантер заслуживает дружбы гораздо больше, чем сам Алекс.

Однажды на Хантера попыталась напасть хулиганы, но мы с Алексом и Димой разогнали их. До тех пор мы почти не общались и только в тот день узнали правду о нём. Хантер был вервольфом. Каждое полнолуние он превращался в волка, поэтому старался избегать каких-либо контактов с людьми. Хантер боялся, что, сблизившись с кем-то, может навредить этому человеку. Поэтому он не стал защищаться от хулиганов – боялся, что не рассчитает силы и покалечит их. Узнав тайну Хантера, мы подружились с ним. Хантер перестал волноваться из-за того, что может навредить кому-то из нас, ведь вампиры, которые владеют магией, были способны за себя постоять даже против волка. Хотя тогда мы совсем не думали о том, что оборотни для вампиров представляют смертельную опасность, как и наоборот. Тогда мы думали только, что сможем справиться с любыми трудностями, если они возникнут. Теперь мы все время тренировались вместе. Почти с первого же дня знакомства Алекс начал настаивать на том, чтобы помериться силой с Хантером. Однажды он наконец согласился. Я, Алекс, Дима и Маша отправились вместе с Хантером к берегу реки. Там была идеальная поляна, на которой мы устраивали все свои тренировочные поединки. Алекс учил меня обращаться с мечом, он был отличным фехтовальщиком, однако сравнивать свою силу с Хантером он решил без всякого оружия. Только клыки и когти. Время было вечернее. Ребята договорились об этом специально, так как днём Алекс, как и все вампиры чувствовал себя не очень хорошо. Солнце словно ограничивало его силу. Поэтому мы выбрали вечер. Свет вокруг поляны был создан мной и Машей с помощью магии. Маша и сама стояла рядом, так как в случае опасности только она смогла бы остановить этих двоих. Драка продолжалась недолго. После нескольких равных ударов, нанесённых друг другу кулаками, парни выпустили когти. Глаза Алекса из карих стали ярко-алыми, а у Хантера черный цвет сменился на золотисто-жёлтый. Алекс ухмыльнулся и сверкнул белоснежными клыками. Он уже выбросил руку вперёд, чтобы нанести решающий удар, однако Хантер легко перехватил руку Алекса за запястье и перекинул его через себя. Как только Алекс упал, Хантер навалился на него всем телом и приставил указательный палец с острым длинным когтём к его шее. Алекс тут же признал своё поражение.

После этого Хантер Блэк тоже вошёл в круг моих лучших друзей. Благодаря ему я стал больше внимания уделять учёбе. Хантер отлично разбирался в естественных науках и легко мог объяснить нам с Алексом непонятные темы. Он мечтал стать врачом, а потому много времени проводил за чтением книг по анатомии и биологии.

Когда мне исполнилось шестнадцать, я отправился учиться в Милтон. Там находится лучший государственный университет Джанфрокстона. И там я собирался выучиться на врача. Мы поступили туда вместе с Хантером, но почему-то, как только мы приехали туда, то стали общаться намного реже. У меня появился свой круг друзей, у Хантера свой. К тому же из-за того, что он был оборотнем он опять замкнулся в себе и все его общение ограничивалось парой-тройкой человек. Я же был весьма активным парнем и сразу завёл кучу новых знакомых. Я крутился среди популярных ребят, и потому наши с Хантером пути разошлись.

Шёл 1716 год, и уже на первом курсе я познакомился с прекрасной девушкой, которую звали Розанна. О, Роза… Она стала моей первой любовью. Сначала я немного стеснялся подойти к ней, ведь Розанна была не только красивой, но и гордой девушкой. Моего друга Чарли она отшила уже после первого свидания. Но вскоре я решился пригласить её. Мне повезло больше, чем моему приятелю и в итоге мы стали встречаться. Хантер был рад за меня, что я наконец «перестану болтаться с толпой идиотов, а начну нормальные человеческие отношения». И я тоже понимал это. Теперь все своё свободное время я проводил с Розанной. Мы гуляли по парку на территории университета, вместе ходили в кино и даже просто сидели в общежитии прижавшись друг к другу и включив на магнитофоне романтические песни.

Незаметно пролетел первый семестр и наступили Рождественские каникулы. Я приехал домой к родным. Больше всего я соскучился не по маме и папе, а по друзьям – Алексу, Маше и Диме. Оказалось, что недавно умерла их мать. Я думал ребята будут очень расстроены, но Маша совершенно спокойно сказала: «Она отправилась к своему отцу, там ей наверняка будет лучше, чем в этом мире». Видимо она, как, впрочем, и братья, уже успела смириться со случившимся. Теперь Маша, Алекс и Дима остались совершенно одни, а потому я решил пригласить их на Рождество к себе в гости. Вечером мы собрались у меня дома на Рождественский ужин. Мама наготовила кучу вкусных блюд – различные салаты, запеканки, огромная жареная утка, и куча сладостей. Родители пили много алкоголя, мать все время смеялась над нелепыми шутками отца. В тот же вечер родители сообщили мне, что мой настоящий отец – Кассий Блэквульф, брат Юлиана – отца Марии, Алекса и Димы. Я был очень рад узнать, что мой лучший друг приходится мне двоюродным братом. К тому же у Алекса была хорошая новость для всех нас – он поступил в военную академию, а по её окончании собирался идти служить в армию Талеслэнда. Конечно, это бы сильно отдалило нас, но, с другой стороны, у военных очень хорошие зарплаты, а значит Алекс смог бы обеспечивать брата и сестру, которые не поступили учиться дальше, а остались дома заниматься хозяйством.

Но была на это Рождество и одна ужасная новость. Эту новость сообщили мне родители на следующий день, когда я застал мать на кухне заплаканную, растрёпанную. Она держала в руках листок с печатью больницы. Это были результаты обследования, которое мама прошла незадолго до каникул. Моя мама оказалась тяжело больна – врачи нашли у неё опухоль мозга. В Гилберте или в Столице её могли бы прооперировать. Такие операции уже давно проводят в крупных столичных клиниках. В Гилберте даже есть онкологический центр, где работают лучшие специалисты Джанфрокстона. Даже если учитывать цену на такое лечение, мы могли бы себе это позволить. Ведь Кассий Блэквульф оставил мне неплохое наследство. Но врачи сказали, что лечить уже поздно. Опухоль глубоко проникла в ткани головного мозга и если попробовать её удалить, то это может навредить маме, и она погибнет. Я никогда раньше не обращал внимания на головную боль матери. Она почти никогда не жаловалась, лишь садилась в кресло, закрывала глаза и сидела так какое-то время пока боль не стихнет. Я думал, что в этом нет ничего страшного. У всех иногда болит голова. Я никак не мог подумать, что это окажется опухоль мозга. Теперь же я думал лишь о том, что не могу повернуть время вспять и отправить мать на лечение до того, как будет поздно.

Каникулы закончились, и я вернулся в Милтон. Наступил новый год, я продолжил учиться, встречаться с Розанной. Но каждый день я думал о том, как спасти маму. Отец искал лучших докторов, но никто не соглашался браться за лечение. Все говорили, что операция будет слишком опасной. Я предложил попробовать исцелить маму с помощью вампирской крови, но Алекс сказал, что кровь помогает регенерации, а не исцеляет. А значит это только ускорило бы рост опухоли. Убрать рак из головы моей мамы не мог никто. Хантер предлагал попробовать исцелить её с помощью магии, но это лечение лишь облегчило страдания. Спасти маму от смерти мы не могли. Все что ей оставалось это принимать таблетки и ждать. Ждать, когда это закончится. К весне мы все смирились с неизбежным.

Летом мы с Розой приехали на каникулы в Сигрин. Я хотел, чтобы мама успела застать нашу свадьбу. За ужином мы объявили о помолвке. По этому случаю мы устроили настоящий праздник. Мама хотела сама заниматься готовкой, но мы с отцом её отговорили. С утра мы вместе с Розанной возились на кухне. Оказалось, что она готовит очень даже неплохо. Мы с отцом только и делали, что выполняли её распоряжения. Розанна была той самой девушкой, которую мои мать с отцом хотели бы видеть в качестве моей невесты. Она очень понравилась моим родителям и друзьям. Но кто бы мог подумать, насколько Розанна понравилась Алексу. Мой братец обладал способностью манипулировать мыслями людей. Любая девушка, которая привлекла его внимание, тут же начинала сходить от него с ума. Любой вампир умеет гипнотизировать людей, но Алекс развил свои способности до совершенства. Он с лёгкостью читал мысли девушек, также легко ему удавалось и воздействовать на них. Наверное, в деревне не осталось ни одной девушки моложе двадцати пяти лет, с которой Алекс не переспал бы хотя бы одного раза. И Розанна, к сожалению, не стала исключением. Утром она рассказала мне, что, когда все уснули, она пошла к Алексу и провела с ним ночь.

Большей подлости я представить себе не мог. Розанну я не винил, я знал, что это Алекс заставил её. Подчинил своей воле. Схватив свой меч, я отправился к нему.

– Что ты наделал! – кричал я. – Как ты мог так поступить с ней!

Алекс просто покачал головой.

– Почему ты считаешь меня виноватым? Она сама хотела этого.

На его лице не было ни капли раскаяния. Похоже военная академия сильно его изменила. Из весёлого доброго парня, который защищал меня от всех неприятностей в детстве, он стал холодным грубым и безразличным вампиром. Его глаза светились алым, когда он смотрел на меня. Он видел во мне лишь жертву.

Я не мог простить то, что он сделал. То, как он поступил с моей девушкой. Мы начали сражаться. Алекс с детства учил меня фехтовать, и он явно был лучше меня в этом деле, но видимо моя злость сыграла свою роль в нашем поединке. К тому же было утро и высоко в небе светило яркое летнее солнце. Я легко парировал удары Алекса, и даже несколько раз почти задел его. За пару минут нашего поединка он сильно выдохся. Каждый удар давался Алексу все тяжелее, а мне все легче. Меня ведь не ограничивали вампирские слабости. Из дома выбежала испуганная Мария. «Нет!» – воскликнула она. В этот самый момент Алекс обернулся на её голос и мой меч пронзил его грудь. Тогда я и сам не понял, как это произошло. У меня потемнело в глазах. Маша подбежала к нам. Пыталась привести Алекса в чувство. Но никакого толку от её действий уже не было. Алекс умер. Хоть и говорят, что серебро – только для оборотней, вампира оно тоже погубило. Мой меч лежал на земле. Алекс истекал кровью, а над ним рыдала Мария за один год потерявшая не только мать, но и брата. Я не мог даже пошевелиться. Голова кружилась. Я видел перед собой мёртвое тело Алекса, чувствовал запах его крови. Кожу на моих пальцах неприятно стянуло – на руки попало много крови Алекса и сейчас она начала засыхать. Дима в тот день был готов меня убить. Меня вовремя забрали домой родители.

Мы похоронили Алекса в семейном склепе Блэквульфов. Поставили его гроб рядом с гробом его отца. Я искренне сожалел о содеянном. Полиция признала меня невиновным, так как Мария как свидетель подтвердила, что была дуэль. Дуэли разрешены в нашей стране, поэтому никто ничего не сказал. Сам же я не мог себя простить. Дима меня ненавидел. Розанне тоже было трудно общаться со мной после произошедшего. Возможно, она злилась на меня за то, что я натворил, или же просто ей было стыдно за свой поступок. Так или иначе, сразу после похорон она уехала к родителям в Полуокр. Я забросил учёбу и тоже уехал. Я чувствовал себя монстром, убившим собственного брата. Никакие мысли о том, что Алекс был мерзавцем, не помогали мне оправдать себя перед самим собой. Все знакомые смотрели на меня косо, все знали, что я сделал. Поэтому я и покинул Сигрин. Мне нужно было побыть одному, чтобы забыть о случившемся.

Глава 2. Пиццерия дядюшки Флопса

Я уехал в Джастон и начал искать работу там. Первым делом я решил снять однокомнатную квартиру на улице Лоуренса. Улица Лоуренса была буквально границей между центром Джастона и Миднайтом. Миднайт – это довольно мрачный район Джанфрокстона, известный большим количеством преступлений, происходящих там, а также слухами о том, что там обитают вампиры. Я не заходил вглубь бандитского района, так как немного опасался из-за историй, которые мне рассказывали родители. Миднайт был маленьким «филиалом Ада», как любил говорить мой отец. И находился он на границе между столичным городом Гилбертом и вторым по величине Джастоном. Я мог позволить себе не работать, мог снимать квартиру в Гилберте, ведь на моем счету в национальном банке лежало около тридцати миллионов. Но я не хотел растратить все деньги отца впустую. К тому же мне просто нужно было чем-то занять себя. Я не стал возвращаться в Милтон на учёбу. Там все напоминало бы мне о том, что я совершил. Розанна и Хантер продолжали учиться там и это было бы большой проблемой. Поэтому я решил просто найти работу на какое-то время, чтобы отвлечься от дурных мыслей.

Первое время я постоянно менял работы одну на другую, не зная, чего я хочу от жизни. Пока однажды я не наткнулся на объявление, что в «Пиццерию дядюшки Флопса» требуются развозчики пиццы. Было условие – свой транспорт. Я купил дешёвый велосипед и примерно за пару дней научился на нём ездить (в детстве у меня не было велика). Утром в понедельник я пришёл устраиваться на работу. Пиццерия была очень маленькой и темной, но, судя по ремонту, который был ещё не совсем закончен, «Пиццерия дядюшки Флопса» открылась недавно.

Я начал там работать и отлично проводил время. Наконец-то в своей работе я был не один. Коллектив состоял в основном из молодых ребят, таких же как я, и они с радостью приняли меня в свои ряды. Работа была несложной. Я работал во вторую смену, которая начиналась с двух часов и заканчивалась в десять вечера. Я отлично изучил город и его окрестности за время работы в пиццерии, а также начал привыкать бывать в Миднайте. Ведь я попросту не мог отказаться доставлять заказы туда. Слухи об этом районе были весьма преувеличены. Это я понял в первый же день, когда поехал доставлять три пиццы в центр Миднайта. Я довольно быстро нашёл нужный адрес – высокий шестиэтажный дом с одним подъездом. Это был самый высокий дом в Миднайте. Остальные здания в Миднайте не превышали пяти этажей, зато были широкими или длинными. Дом выглядел довольно неплохо для такого мрачного района. На вид ему было не больше двадцати лет. Местами на кирпичных стенах были мелкие сколы, но в целом этот дом мог бы простоять ещё не один десяток лет. Я вошёл в подъезд и поднялся на третий этаж. Лифта в этом доме не было, но сам коридор и лестничные площадки выглядели ухоженными и чистыми. Никаких надписей на стенах, никакого мусора. Синяя краска была совсем свежей, видно ремонт делали уже в этом году. Я позвонил в дверь квартиры номер тридцать шесть. Она мгновенно открылась. И там меня встретил молодой парень. Как выяснилось, заказ оформила компания друзей, у которых явно была вечеринка. Они были очень рады мне и даже пригласили остаться, но я вежливо отказался, объяснив это тем, что мне ещё нужно работать дальше.

В тот день я понял, что в Миднайте, несмотря на все рассказы и страшилки, живут вполне обычные люди, такие же как я. В дальнейшем я ещё не раз доставлял заказы в Миднайт, но с вампирами, оборотнями или преступниками так и не столкнулся.

Кроме работы я не отказывался и от развлечений. За этот год я уже успел смириться со смертью Алекса и решил, что не стоит тратить свою жизнь на постоянное горе. К тому же об этом не переставал твердить Хантер, когда мы с ним созванивались. Главным развлечением в нашей пиццерии были гонки на великах, которые мы устраивали между курьерами. Среди парней была одна девчонка, очень интересная девчонка. её звали Лиза. Симпатичная девушка, чуть старше меня, с короткой стрижкой из темных каштановых кудряшек. Она всегда одевалась как пацанка – джинсы, футболки, клетчатые рубашки и кеды. Единственным девчачьим в её внешности была бижутерия. Лиза всегда носила серьги с разными цветными стекляшками либо просто металлические кольца или цепочки, а также частенько на ней были кольца и браслеты. Особенно когда одежда была с короткими рукавами.

В первые же дни я заметил некоторые странности в поведении Лизы. Она была очень бледной и худой, несмотря на то что пиццу ела не хуже, чем парни. Она никогда не проигрывала в гонках один на один с парнями. И было ещё кое-что. Лиза брала только вечерние смены, как и я. Но в те дни, когда была очень солнечная и жаркая погода, Лиза не выходила на работу, под предлогом плохого самочувствия. Либо же опаздывала и приходила к тому времени, когда солнце начинало идти к закату. И это было бы не так странно, не будь я знаком с вампирами. Алекс, Дима и Мария тоже не были любителями солнца. У них это вызывало от лёгкой слабости и недомогания до сильной аллергии с волдырями и ожогами.

Однажды в выходной мы с ребятами из пиццерии устроили очередные соревнования – турнир на звание чемпиона. Гонка была в три этапа. В первом отсеялись самые слабые ребята и несколько девчонок, не работавших в пиццерии, но часто общавшихся с нашими парнями. Вторым и третьим этапом выбрали финалистов. Мы разбились на команды №1 и №2. Я был во второй команде, а Лиза была в первой. Именно мы и прошли в финал. Я уже был полностью уверен, что Лиза вампир. Солнце начало садиться, и она становилась сильнее. Ребята в шутку сказали, что можно не проверять, кто из нас сильнее, оставить победителей парня и девушку. Но я хотел окончательно убедиться в своей правоте и предложил Лизе гонку вниз по Мейн Стрит от пиццерии и до улицы Лоуренса. Она тут же согласилась.

– Проигравший угощает, – сказал я и мы стартовали. Сначала я вырвался вперёд. Да она вампир, но я все-таки парень и не самый слабый. Я ведь был наравне с Алексом ещё в детстве. Какое-то время Лиза и правда держалась чуть позади меня. Однако буквально в десяти метрах до улицы Лоуренса она резко обогнала меня. Я вздохнул и затормозил. Лиза слезла с велосипеда, поправила свои растрепавшиеся из-за гонки кудри и улыбнувшись произнесла:

– Непобедимый Джонни Хард проиграл какой-то девчонке? Это даже смешно.

– Вообще-то, я поддался, – соврал я. – Это был повод пригласить тебя на ужин. Как насчёт пиццы у меня дома?

Лиза усмехнулась, и мы побрели по улице Лоуренса в сторону моего дома. Я жил на втором этаже дома 46 и окна моей квартиры выходили в проулок между двумя трехэтажками. Зрелище не самое лучшее, но мне было все равно. Я очень редко открывал шторы, так как с утра я долго спал, а после обеда до самой ночи работал. Мы с Лизой вошли в квартиру. Я сразу же проводил Лизу в комнату, а сам пошёл на кухню за пивом. Лиза аккуратно присела на краешек дивана и осмотрелась. Моя квартира сразу выдавала её ленивого жильца. Темные задёрнутые шторы, пустой холодильник и черно-белый телевизор показывающий только новостной канал. Хозяин квартиры не был богат, а я, хоть и собирался когда-нибудь выкупить эту квартиру себе в собственность, был слишком ленив, чтобы её обустраивать.

Я принёс пиво и пиццу, которую мы забрали сегодня после работы. Нормальной девчонке вряд ли понравилось бы такое времяпрепровождение, но Лиза была непростой девчонкой. Она любила тусоваться с парнями и частенько обедала с нами именно так.

После пары стаканов пива, когда мы уже неплохо разговорились я посмотрел в глаза Лизе и спросил:

– Как же ты все-таки выиграла гонку? Девчонка не может быть сильнее парня.

– Ты же сказал, что поддался, – ответила она и слегка напряглась. Я продолжал смотреть на неё.

– Знаешь, – медленно произнёс я, – давно хотел тебя спросить – ты веришь в вампиров?

– Что?! – от неожиданности Лиза чуть не уронила стакан. Но потом опомнившись спокойно переспросила: – То есть, почему ты спрашиваешь?

– Ну все считают это глупой сказкой, чтобы пугать детишек, но ведь мы-то с тобой знаем, что это не сказки.

Лиза смотрела на меня испуганными глазами. Наверное, она решила, что я охотник и собираюсь убить её. Я слышал об охотниках на вампиров от Алекса. Несмотря на то, кем он был, он фанател от одного известного охотника Андрея Крестовского и даже взял себе фамилию в честь него.

Я не был охотником. И уж тем более не собирался убивать Лизу. Но мне понравилось, как она испугалась. Я сделал шаг к ней, но Лиза отшатнулась.

– Не бойся, я никому не скажу. Я не охотник и не стану убивать тебя.

– Тогда, как ты узнал? – Лиза тут же расслабилась. – Если ты не охотник.

– У меня есть два брата и сестра, двоюродные. Они все вампиры. Так что вампира от человека я отличить смогу.

– Прости…

– За что ты извиняешься? – удивился я.

– Я же вампир. А наш вид по определению виноват.

– Нет. Ты же не убийца?

Лиза посмотрела на меня и вздохнула. Я подошёл ближе, на этот раз она не отстранилась.

– Это было девять лет назад, – прошептал она и на глазах выступили слезы. – Я пришла со школы, а мой отец сидел на кухне и доедал нашу соседку. Я не знала, что он вампир. А он… Он просто посмотрел на меня и предложил попробовать. По столу стекала её кровь, живот был разорван и из него торчали внутренние органы. Отец вырвал её печень и предложил мне. Тогда… Тогда во мне проснулась эта вампирская сила. Видимо, это передаётся по наследству.

– О, Боже, Лиза. Я не верю, ты не могла этого сделать.

– Не могла. И поэтому я набросилась на него. Я убила родного отца. А затем и мать. Не из-за голода, а из-за того, что они были монстрами. С тех пор я никогда не пила человеческой крови. Только животных. Но я все-таки убийца.

– Ты поступила как охотник. Увидела монстров и убила их. Я тебя не виню. Ты все сделала правильно. И, знаешь что?

– Что?

Я закатал рукав на рубашке и протянул руку Лизе.

– Выпей крови. Теперь ты можешь просить у меня кровь, когда захочешь.

Лиза с недоверием посмотрела на меня, но соблазн был слишком велик. её губы коснулись моего запястья. Острые клыки прокусили кожу. Я знал, что яд вампиров опасен. От укусов некоторых вполне можно обратиться. Но это происходит лишь если вампир хочет обратить тебя. Я же доверял Лизе, понимал, что она не станет делать этого со мной. Она не использовала яд на мне, напротив, её укус был даже приятен. Я чувствовал, как кровь проходит по моим сосудам и как Лиза высасывает её. Мне даже показалось, что слышу и чувствую мысли Лизы. Алекс говорил мне, что такое случается при полном доверии между вампиром и жертвой, но я не верил. А сейчас я слышал её наслаждение и понимал, что это правда.

Вдруг наше блаженство прервал громкий крик на улице. Лиза вскочила и побежала к окну. Во дворе стоял высокий мужчина, его лица я не видел, но видел, как он поманил меня рукой. Почему-то я был уверен, что он зовёт меня. Мы с Лизой выбежали во двор. Позади этого странного парня на земле лежала девушка. Я велел Лизе помочь ей, а сам выхватил меч. Наконец мне удалось рассмотреть лицо злодея. Это не был человек. Его глаза светились красным светом, кожа на лице была стянутая и покрытая трещинами, а изо рта торчали острые клыки. Он наверняка был вампиром. Но этот вампир был сильнее, чем Лиза или Алекс. Таких монстров я ещё не встречал. От него исходила какая-то тёмная энергия, я чувствовал её, даже видел что-то наподобие темной ауры, покрывающей его. Вампир шагнул в мою сторону и произнёс:

– Привет, Джон. Забавно видеть тебя в компании вампирши.

– Кто ты? – я впервые видел этого вампира, но он говорил так, будто знает меня. Он сделал шаг ближе и улыбнулся своей уродливой вампирской пастью.

– Жаль, что ты тратишь своё время и силы впустую. Ты ведь способен на большее.

Я поднял меч перед собой, все ещё не понимая кто этот монстр. Краем глаза я заметил, что Лиза уже успела помочь девушке и готова была атаковать. Я слегка кивнул, подавая ей знак. Но вампир был не глуп. Сильный толчок магической энергии отбросил Лизу в сторону.

Я направил меч на вампира, но не мог атаковать. Вспомнив об убийстве Алекса, я впал в ступор. Я не мог пошевелиться, а вампир продолжал:

– Слабак, я потратил несколько лет на твои поиски, а ты оказался ничтожным сопляком, который даже мечом взмахнуть не может. Надеешься, что тебя вечно будут защищать другие?

Я наконец пришёл в себя и замахнулся на вампира. Но мой противник оказался очень ловким и быстро увернулся. Гардариан нанёс ему лишь царапину.

– Я думал, что твой отец станет сильным демоном, но все чего он добился – это место шестёрки Феликса, прислуга у демона, который и при жизни-то умом не отличался.

Я совершенно не понимал, о чем говорит этот вампир и причём тут мой отец. Но я продолжал предпринимать попытки ранить его. Однако вампир отлично уворачивался от моих ударов и с каждым разом лишь больше бесился.

– У тебя это в крови, Джон. Джонатан Блэквульф, Кассий Блэквульф – кем бы вы были, если бы не я? Вы получили возможность жить счастливой праздной жизнью без забот, обеспечены деньгами до самой смерти. Чего же вам не жилось то? Один продаёт душу безмозглому демону, второй работает курьером в пиццерии. А твой брат, который был настолько глуп, что умудрился погибнуть едва исполнилось семнадцать. Вы могли бы достичь великих целей, а вы лишь позорите фамилию.

– Да кто ты такой?! – разозлился я, когда вампир упомянул смерть Алекса. – В чем твоя заслуга?! Какое отношение ты имеешь к нашей семье?

– Меня зовут Гринвальд. Возможно, когда-то ты поймёшь кто я. Если когда-нибудь попытаешься наконец добиться хоть чего-то стоящего в этой жизни, – и вампир набросился на меня. Его укус не был так приятен, как укус Лизы. Клыки больно вцепились в кожу на предплечье и даже задели кость. Я видел, как Лиза, закричала во весь голос. Она тоже преобразилась – глаза покраснели, вылезли клыки, но все это было как в тумане. Она снова бросилась на Гринвальда, но я уже не увидел, чем все закончилось. Перед глазами все расплылось, и я отключился.

Когда я открыл глаза, Лиза сидела рядом со мной, а я сам лежал на диване в собственной квартире. По взгляду Лизы я понял, что что-то не так.

– Лиза? Ты что-то хочешь мне сказать? – она была какой-то растерянной.

– Я просто не понимаю. Этот Гринвальд, он порвал тебе вену. Крови было очень много. Я даже не могу представить, как можно выжить после такой раны. А потом он просто ушёл. Не попытался убить меня.

– Он укусил меня, разве не ты меня исцелила? – удивился я, глядя на свою руку. Ни следа от клыков Лизы, ни рваной раны, нанесённой Гринвальдом не было.

– Джон, не я тебя исцелила. Моя кровь обратила бы тебя. Ты отключился и сначала я пыталась остановить кровотечение, привести тебя в чувство. Но ты был мёртв девять минут. Твоё сердце не билось. Я была готова дать тебе свою кровь, чтобы обратить, чтобы спасти. Но твоя рана… Она исцелилась сама собой.

– Что? – я даже подумал, что это шутка. Но Лиза была совершенно серьёзна. Она волновалась за меня и, так же как я не понимала, что происходит. У меня и раньше раны исцелялись – когда в моем организме была кровь Алекса. И если Лиза не успела мне дать свою кровь, исцелиться я не мог.

– Возможно, что Гринвальд что-то сделал с тобой … – неуверенно проговорила Лиза, все ещё глядя на меня.

– Или его яд вампира.

Я очень боялся, что Гринвальд обратил меня. Это бы объяснило быстро зажившую рану. Как это проверить мы с Лизой не знали. Но тут у меня возникла идея – кровь вампира и кровь человека отличается даже на вкус. Я убедился в этом в детстве, когда из любопытства попробовал собственную кровь. Я сказал об этом Лизе. Она вновь укусила меня и ответила, что вкус моей крови не изменился.

Прошло несколько часов. Уже рассвело, и я все ещё не чувствовал никаких изменений. Лиза просидела со мной всю ночь. Никаких признаков обращения не было. Только очень болела голова. Похоже Гринвальд все же не обратил меня, и я не понимал, как же рана могла исцелиться. Убедившись, что со мной все ещё в порядке, Лиза ушла, а я налил себе стакан водки и выпил залпом. С одной стороны, я хотел успокоиться и прекратить думать о вампирах. С другой же, я хотел проверить себя ещё одним способом – вампиры совершенно не переносят крепкий алкоголь. Ничего не произошло. Я не стал монстром. Это меня несколько успокоило. Но ещё несколько дней мне не давали покоя мысли о Гринвальде. Я думал о том, зачем он вообще меня искал, что он хотел, почему он возлагал надежду на меня, моего отца или Алекса и как он связан с семьёй Блэквульф.

В свою следующую смену я вышел на работу уже не таким весёлым и беззаботным как обычно. Лиза сразу же поинтересовалась, все ли со мной нормально. Я в ответ только кивнул. Остальные ребята не знали, что произошло со мной и Лизой, поэтому вопросительно поглядывали на нас. Мы старались избегать лишних разговоров. Поэтому даже начал ходить слух, что мы с Лизой переспали. Некоторое время спустя, когда мы с Лизой малость отошли от случившегося и начали вести себя как обычно, парни даже спросили меня, правдивы ли слухи. Я сказал, что между мной и Лизой ничего не было. Хотя сам начал задумываться о том, чтобы предложить Лизе встречаться. Я был единственным, кто знал правду о ней. Она пила мою кровь. Тот вечер сблизил нас. И Лиза нравилась мне как девушка. Она симпатичная, умная, весёлая. С ней легко общаться. Пару раз я провожал Лизу до дома после работы. Она жила Миднайте и идти нам было по пути. Но вот пригласить её на полноценное свидание я так и не решился.

Я проработал в пиццерии довольно долгое время. И все это время я продолжал общаться только с местными ребятами. На мой день рождения мы даже устроили неплохую вечеринку. Тогда мне пришлось постараться, чтобы привести квартиру в порядок и даже навести красоту. В этом пригодились заклинания, которые мы с Алексом учили в детстве. После отъезда из Сигрина я перестал пользоваться магией. Я чувствовал вину за смерть Алекса. Но сейчас мне стало спокойнее, я начал забывать о том, что натворил, а потому и забил на свой запрет самому себе.

В день рождения мне впервые за столько месяцев позвонила Маша. Она поздравила меня, расспросила как я живу. Я был рад слышать её голос. В тот момент, я понял, что соскучился. После этого она стала звонить чаще. Она рассказывала, что дома все хорошо. Дима нашёл работу где-то в крупном городе Талеслэнда. Мои родители постоянно спрашивали у Марии как я, но я лишь отмахивался словами, что все нормально. За лето я так ни разу и не съездил домой.

Больше года я не виделся с родителями. И вот в октябре Мария позвонила мне и сообщила ужасную новость – умерла моя мама. Я просто впал в ступор от этих слов. Конечно, я давно знал, что мама долго не проживёт. её болезнь достигла уже очень тяжёлой степени и ненужно было никакого медицинского образования, чтобы понимать это. Просто я все время думал, что это пройдёт. Мне казалось, что все это происходит не со мной. Я пытался убедить себя, что моя мама не может умереть, и даже начал в это верить. Но теперь моя мама была мертва. Я молча стоял перед зеркалом в ванной, прокручивая слова Марии в голове вновь и вновь. Из зеркала на меня смотрел бледный худой паренёк с растрёпанными темно-русыми волосами. Я посмотрел себе прямо в глаза – на меня смотрел Алекс. Первый раз я осознал, что мы с ним похожи, особенно наши глаза. Только вот глаза Алекса никогда не были наполнены слезами, как мои сейчас. Я рухнул на пол в ванной и зарыдал.

Сначала я не хотел возвращаться в Сигрин. В этом городе умер мой друг. Я убил его. А теперь умерла ещё и мать. Все жители помнили меня как убийцу. Но я должен был приехать. Мне нужно было попрощаться с матерью. Она столько сделала, чтобы я вырос достойным человеком. Столько сил моя мать вкладывала в моё воспитание, а я подвёл её. Я был эгоистичным ребёнком, который лишь теперь осознал, как сильно облажался. Невольно вспомнились слова того вампира Гринвальда, о том, что он возлагал на меня и моего отца большие надежды. Похоже такая у меня судьба, всех разочаровывать. Даже абсолютно незнакомых мне вампиров.

Я нанял повозку, чтобы доехать до Сигрина. Как только я вышел из повозки и расплатился с извозчиком, я набросил на себя заклинание отвлечения внимания. Это не то же самое, что невидимость, но так я смог бы остаться незамеченным. Мне необходимо было увидеться с матерью в последний раз. На кладбище собралось много народу. Моя мама была хорошим человеком и попрощаться с ней пришли многие. Люди с работы отца выражали ему соболезнования. Отец только и мог, что утирать слезы. Рядом стояла Мария, которая всячески пыталась утешить моего отца. Все были в черной одежде, мужчины в костюмах, у женщин на головах тёмные платки, закрывающие волосы. В стороне я заметил Диму. Он тоже выглядел расстроенным. Несмотря на то, что он винил меня в смерти Алекса, мою мать Диме искренне было жаль. Многие оглядывались в поисках меня, но моя магия меня скрывала. Я не плакал. Пока я ехал сюда, я уже успел успокоиться и осознать случившееся. Сейчас мне просто хотелось, чтобы все побыстрее закончилось. С каждым словом знакомых и родственников я все больше убеждался в том, что моя мать была замечательным человеком. Я чувствовал себя недостойным быть её сыном. В голове даже мелькали мысли, что лучше бы я оказался на её месте. Мои размышления прервал лёгкий хлопок по плечу. Я рефлекторно обернулся. Передо мной стоял Хантер и смотрел мне прямо в глаза. Мы молчали несколько секунд, а потом у меня на глаза навернулись слёзы. Хантер тут же обнял меня. Именно поэтому я пытался спрятаться. Я не выдержал бы этих сочувственных взглядов людей. Однако Хантера моя магия не обманула, он легко нашёл меня.

– Ты же знаешь, что всегда можешь обратиться ко мне за помощью, Джон. Я понимаю, как тяжело тебе после всего случившегося. И я готов прийти на помощь в любую минуту.

Я только и мог, что, всхлипывая, бормотать слова благодарности. Успокоился я лишь минут через десять. Я осознал, что сижу на земле, навалившись на дерево. Хантер на корточках сидел рядом.

– Меня не видели? – спросил я у Хантера, когда понял, что остальные уже расходятся.

– Мария заметила тебя, но она никому не сказала.

Я поднялся на ноги. Мы медленно побрели к выходу с кладбища. По дороге Хантер рассказал мне, что Розанна бросила учёбу, вроде как взяла академический отпуск. Мы поговорили о других общих знакомых, я рассказал, как живу в Джастоне и что я даже начал работать. С Хантером я впервые за долгое время смог побыть собой. Хантер попытался уговорить меня встретиться с отцом, но я отказался. Я никогда не умел жалеть людей, и я не знал, как принимать чужую жалость. Мой визит к отцу принёс бы нам обоим только страдания. Хантер не стал меня переубеждать. Теперь я чувствовал вину за смерть двоих людей – Алекса и моей мамы. Словно то, что я не смог её спасти, делало меня виновным в её смерти. Я рассказал об этом Хантеру. И о том, что совершенно не представляю, как теперь возвращаться в Джастон. Ведь там меня ждали друзья, которые не знали о случившемся. Для них я был душой компании Джонни Хардом. Но у меня теперь даже упоминание собственной фамилии вызывало боль. Ведь это была фамилия моей мамы. Выслушав меня, Хантер предложил мне уехать на север. Между Джастоном и Шероном как раз началось строительство железной дороги и нужны были работники. Хантер считал, что это поможет мне отвлечься от случившегося. Ведь винить себя в смерти Алекса и горевать из-за смерти матери бесконечно нельзя. А раз уж восстанавливаться в универе я не хочу, то должен заниматься хоть чем-то полезным для общества. немного подумав, я с ним согласился и, даже не попрощавшись с ребятами из пиццерии, отправился на север.

Глава 3. Странная незнакомка

Прошло два года, я обзавёлся небольшой избушкой в лесу на самой окраине Джастона. По совету Хантера я устроился рабочим на строительство железной дороги от Джастона до Шерона. Дорога проходила через лес, и работа моя находилась как раз неподалёку от дома. В один из особенно дождливых осенних дней нас отпустили с работы пораньше. Я возвращался домой по темной грязной лесной тропе, освещая себе путь небольшим фонарём. Магию я старался лишний раз не афишировать перед незнакомыми людьми. Последнее время ходило много слухов об охотниках на нечисть, а они вполне могли принять за нечисть меня.

Вдруг мне навстречу из леса выбежала девушка. Она была вся в грязи, из одежды на ней было белое, сильно разорванное платье, покрытое темными красными пятнами, похожими на кровь. Длинные каштановые волосы девушки были спутаны так, словно их уже долгое время не расчёсывали. Она явно была в бегах. Мысли об охотниках на секунду мелькнули в моей голове, но в этой девушке я не увидел ничего сверхъестественного. Бедняжка кинулась ко мне с криком: «Спаси меня!» Лицо у неё сильно распухло от слез, на щеке была глубокая свежая ссадина с уже выступившими каплями крови. Я попытался успокоить несчастную девушку, и отвёл к себе домой. Когда мы вошли, я дал ей горячей воды, чтобы умыться, а также рубашку и джинсы, потому что её одежда была абсолютно испорчена. Девушка тут же поблагодарила меня начала раздеваться, совершенно не стесняясь при этом. Я увидел её стройное обнажённое тело, гладкую загорелую кожу, покрытую шрамами. В то же мгновение я поспешил отвернуться. Мне стало неловко и от вида красивой голой женщины, и от вида этих шрамов. Однако мысли о совершенстве её фигуры не покидали мою голову ещё несколько минут. Когда незнакомка наконец привела себя в порядок, переоделась, умылась и расчесалась, я увидел перед собой симпатичную девушку с длинными волнистыми волосами, спадающими до самой талии. Моя одежда была ей немного великовата, но все же выглядела эта незнакомка в ней очень сексуально. Я встряхнул головой, чтобы прогнать подобные мысли, и спросил, что же с ней случилось.

– За мной гонится жнец, он очень опасен. Он может забрать душу любого, – вдруг она как-то странно на меня посмотрела и спросила: – А ты, наверное, Джон Блэквульф?

Я очень удивился.

– Откуда ты знаешь моё имя?

Моя фамилия по документам Хард, но Блэквульф – это фамилия моего биологического отца. Тогда девушка сказала, что её зовут Эрика и что она ангел с Небес. Конечно же я ей не поверил. Вампиры, оборотни – это ещё куда не шло, к ним я привык, но ангелы?..

– Ты должен мне поверить. Ты один можешь помочь мне. Чтобы убить жнеца, мне нужна кровь трех бессмертных, – сказала Эрика, с надеждой глядя на меня. Я все ещё не верил ей, и даже не понимал, причём тут вообще такой обычный человек как я, никакой не бессмертный. Хотя зачем ей кровь я понимал – когда-то давно мы с Алексом читали о приготовлении яда, которым можно убить любое существо на свете. В нём как раз использовались три вида крови от разных существ.

– Докажи мне, что ты ангел, – произнёс я, оценивающе глядя на Эрику. – Я не верю тебе. Да и вообще вся эта история со жнецом душ звучит неправдоподобно.

Тогда Эрика кивнула. Она выпрямилась и тут с шуршанием и шелестом за её спиной раскинулись огромные серые крылья. Они были великолепны. Чем-то они напомнили мне крылья лебедей, которых как-то в детстве я видел на реке. Теперь я не сомневался, что ангелы существуют. Ведь передо мной стоял настоящий ангел. От Эрики сейчас исходил какой-то необыкновенный свет. Он появился, когда она расправила крылья. Наверное, именно так я представлял себе ангелов в детстве.

Эрика спрятала крылья и спросила ещё раз: – Так ты поможешь мне?

Я все ещё сомневался. Да, передо мной стоял ангел, но она бежала от жнеца. Жнецы не охотятся просто так, они забирают души тех, кому была назначена дата смерти. Я никогда прежде не видел жнецов, но раз ангелы существуют, почему бы не существовать и жнецам.

– Зачем тебя разыскивает жнец?

Эрика замерла. её лицо побледнело, и я понял, что попал в точку. Помогать преступнице мне не хотелось, но что, если она просто хочет сбежать от естественной смерти? Я ждал ответа. Эрика несколько раз открывала рот, чтобы сказать что-то, но не решалась произнести хоть слово. Наконец она сказала:

– Это очень долгая история, скажу только, что я не сделала ничего плохого. Я просто полюбила не того человека.

С одной стороны, Эрика действительно была преступницей. Но с другой, считать любовь преступлением – это просто ужасно. Я решил принять сторону Эрики.

– И как я могу помочь тебе? – спросил я. – Я не бессмертный. Я всего лишь простой человек.

На губах Эрики скользнула улыбка, а в её руках из неоткуда появился длинный серебристый клинок. Она подняла его в воздух и вонзила мне в грудь. Я даже не успел среагировать на это и почувствовал сильную боль. Такую боль я не испытывал никогда в жизни. Рана горела так сильно, что на секунду у меня потемнело в глазах. Я даже подумал, что умираю, но почему-то страшно мне не было. Эрика убрала меч, и я посмотрел на рану. Боль постепенно отступала, но что это?.. Рана начала исцеляться сама собой. Так было и раньше, когда Алекс давал мне свою кровь. Но сейчас в моем теле не могло быть его крови. А рана регенерировала. Я не верил в происходящее. Я расстегнул окровавленную клетчатую рубашку и осмотрел своё тело. Раны не было, была лишь кровь, размазанная по абсолютно целой коже. Эрика произнесла:

– Твой отец Кассий Блэквульф продал душу демону за бессмертие. И ты бессмертен, как и он. Не знаю связано ли твоё бессмертие с бессмертием твоего отца, но факт остаётся фактом. Твоя кровь подойдёт для приготовления яда. Но даже если взять твою и мою, нужен ещё третий вид крови. Например демона. Ты можешь убить демона своим мечом. У тебя есть навык достаточный для этого, брат отлично тебя обучил. А меч Гардариан изготовлен из ангельского серебра. Даже ангела можно убить таким оружием. Раньше этот меч принадлежал очень сильному демону. Им можно победить кого угодно. Однажды этим мечом был побеждён тот, кого называли Дьяволом.

Я долго не мог прийти в себя, после услышанного. Эрика терпеливо ждала. Но тут в дверь постучали. Я быстро спрятал Эрику в другой комнате, а сам открыл дверь. На пороге стоял человек, выше меня на две головы. А надо заметить я не самый низкий парень – мой рост почти шесть футов. Великан не помещался даже в дверной проем. Я вышел на улицу, сжимая в руке Гардариан. Жнец грубо прорычал что-то о том, что ищет девушку в рваном белом платье. Тогда я сказал, что ему придётся иметь дело со мной. Жнец напал на меня и его тяжёлая дубина, сделанная, наверное, из чугуна, чуть не сломала мне руку. Я поднял свой меч и начал драться. Сражался я гораздо лучше, чем жнец, но убить его я не мог. Раны на великане заживали гораздо быстрее, чем на мне. Но кажется, Эрика была права, победить меня он все же не мог. Совсем скоро жнец выдохся и упал на колени. Я отсек ему голову.

Эрика выбежала на улицу и сказала, что нам срочно нужно отсюда убираться.

– Это не убьёт жнеца. Он бессмертное существо, как и ты. Нам нужно сделать яд. Яд из крови трех бессмертных может убивать других бессмертных.

– Почему он охотится за тобой, Эрика? Объясни же наконец!

– Я нарушила правила. Ангелы святые существа. У нас очень много правил. И если мы нарушаем правила, за это следует наказание. Есть проступки, за которые ангелов низвергают в Ад. Обрезают крылья, чтобы они не могли вернуться на Небеса.

– И одно из правил запрещает любить?

– Не совсем. Ангелы могут любить друг друга. Но я полюбила демона. Даже полюбить человека для ангела непростительно, за отношения с демоном я должна была пасть на землю и лишиться крыльев. Но я сбежала. Ангелам было лень охотиться за мной и на время они обо мне забыли. Но потом я забеременела и родила ребёнка. Узнав о ребёнке, они отправили за мной на поиски жнеца. Обычно такие вопросы ангелы решают между собой, но то ли у них не было свободных крыльев, то ли решили даже не марать о меня руки. Вот и послали свою «шестёрку». Какое-то время мне удавалось скрываться в Аду, но стоило мне появиться среди людей жнец отследил меня. Поэтому пока он не умрёт, мне нет на этом свете покоя.

– Ангелы могут отправить за тобой ещё одного головореза.

– Нет. Если они поймут, что я способна себя защитить, то отстанут. И вообще я не собираюсь часто выходить наверх. В Аду мне вполне неплохо живётся. К тому же наша дочь недавно вернулась к нам, – Эрика посмотрела куда-то в сторону и улыбнулась. Похоже она очень любила свою дочь.

Я понял, что не имею права её судить. В конце концов мой лучший друг был вампиром, возможно и среди демонов есть порядочные люди.

Эрика начала готовить зелье.

– Яд трех бессмертных готовится из крови трех разных существ. Условно бессмертных существ.

– Ладно, допустим я бессмертный, и ты ангел, а значит тоже бессмертна. А третью кровь ты хочешь, чтобы я достал у демона? – спросил я, сливая тем временем в стакан крови из своей руки.

– Да, ты сможешь убить демона, и мы получим его кровь, – спокойно сказала Эрика. Она добавила к моей крови свою, а затем отошла немного подальше от дома и начала своим мечом чертить круг на земле. Круг был около двух метров в диаметре.

– Я призову демона в этот круг, а тебе нужно будет только убить его.

Я согласился. Эрика встала рядом с кругом и начала произносить заклинание. Слова были мне незнакомы. Мы с Алексом таких заклинаний не практиковали. Я невольно вспомнил о детстве и том, что натворил три года назад. Тем временем Эрика закончила заклинание. В круге началось какое-то тёмное свечение. А затем появился демон. Это было довольно крупное существо, намного больше, чем жнец, с темной кожей, зеленоватой шерстью на руках и голове. Одежда на нём была очень странная – тёмная кожаная жилетка без застёжек и что-то наподобие кожаных трусов. На голове у этого монстра было четыре изогнутых рога, коричневого цвета. Демон громко рычал, пытаясь выбраться за пределы круга, но магический барьер крепко его сдерживал.

– Его зовут Свартор, – крикнула мне Эрика. – Мелкая сошка, но натворил кучу всяких гадостей. Чистокровный демон. Тебе нужно всего лишь убить его.

Никогда прежде мне не приходилось целенаправленно убивать кого-то. Хотя были случаи драк, и был случай с Алексом. «Да, об этом сложно будет забыть», – подумал я. Демон рычал на меня, словно пытаясь мне что-то сказать. Свартор. Это имя я запомнил. Имя первого монстра, которого я убью. Я поднял меч и резко ударил им демона. Свартор взвыл от боли. Рана была довольно глубокой. Я ударил ещё раз, и демон упал замертво. Ещё несколько секунд он постанывал и хрипел, захлёбываясь собственной кровью. Эрика же, не дожидаясь, когда он окончательно умрёт, подбежала и начала набирать в стакан густую темно-вишнёвую кровь. После этого она добавила какие-то травы и произнесла заклинание. Яд задымился и из красного, сделался прозрачным.

– Намажь им свой меч и проткни им жнеца, пока он без сознания.

Я сделал как велела Эрика – смазал весь свой меч до рукояти ядом и направился к жнецу. Но тот уже пришёл в себя. На месте, где несколько минут назад лежало тело жнеца и отделённая от него голова, сейчас стоял двухметровый великан. По лицу жнеца было ясно, что он намного злее, чем раньше.

– Тебе не удастся меня убить! – громко произнёс жнец. – Сколько бы ты не разрубал меня на части, я оживу вновь.

– Посмотрим, что ты скажешь после этого, – ответил я и резко вонзил Гардариан в живот великану до самой рукояти. Он закричал от боли. Я вынул меч, и мы с Эрикой отбежали немного в сторону. Рана жнеца задымилась и начала распадаться как от кислоты, через несколько секунд жнец рухнул на землю замертво.

На всякий случай мы с Эрикой решили подождать ещё немного, но даже через полчаса жнец не очнулся. Кожа на нём постепенно начала засыхать. Эрика помогла мне натаскать побольше дров, и мы разожгли костёр, чтобы избавиться от тел жнеца и Свартора.

После убийства демона и жнеца я окончательно убедился, что нечисть все же существует. И я решил, что с этим нужно как-то бороться. Эрика сказала мне, что из меня выйдет отличный охотник на нечисть. Тогда я и решил заняться охотой. Это было незаконной деятельностью, ведь, по сути, любое убийство есть убийство. Но я должен был очистить мир от этих ужасных монстров. Так думал я тогда. Я провёл несколько лет в поисках и убийстве нечистой силы. На моей совести смерть демонов Сахи, Андона, Феррета, а также нескольких троллей, имён которых я не знал.

Глава 4. Каждый человек по-своему демон

Охота на нечисть стала занимать большую часть моего времени. Я следил за новостями в газетах, подслушивал переговоры полиции, чтобы выйти хоть на какие-то случаи сверхъестественного. Большинство таких случаев происходило в Миднайте и Джастоне. Нечисть словно тянуло к центру Джанфрокстона какой-то невидимой силой.

Своё новое дело я также нашёл в Джастоне. Если верить местным новостям за две недели в городе погибло пять девушек. Их тела нашли в лесу на севере города. Первых двух нашли случайно рабочие, когда рубили деревья. Для поиска остальных полиция отправила специальный отряд. Все девушки были страшно изувечены, им нанесли множество ран различными видами оружия. Также на телах девушек были обнаружены ожоги. Я был уверен, что это дело рук нечисти. Это сделал явно не вампир и не оборотень, но вот от демона такого вполне можно было ожидать. Последний демон, которого я убил, вообще был любителем человеческой печени – он не убивал жертв, а ел их печень прямо с живого человека. Мне удалось его найти и убить. Последний из его жертв даже смог выжить.

Вот и сейчас я был уверен, что в городе орудует демон. Я давно не был в городе, а потому первым делом решил проверить свою старую квартиру. Я жил здесь шесть лет назад, когда только переехал из Сигрина. В квартире всё было по-прежнему, правда из-за моего долгого отсутствия комнаты заросли пылью. Холодильник был пуст, и я решил спуститься в магазин за чем-нибудь съедобным. Подъезд за прошедшие годы явно запустили. Краска на стенах полопалась, на перилах были нацарапаны дурацкие надписи, а по углам валялись окурки и осколки от бутылок. Одним щелчком пальцев мне удалось восстановить чистоту и красоту подъезда. Это заклинание мы выучили с Алексом одним из первых. Было весьма полезно, когда нужно было быстро привести дом в порядок и не тратить на это ни силы, ни время.

Я вышел на улицу и пошёл в сторону ближайшего супермаркета. Мне навстречу шла девушка лет двадцати-пяти с пакетом, полным продуктов. Девушка в сапогах на высоком каблуке, одетая в светло-бежевое кашемировое пальто, тонкий пёстрый шарфик. её тёмные каштановые волосы спадали по плечам до самого пояса. И лицо её было очень красивым. Изумрудного цвета глаза, длинные густые ресницы, на брови у неё был пирсинг – небольшое украшение с кристаллами сверху и снизу. Девушка встретилась со мной взглядом и улыбнулась. Я улыбнулся в ответ и вдруг её лицо изменилось. Лишь на несколько секунд. Я увидел, как кожа на её лице стала сухой и серой, вокруг глаз возникли тёмные круги, а сами глаза из зелёных стали полностью черными. На щеках её кожа потрескалась до зияющих кровавых ран, а волосы местами покрылись сединой. Я видел это не дольше пяти секунд, но сразу понял в чем дело. Она не человек.

Я мгновенно схватил незнакомку за руку и затащил в проулок между магазином и высоким домом. Девушка уронила пакет и испуганно прижалась к стене. Я подошёл к ней вплотную.

– Кто ты такая? – я вытащил меч и направил на неё. Девушка была слегка удивлена, но вовсе не напугана.

– Меня зовут Рэйчел. Я живу здесь неподалёку. Я просто шла домой из магазина, в чем дело?

– Ты не человек, – я чувствовал это. Я даже пытался сконцентрироваться, чтобы вновь разглядеть её чудовищное лицо, но ничего не получалось.

Вдруг Рэйчел расслабилась, отошла от стены, прижавшись грудью к направленному на неё мечу. Я сделал шаг назад.

– В чем дело? – произнесла она. Я понял, что допустил ошибку. Нельзя показывать своего страха перед нечистью, они как собаки – чувствуют его. Рэйчел рукой взялась за лезвие меча.

– Ты охотник, хотя ещё совсем не опытный. Не знаю, как ты меня вычислил, но ты прав, я демон. Если хочешь меня убить – валяй, я не буду сопротивляться. Но если ты не сможешь этого сделать, я сама убью тебя.

– О, я справлюсь, поверь. Этот меч покрыт ядом трех бессмертных, после такого никто не выживет. А вот меня ты убить не сможешь.

Рэйчел отпустила меч и вдруг начала медленно обходить вокруг меня.

– Я знаю, кто ты, – сказала она, завершив свой осмотр. – Тебя ведь зовут Джон Блэквульф, хотя нет, пока что ты все ещё носишь фамилию отца – Джон Хард.

Я удивился и убрал меч. Я слышал, что демоны могут читать мысли, но не сталкивался с этим прежде. Все демоны, которых я видел до этого, были чудовищными монстрами, лишь отдалённо напоминающими людей. Рэйчел же выглядела совершенно обычной девушкой. Возможно, она относилась какому-то более высокому классу демонов или другому виду.

– Господи, какой бред, эти уродцы, которых ты убивал лишь мелкие черти, настоящих демонов ты ещё не встречал. И да, я читаю твои мысли. Ты прав. Но дело не в этом, – Рэйчел щёлкнула пальцами и мой меч оказался в ножнах. Я попытался его вытащить, но не смог.

– Эрика рассказала тебе, что есть ангелы и демоны. И увидев прямое доказательство, ты легко принял сторону добра. Вернее, тех, кто его обычно олицетворяет. Но если бы первой ты встретил меня, кто знает, как бы все сложилось в итоге. От Эрики ты узнал о своём бессмертии. И ты думаешь теперь, что неуязвим?

Я не знал, что ответить. Рэйчел мгновенно оказалась прямо передо мной и прикоснулась рукой к моей груди. Я почувствовал тепло, исходящее от неё. И вдруг Рэйчел пальцами проткнула мою грудную клетку и коснулась сердца. Моё тело пронзила ужасная боль и я начал задыхаться.

– Я могла бы с лёгкостью вырвать твоё сердце из груди, но я… – Рэйчел отпустила моё сердце и убрала руку, – …этого не сделаю. Ты очень интересный парень, Джон. И ты станешь хорошим охотником. – Рэйчел облизала мою кровь со своих пальцев. Тем временем рана на моей груди уже затянулась. Я снова смог нормально дышать.

– Мне не нужны проблемы в твоём лице, Джон. Я всего лишь менеджер в медицинской компании. Я продаю медицинское оборудование и лекарственные препараты. Я давно забросила демоническую деятельность. Черт, да я даже получила высшее образование фармацевта.

Рэйчел подняла с земли пакет и стала собирать рассыпавшиеся стаканчики йогурта.

– Посмотри на меня – собираю йогурты с земли. По-твоему, это я убила тех девушек?

Я уже готов был ей поверить, но Рэйчел упомянула убитых девушек. Она могла взять это из моих мыслей, но что, если нет? Что если она просто пыталась меня обдурить? Я снова схватился за рукоять Гардариана и попытался вытащить его из ножен. Мне снова это не удалось. Тогда я собрал в руках магическую энергию для удара заклинанием. Рэйчел поднялась с земли, удивлённо посмотрела на меня и снова щёлкнула пальцами.

– Можешь взять меч, если тебе так проще. Хотя, повторюсь, я не та, кто тебе нужен. Но я могла бы помочь тебе выяснить, кто убийца.

Я развеял ещё не активированное боевое заклинание. Рэйчел вызывала у меня какое-то чувство спокойствия. Я почему-то начал ей доверять. В конце концов, вампиры и оборотни тоже монстры, а я встречал среди них хороших и не мало. Среди демонов ведь тоже могли быть добрые. Уставшие от жизни и любящие банановый йогурт.

Рэйчел улыбнулась.

– Обещаю, ты больше не увидишь это мерзкое демоническое лицо. Я просто побуду милой Рэйчел, напарницей охотника. Видела бы меня Мамона… – И не успел я спросить, как Рэйчел объяснила: – Мамона была моей наставницей в Аду. Я и сама когда-то была человеком, просто не очень хорошим.

И тут я задумался, а откуда вообще берутся демоны. Ангелов и людей создал Бог, а если верить религиозным книгам, то демоны творенье Люцифера. Но Рэйчел сейчас утверждала другое.

– Демоны, которых ты встречал ранее – мерзкие существа, часть из них создали Высшие демоны, а часть являются полукровками с другими монстрами. Такие демоны как Мамона – Высшие, это могут быть падшие ангелы или души первых грешников. А потом уже идут демоны вроде меня. По правде, и из таких как я порой вырастают Высшие. Но в целом это средний класс, работники Ада, торгаши на перекрёстках и тому подобное. Это происходит довольно просто – человек умирает и его душа попадает в Рай или в Ад. В основном они просто существуют там – в Раю отдыхают и наслаждаются жизнью, в Аду страдают. Но иногда души отличаются повышенной склонностью к Свету или Тьме, тогда ангелы, демоны или же другие обстоятельства способны обратить эти души. Я не встречала лично случаев обращения человеческой души в настоящего ангела, хотя теоретически это возможно. А вот случаев становления людей демонами сотни. Чаще всего это происходит с ведьмами, самоубийцами, убийцами и насильниками. В общем, чудовища при жизни становятся чудовищами после смерти.

– И что же такого натворила при жизни ты, что стала демоном?

– Я совершила страшный грех. Ещё в школе, будучи подростком, я забеременела. Я сама была ещё ребёнком, мне было лишь шестнадцать. Я не могла его оставить. И я решилась на аборт. А когда через три года я погибла – утонула на реке, я попала в Ад. Там обо мне позаботилась Мамона и воспитала из меня демона.

– Ладно, допустим, – я решил наконец поверить Рэйчел и попросить её помочь. – Ты знаешь, кто убил тех девушек?

– Я читала новости в газете. Думаю, ты прав, это вполне может быть дело рук демона. Я могу попробовать выяснить, какого именно. Для этого мне нужно увидеть тела или хотя бы место, где их нашли.

Увидеть тела возможности не было. Все они находились в полицейском морге. А вот сходить в лес и осмотреть место убийства было несложно. Рэйчел предложила заняться этим с утра, а сейчас разойтись по домам. Я все ещё сомневался, можно ли её отпускать.

– Брось, Джон. Если бы я хотела сбежать, уже давно бы это сделала. Ты со своим мечом для меня не угроза, – Рэйчел улыбнулась, подняла пакет с продуктами и вышла из проулка. Я пошёл вслед за ней, но она уже исчезла. Тогда я решил сходить за едой и тоже отправился к себе.

Утром я проснулся из-за странного ощущения, будто кто-то за мной наблюдает. Открыв глаза, я увидел Рэйчел. Я тут же поспешил накрыться одеялом, ведь спал я в одних только трусах. Рэйчел рассмеялась. Она сидела в кресле. В отличие от вчерашнего милого наряда на ней были кроссовки, джинсы и спортивная куртка. Длинные волнистые волосы были собраны в высокий хвост и сейчас стало видно, что у неё проколота не только бровь, но и уши. С каждой стороны было по три серебряных колечка.

– Ну что, соня, готов пойти на поиски демона? – я заметил, что Рэйчел пришла с небольшим рюкзаком. – Да, я взяла кое-какую магическую ерунду, может нам пригодиться.

Я быстро вылез из кровати, натянул джинсы и одевая рубашку на ходу, убежал в ванную умываться. Когда я вернулся, Рэйчел все ещё сидела в кресле, только теперь с чашкой горячего черного кофе. Я тоже налил себе кофе и даже сделал бутерброд с джемом. Рэйчел спокойно ждала меня, допивая свой напиток.

– Как ты хочешь отыскать убийцу? – спросил я, когда наконец закончил завтрак.

– Так же, как нашла тебя, – ответила Рэйчел. Она встала с кресла и поставила чашку на стол. Чашка уже была абсолютно чистой. Даже я не использовал магию так часто и так легко. – Я вообще-то тоже не пользуюсь магией в обычной жизни, – опять в ответ на мои мысли сказала Рэйчел. – Просто не охота тратить лишнее время.

Я кивнул, и мы вышли из квартиры. Едва я запер за собой дверь, подъезд исчез. Мы оказались в лесу, меньше чем в километре от того места, где нашли тела первых двух девушек.

– Как ты это сделала?

– Ты думал об этом месте. Я просто упростила передвижение сюда.

Мы пошли по тропе вглубь леса. Стоял сентябрь месяц и в лесу было довольно прохладно. Я заметил это уже через пару минут. Я в отличие от Рэйчел был в одной рубашке. От неё, разумеется, это не скрылось. Она щёлкнула пальцами и на мне волшебным образом появилась моя же куртка. Я поблагодарил Рэйчел, на что она лишь молча кивнула.

Наконец мы заметили следы крови на траве. Рэйчел присела на колени и проверила кровь пальцем.

– Что можешь сказать? – спросила Рэйчел у меня. Я попробовал кровь на вкус. Она была человеческой, и скорее всего принадлежала погибшим девушкам.

– Ничего особенного, ты прав. Они были людьми.

– Ты сомневалась? – удивился я. Рэйчел сошла с тропинки и пошла дальше прямо по траве.

– То, что я прочитала в газете, было похоже на убитых вампиров. Много ран, в том числе ожоги. Но они были людьми, в отличие от их убийцы, – Рэйчел остановилась между деревьями и указала на одно из них. На стволе дерева была глубокая царапина, похожая на те, что нанесли девушкам. Вокруг этой царапины кора дерева почернела и потрескалась.

Я осмотрелся. Трава вокруг дерева почти вся засохла. Это было бы не удивительно, если бы уже через полметра не начиналась нормальная зелёная трава. Рэйчел нашла ещё два таких куска земли с погибшей травой в нескольких метрах от первого.

– Что это значит?

– Здесь на землю попала кровь демона. Я могу отследить его.

Рэйчел опустилась на землю, достала из своего рюкзака небольшую медную миску и поставила её на одно из повреждённых мест. Затем Рэйчел подняла руки над миской и начала читать заклинание. Мне был незнаком этот язык. Когда Рэйчел только начала читать, ничего не изменилось. Но уже через пару секунд миска вдруг начала нагреваться и светиться, и в ней начала появляться кровь. Сначала капли на дне, а потом постепенно кровь наполнила миску. Я внимательно следил за действиями Рэйчел. Вдруг она остановилась. Какое-то время она ещё продолжала держать руки над кровью, но уже не читала заклинание. Я увидел, как глаза её сделались полностью черными, а потом снова стали обычными.

– Это совершенно точно был демон. Я даже больше скажу, я слышала о нём и раньше. Этот демон старше меня. Он очень силен. Он жил на Викери ещё будучи человеком, а сейчас он здесь в качестве демона. Его зовут Гринвальд.

Я вспомнил это имя. И поэтому у меня тут же возник вопрос: – А разве Гринвальд не вампир?

В ответ на непонимание Рэйчел я рассказал ей о нашей с ним встрече пять лет назад, о том, что он наговорил кучу странностей и о том, как я выжил после его укуса и боялся, что стал вампиром.

– Вампиры тоже демоны в каком-то роде. А насчёт того, что он тебе сказал… думаю, у меня найдётся объяснение. Ты знаешь, откуда у твоей семьи, семьи Блэквульф, так много денег?

Я покачал головой. Мне и правда никогда не приходило в голову об этом подумать.

– Отец Кассия, Юлиана и Августа заключил сделку. Условием её было то, что все его потомки будут обеспечены деньгами до самой смерти. Он думал, что продал душу демону, но, когда срок прошёл, никто за душой не явился. Тот, кто притворился демоном перед твоим дедом, был никто иной как ангел. Он бескорыстно творил чудеса. Узнав об этом, твой дед захотел получить больше. Но он не мог найти этого ангела, как не пытался. Прошло много лет, и он решил, что проще будет заключить настоящую сделку с демонами и получить в обмен на душу, все что он пожелает, чем искать того ангела. Но демоны предложили ему более интересный вариант. За годы, что он искал ангела, он часто пользовался магией, стал сильным колдуном. Вот только магия оставила след на его душе. И демон предложил ему обратить его и самого сделать демоном. Ведь демоны могут получить от жизни все, что пожелают. Они почти равны ангелам. И Гринвальд Блэквульф согласился.

– Значит мой дед после халявного подарка от ангела захотел больше, а по итогу выбрал тёмную сторону и стал нечистью?

– В общем и целом да.

Такого поворота я никак не мог ожидать. Рэйчел стояла рядом и ждала, пока я переварю свалившуюся внезапно новость. А в моей голове тем временем вертелись слова Гринвальда. Я чётко помнил его отвратительную вампирскую морду. Было практически невозможно представить, что когда-то он был человеком, что он мой родной дед. Поэтому я не хотел верить Рэйчел. Пока она не сказала:

– Мы можем найти его.

Рэйчел объяснила мне, что по следам его крови можно попытаться выследить Гринвальда. Для этого нужно было провернуть какое-то заклинание, суть которого я не очень хорошо понял. Рэйчел все сделала сама. В конце ей понадобилась лишь капля моей крови.

– Ты его прямой потомок. Так найти его будет гораздо легче.

Однако наша затея провалилась. Заклинание активировало портал, который перенёс нас в один из переулков Миднайта. Дальше отследить Гринвальда оказалось невозможным. Для своей защиты он использовал что-то более мощное, чем магия Рэйчел.

– Прости, – произнесла она расстроенно. – Я обещала помочь, но это оказалось мне не по силам. Гринвальд очень силен. Мне даже любопытно, у кого из демонов он учился.

– Серьёзно?! И как после этого доверять демону? Может и историю про то, что он мой дед ты выдумала?

– Зачем мне это выдумывать, Джон?

– Чтобы я не убивал тебя, – я понял, что Рэйчел перестала быть полезной для меня. – Но теперь от тебя нет никакого толку. Ты просто демон.

– Я не убиваю! – Рэйчел снова начала опасаться меня. Она пятилась, пока я доставал свой меч.

– Неужели ты никогда не убивала?

– Я не говорю никогда…

– Тогда признайся честно – скольких ты уже убила?

Рэйчел молчала. Она и правда оказалась обычным демоном, цепляющимся за жизнь с помощью обмана.

– Может и эти девушки твои жертвы?

– Конечно нет! – закричала она. Но я не верил ей. От испуга её лицо потеряло свою защитную маску, и я чётко видел сейчас ужасные демонические черты. Я сжимал в руке Гардариан, направленный на неё. Рэйчел не двигалась.

– Джон, я знаю, что ты не сделаешь этого. Ты не убийца.

– Вот тут ты ошибаешься.

Я вновь вспомнил об Алексе. Рука дрожала, я никак не хотел убивать Рэйчел. Да она была демоном, возможно, она обманула меня. Но вряд ли она заслуживала смерти. Пока я колебался Рэйчел стояла смирно. Она читала мои мысли. И тогда я решился. В ту же секунду, когда я замахнулся мечом, Рэйчел исчезла.

Глава 5. Родная кровь

С нашего знакомства с демонессой Рэйчел прошло несколько недель. Первое время я пытался найти хоть какую-нибудь информацию о ней, но никакого толку не было. Никто в Миднайте никогда о ней не слышал. И я уже решил забросить это дело. Попутно я начал собирать информацию о Гринвальде Блэквульфе. В городском архиве Сигрина я нашёл сведения, о том, что он не просто существовал, но и действительно был моим дедом. Его точная дата рождения никому не была известна, как и дата смерти. Тогда я решил встретиться и поговорить с Машей. Быть может ей известно чуть больше про нашего деда-демона.

Я не был дома с момента похорон матери. Хотя я и продолжал созваниваться с Машей и с Хантером. Они были единственными близкими людьми, с которыми я поддерживал общение. Дима меня ненавидел за убийство Алекса. А к отцу я идти боялся, так как чувствовал себя виновным в смерти матери. Первое время я не приезжал из-за того, что вся округа считала меня убийцей. Я и сам так считал. Но после встречи с Эрикой я не находил себе покоя. Я мог спасти мать своей кровью, ведь я бессмертен. Или я мог бы попросить помощи у ангелов, если бы знал, что они существуют. Но я ничем не смог помочь. А потому мне страшно был показываться дома, страшно заговорить с отцом.

Но увидеться с Машей я мог себе позволить. Я набросил на себя отвлекающее заклинание и пешком направился к дому Блэквульфов. На улицах было немного людей, но благодаря магии они не обращали на меня внимания. Я подошёл к большому деревянному дому на окраине посёлка. Здесь ничего не изменилось за прошедшие годы. Двор все также был ухожен, не было ни единой лишней травинки. Забор и ворота были выкрашены свежей алой краской. Я поднялся на крыльцо и постучался. Дверь тут же открылась и меня встретила Маша. Она выглядела куда взрослее, чем шесть лет назад. Некогда длинные рыжие волосы сейчас едва доставали до плеч. Лицо её не сильно изменилось. Разве что исчезла милая детская улыбка. Вместо этого губы и брови держались тонкими прямыми линиями, сохраняя максимальную серьёзность. Но увидев меня Маша тут же улыбнулась и бросилась мне в объятия.

– Джон, столько лет не виделись. Как ты? – Маша тут же потащила меня в дом и усадила за стол. Пока она доставала из холодильника продукты, а из бара алкоголь, я рассказывал обо всем, что со мной произошло за прошедшее время. В телефонных разговорах я не упоминал ни своё бессмертие, ни знакомство с ангельшой Эрикой и с демонессой Рэйчел. Поэтому сейчас Маша была, мягко говоря, в шоке от вывалившейся на неё информации. Но и она не оставила меня без новостей. Дима стал королём Талеслэнда. Когда я это услышал, сперва подумал, что, Маша просто шутит.

– Нет, я говорю правду. Он уже несколько лет прощупывал почву. А недавно откопал какие-то старые архивы. В них говорилось, что у королевы Елизаветы Светловой и короля Эдгара Талеса был ещё один ребёнок, кроме Андрия и Александра. В общем мы воспользовались этими бумагами, кое-что подделали, кое-кому внушили. В итоге Дима взял фамилию Светлов и занял престол. Особо никто не возражал, так как на троне уже лет сто не было никого хоть отдалённо связанного с родом Талесов.

– Поверить не могу, этот пацан своего добился.

Мы выпили по паре бокалов виски и разговор пошёл куда активнее.

– А что ты делал, с тех пор как узнал, что бессмертен? – спросила Маша, наливая третий бокал. – Только охотился на таких как я?

– Я охотился на монстров, а ты не монстр, Маша, – я выпил ещё один бокал и посмотрел ей в глаза. У вампиров довольно странные взаимоотношения с алкоголем. Красное вино добавляет сил, помогает на время отвлечься от голода. Водка опасна – от неё появляются сильные ожоги. Пиво, шампанское и другие слабоалкогольные напитки на вампиров почти не действуют. Они усваиваются очень быстро и опьянение быстро проходит. А вот виски почему-то всегда работает безотказно. Раньше я думал, что дело в концентрации спирта. Однако виски, в отличие от водки, ожогов не вызывает и совершенно безопасно. Поэтому если вампир хочет напиться, он возьмёт именно виски.

Маша уже была немного пьяна. Я ещё держался, хотя у меня у самого уже начал заплетаться язык.

– Знаешь, Маша, – пробормотал я спустя ещё пару бокалов, – ты хорошая. Ты помогаешь… всегда помогала. Мне, Диме, Алексу. Ты же в тот день пыталась нас остановить, но не успела.

– К чему ты клонишь? – Маша пыталась смотреть на меня, но никак не могла сфокусировать зрение. А потому она просто взяла ещё один бокал и опустошила его за пару глотков.

– Ты единственная, кому я доверяю до сих пор. С кем продолжаю общаться.

Я замолчал, так как говорить становилось трудно. Мозг ещё работал без сбоев, а вот речевой аппарат, как и координация, начинали прихрамывать. Я поймал себя на мысли, что не напивался так уже несколько лет.

– А знаешь, я недавно познакомился с девушкой, её зовут Рэйчел. И она похожа на тебя, – я снова посмотрел на Машу. её щеки раскраснелись от алкоголя. Сейчас она максимально расслабилась и забыла о контроле, а потому я мог видеть её клыки и красные вместо карих глаза.

– Чем же она похожа? – спросила Маша, двигаясь ближе.

– Она пыталась мне помочь. Она демон, и я собирался убить её. Но она хотела помочь мне. А когда не справилась, я опять все испортил.

Я замолчал. Маша почему-то начала гладить меня по голове. Она спросила, что же я сделал.

– Она считает, что очень сильный демон-вампир, который охотится в Миднайте и Джастоне… Гринвальд, она считает, что он мой дед. Наш дед, Блэквульф.

– А ты не поверил ей?

– Я сомневался, она не смогла мне ничего доказать, и я решил, что она пудрит мне мозги с помощью телепатии. Я угрожал ей мечом. И она сбежала. Сейчас я понимаю, что она ведь могла спокойно убить меня, если бы хотела. Могла заставить меня ей подчиняться. Но она отпустила меня только и всего.

Маша вдруг приблизилась ко мне вплотную. Я почувствовал её дыхание.

– Джон, а ты встречался с кем-нибудь после Розанны?

Я немного отодвинулся, все ещё пытаясь сохранять адекватность. Вопрос Маши поставил меня в тупик. Я слышал её учащённое сердцебиение.

– Так что, Джонни? – повторила вопрос Маша. – Ты так и не нашёл никого?

От неё исходил такой приятный запах. Я только помотал головой в ответ на все вопросы. И в этот момент Маша притянула меня к себе и поцеловала. И я почему-то понял, что хочу ответить ей. Последние капли серьёзности испарились. Алкоголь полностью захватил наши мысли и начал управлять нами.

Маша опустилась на мою шею и вонзила клыки прямо в яремную вену. Кровь густой струёй хлынула ей в горло, начала стекать по моей шее на грудь. Тогда Маша расстегнула мою рубашку и собрала стекающую струйку языком. Мне стало тяжело дышать. Сердце забилось чаще. Маша отвлеклась ненадолго, чтобы снять с себя тонкую светлую блузку.

– Я так давно ни с кем не была… – прошептала Маша, запуская свою руку мне в джинсы.

Я плохо помнил, что было дальше, но проснувшись наутро я осознал, что же мы натворили. Покрывало с дивана упало на пол и лежало в стороне скомканной тряпкой. Мария расположилась на диване, укрытая моей рубашкой. Её собственная одежда вместе с бельём валялась на полу рядом с покрывалом. Бутылка из-под виски была там же, а вот бокал я нашёл только один – на столе. Я аккуратно забрал рубашку, натянул джинсы. Мария проснулась, она медленно села, наклонилась поднять блузку. Я поспешил отвернуться.

– Забей, Джон. Что было, то было, – произнесла она, подходя ближе.

– Это все проклятый алкоголь, – я лишь искал оправдание своей дикости. Мария тем временем оделась и принялась расчёсываться. Я кинулся убирать разбросанные вещи с пола. Заметил осколки от второго бокала и принялся собирать их. Даже не сразу сообразил, что можно использовать магию. Мысли в голове путались.

– Ты не виноват, – произнесла Маша. – Мы оба этого хотели. И хотели очень давно, ещё когда не знали, что мы родственники.

В этом я был с ней согласен. Маша всегда нравилась мне, не просто как подруга, как девушка. И лишь сейчас я понял, что она тоже всегда была не против.

– Это не должно повториться.

– И не повторится. Это был лишь раз. Он все равно случился бы рано или поздно.

Мария подошла ко мне и посмотрела прямо в глаза.

– Ты же знаешь, что я вижу будущее? Это было наше будущее, я знала, что так произойдёт. И я не хотела тебя отговаривать.

Этого я от Маши не ожидал. В прочем сейчас было уже неважно. Что было, то было. Маша была права. И отменить случившееся невозможно. Нужно было как можно скорее отвлечься.

– Здесь вообще все нормально? В городе. Странностей нет? – я попал в точку. Маша отставила бокал в сторону и подошла к книжной полке. Оттуда она взяла газету, протянула её мне.

– Третья страница.

Я открыл газету и прочёл название заголовка: «Таинственный убийца или морское чудовище?» Я быстро пробежался глазами по статье. На пляже Сигрина пропало уже шесть человек. Полиция присылала водолазов, но тел не нашли. Я посмотрел на Марию.

– Я не знаю, что это. Люди исчезают. Может просто совпадение, а может и правда подводный монстр. Это море граничит с Империей Инго. Там живут вампиры и оборотни, кто знает, какую гадость они выпускают в океан.

Я решил сходить на пляж и как следует осмотреться там. Погода стояла тёплая, поэтому на берегу было много людей. В глаза мне бросилась знакомая фигура – девушка в темных очках, серебристом купальнике, с длинными каштановыми волосами, рассыпавшимися по песку. Она листала журнал и не замечала ничего вокруг себя.

– Рэйчел! – громко окликнул я. Демонесса подскочила, на ней тут же возникло чёрное хлопковое платье.

– Ты преследуешь меня? – возмущённо воскликнула она. – Говорю же, я не убийца. Я просто решила отдохнуть на пляже.

– И как так совпало, что на этом пляже пропало шесть человек?

– Это русалки, – спокойно ответила Рэйчел. Она наклонилась, чтобы поднять полотенце. Удивительно, что с её магическими способностями, она ещё не ленилась наклоняться из-за таких мелочей.

Я спросил, что Рэйчел имела в виду. И услышал в ответ, что она не желает со мной разговаривать.

– Ты напал на меня и хотел убить. А сейчас снова привёрся ко мне. Я в отпуске, мне не нужны проблемы. Никакого удовольствия помогать такому невоспитанному мальчишке.

Меня зацепила фраза про мальчишку, но я попытался пропустить её мимо ушей. В голове мелькнули мысли о вчерашнем вечере. Ведь теперь я перестал быть мальчишкой. Хоть и благодаря двоюродной сестре. Я тут же ударил себя по лбу, вспомнив, что Рэйчел может читать мысли. Но было поздно. Демонесса присвистнула и усмехнулась.

– Переспал с сестрой? Это что-то интересное.

– Заткнись, – проворчал я. Хотя уши мои горели от стыда. Рэйчел рассмеялась.

– Что ты вообще здесь забыл? До сих пор ищешь Гринвальда?

Я мгновенно успокоился.

– Ты слышала о нём что-то?

– Да, говорят он залёг на дно. Один знакомый демон видел его в Аду.

– Оттуда мне Гринвальда не достать. Да и если достану, вряд ли я смогу одолеть его. При прошлой нашей встрече он вырубил меня одним укусом.

– Тогда тебе стоит заняться русалками, если хочешь принести хоть какую-то пользу родной деревне.

Рэйчел рассказала, что в нескольких милях от берега ближе к северу есть скопление островов, где как раз обитают местные русалки. Обычно они охотятся на проплывающие мимо корабли. Но последние недели стали заплывать ближе к пляжу.

– Зачем русалки охотятся на людей? – раньше я не слыхал о русалках, а потому мне было странно, что они считаются монстрами.

– Русалки – это что-то среднее между вампирами и оборотнями. На суше они обычные люди, сложно отличить от других. А в воде превращаются в русалок. Вместо ног отрастает хвост, а также открываются жабры и появляется чешуя. Русалки могут питаться обычной пищей, но они монстры и для полноценного существования, для поддержания сил им нужна кровь. Поэтому они и охотятся на людей в море. Иногда только ради крови, ну а когда голодны, съедают их целиком.

Меня передёрнуло от этих слов. Чудовища, похлеще вампиров или демонов. А ведь на пляже бывают и дети, что, если русалки схватят ребёнка.

– Радует, что ты перестал на меня дуться и готов сотрудничать во благо людей, – заметила Рэйчел. А мне и правда стало наплевать, что она демон. В прошлый раз она пыталась мне помочь. И сейчас не мешала, а пока только приносила пользу.

– Мы можем как-то отпугнуть русалок от берега? – спросил я с надеждой у Рэйчел. Я знал, что уничтожить целый архипелаг, населённый русалками, невозможно. К тому же они невиноваты, что такими уродились. Круговорот питания никто не отменит. Но подвергать опасности людей на пляже нельзя. Я должен постараться уменьшить количество жертв. А это означает или убить всех русалок (но тогда жертвами будут они), или найти способ не подпускать их к берегу.

– Способ есть, но он не самый простой, – Рэйчел огляделась по сторонам, словно проверяя, не подслушивает ли кто. – Русалки, как и любая другая нечисть, имеют свои слабости. Вот только слабости русалок в воду не положить.

– Что же?

– Все стандартно, как и от большинства нечисти – железо или серебро. Убить я ещё понимают, но не построишь же ты дамбу из железа.

– Ещё что-то есть?

– Полынь. Но это больше для индивидуальной защиты, отпугнуть стаю русалок не получится. В воде полынь не растёт. Если только насадить её вдоль берега, но людей же не заставишь сидеть на песке и в воду не соваться.

Тут Рэйчел была права. Как людям не объясняй, пока пляж открыт, они будут купаться. А легально закрыть пляж у нас не получится.

– Тогда остаётся только убить русалок, – произнёс я. Хотя и сам этого не хотел. В конце концов не все из них были монстрами, убивающими людей. Но нет гарантии, что, если убить русалок-монстров, остальные не приплывут мстить.

– Да. Русалки живут стаями. Убьёшь одну, остальные объявят тебе войну. Лучше применить магию.

– Так есть заклинание? – Рэйчел кивнула мне в ответ. – Чего же ты молчала?

– Мне не хватит силы, чтобы совершить его одной. К тому же, помимо обычных ингредиентов, вроде трав и пары слов, есть кое-что специфическое.

– Что именно?

– Кровь вампира. В идеале, конечно, кровь русалки, но и вампир сгодится. Я могу похимичить с кровью и заклинание сработает. Ты сможешь достать вампирскую кровь?

Рэйчел знала, что я смогу. Она говорила о Марии. Единственный вампир поблизости, кровь которой мы получим без проблем.

Я отправился домой, и мы договорились встретиться с Рэйчел на берегу ближе к ночи. Мария уже успела навести дома идеальный порядок, управилась во дворе и сейчас сидела за какими-то бумагами. Когда я вошёл, она была за столом и морщила лоб над толстой рукописной книгой со старинными пожелтевшими листами. Я прогнал из головы воспоминания о вчерашнем вечере. Раз Мария не предаёт этому значения, то и я не должен.

– Ты что-то хотел? – спросила Мария, отвлекаясь от книги. На носу у неё были аккуратные очки. Не думал, что у вампира могут возникнуть проблемы со зрением.

– Буквы в этой книге очень мелкие. К тому же написаны в несколько слоёв. Эти очки не для зрения, а чтобы глаза не уставали, – пояснила Маша.

– Мне нужна твоя кровь, – сказал я и объяснил для чего. Не задавая никаких вопросов, Маша укусила своё запястье и слила кровь в пустую бутылку из-под виски.

– Я кое-что нашла в этой книге. Никак не могла выкинуть Гринвальда из головы.

– Что там? – я обрадовался, что будет хоть какой-то полезный сдвиг. Но Маша покачала головой.

– На самом деле, ничего полезного. Здесь ей дата рождения человека по имени Гринвальд Блэквульф. Но это очень странно. Ведь когда родился мой отец Гринвальду должно было быть около восьмидесяти лет.

– Это же невозможно. Вряд ли наша бабушка стала бы спать с восьмидесятилетним стариком.

– Тогда здесь какая-то ошибка. Может этот Гринвальд просто однофамилец или типа того.

На улице темнело и я, попрощавшись с Машей отправился на пляж. Рэйчел уже была там. Она чертила на песке какие-то непонятные мне символы и выкладывала вокруг них круг из полыни.

– Где ты достала сушёную полынь за несколько часов? – спросил я, отдавая Рэйчел бутылку с кровью.

– Я же демон, Джон, что тебя удивляет. Я и кровь вампира могла найти, но тогда от тебя бы не было никакой пользы.

– Что это за магия? Незнакомый язык.

– Как и до этого. Я бы удивилась, если бы ты знал енохианский. Это язык ангелов.

Теперь уж удивился я. Демон, использующий ангельскую магию. Звучало просто абсурдно.

– Готово, – закончила наконец Рэйчел. – Теперь русалок не будет в радиусе километров двадцати. Магия защитит пляж и ближайшую воду.

Я не мог найти слов благодарности для Рэйчел. Это было так странно. Она ведь была демоном. И я пытался её убить. Но несмотря на это, Рэйчел помогла мне защитить родной город. Защитить людей. Неужели, она и правда не злой демон.

– Спасибо, – я направился в сторону дома Маши. Оставалось лишь одно не сделанное дело в Сигрине, прежде чем возвращаться домой в Джастон. Но я никак не мог решиться. Я не виделся с отцом уже несколько лет. И я должен был наконец с ним попрощаться. Избавить его от страданий по сбежавшему сыну и по умершей жене. Я обернулся и посмотрел на Рэйчел.

– Ты можешь помочь мне кое с чем? – спросил я дрожащим голосом. Ответ я уже знал. Наверняка демон умеющий читать мысли, может и стереть память. – Я хочу встретиться с отцом. Но я не хочу, чтобы он мучился и надеялся, что я однажды вернусь. Он должен жить своей жизнью. Ты можешь заставить его забыть меня и маму?

Рэйчел кивнула. Мы вместе пошли к моему старому дому. В отличие от Машиного дома, дом моих родителей сильно постарел за эти годы. Краска на стенах облупилась, на воротах отвалилась одна из досок, а палисадник и вовсе зарос травой. Отец перестал заботиться о доме после смерти мамы.

Мы с Рэйчел вошли во двор. Я нашёл отца в стайке, он как раз закончил возиться с животными и собирался идти в дом. Увидев меня, отец не поверил своим глазам. Бросил ведра с молоком, так что оно чуть не расплескалось. Рэйчел вовремя подхватила их магией. Отец кинулся меня обнимать.

– Джон, малыш, наконец-то ты вернулся.

Я расплакался. Я сильно скучал по отцу. А он сильно скучал по мне. Он был здесь совсем один, и потеряв маму не мог жить дальше. Он не мог отпустить её.

– Я все ждал, когда ты вернёшься, Джон. На похоронах не был, думал ты себя винишь или ещё чего. Просил Машу, чтоб о тебе рассказывала, но ты и с ней похоже не особо общался.

– Пап, я был на похоронах мамы, – прошептал я. – Прости, что не подошёл. И знаешь, тебе не стоит больше обо мне беспокоиться. Я взрослый человек. Да, я винил себя в смерти мамы. И до сих пор я считаю, что должен был её спасти. Но твоей вины в этом точно нет. Тебе стоит начать жить дальше.

– Джон, почему это звучит как прощание?

– Я не могу остаться.

Я правда не мог. У меня была теперь цель – найти Гринвальда, выяснить кто я такой. Мои способности могли принести пользу людям. Я должен продолжать охотиться. С моим бессмертием я буду здесь только больше переживать. Да и у отца начнутся вопросы, на которые ответов у меня нет. Поэтому я должен был уйти.

Я повернулся к Рэйчел и мысленно попросил её: «Пусть мой отец живёт новой жизнью. Пусть забудет обо мне. Пусть не переживает о маме». Рэйчел кивнула. Она подошла к моему отцу, посмотрела ему в глаза. Взгляд папы расплылся, и он уснул. Мы с Рэйчел аккуратно подхватили его под руки и оттащили в дом.

– Он проспит до утра. А наутро ничего не вспомнит.

– Я оставлю ему денег, – я достал из кармана джинсов пачку крупных купюр. – Ему они нужнее.

– Как ты можешь так легко расставаться с родным отцом? Тебе не тяжело бросать его.

– Я не бросаю его, а отпускаю. Я не нуждаюсь в нём уже давно, а вот ему я нужен. Но папе пора начать жить своей жизнью. Он не должен вечно ходить в трауре по маме, он ведь ещё молодой, может найдёт себе новую женщину…

Голос дрогнул. Я вытер подступившие к глазам слезы. Рэйчел обняла меня.

– Я знаю каково это, терять родителей. Я была в Аду восемь лет. А когда наконец вернулась домой, узнала, что мои родители оба мертвы. У меня не было даже возможности попрощаться с ними. А твой отец, он сильный. Справится и начнёт жить дальше. Вы все равно не смогли бы заботиться друг о друге вечность.

– Да, я должен заняться более важными делами. В мире ещё много монстров, которых нужно обезвредить. И Гринвальд Блэквульф один из них.

Глава 6. Вампир

На следующий же день я отправился обратно в Джастон. Я решил вернуться в ту самую квартиру на улице Лоуренса. Рэйчел покинула Сигрин вместе со мной. её отпуск заканчивался и пора было возвращаться к работе. Я даже удивился, что демон действительно работает на самой обыкновенной человеческой работе.

– А что тебя удивляет? – сказала Рэйчел. – До своей смерти я была обыкновенной девушкой. Когда я вернулась с того света, я решила продолжить начатое. Обычная жизнь. Я окончила медицинский колледж и устроилась работать в фармацевтическую компанию.

– Я уже ничему не удивляюсь. Просто так странно, даже демонесса смогла окончить колледж.

– А ты бросил. Ты же тоже учился в Милтоне.

– Целый год. Но из-за определенных обстоятельств не стал туда возвращаться.

Рэйчел понимающе кивнула. Ей даже не нужно было читать мысли, чтобы понимать, что я имею в виду.

Мы вернулись в Джастон и разошлись на центральном вокзале. Компания, в которой работала Рэйчел – Фарматек, находилась в центре. Квартиру она снимала там же. Я спросил Рэйчел, почему она тогда закупалась продуктами так близко к Миднайту.

– А то ты не знаешь, что Ол-маркет самый дешёвый магазин. Весь центр ездит туда закупаться.

– Ты же гуляла там пешком.

– Ну я же демон, думаешь мне нужна машина или карета?

На этом наш разговор завершился, и мы разошлись в разные стороны. Сделав пару шагов, я обернулся, но Рэйчел уже исчезла. Все-таки демоническое умение телепортироваться было весьма удобным навыком.

Мне же пришлось добираться домой более человеческим способом – на стареньком потрёпанном трамвае. Всего трамваев в Джастоне ходило три – №5, №9 и №31. Но только тридцать первый заезжал в Миднайт. Он-то и был мне нужен. Народу в вагончике было немного – женщина с тяжёлыми пакетами, молодая пара и старушка. В руках у старушки была свежая газета и я вежливо попросил её у старушки, чтобы узнать местные новости. За время моего отсутствия в городе ничего особенного не случилось. Так я думал, пока не перевернул очередную страницу.

«Шестилетняя девочка осталась сиротой после нападения на её семью ужасного монстра». Пробежавшись глазами по статье, я сразу же понял, что речь идёт о вампире. Внизу страницы я увидел снимок маленькой девочки. Мне стало ужасно её жаль, ведь этой белокурой бедняжке всего шесть лет, а она потеряла родителей и осталась совершенно одна. Для меня даже в семнадцать потерять мать было ударом, не могу представить, насколько тяжело было этой малышке.

По дороге до дома я не переставал думать об этой девочке. Пока шёл от трамвайной остановки, пока поднимался на второй этаж. Мысли развеялись лишь когда я вошёл в квартиру. В нос ударил запах плесени. Я быстренько прошёлся парой заклинаний по комнатам – избавился от пыли, плесени и паутины. Когда я сбежал отсюда, я не особо заботился о порядке, а потому в квартире меня ждали ещё и полчища усатых тараканов. Удивительно, что никто из соседей не нажаловался на меня хозяину квартиры. Я уничтожил тараканов все той же магией, а затем проверил почтовый ящик. Там было несколько рождественских открыток от бывших коллег из пиццерии. Видимо первый год ребята ещё надеялись, что я вернусь. Так же там были старые газетные номера. Но почтальону похоже надоело пихать их в ящик, и доставка газет прекратилась.

Я снова вернулся к мыслям об осиротевшей девочке. И отправился в полицейский участок Гилберта, чтобы узнать подробности. Именно туда передавали все дела о преступлениях, совершенных в Миднайте. Полиция не занималась охотой на вампиров. Их судили по тем же законам, что и людей. А вот я считал их нечистью. Вампиров можно приравнивать к людям, если это такие вампиры как Маша. Вампиры, не нападающие на людей. Платящие за кровь деньги или получающие её в социальных пунктах выдачи крови. Вампир, убивший двух человек, был настоящим монстром. А я как охотник на монстров, должен был убить его.

В полиции мне пришлось представиться журналистом, ведь было бы странно если самый обыкновенный парень вдруг стал бы интересоваться нападением вампира. Но и в качестве журналиста я узнал немного. Это действительно было убийство. Оба тела были обескровлены через множественные укусы. У мужчины на голове обнаружили травму от удара. По официальной версии полиции нападавший вырубил мужчину, чтобы обезопасить себя. Выпил кровь у жены, а затем уже принялся за мужа. Я был согласен с полицейской версией. Непонятно было только, как удалось выжить девочке.

– Она сама вызвала полицию, – пояснила молоденькая девушка-сержант. – Когда наши сотрудники приехали, девочка пряталась в ванной. Забрызгала всю комнату освежителем воздуха. Догадалась, как скрыть свой запах от вампира.

– Есть хоть какие-то приметы этого вампира?

– Девочка плохо его разглядела. Сказала, что молодой парень, моложе её отца. Что волосы светлые. Вот и все приметы.

Так и думал, что многого мне узнать не получится. Но даже пара признаков это уже что-то. Молодой, конечно, не показатель. Вампиры ведь не стареют. Но хотя бы знаю, что он блондин. Однако этого слишком мало, чтобы отыскать одного вампира в огромном Миднайте. Там их десятки, если не больше. Вполне возможно, что он залётный. Просто заскочил перекусить.

Я прошёлся по улицам Миднайта, наткнулся на одного бездомного старика. Но он про вампиров ничего не слышал.

– Если бы такая тварь тут объявилась, думаешь стал бы я так спокойно ночевать на улице?

Был только один способ отыскать эту иголку в стоге сена. Я решил связаться с Рэйчел. Телефона она мне не оставила, поэтому с утра пораньше я отправился прямиком в Фарматек. Компания располагалась в большом светлом двухэтажном здании. Было два входа – служебный и для посетителей. Естественно, проход через служебный был только по пропускам. Поэтому я вошёл в дверь для посетителей. Передо мной предстала уютная светлая приёмная, где за стойкой регистрации стояла симпатичная блондинка. Только сейчас я понял, что не знаю фамилию Рэйчел.

– Здравствуйте, здесь работает моя подруга. её зовут Рэйчел, мне нужно с ней встретиться.

– Должно быть, Рэйчел Смит – менеджер по продажам из отдела готовой продукции, – произнесла блондинка. Она протянула мне временный пропуск и сказала пройти в кабинет номер 208. Рэйчел Смит, наверняка эта фамилия вымышленная. Ведь по всем официальным документам Рэйчел мертва.

Я поднялся по лестнице и проследовал по коридору. Я оказался на развилке между отделом готовой продукции и отделом закупок сырья. Кабинет Рэйчел попался мне одним из первых. Постучав в дверь, я вошёл.

– Войдите, – звонким голоском произнесла Рэйчел. Но увидев меня вскочила из-за стола и выпрямилась во весь рост. – Что ты здесь делаешь?!

– Ты не оставила мне номер телефона, поэтому пришлось прийти сюда. Единственное, что я о тебе знаю это место работы. Ну и Ол-маркет.

– Я не собираюсь охотиться с тобой на нечисть, если ты не забыл, у меня обычная жизнь.

– Твоё начальство в курсе, что ты демон? А клиенты?

– Я же не душами торгую, а медицинским оборудованием и лекарствами.

– Из тебя бы вышел отличный демон перекрёстков, – я заметил у Рэйчел на стене почётную грамоту за самый высокий уровень продаж в компании.

– Просто я разбираюсь в том, что продаю, – Рэйчел смягчилась. Она налила мне кофе. – Ну рассказывай, что на этот раз?

Я пересказал Рэйчел все, что прочёл в газете и все, что узнал в полиции. Как я и предполагал, история про ребёнка задела Рэйчел, а потому она согласилась помочь.

Мы встретились с ней после работы у меня на квартире.

– Найти вампира не так легко, как демона. К тому же у нас нет никаких его следов.

– Но ты же сможешь? – с надеждой спросил я. Почему-то я верил, что Рэйчел куда сильнее обычных магов и демонов. Мне казалось, что ей под силу все, что угодно. Рэйчел задумалась. Она села в кресло и закрыла глаза.

– Здесь был бы полезен доступ к Системе, – пробормотала Рэйчел. – Хотя, это все равно было бы сложно. – Затем, открыв глаза, она сказала: – Ты можешь узнать адрес, где это случилось? Или есть только дата?

– Адреса мне не дали, эти сведения закрыты. Доступ только для сотрудников полиции.

– Дай мне пару минут, – Рэйчел вдруг исчезла.

Работать с демоном просто невозможно. Хотел бы я знать, что творится в её голове. На секунду я даже задумался о том, чтобы возобновить уроки телепатии. В детстве Алекс пробовал меня обучить, но толку от этого было мало. Я ни то, что мысли читать, даже внушать не умел. Иногда я мог предугадать какие-то действия человека, но только если они более-менее понятны. Не представляю, какая каша творилась бы в голове у демона, тем более такого как Рэйчел.

Вернулась она через пару минут, как и обещала. В руках у неё был распечатанный листок с именем и адресом.

– Где ты это взяла? – удивился я. Распечатка гласила, что вампира зовут Лукас Томсон, ему пятьдесят восемь лет и зарегистрирован по месту жительства он в Гилберте. На социальной очереди за кровью Лукас Томсон не состоял. Но это и так было понятно, ведь вампиры-социальники получают кровь бесплатно в необходимых количествах. А этот был охотником.

Вампиры могут получать бесплатную кровь, только если обращены были по независящим от них причинам. Если человека обратили при смерти или без его согласия, то он имеет право на кровь. Если же человек добровольно стал вампиром, то придётся потратить немаленькую сумму, чтобы приобрести необходимую для пропитания кровь. Поэтому желающих стать вампиром было не так уж и много. В основном преступники – вампиры-убийцы. Они скрывались от полиции, нападали на людей в темных проулках. В Джанфрокстоне таких можно было встретить только в Миднайте. В крупных городах залётных вампиров легко отлавливали, но на Миднайт почему-то всем было плевать. Там и обычных-то преступников не сильно торопились ловить. Уличные грабежи, драки и хулиганство. Что уж говорить о вампирах. Все дело было в том, что Миднайт по всем документам относится к Джастону. Этот раздел территории произошёл после переноса сюда столицы из Гилберта. Вот только отделить Миднайт отделили, а переоформить все департаменты не успели. Поэтому жители Миднайта оставались прикреплёнными к больницам, школам и полицейским участкам Гилберта. Из-за этого беспорядка в документах бардак был и в самом Миднайте. Ведь полиции Гилберта хватало и своих преступлений, возиться с делами обречённого района им явно не хотелось.

Мы с Рэйчел направились по адресу, который она нашла. Квартира, в которой был прописан вампир, находилась недалеко от Миднайта. Это был дом в четыре этажа. Жилище кровопийцы было видно издалека – на третьем этаже в одной из квартир были завешаны все три окна. Плотными темными шторами.

– Как тебе удалось так легко найти его? – продолжал поражаться я. Но Рэйчел пропустила мой вопрос мимо ушей.

– Ты готов убить вампира? – спросила вдруг она, когда мы уже подошли к подъеду. Я не понял вопроса. Мне уже приходилось убивать демонов и троллей. Почему убийство вампира должно было вызвать какие-то сложности.

– Он ведь не нечисть, а человек. По всем законам. Если убьёшь вампира, сам станешь преступником. Полиция будет искать тебя. Готов ли ты на это?

– Готов, – я ни секунды не колебался. Вампир убил родителей шестилетнего ребёнка. И полиция его не нашла. Потому что им было наплевать. Я должен сделать хоть что-то, чтобы этот беспредел прекратился. Плевать, если из-за этого я попаду под прицел полиции Гилберта. Они просто забьют на это дело, как и на остальные преступления в Миднайте.

Мы вошли в подъезд, поднялись на третий этаж. Квартиру вампира я увидел сразу. У меня было преимущество перед любой полицией и перед любым другим охотником на нечисть. Я чувствовал монстров. С самого детства, ещё до обучения магии, я мог видеть истинную сущность вампиров. Сначала мне это не казалось странным, ведь я рос среди вампиров. Иногда я мог видеть их клыки и красные глаза, даже когда они этого не хотели. Иногда я мог увидеть ауру. Лишь в школе я узнал, что это не нормально. Тогда Алекс с Машей сказали мне, что только другие вампиры могут видеть ауру друг друга. Но такое случалось редко, а потому я не придавал этим странностям значения. Потом я встретил Лизу в пиццерии. И опознал в ней вампира. А потом увидел тьму вокруг Гринвальда. До встречи с Рэйчел я думал, что это работает только на вампирах. А после разговора с ангельшей Эрикой начал подозревать, что это связано с моим бессмертным отцом. Может из-за того, что он вампир, во мне есть часть его способностей. Но потом я увидел лицо Рэйчел в переулке. И она рассказала, что Гринвальд тоже демон, а не вампир. Так я и понял, что я могу распознать любую нечисть одним только взглядом. Правда получалось это не так легко, как хотелось бы, но я надеялся, что в дальнейшем научусь пользоваться этой способностью как следует.

Сейчас же я увидел, что вокруг двери вампира были защитные магические символы. Начерчены они были не мелом или краской, а одной только силой. Они висели в воздухе вокруг двери и переливались вишнёвым цветом.

– Вампирская магия, – Рэйчел тоже заметила символы, но даже не удивилась, что я тоже их вижу. – Обычному человеку не дано видеть магию, но ты ведь даже лицо демона способен разглядеть.

Рэйчел взмахнула рукой и символы развеялись, оставив лишь лёгкий красноватый дымок.

– Пошли, – позвала она меня.

Дверь в квартиру была не заперта. Видимо вампир слишком сильно понадеялся на магию. Самого его в квартире не было.

– Ушёл, пару часов назад. На улице ещё светло, странно даже. Он ведь ещё молодой. Должно быть тяжело находиться на солнце.

Я осмотрел квартиру. Пара банок из-под пива, коробка от пиццы. Словно этому вампиру не пятьдесят, а пятнадцать. Однако его возраст выдавали старинные портреты на стене. Пятьдесят лет назад фотография была не так сильно развита, как теперь.

– Будем ждать или поищем в Миднайте? – спросила Рэйчел.

– Конечно пойдём, что, если он нападёт ещё на кого-то. Скажи, Рэйчел, а ты сможешь найти его?

– Я чувствую его ауру. Сильный для молодняка. Говорят, первую сотню лет вампиры вообще не владеют магией, странно, что этот научился. Да ещё и весьма неплохо.

Мы отправились в Миднайт. По началу я не понимал, как Рэйчел ведёт нас. Но когда мы начали приближаться, я почувствовал то же, что и она. От старенького бара исходила красноватая дымка. Прямо как возле квартиры вампира.

Мы с Рэйчел вошли в бар и заказали по стакану пива. По внешности Рэйчел никак нельзя было предположить, что она любит мужские напитки. Скорее вино или цветные коктейли с ликёрами. Но Рэйчел спокойно пила крепкое тёмное пиво и осторожно осматривала зал. Красную дымку сейчас видно не было. Поэтому я стал поглядывать на посетителей бара. К счастью молодых парней блондинов, в этом заведении было только два. Первый был с девушкой. Они сидели за столиком в углу и мило общались. Второй угрюмо попивал виски в одиночестве за барной стойкой.

– Который? – спросил я у Рэйчел. Она пожала плечами и жестом дала понять, чтобы я замолчал. Вампиры ведь могут слышать гораздо лучше, чем обычные люди. Но на мои слова ни один из подозреваемых не среагировал. Мы продолжали наблюдать.

Не прошло и получаса, как девушка с парнем встали из-за стола и направились к выходу. И тут я увидел его ауру. Его голод. Вампирское желание. Он ухаживал за этой девушкой, чтобы увести её от людских взглядов и выпить кровь. Ненасытное чудовище.

Рэйчел прочла мои мысли и, как и я поняла, что это и есть наш вампир. Мы вышли вслед за парой. Откуда-то из-за бара с той стороны, где стояли мусорные баки, послышались голоса.

– Лукас, что ты делаешь, прекрати! – девушка кричала на него. Я подбежал к ним и оттащил этого кровососа Лукаса от его несостоявшейся жертвы. К девушке тут же бросилась Рэйчел, чтобы убедиться, что она в порядке. Я же не спускал взгляд с вампира. Левой рукой я держал его за рубашку, а правой уже доставал меч.

– Ну ты и тварь! Убил родителей маленькой девочки! Зачем? – я направил на него Гардариан.

– Кто ты такой? – вампир не боялся меня, он просто был удивлён. В его глазах я был лишь обычным пацаном, который пытается убить его. Сила и скорость были на его стороне. Если бы Лукас Томсон хотел сбежать, он бы легко это сделал.

– Я охотник на таких как ты. Скажи, зачем ты убиваешь? Ведь это необязательно. Я знаю вампиров, которые обходятся минимумом.

– Жалкие ничтожества? Да, я и сам встречал таких. Они не чета мне. Кровь даёт невообразимую силу.

Вампир оттолкнул мою руку и выпрямился. За спиной его я увидел огромные черные кожистые крылья, как у летучей мыши.

– Ты знал, что магия вампиров зависит от количества полученной энергии. К тому же, кровь, это невероятная пища. Не сравнимая ни с чем, – Лукас облизнулся. – Эх, если бы ты только попробовал человеческую кровь на вкус…

Вот тут я не сдержался. Вампир не успел среагировать на мой выпад. Мечом я снёс его голову с плеч в одну секунду.

– Я пробовал кровь, не зашло.

Рэйчел подбежала ко мне. Аккуратно забрала меч.

– Спокойно, держи себя в руках. Ты его убил, молодец. А теперь пора сваливать. Это место преступления. Если его найдут, на нас легко выйдут.

В этот же момент тело вампира начало светиться пламенем изнутри. Затем вспыхнуло и рассыпалось пеплом.

– Что это было?! – впервые я видел такое.

– Смерть вампира. Обычно только старые вампиры умирают так, но Томсон слишком быстро развивал свои вампирские способности. Вот и состарился раньше времени. А теперь пойдём уже, нечего тут разгуливать и привлекать внимание с окровавленным мечом.

Мы добрались до моей квартиры любимым способом Рэйчел – телепортацией. Я рухнул на диван.

– Ты можешь в это поверить? Оправдывать убийство вкусом крови. В ней нет ничего такого.

– Да, ты прав, для человека в крови нет ничего особенного. Но вампиры чувствуют иначе. У них другие рецепторы для восприятия вкуса. Это нельзя понять, будучи человеком.

– Да хоть представить самую вкусную пищу на свете, нельзя ради этого убивать людей. Чем мы тогда будем отличаться от животных и от нечисти.

Рэйчел глянула на меня. её похоже задели слова о нечисти, ведь она сама относится к нечисти. Но она промолчала.

– Джон, ты должен понять одну вещь. Ты не сможешь уничтожить всех монстров в этом мире. Их сотни и даже тысячи. И они постоянно создают себе подобных. Всех не перебить.

– Мне не нужно убивать всех. Только таких как Лукас Томсон. Бессовестных уродов, убивающих ради забавы и удовольствия.

– Я не смогу вечно тебе помогать, Джон. У меня своя жизнь. И если ты хочешь охотиться на нечисть, то без меня. Я помогла тебе отомстить за девочку и найти этого ублюдка, но с остальными разбирайся сам. Мне проблемы с законом не нужны.

Рэйчел замолчала. Мне показалось, что она ещё что-то хочет добавить. Словно ей известно что-то важное, но она не хочет это рассказывать. Рэйчел подошла ко мне и обняла.

– Прощай, Джон. Надеюсь, ты будешь аккуратнее в своём спасении мира. Постарайся решить больше проблем, чем насоздавать новых.

Она поцеловала меня. А затем исчезла. Просто растаяла в воздухе, как всегда. Рэйчел явно дала понять, что больше не хочет помогать мне в охоте на нечисть. Что я должен наконец отстать от неё и двигаться дальше. Я снова остался один.

Глава 7. Омикрон

Какое-то время я продолжал искать нечисть в одиночку. Сложнее всего было с вампирами и оборотнями. Они, даже будучи монстрами-убийцами оставались при этом людьми. Они были разумны как люди и могли предположить, как люди будут действовать, когда будут их искать. Но хитростями и обманами, а также магией мне удавалось вычислить местонахождение монстров. А потом я просто приходил к ним и убивал. Благодаря яду трех бессмертных, который мы тогда сделали с Эрикой, моим мечом можно было убить кого угодно. К тому же я продолжал обучаться магии, тренировал более сложные заклинания, которые тоже помогали мне в охоте на нечисть.

Однажды, когда я сидел в квартире один и размышлял о том, что давненько не попадалось монстров, зазвонил телефон. Вот уж кого я точно не ожидал услышать.

– Рэйчел?

– Привет, – голос демонессы звучал бодро и весело. – Ну как ты там, справляешься?

– Два года прошло, с чего вдруг заинтересовалась?

– Вообще-то я наблюдала за тобой, все эти два года. Ты молодец.

– Спасибо, конечно. Но все же, почему ты мне звонишь? Откуда вообще у тебя номер?

– Джон, я ведь не простой демон. К тому же у меня есть кое-какие связи. И я узнала то, что наверняка тебя заинтересует.

– Слушаю.

В тот же момент в трубке послышались гудки, а Рэйчел появилась рядом со мной в комнате.

– Давно не виделись, – произнесла она. – А ты возмужал.

Сама Рэйчел не особо изменилась. Все те же длинные волосы, собранные в высокий хвост. Длинный бежевый плащ, коричневые замшевые ботинки. Никуда не делся и её пирсинг. Я же за это время и правда стал куда крепче от постоянных тренировок. А из-за изменившейся фигуры одежда сидела на мне теперь не как на худеньком подростке, а как на молодом сильном парне.

Рэйчел улыбнулась, очевидно снова подслушав мои мысли. А затем спросила:

– Ты слышал когда-нибудь о Великой горе?

Я слышал немного. Гора эта находилась к северо-востоку от Шеронских лесов. Ходили легенды, будто бы Великая гора стала пристанищем для последнего в мире истинного дракона. Драконы давно считаются вымершими животными. Много лет назад в Войне магов и людей истребили большинство из них. Выжившие же приспособились к жизни среди людей. Стали спариваться с людьми. В результате этих союзов рождались полукровки – драконы-оборотни. Но даже они сохраняли способности своего рода – умение летать, невосприимчивость к заклинаниям и, разумеется, магию огня. Но даже драконы оборотни среди людей были огромной редкостью. На них продолжали охотиться. В качестве добычи. Шкура дракона – самый прочный материал. Из неё изготавливали доспехи, щиты, перчатки и обувь. Кровь дракона обладает целебными свойствами. Не такими сильными как кровь вампира, но все же. Ради этого драконов и истребили. Но дракона, живущего на Великой горе, никто одолеть так и не смог. Он был гораздо сильнее полукровок, ведь был одним из самых первых драконов. По легенде в пещере, где живёт дракон Омикрон, сокрыты неисчислимые богатства. Золото, украденное драконом ещё до Войны магов и людей. Многие люди пытались достать это золото, но никто живым не возвращался.

– Мне не нужно золото дракона, – сказал я Рэйчел. – Накоплений моего отца хватит на долгую и безбедную жизнь. К тому же иногда я выхожу на подработки, чтобы не растратить все его деньги впустую.

– А я и не золото имела в виду. Среди сокровищ дракона есть один магический артефакт. Нечеловеческого происхождения. Точно неизвестно эльфы его создали или ангелы. Этот артефакт давно пропал и лишь недавно стало известно, что он в пещере на Великой горе.

– Что же это за артефакт? – заинтересовался я. Золото не было мне нужно, а вот полезная магическая штука – вполне.

– Это кристалл. Его называют источником вечной власти. Магия, сокрытая в кристалле, может дать обычному человеку невероятные способности. Одно из самого очевидного – телепатия. Ты сможешь читать мысли людей, животных и растений. Понимать все существующие в мире языки. Кроме того, кристалл даёт нечеловеческую силу и скорость его владельцу. Считается, что человек, который им завладеет, сможет стать властителем целого мира.

Мне не нужно было становиться властелином мира. Но как только я услышал про телепатию, то понял, что этот кристалл то, что мне нужно. С помощью чтения мыслей я ведь смогу узнавать гораздо больше информации, чем в моих глупых попытках притворяться журналистом или типа того.

– Но учти, Джон. Одному тебе не справиться. Омикрон – легендарный дракон. Ему тысячи лет. Одним лишь взмахом меча его не победить. Тебе нужны союзники.

– Предлагаешь пойти со мной? – я даже удивился. Рэйчел не стала бы сама напрашиваться на опасность.

– Вовсе нет, спятил что ли! Я просто говорю, что тебе нужна команда.

После разговора с Рэйчел я решил, как поступить. Мне нужно было собрать отряд из крепких и отчаянных ребят. Из тех, кто хочет получить золото дракона и готов сразиться с тысячелетним чудовищем. Условия были такими – я забираю кристалл, а команда делит золото. Но не так много людей решилось пуститься со мной в этот опасный путь. Я не боялся идти на битву с драконом, ведь я знал, что бессмертен. Но остальные ребята были в огромной опасности. Я дал себе слово, что постараюсь не рисковать их жизнями понапрасну и по возможности не впутывать в неприятности. Мне нужна была лишь их сила, чтобы справиться с драконом, ведь в одиночку сражаться с огромным неуязвимым зверем просто невозможно.

Наша команда состояла из шестерых парней, включая меня. Все были либо разбойниками, либо пьянчугами – людьми, у которых не было ни гроша в кармане, и ни родных, ни близких, чтобы отговорить от этой глупой затеи. Всех их я нашёл в барах Миднайта. Единственным занятием в жизни этих ребят было пьянство и грабежи, а потому предложение разбогатеть пришлось им по душе.

Уже в начале путешествия я раскрыл один из секретов своей команды – среди нас была девушка. её звали Белладонна. Как только я узнал это, то понял, что она довольно симпатичная, даже с короткой пацанской стрижкой и в мужской одежде. Но поначалу мы не знали этого и я видел в ней лишь милого мальчика Билли. Белла переоделась парнем только для того, чтобы пойти в этот поход. Сначала я боялся, что она может пострадать. Ведь девушки куда слабее мужчин. Но Белладонна доказала мне, что достаточно сильна для такого мужского похода. А также она дала нам понять, что без неё мы бы не обошлись. Нам просто невероятно повезло, что Белладонна оказалась в нашей компании. В первый же день нашего похода в лесу Шерона в самой чаще мы столкнулись с единорогом. Раньше я слышал о них лишь из сказок и легенд. Единорог – это что-то среднее между лошадью и оленем, но на голове его находится всего один рог. Огромный серебристый рог, торчащий прямо изо лба животного. Единороги магические животные. И они очень своенравны. Приручить единорога практически невозможно, так как он подвластен только чистой девственной душе. К тому же единороги довольно редкие существа, встретить даже одного из них – это можно считать чудом. Мы же с ребятами чудом это не почитали, а скорее чудовищем. Случайно потревожив зверя, мы пробудили его злобный нрав. Разъярённое животное набросилось на нас и повалило на землю одного из парней. Я выхватил меч и собрался убить зверя, но Белладонна остановила меня. Каким-то чудом ей удалось усмирить единорога.

Продолжить чтение