Читать онлайн Игра свободных бесплатно

Игра свободных

Глава 1. Начало Игры Свободных

Круглая арена с тремя застывшими человеческими фигурами. Два молодых человека и девушка на краях искусственной белоснежной площадки. Над ареной бесконечное ночное небо с яркими мерцающими звездами. Абсолютное невозможное безмолвие, которое сводит с ума.

Бац! Раздается хлопок. В центре арены появляется рыжий лис в черном фраке с серой тростью в лапах. Идеально выглаженный фрак с бабочкой безумно контрастирует с белой поверхностью. Недвижимые фигуры людей со страхом в глазах смотрят на зверя.

Лис отвешивает поклон каждому из троицы, вращает тростью и удивительно чистым красивым мужским тенором говорит:

– Всем-всем-всем! Дамы и господа, мое глубочайшее приветствие! С вами Дон Шикарный и его замечательное, самое лучшее шоу среди всех миров «Игра Свободных»! Мой вам низкий поклон, йо-ху-ай!

Лис снова кланяется, с заливистым смехом делает несколько оборотов вокруг своей оси и подпрыгивает на одной лапе. На фоне звезд послышались тихие аплодисменты:

– Сегодня особый день! Нам удалось найти самых лучших Игроков для шоу! Вырвать их из лап обыкновенности, скуки и затхлости! – сказал Лис, притворно зевнул и продолжил. – Три человека. Два самца и самка из глухомани под названием «Земля»! И кто так называет свою родную планету, а? Им предстоит пройти с дюжину испытаний на смелость, честность, отвагу, открытость, доверие и всякое-всякое иное – и выжить! Они или вернутся победителями домой, или сгинут в Игре. Ведь наш девиз какой? Правильно! «Играй в Свободу – или умри». Йо-ху-ай!

Девиз эхом скользнул по арене и унесся вдаль, чтобы раствориться среди звезд. Лис подкинул трость и поймал ее хвостом:

– Давайте познакомимся поближе с нашими участниками! Начнем с самки, вы же не против, господа и дамы? Йо-ху-ай!

Дон Шикарный подбежал к застывшей девушке, которая только и могла бешено вращать глазами и думать, что с ней будет. Лис обнюхал девушку с ног до головы, будто через пару минут закусит ее прелестями. Дон коснулся стальным набалдашником трости лба девушки и громко произнес:

– Виталина Сергеева! Двадцать один год. Студентка медицинского факультета в Москве. Живет с мамой в однокомнатной хрущевке. Отец погиб в автокатастрофе. Любит рисовать и кошек. Ненавидит бомжей, пауков и мразь Маргариту, одногруппницу, которая увела у нее несколько парней с первого курса. Мечтает стать ветеринаром и заботиться о животных. М-м-м, сладкая моя! Да ты просто ангел! Мы с тобой точно поладим! Йо-ху-ай!

Лис лизнул ее в ладонь. Показалось, что девушка дернулась от отвращения. Но это вряд ли! Обездвиженное силой Дона тело не может двигаться еще около двух часов. Куда там какой-то слабой девушке с окраины миров!

Со всех сторон послышались аплодисменты. Лис довольно рассмеялся, подскочиля к одной из фигур парней и ткнул тростью тому в лоб:

– Степан Авроров. Двадцать пять лет. Автомеханик в Подмосковье. Отслужил срочную. Надо же! Ты встречаешься с лапусей Виталиной? Ах, красавчик! Урвал красотку… Живет в съемной комнате. Сирота. Бедняжка… Любит театр и компьютерные игры – интересный набор! Ненавидит мажоров, богачей и жутко ревнует ко всем, кто так или иначе смотрит на твою подругу. Только это не касается нашего третьего участника! Но это потом… Мечтает разбогатеть, свалить на Мальдивы и попивать коктейли каждый день в обнимку с… Х-м-м. Фу, как мелочно, Степан! Мелочно! А как же высшие достижения и цели, как у твоей подруги? Посмотрим, как долго ты продержишься, Технарь! Йо-ху-ай!

Лис провел когтем по щеке Степана так, что осталась кровавая полоска. Тело парня не шелохнулось. Зверь облизнул ноготь – и через пару секунд Дон Шикарный оказался у третьей «жертвы»:

– А вот это очень интересный экземпляр, мои дорогие гости! Джон Касати! Тридцать лет! Сын миллионера из Евросоюза, которого в начале двадцать первого их века застрелили конкуренты, когда отец пытался сбежать в Россию! Жалко папочку, жалко… Сына и жену устроил, весь бизнес и куча денег досталась Джону. Повезло! Лучший друг Степана? Да ладно! Хотя как могли стать друзьями, ведь Степан таких терпеть не может? А-а-а, перепил шампанского, а Степан в подворотне спас от грабителей? Да-а-а, после такого даже я буду дружить хоть с ослом, или с тигром, хотя обе породы терпеть не могу! Транжира, «золотой мальчик» и пьяница… Ух, как ми-и-ило! Йо-ху-ай!

Лис обнюхал недвижимые изрезанные руки Джона и сплюнул…

Дон Шикарный отбежал в центр арены и громко произнес:

– Вы спросите как они оказались здесь? Моя команда немало сил потратила на то, чтобы вылавливать таких «путешественников» в царство Великого Змия! Несколько тысяч бутылок крепкого пива марки «Джуман G» – раз! Подбрасываем в сотни магазинов по всему их миру – два! Затуманенные разумы продавцов – и вуаля, собираем уникальные экземпляры! Купили эту дрянь, распили – и оказались тут! Фортуна помогла нам! Кого под нож, кого сюда… Им повезло! Это трио очень интересно, дамы и господа! Образцово-показательный пример любовного треугольника, о котором они даже не подозревали! И как же будет интересно наблюдать, когда они сейчас услышат Правду Свободы, дорогие мои! Йо-ху-ай! Ах!

По глазам двух парней и девушкам читалась обреченность. Лис подкидывал трость из раза в раз, крутил в воздухе, делал восьмерки лапами. Когда Дон Шикарный наигрался, то продолжил:

– Виталина когда-то любила Степана, но больше встречается с ним из жалости и… Почему еще? А потому что она тайно влюбилась в мажора Джона! Каждый раз умелыми манипуляциями девушки Степан-простачок приглашал друга проводить время втроем! Но разве это все? Сам Джон для Степана не просто друг! О да!!! Мажор втайне влюблен и в девушку, и в парня! И поэтому ему нравилось проводить время с ними! Великая Лиса, фу, ну что за манеры у них на планете? Вот представьте себе, да? Я больше по самочкам… Йо-ху-ай! Да-а-а!

Лис рассмеялся, поправил бабочку фрака и хитро сказал:

– А что Степан? Степан давно уже хотел бросить Виталину, но не мог… Он же честный и благородный человек. Кроме любви его девушка вполне так устраивала. Встречи. Секс. Хорошая еда. А чего ревновал тогда, если не любишь, дурень?! И определиться не может, мучается. Совесть немного подъедает нутро, но порядочность сильнее, да? Также хочет бросить свою работу, с Джоном свалить в Америку, чтобы попытать удачу в Нью-Йорке. И все хорошо, но… Мы немного изменили их планы, предложили участвовать в замечательной Игре, пам-пам! Йо-ху-ай!

Лис обежал белую арену по краям, снова вернулся в центру и с благоговением в голосе начал кричать:

– Я с трепетом в сердце хочу спросить вас, а почему они здесь? Что в них такого? Почему выбрали именно их? Неужто лучших кандидатов не было? И я отвечу! Были! Были лучше! Но физиология остальных не выдержала застывания. Те или сошли с ума, или при телепортации разорвалаона миллион кусочков, когда наши техники накосячили. Или совсем старики попались… Фу, не люблю стариков! Своих я уже давно съел… А тут трое с такой драмой, с такой энергией и с такой «радостью» начнут проходить нашу Игру, что я даже завидую! Да-да-да, я, замечательный ведущий шоу «Игры Свободы», завидую им всем сердцем! Потому что наша Игра стоит того, чтобы здесь были лучшие, да? Значит они Лучшие. И я желаю им успеха! Желаю им Удачи! Желаю им выжить и стать Лучшими, что бы они об этом не думали! Йо-ху-ай! Йо-ху-ай!

Лис подпрыгнул от радости и направил трость на каждого из людей:

– После нашего испытания девушка поймет, что такое настоящая любовь! Автомеханик научится радости жизни! А мажор станет обычным ненадменным человеком! Иначе каюк им настанет на радость нам! Или еще что интереснее придумаем! Ведь наша Игра не для слабых! Нашу Игру создавали миллионы разумных! Нашу Игру видят сотни миров и жаждут интересных впечатлений! Поэтому порадуемся за них, одарим их аплодисментами – и пусть начинают Игру! Йо-ху-ай! Йо-ху-ай! Йо-ху-ай!

Дон Шикарный поклонился каждому из троицы и вскинул трость. Стальной набалдашник сверкнул белым светом:

– Через пару секунд мы начинаем! Пусть шоу начнется! Игра ждет вас, наши Герои! Вперед! И помните девиз: «Играй в Свободу – или умри!». Йо-ху-ай вам – и пока!

Стоило Лису произнести последние слова – и мириады звезд потухли, исчезла Арена и все присутствующие на ней. И только звонким эхом во все стороны был слышен смех Дона Шикарного.

Этот смех возвещал начало Игры. (20.10.2020)

Глава 2. Возвращение Назад

– Какое же выбрать? Какое? Все перепробовали… Хочется что-то новенькое. Но что? – спрашивала она себя вслух, когда осматривала стеллажи с пенным напитком.

Сегодня день, когда погиб отец Джона. Стукнуло три года традиции вспоминать горький день в узком кругу друзей. Для Джона таким кругом был Степан и она, Виталина. Обычно они проводили памятный день вместе за кружечкой пива, любимого напитка погибшего. Джон не единожды вспоминал, что отец просил, если что с ним случиться, встречать день его ухода вот так. С размахом. С радостью и среди близких.

Виталина не могла выбрать. Она стояла минут пять и переводила взгляд с пива одной марки на другую. Все больше она обращала внимание на одну марку, которую прежде не видела. Стоило ей протянуть руку за бутылкой, как внезапно сзади кашлянули:

– Извините, я вижу, что не можете определиться. У нас скидка на Жигулевское двадцать процентов в честь годовщины открытия магазина. Может это поможет выбрать?

Виталина обернулась. Улыбчивый молодой парень в белой рубашке и красной бабочке.

– А-а-а… Э-э-э. Спасибо за совет! А не подскажете, что за марка такая? – спросила девушка и протянула сотруднику магазина бутылку с зеленой этикеткой.

– Неделю назад завезли. Неплохое, говорят. Вроде как из Швеции или из Ирландии, не могу точно сказать. Сам не пробовал, но сравнивают с Жигулевским, на который скидка.

– Похоже я сделала свой выбор. Спасибо большое!

– Не за что. Но подумайте. За цену этой бутылки вы можете взять три Жигулевского по акции.

Молодой человек кивнул головой, отошел к нагруженной тележке и укатил с ней. Виталина ухмыльнулась. Сплавляет акционный товар. Значит или срок годности подходит к концу, или не могут распродать. Годовщина открытия магазина? Слышали уже отговорки…

К пиву Виталину пристрастил Степан. Но если раньше тот пил дешевую дрянь, то как начали встречаться, то пришлось переходить на более дорогие марки. По этой же причине пиво покупала только она, а не парни. Они точно купят очередное мерзкое пойло, а ей потом мучиться. Неудивительно, что Виталина не стала следовать совету работника магазина, схватила восемь бутылок неизвестной и понесла товар на кассу.

… – Доченька, не подашь старику на опохмелиться?

На выходе из магазина Виталина столкнулась с удивительно аккуратным и чистым бомжом. Рыжая шевелюра старика выделялась на фоне белого снега. Вроде нормально выглядит, а все туда же, денег на опохмел… Бомж смотрел на нее с мольбой в глазах. Виталина почувствовала, что тот не отстанет, пока не получит желаемое. Еще не хватало, чтобы за ней пошел…

Нет, она не питала ненависти к таким людям. А бомж чем-то был похож на… отца. Такие же выветренные руки, которые помнила с детства, когда они гладили ее по волосам. От воспоминаний на глаза подступили слезы. Она не заметила, как вытащила из рюкзака одну из бутылок пива и отдала ее старику:

– На здоровье.. Только Вы бы работу нашли и пить перестали. В ваших-то годах.

– Спасибо, доченька! Спасибо, родная! – запричитал бомж и с радостью забрал «добычу».

Бомж прижал бутылку к груди, будто это великая ценность, и стал ее гладить от горлышка и вниз. От горлышка – и вниз… Виталина смотрела на эти движения, к горлу подкатил ком. Отец также гладил ее по шее, когда укачивал на ночь.

– Хорошего Вам дня. Да хранит вас Бог, – прошептала тихо Виталина и поспешила удалиться от странного человека. Она почувствовала, как тот смотрит в спину. Но ей не было плохо. Почему-то еще вспомнился погибший отец Джона. Вот тебе и денечек памяти!

…В подъезде лифт почему-то не работал. Пришлось подниматься на пятый этаж пешком. На лестничной клетке третьего этажа сидела пара малолеток и слушала гнусавый рэпчик конца двадцатого, начала двадцать первого века на смартфоне. Она их знала – те жили в квартирах на третьем.

А рэп – это Децл… Надо же. Она думала, что дети не слушают такое старье… Из новостей слышала, что рэперу однажды стало плохо. Но откачать сумели. Концерты стал проводить активнее. Дела пошли в гору… Вот что значит оказался на волосок от смерти.

– Витка, привет! – окликнул ее Кирилл, белобрысый пацан, сын тети Клавы. Он радостно помахал рукой, когда она проходила мимо. – Слушай, Витка, мы услышали еще на первом этаже, что несешь пенное. Звук стекла стоял такой, что… Витка, поделишься, а? Ты же знаешь, мамка не разрешает… Я куплю! У меня деньги есть! Помоги, пожалуйста!

Она остановилась и взглянула на пацанов. Им еще не было четырнадцати. И на это счет у нее был мнение, которое менять не собиралась:

– А не маловаты ли для пива, детки? А ну брысь домой! Иначе мамке скажу, она тебя по ушам оттаскает и в компьютер запретит играть!

– Да ну тебя, Витка, весь кайф обломала… А мамы не будет еще неделю, я с дядей сижу. Так что фу на тебя. Братиш, включай музыку громче, а? Я в печали. Йоу-ай! Эх…

Она не стала слушать дальше причитания малолетки и поднялась в квартиру. Ей надо собраться, чтобы через два часа оказаться на месте встречи.

…Джон снял роскошные апартаменты в центре города. Сауна. Джакузи. Бассейн. Две спальни. Огромный зал с бильярдом. Он отмечал так день смерти отца третий год подряд. На один целый день они будут втроем шикарно проводить время.

– Дорогие мои друзья! – поднял откупоренную зеленую бутылку пива Джон. Они втроем вразвалочку сидели на длинном черном диване. Расслабленные после джакузи и массажа – идеально, чтобы поднять тост. – Этот день очень важен для меня и моего отца! Папа всегда хотел, чтобы мы радовались жизни и не держали горе слишком долго. А еще он хотел, чтобы я проводил больше времени с теми, кто мне дорог и кому дорог я. Это вы, мои друзья! Я поднимаю тост за вас! Да будет дружба наша вечна!

– За твоего отца и тебя, Джон, – с улыбкой ответил Степан.

– За тебя, Джон. Спасибо твоему отцу! – сказала Виталина.

Традиция соблюдена. Целый день впереди. Бильярд. Караоке. Еще раз джакузи. Ресторанная еда. Замечательный день!

Они чокнулись.

А еще она обязательно затащит Джона в туалет или ванную и скажет о своих чувствах. У нее есть план на это, когда Степан выпьет больше положенного и вырубится.

Виталина в красках представила, как положит руки Джону на грудь, вопьется своими губами в его губы и будет страстно целовать, пока… Ах!

Девушка улыбнулась, сделала глоток и хотела было поставить бутылку на стеклянный столик, как… Тьма. Тишина.

Бац! Раздается хлопок. В центре арены снова появляется рыжий лис в черном фраке с серой тростью в лапах.

Боже, это что? Был сон? Или что?! Опять я здесь!!!

Лис подошел к девушке и когтями взял ее за подбородок. Девушка задрожала – она опять не могла пошевелиться! Фыркнув, Дон Шикарный снова вернулся в центр арены и прокричал:

– Дамы и господа, наша Игра успешно началась! Йо-ху-ай! Вы были свидетелям маленького трюка с путешествием во времени с главным героем, чудесной Виталиной! Для чего мы это сделали, спросите вы? Я отвечу! А чтобы проверить, сможет ли девушка сопротивляться искушению не делать то, что сделала! Ведь это по ее вине вся группа оказалась здесь!

Лис захихикал. Послышались аплодисменты, которые раскатом грома уходили в звездную даль.

– Выбор! Во всем есть выбор! – продолжил Лис и облизнулся длинным красным языком. – Я пытался отговорить ее брать напиток в магазине, но она твердо решила брать свое! Ради чего? Потому что высокомерие, дамы и господа! Сладкое высокомерие! Другие напитки ничем не хуже этого, но новое… Оно манит! Я должна попробовать лучшее, я стану лучше! Эх, святая простота… Минус балл! Йо-ху-ай!

Дон Шикарный поклонился невидимым зрителям. У Виталины на глазах проявились слезы. Нечестно! Зачем он так с ней?! Это же ее секрет!

– Но на выходе она увидела человека и поделилась с ним своей покупкой! Это проявление Милосердия! Она не знала старика, им стать было проще простого! Но стоило мне напомнить об отце и… Эх, милосердие, прекрасное качество! Умница! Плюс балл! Йо-ху-ай!

Лис похлопал девушке. Громкие аплодисменты невидимых зрителей не заставили ждать.

– Но Виталина, красавица, стоило ли так грубо общаться с детьми? – с тоской в голосе продолжил Лис и состроил печальную морду. – Они всего лишь хотели алкогольного напитка! Им нельзя, потому что они дети?! Йо-ху-ай! Да ладно тебе, Виталиночка, кисонька! Ты отказала потому, что почувствовала Власть! Снова высокомерие, лапа! Да еще жадность! А ты знала, что ребёныш вряд ли стал это пить, а поделился бы с дядей? У Кирилла большое доброе сердце! Не знала… Но поздно! Минус балл!

Послышались недовольные возгласы. Лис покачал головой и продолжил:

– Йо-ху-ай! А попытка изменить своему парню в такой день? Ох, это совсем не хорошо, Виталина… Еще больше убеждаюсь, что вы слабый вид, падкий до страстей! Стоит чуть подтолкнуть – и все… Приплыли. Минус балл! Итого минус два балла команде с Земли! Посмотрим как поведут себя другие члены твоей команды в похожей ситуации! Но с тебя пока хватит! Отдохни… Вашу судьбу решат другие участники команды!

Лис подбежал к Виталине и ткнул ее тростью в лоб. В который раз сознание начало меркнуть. Перед тем как отключиться, она слышала слова Дона Шикарного, которые заполняли все пространство вокруг:

– Игра продолжается, дамы и господа! Я уверен, что она вам нравится также, как и мне! Через пару мгновений мы вернемся к вам. А сейчас реклама! Спонсор нашей Игры Свободных – корпорация «Джуман G»! Лучшие товары в лучших мирах! От продуктов питания до настольных игр! Безумие и радость в каждой покупке! Йо-ху-ай! Каждому зрителю положена скидка в размере…

Продолжение она уже не услышала. Весь мир Виталины погрузился во тьму. (21.10.2020)

Глава 13. Свобода от Cмыслов

– Степашенька, вставай, сынок! Тебе скоро на работу… Скажи, что будешь на завтрак? Гайки или болты?

Степан продрал глаза и попытался встать. Краем уха услышал голос мамы, но не понял смысл ее слов. Что он тут делает? Причем тут гайки и…?

– Счас, мам. Дай пять минут… Папа дома?

– Да, где ему еще быть? Отдыхает, завтра на смену. Пять дней проработал без выходных. ЧП случилось на фабрике правопорядка. Круглые сутки привозили на починку сотни полицейских. Представляешь? Какая-то новая ржа, жутко заразная! Ты только его не дергай, устал очень.

– П-п-понятно, мама. Пять минут, оденусь.

– Ладно, сынок. Спускайся. Ты, конечно, на вопрос не ответил первый, но знаю, что любишь.

Мама вышла из комнаты, которая десять лет назад была его. Ничего не поменялось: любимые постеры, телевизор, магнитофон, старая скрипучая кровать и старая тюль на окно во двор. Только странное ощущение в голове, будто что-то здесь не так. Позже подумает.

Надел вчерашние футболку, штаны и прошел на кухню. За столом сидели мать и отец.

– А-а-а, наконец-то проснулся! – сказал папа и похлопал по плечу. Степан искривился, очень уж сильным оказалось это похлопывание. – Сегодня в какую смену?

– В третью, пап. Тоже переработался на днях. Подогнали пару дорогих иномарок, заказчик готов ждать именно меня, – сказал Степан и обернулся на мать.

Мама стояла за плитой и мешала еду на сковороде. Что-то скрежетало металлом.

– Это классно! Лечить иностранцев – хорошие деньги! – кивнул отец, попивая чай.

Степан обратил внимание на странный запах из любимой красной кружки отца. Пахло машинным маслом. Это такой сорт чая?

– Лечить? В смысле? – спросил Степан, удивленно смотря на родителя.

– Тебе же дали мастерскую для работы с иностранцами! Повысили! Забыл? И больше стал зарабатывать, и меньше возишься со дешевым металлолом от бомжей, пьянчуг и наркоманов.

– Да, пожалуй. Мне что-то нехорошо… Можно выйду и прогуляюсь?

Степана начало мутить. То ли от масляного запаха из кружки отца, то ли от странных разговоров. Мама села рядом и положила холодную ладонь на лоб сына:

– Что такое, Степаша? Заболел?

– Может просто голодный. Поем и прогуляюсь перед работой.

– Хорошо. На пустой желудок всегда не очень думается. Твои любимые, сынок, гайки под моторным соусом.

Мама забрала сковородку и вывалила на тарелку перед Степаном стальное «угощение». Капли масла попали на футболку.

– Это… В смысле? Это шутка какая-то? Я думал, что яичницу делаешь. Что за ерунда… Мам, какого черта это накидала?!

– Сын, почему орешь на мать? – повысил голос отец. – Это же твое любимое! Мама вчера весь вечер отбирала лучшие элементы, чтобы тебе сегодня приготовить? Редко нас навещаешь, а тут как с цепи сорвался… Чего мать довел? На работе проблемы, что срываешься на нас?

Отец отставил кружку и злобно посмотрел на сына. Мать начала всхлипывать.

– Простите… Простите… Я… Со мной что-то не так… Я… Выйду, хорошо?

– Стоять, Степан! Сначала по традиции сонастроимся семьей, потом пойдешь куда хочешь. Услышал?

– Сона… Ладно… Как скажешь, пап.

– Вот и славно. Люда, сядь.

Мама послушалась и устроилась на стуле. Отец накрыл своей ладонью ладонь матери, а второй расстегнул рубашку на своей груди. Затем вытащил из карманов штанов широкий ключ и… вставил его в замочную скважину на груди! Тоже самое сделала мама, только у нее был изящный серебряный ключ, а скважина была в несколько раз меньше, чем у отца.

Степан с ужасом смотрел на это невозможное событие, его челюсть упала. Он не мог ничего сказать, настолько дико это выглядело.

– А ты чего ждешь? – спросил отец. – Или даже это не хочешь с нами делать?

– Я… Я… Мне пора! Я побежал… Потом… Потом!

Он резко поднялся со стула, убежал в комнату и запер за собой дверь. Отец и мать о чем-то громко говорили. Отец кричал, мама плакала.

Что вообще происходит? Какого черта? Нужно выбираться из дома. Я сплю!

Степан пару раз ударил себя по щекам, но не проснулся. Подошел к зеркалу и решил проверить. Снял футболку и нащупал… такую же замочную скважину!

– Какого демона! Боже мой! Что происходит?! – прокричал Степан своему отражению.

Потребовалось три минуты собрать рюкзак, одеться, схватить смартфон и выбежать на улицу. Родители хотели было его остановить, но не успели. От отца жутко разило горячим железом.

Выбежав на улицу, Степан стал набирать номера Виталины и Джона. Подруга не отвечала, а Джон ответил только через пару минут:

– Джон, это Степа. Можем встретиться сейчас? Да, через полчаса, на метро приеду. Да, срочно…. Фиг с ней с работой! Мне нужно поговорить! До Виталины дозвониться не могу, не знаешь где она?… Ладно… Попробую еще позвонить. Да, 30 минут – и у тебя… Да. До встречи!

В метро было мало людей. Когда он зашел в вагон и сел на свободное место, то обратил внимание на запах. Машинное масло. Этот запах был везде! Он чувствовался от людей, от зданий, от асфальта и воздуха. Да он сам этим запахом пропах насквозь!

Степан трогал замочную скважину через футболку на груди, не верил, что это вообще возможно. Да что происходит? Он посмотрел на сидящих рядом с ним людей. Они все тоже с этими штуками? Вроде нормальные… Обычные люди обычного города. Или нет..?

Напротив сидела немолодая парочка. Мужчина кривился от боли и все время касался левого плеча. Рядом сидящая женщина, заметив это, начала рыться в красной сумочке и достала оттуда… жестяную баночку с маслом известной марки! Да, масло! Он как автомеханик прекрасно разбирается в таких вещах! Не могло быть и сомнений! Степан с ужасом смотрел на эту фантасмагорию. Реальность сошла с ума!

Женщина отвернула колпачок банки, поднесла горлышко к шее мужчины и начала выливать содержимое:

– Сейчас станет легче, дорогой. Я говорила, что в прошлом году нужно было соглашаться на социальную поддержку по замене рук, а? А теперь мучаешься!

– Да ладно. Всего лишь один раз в месяц боль потерпеть…

– Ты ж на стенку лезешь! Все никак не можешь придти в себя от черной ржи!

– Да все равно недолго осталось. Через два года в утиль сдамся, получишь деньги и будешь жить радостно. И внукам останется.

– Как же я без тебя? Молчи уж!

Степан не верил своим ушам. Он попал в какой-то бред идиота!

Закрыл глаза и весь оставшийся путь сидел так, слушал перестук колес и нюхал вездесущий запах масла, который надоел ему еще при работе в автомастерской.

…Джон открыл не сразу. Степан простоял десять минут на пороге квартиры, пока хозяин не соизволил выйти.

– Привет, Степ. Заходи. Что случилось? – спросил Касати заспанным голосом и пригласил зайти.

Джон был в одних шлепках и шортах. Загорелое мускулистое тело – и без замочных скважин! Значит с ним все в порядке!

– Не знаю. Похоже я сошел с ума, Джон. Мне всякое мерещится, – начал Степан.

– Сядь и расскажи подробнее. Пить будешь? – спросил Касати и открыл холодильник бара.

– Да знаешь, какое люблю. Сейчас… Постараюсь в двух словах…

Степан рассказал все, что сегодня случилось: про странное поведение родителей, про гайки в тарелке, про замочные скважины, про вездесущий запах масла и про парочку в метро.

Джон слушал внимательно и беззвучно. Никаких смешков и ухмылок. Когда Степан закончил, то он молча подошел к бару и вытащил еще пару бутылок пива. Протянул другу и сказал:

– Вот тебя вштырило. Часом не курнул чего на днях, а?

– Вообще нет! А еще Виталина не отвечает… Она чего-нибудь говорила?

– Не-а. Я ее давно не видел. Ты пей давай, пей! Может полегчает!

– Хорошо. Я уж думал, что совсем сбрендил. Твое здоровье!

– И твое, друг.

Стоило Степану сделать глоток из бутылки, то сразу же выплюнул все содержимое и заорал в лицо другу:

– Какого черта, Джон! Сука!!! Это же моча! Какого хрена ты мне дал мочу в бутылке, урод?!

– Ты охренел совсем, Степ?! Чего разорался?! – поднялся Джон и уставился на Степана. – Это лучшее Мочиво, которое только можно достать! Совсем с дуба рухнул, а?! Оно мне стоило сто зеленых за бутылку! Да чтобы такой объем в половину литра нацедить, нужно с тысячу американских буйволов доить первыми дневными порциями неделю! Неделю, идиот!!! Я тебе задарма даю, а ты?

– Ты совсем сбрендил? Это розыгрыш, да? Да пошел ты!!!

Через секунду бутылка полетела в сторону окна, а сам Степан размахнулся кулаком и въехал в лицо Джону. Хозяин квартиры никак не ожидал нападения, пошатнулся и упал на живот за пару метров на холодную европейскую плитку. Послышался глухой удар.

– Чтобы знал, как шутить этими шутками, придурок! Да за такое и убить мало!!! Джон, чего молчишь, идиота кусок? Джон… Джон? Джон!!!

Степан подошел к упавшему другу и потряс его:

– Джон, эй, дружище! Извини, я не хотел… Джон, что такое, что с тобой?! Джон!!!

Он стал трясти тело друга сильнее и почувствовал что-то липкое на ладонях.

Кровь! О боже, я… Убил его?!

Степан проверил пульс лежащего – его не было. Он сел рядом с телом и поднял измазанные в крови ладони к лицу:

– Что я наделал! Что я наделал! Джон, прости меня! Прости, друг! Прости!

Через минуту что-то случилось со зрением – и его накрыла тьма.

…Бац! Раздается хлопок. В центре арены снова лис. Черный фрак. Серая трость. Дон Шикарный стоял в центре белоснежной арены, ухмылялся и смотрел на нагое тело Степана. Лис начал говорить:

– Дамы и господа, наша Игра продолжается! Йо-ху-ай! Вы стали участниками прекрасного действия. Роскошное зрелище подстать лучшим художникам и творцам бесконечных миров! И наш герой – Степан, прекрасный друг и целитель механизмов!

Лис радостно подпрыгивал:

– Что мы сделали с ним? Мы показали свободу от смыслов! От морали! От разума и ее границ! Решили проверить, а сможет ли выдержать, что ему предстоит? Выдержал ли он! Выдержал? Я не слышу! Йо-ху-ай!

Аплодисменты были очень громкими. Степан продолжал плакать, он был в отчаянии. Лис издал похожий на волчий вой и продолжил:

– Что есть разум? Что есть реальность? Она только в голове каждого из существ! И мы так привыкли к своей версии реальности, то стоит только показать что-то иное и… Что происходит, дамы и господа? Человек не выдерживает! Йо-ху-ай!

Лис потрогал рыжий хвост и ухмыльнулся так, что были видны белоснежные клыки:

– Но Степан… Он же такой крепкий на вид. Такой смелый и решительный, лапочка просто! Получилось ли у него сдержаться? Сначала – да! Но его не удивило, что видит родителей живыми. Степан, как же так не подумал-то, дорогуша? Минус тебе балл! Йо-ху-ай!

Недовольные возгласы. Даже мерцающие звезды будто осуждали поступок Степана. Лис поднял лапы – возгласы стихли:

– Но… Вместе с этим хватило сил и ума не спорить с увиденным! Не выводить из себя родителей, а собраться и уйти. Да, родители нереальны – какая чудесная фантасмагория была придумана нами, согласитесь? Чудесная во всех смыслах! За то, что не стал устраивать сцен с родителями, плюс тебе балл! Йо-ху-ай!

Ли поклонился, поправил свою желтую бабочку и обвел тростью пространство арены:

– Правда, Виталина слегка подпортила работу, сломала время и пространство своими воздыхательными выкрутасами по Джону! Хотелось иначе, проще. Пришлось вкручивать Степану новые параметры! Но… В любой ситуации мы должны оставаться разумными и сильными. Разум есть сила! Ничто не является сильнее разума! Даже чувства слабы и никчемны! Фу, если бы чувства были сильнее, то так и остались бешеными животными и бегали по лесам! Убил бы всех, кто руководствуется только чувствами! Им место в заповедниках, как реликтам древности! Слабаки! Если уж выходить за пределы, то только разума! Разум – наше все!

Лис громко зарычал на выложенную им идею слабости чувств (с чем Степан в глубине души не мог не согласиться) и продолжил:

– Но разум есть стойкость и терпение! А ты… Ты сделал ужасное! Убил друга только потому, что показалось, что над тобой издевались. Не разобрался в сути, хотя друг показал, что и как! Разум помутился! Дал волю чувствам! Психанул – и вот итог! Смерть! Никчемная смерть! Минус два балла! Йо-ху-ай!

Продолжить чтение