Читать онлайн Окаянные годы России и немецкие колонисты бесплатно

Окаянные годы России и немецкие колонисты

Предисловие

В результате Февральской буржуазной революции в России была свергнута монархия, а в результате Октябрьского большевистского переворота – установлена совершенно новая форма правления, советская власть. Приход к власти стал возможен благодаря лживым ленинским лозунгам. Такое коварство большевиков привело к яростному противостоянию им, как со стороны других демократических партий, так и народных масс, недовольных новым режимом.

Стране пришлось пережить гражданскую войну, военный коммунизм, белый и красный террор, искусственно созданный голод, ликвидацию кулачества как класса, чистки партийных рядов и постоянные преследования инакомыслящих.

Вместе со всеми другими народами эти тяжелые времена должны были пережить и российские немцы, что видно по судьбам двух старших поколений автора.

Глава 1.

Февральская революция

Накал революционной борьбы в ходе Февральской революции 1917 года, начавшейся в столице России Петербурге 23 февраля был настолько высок, что это привело к отречению от власти императора Николая II, состоявшегося в ночь на 2 марта.

При этом сложилось серьезное положение с властью в стране. Четвертая Государственная Дума была распущена указом императора от 25 февраля, столица бурлила вооруженными рабочими и солдатами. Старое царское правительство самоликвидировалось.

Стало ясно, что требование либеральных партий о назначении Ответственного министерства при сохранениии власти монарха себя изжило, что требуется введение парламентской формы правления.

ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

В условиях отсутствия императора в Петрограде Государственная Дума оказалась в двусмысленном положении. С одной стороны, она из ставки Верховного главнокомандующего Русской армии, куда Николай II уехал 22 февраля, получила Указ императора о самороспуске и опасалась подхода к Петрограду предполагаемой «карательной экспедиции», с другой стороны, она оказалась осаждена толпой революционных солдат и рабочих в ее резиденции – Таврическом дворце.

В результате депутаты Госдумы решили собраться под видом «частного совещания». Это частное совещание поручило совету Старейшин Думы выбрать Временный комитет членов Думы для определения дальнейших действий в наметившейся критической ситуации.

Временный комитет Государственной Думы, сформированный 27 февраля, объявил себя преемником власти в стране (для водворения порядка в столице и для сношения с лицами и учреждениями), что было понятно любому здравомыслящему человеку и было принято обществом.

В результате 2 (15) марта 1917 года было сформировано Временное Правительство – высший исполнительно-распорядительный орган государственной власти в России. Ведущую роль в нем играли представители либерально-буржуазных партий – кадетов, октябристов, прогрессистов.

Председателем Временного Правительства и одновременно министром внутренних дел был назначен крупный помещик князь Г. Е. Львов, член Партии конституционных демократов (кадетов), которого император Николай II одновременно со своим отречением назначил главой Правительства Российской империи с функциями главы государства.

В состав правительства вошли 11 министров. В этот первый состав Временного Правительства вошел и А. Ф. Керенский, как министр юстиции, вначале от Трудовой партии, а позднее – от Партии социал-революционеров (эсэров).

  • ПЕТРОГРАДСКИЙ СОВЕТ
  • РАБОЧИХ ДЕПУТАТОВ

Однако, в столице вечером того же дня, 27 февраля, и тоже в Таврическом дворце, как раз «осажденном толпой солдат и рабочих», был создан (или возрожден) существовавший уже во время Революции 1905 года Петроградский Совет рабочих депутатов, к которому теперь присоединились восставшие солдаты, обеспечившие ему еще большую реальную власть.

Учитывая это обстоятельство, Временный комитет Госдумы вынужден был пойти на соглашение с исполкомом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов (как он теперь стал называться) и даже делегировал в него одного из своих министров, а именно, министра юстиции А. Ф. Керенского, в качестве товарища (заместителя) председателя исполкома.

ДВОЕВЛАСТИЕ

Как видим, в Петрограде с самого начала сложилась двойная система правления, так как наряду с легитимным органом, составленным из членов избранной ранее народом Государственной Думы, новому правительству приходилось считаться с совершенно новой формой власти, практически самозванным Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов, как он теперь, в отличие от Совета 1905 года, стал называться, после включения в него представителей восставших солдат и матросов.

Члены Петроградского совета, большинство в котором составляли представители социалистических партий, социал-революционеры (эсеры) и социал-демократы (большевики и меньшевики) и некоторые другие, в правительство не вошли, но выдвинули ряд требований, которые «буржуазные» министры Временного правительства должны были принять.

Временное правительство обязалось: объявить политическую амнистию, обеспечить демократические свободы всем гражданам, отменить сословные, вероисповедальные и национальные ограничения, заменить полицию народной милицией, подчиненной органам местного самоуправления, начать подготовку к выборам в Учредительное собрание и в органы местного самоуправления на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования, не разоружать и не выводить из Петрограда воинские части, принимавшие участие в революционном движении.

Правительство называлось временным потому, что в дальнейшем планировалось передать всю полноту власти Учредительному собранию, выборы которого были назначены на 17 сентября, но затем были перенесены на 12 (25) ноября 1917 года.

Этот состав Временного правительства во главе с князем Львовым был откровенно слабым, он не справлялся ни с разрухой в стране, ни с разложением армии, и продержался до июля 1917 года, когда в результате первого кризиса Правительство возглавил Александр Федорович Керенский.

Но большевики, с самого начала рвавшиеся к власти, развили бурную деятельность через Совет, и не только в столице, но распространили свое влияние и на другие регионы страны. В течение первой недели после отречения императора восставшие рабочие и солдаты захватили власть в Москве, а в последующую неделю – также во многих крупных городах страны.

Хотя Февральская революция именовалась бескровной, в действительности это было не так. Только в столице было убито или ранено более полутора тысяч человек. На Балтфлоте было убито около ста офицеров. Кровь пролилась во многих населенных пунктах России.

Начало Гражданской войны в России ряд историков отсчитывают от февраля 1917 года. Непременным условием Петроградского Совета была амнистия всех без исключения политзаключенных.

АМНИСТИИ, АНАРХИЯ И БАНДИТИЗМ

Не удивительно, что первыми декретами Временного правительства были Законодательные акты с целью преобразования общественного уклада.

Иначе – за что боролись?

Среди этих актов на первом месте были вопросы, связанные с амнистией политзаключенных. Уже 3 марта 1917 года в Декларации нового правительства о его составе и задачах указывается «полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям, аграрным преступлениям и т.д.»

Вопрос об амнистии политическим заключенным был одним из самых «больных» в обществе и стране, в которой десятки тысяч борцов за свободу народа находились на каторге и в ссылке в самых неблагоприятных условиях на просторах Сибири и Дальнего Востока.

Еще во время Первой русской революции 1905—1907 годов этот вопрос поднимался на сессии Государственной Думы первого созыва, но тогда император, обладавший правом «вето» на решения Госдумы, отверг этот проект. Для Николая II провозглашение амнистии революционерам после убийства ими более 17 тысяч государственных служащих было делом немыслимым.

А сейчас первым из Постановлений нового Правительства был акт «об общей политической и религиозной амнистии» от 6 марта. Он был принят, как указывалось в документе, «во имя исполнения народной совести, исторической справедливости, и в ознаменование окончательного торжества нового порядка, основанного на праве и свободе».

Это постановление освобождало от юридической ответственности лиц, участвовавших как в этой последней революции в период с 23 февраля по 6 марта, так и ранее. Предусматривалось освобождение широкого круга возмутителей спокойствия старого режима, а также лиц, совершивших тяжкие деяния, вплоть до убийства.

Этот акт далее был дополнен Постановлением о воинской амнистии от 14 марта, которое распространялось на армию и флот, а также Дополнением к этому акту от 17 марта об облегчении участи лиц, совершивших уголовные преступления. По этому последнему постановлению отменялась смертная казнь, которая заменялась на 15 лет каторги.

Все эти акты, созданные в спешном порядке, имели много мест с неясным толкованием, так что многие заключенные были освобождены стихийным образом во время возникших беспорядков. Они рассеялись по стране, не желая ожидать процедуры освобождения законным путем.

Министром юстиции в первом правительстве был А. М. Керенский, так что бесчисленное количество уголовников, освобожденных в результате этой амнистии, получили в дальнейшем прозвище «птенцов Керенского». На свободе оказалось более 120 тысяч уголовных преступников. Историки отмечают, что такое массовое освобождение уголовников осложнило и без того сложное положение в стране, резко повысив уровень преступности.

ВОЗВРАЩЕНИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

Ну и конечно же, в результате этой амнистии были освобождены и политические заключенные, к этому времени уже известные революционеры, как Ф. Э. Дзержинский, И. В. Сталин, Я. М. Свердлов, Б. В. Савинков, Н. И. Махно, Г. И. Котовский и другие. Находясь в сибирских ссылках, они с первыми же поездами вернулись в Петроград и активно включились в революционную деятельность. Также многим политическим эмигрантам было разрешено возвратиться в Россию, в том числе В. И. Ленину и Л. Д. Троцкому. Эмигранты должны были разными путями и со сложностями добираться в Россию, поэтому прибыли значительно позднее.

В. И. Ленин прибыл с группой революционеров в апреле. При этом кайзеровская администрация предоставила ему проезд в закрытом вагоне, что позднее должна была признать советская пропаганда. Он въехал вместе с 32 единомышленниками через враждебную Германию. Со временем стало известно, что «пломбированный вагон» был не один, а три, а еще позднее выяснилось, что и это было еще не все. Не только вагонов было больше, но и целые поезда, которые привозили в Россию революционеров целыми семьями в порядке «репатриации».

Германский кайзер и его генералитет были заинтересованы в скорейшей победе над основным противником, Россией, вот и постарались. Они снабдили Ленина огромной суммой денег на подрывную деятельность, что позднее стало причиной того, что его стали называть агентом и предателем, а революцию купленной.

Еще позднее, 4 мая, приехал в Россию Л. Д. Троцкий. Ко времени свершения Февральской революции он жил в Нью-Йорке. Как только весть о революции в России достигла Штатов, он сразу же на корабле направился в Петроград, но в канадском портовом городе Галифакс вместе с семьей был снят с корабля английскими властями и отправлен в концлагерь по подозрению в шпионаже в пользу России. Интересным в этой истории является то, что именно Временное правительство хлопотало об освобождении Троцкого из тюрьмы и возможности его переезда в Россию.

Сразу по прибытии в Петербург он, хотя и будучи беспартийным, направился в Петросовет, где в память о том, что он уже был председателем Петросовета в 1905 году, ему предоставили место, правда, с совещательным голосом. Здесь он занял позицию резкой критики Временного правительства. В июле 1917 года вступил в РСДРП (б), занял пост Председателя Петросовета и развил бурную деятельность в пользу большевиков.

Глава 2.

Город Симбирск – поставщик

революционеров

Весной 1648 года на правом высоком берегу Волги по повелению царя Алексея Михайловича начала строиться засечная крепость на юго-восточной окраине Государства Российского, получившая название Синбирск по названию имевшегося на левом берегу реки старинного городища, построенного булгарским князем Синбиром. Со временем здесь, в 890 километрах от Москвы, возник старинный уездный город, который в 1780 году по повелению Екатерины второй был переименован в более благозвучный Симбирск.

Город на Волге, на перекрестке двух основных торговых путей, водного, с севера на юг, и сухопутного, с запада на восток, быстро развивался. Он стал центром торговли продуктами питания, скотом и лесом. Его развитию способствовала и ежегодная Сборная ярмарка, приносившая городу до 10 миллионов рублей.

В конце XIX века этот город называли «барином на Волге» и «дворянским гнездом», он славился своими историческими и культурными традициями. Здесь появился, один из первых в России, публичный (не для избранной публики высшего света) театр, были открыты гимназия, кадетский корпус, духовная семинария, десятки промышленных предприятий. В городе в 1845 году был установлен первый памятник персоне не царского происхождения, писателю-историку Н. М. Карамзину, а позднее и писателю И. А. Гончарову.

СИМБИМРСК – УЛЬЯНОВСК

Нашему поколению более известны события, которые связаны со свержением монархического строя, установлением советской власти и тем, что в мае 1924 года, в связи со смерью В. И. Ленина, Симбирск был переименован в город Ульянов, название которого в дальнейшем трансформировалось в Ульяновск.

Но мы сейчас говорим о Симбирске, городе, который в свое время был своеобразным «поставщиком именитых революционеров». Первым из них является старший брат В. И. Ленина Александр Ульянов, казненный за попытку покушения на жизнь императора Александра III. Хотя он и родился в Казани, но на учебу в Петербургский университет поехал из Симбирска, где к тому времени проживала его семья.

О том, что в Симбирске родился вождь мирового пролетариата В. И. Ульянов-Ленин, знает каждый человек, учившийся в советской школе. Менее известным является факт, что первые месяцы после Февральской революции Россией руководил сравнительно молодой революционер, член Трудовой партии, а позднее Партии социал-революционеров (эсэров), Александр Михайлович Керенский, тоже имевший прямое отношнение к этому городу. Хотя фамилия Керенского, конечно же, тоже у всех наших современников была на слуху, но с весьма негативным знаменателем.

Если Александра и Владимира Ульяновых связывают родственные отношения, то Керенский примыкает к ним, вернее, к Владимиру, тем, что они оба родились в этом городе. Более того, оба родились в семьях прогрессивных преподавателей. Отцы обоих за свою благотворную деятельность на ниве просвещения, ход которой дали законы Александра II – «Освободителя», дослужились до чина действительного статского советника (почитай, генерала на гражданской государственной службе), и оба получили право на потомственное дворянство.

Их этого факта мы видим, что Ленина и Керенского связывает еще одно обстоятельство, а именно, что оба имеют дворянское происхождение во втором поколении. У русского народа по этому поводу имеется поговорка: «Из грязи в князи!».

Но нельзя исключить и природные высокие качества обоих юношей, окончивших гимназию с отличием и университет по юридическому факультету с последующей революционной деятельностью на благо угнетенного народа. Советская власть превозносила Ульянова-Ленина и клеймила ужасного Керенского, так что напрашивается необходимость создания, по возможности, беспристрастного портрета этих людей.

ДВЕ СЕМЬИ, ДВА РЕВОЛЮЦИОННЫХ

ЛИДЕРА

Итак, две семьи, Ульяновы и Керенские, в уездном городе Симбирске. В связи с Февральской буржуазной, а затем и Октябрьской социалистической, революциями уместно привести интересные факты из приведенных выше семей, давших стране трех революционных лидеров, из которых двое возглавляли страну после краха монархического режима.

Во времена жизни молодых Владимира Ульянова и Александра Керенского обе семьи проживали в городе Симбирске, где отец Володи Илья Николаевич был вначале инспектором, а затем директором народных училищ губернии, а отец Саши Федор Михайлович – директором гимназии, в которой учился Володя.

Историки отмечают вместе с тем, что эти два будущих лидера государства в детстве и юности не знали друг друга в силу значительной разницы в возрасте. Александр Керенский был на 11 лет моложе Владимира Ульянова, но первым пришел к власти – вскоре после Февральской революции, вначале как министр юстиции Временного правительства, затем был военным и морским министром, а в заключение – Председателем правительства и Главковерхом Вооруженных Сил, но все это недолго, в общей сложности – восемь месяцев.

Ульянов-Ленин возглавил страну победившего социализма несколькими месяцами позднее, но и на более продолжительный срок, на пять лет. Причем судьбы этих двух страстных революционеров переплетались в пору, когда после свержения монархии в ходе Февральской революции решался вопрос дальнейшего государственного устройства страны. Переплетались так, что вначале Керенский должен был отдать приказ арестовать Ленина, а уже спустя пару месяцев Керенский должен был бежать от Ленина, лишь бы спасти свою жизнь.

УЛЬЯНОВЫ

Интересным представляется происхождение этих двух государственных деятелей. Владимир Ульянов был сыном астраханского мещанина, преподавателя физики и математики, кандидата математических наук. На посту Инспектора народных училищ Симбирского уезда он был неутомим в работе, постоянно посещая большие и малые населеннные пункты и открывая в них народные школы. Он добился огромных успехов, за время его деятельности в уезде было открыто более 200 школ. За свою подвижническую деятельность он был удостоен нескольких орденов, а в 1877 году получил чин действительного статского советника и право на потомственне дворянство.

Казалось бы, что новую дворянскую семью ожидает благоустроенная счастливая жизнь, но уже через 7 лет в многодетной семье Ильи Николаевича и Марии Александровны Ульяновых пошла череда несчастий. Так, после радостного сообщения от 1 января 1885 года о присвоении отцу семейства очередной высокой награды – ордена Святого Станислава 1-ой степени, уже через 10 дней состояние здоровья Ильи Николаевича резко ухудшилось, и через два дня он скончался от кровоизлияния в мозг. Он полгода не дожил до своего 55-летнего юбилея.

По ходатайству вдовы Марии Александровны семья Ульяновых была внесена в третью часть дворянской родословной книги Симбирской губернии, правда, без старшей дочери Анны. Она достигла совершеннолетия и должна была сама подать прошение, но не сделала этого. В следующем году в Санкт-Петербурге был казнен старший сын Ульяновых Александр после раскрытия планов покушения на жизнь императора Александра III. Это обстоятельство пришлось следующим страшным ударом по семье Ульяновых.

Однако, запомним, что Володя Ульянов являлся потомственным дворянином во втором поколении, причем не только по отцовской, но и материнской линии, так как его дед Александр Дмитриевич Бланк тоже имел статус потомственного дворянина, полученного по своей гражданской врачебной службе.

КЕРЕНСКИЕ

В эти же годы в Симбирске проживала семья еще одного преподавателя – директора Симбирской мужской гимназии Федора Михайловича Керенского. Именно он ставил своему способному ученику Володе Ульянову знаменитые «пятерки», о которых тот с восторгом сообщал семье по приходе из школы. Однако, этот же преподаватель поставил Володе единственную четверку по логике в аттестате золотого медалиста 1887 года, несмотря на то, что его отец Илья Николаевич, вот, еще недавно, был его начальником. Следует отметить, что преподаватель на педагогическом совете выступил в защиту своего лучшего ученика, и медаль все же была вручена.

Семьи Керенских и Ульяновых связывали дружественные отношения. После того, как умер Илья Николаевич, Федор Михайлович принимал участие в судьбе детей Ульяновых. Именно он после того, как был казнен старший брат Александр, дал брату революционера Владимиру положительную характеристику для поступления в Казанский университет.

В семье у Керенских были три дочери и два сына – Александр и Федор. По сообщениям современников, Саша пользовался особенной любовью в семье, так как он в детстве перенес туберкулез бедренной кости. После операции ему пришлось полгода провести в постели и за это время он приучился к чтению, чего раньше не любил. Потом он должен был еще долго носить металлический кованый сапог с грузом, что привело к успеху. Он полностью оправился от болезни, мог нормально ходить и даже танцевать, увлекался самодеятельным театром, в котором с блеском исполнял роль Хлестакова.

В 1887 году его отец Ф. М. Керенский тоже получил чин действительного статского советника и право на потомственное дворянство. Стало быть, и сын его Саша, будущий социал-революционер (эсэр), тоже – отпрыск потомственного дворянина, и также, как и Володя Ульянов, во втором поколении.

Федор Михайлович Керенский через два года после получения высокого чина действительного статского советника был назначен главным инспектором училищ Туркестанского края, поэтому переехал с семьей в Ташкент. Здесь восьмилетний Саша поступил в гимназию, которую окончил с золотой медалью (чем не такой же умный, как Володя?) и поступил в Петербургский университет, который окончил по юридическому факультету.

ЮРИСТ И РЕВОЛЮЦИОНЕР КЕРЕНСКИЙ

О «вожде мирового пролетариата» В. И. Ленине мы знаем практически все, потому что начиная уже с первых классов школы и затем всю сознательную жизнь в Советской России подвергались непрерывной идеологической обработке в направлении сталинского возвеличивания этого «бого-человека». А. Ф. Керенского официальная пропаганда замалчивала или, хуже того, снабжала самыми неприличными эпитетами, как политическими, так и индивидуальными. Поэтому хотя бы сейчас попробуем, по возможности, беспристрастно наметить некоторые штрихи к его портрету.

Итак, способный юноша из дворянской учительской семьи после окончания юридического факультета Петербургского университета в 1904 году приступил к юридической практике и через год был принят в Коллегию адвокатов Петербурга. Вместе с тем, он в это время сблизился эсэрами, в том числе, с эсэрами-террористами, которым предлагал убить императора Николая II. Однако, руководитель Боевой организации Партии эсэров Евно Азеф, по-видимому, из личных интересов отговорил его от этой затеи. (Известно, что за «спасение» императора жандармское управление повысило месячный оклад Азефу до 1000 рублей).

Революционная активность молодого адвоката была замечена «царской охранкой», он был арестован и провел 4 месяца в тюрьме, но за недостаточностью улик (ни оружия, ни каких-либо документов при обыске найдено не было) он был освобожден и выслан в Ташкент, где жил отец. Осенью 1906 года вернулся в Петербург и приступил к своей адвокатской деятельности. При этом предпочитал защиту участников крупных политических процессов.

Керенский был неутомим в своей адвокатской практике, защищая крестьян в Ревеле, взбунтовавшееся население в Туркестане и Степном крае (нынешний Казахстан), армян на судебном процессе в Петербурге, участвовал в комиссии адвокатов по расследованию расстрела рабочих на Ленских золотых приисках и других громких процессах.

Став известным как защитник угнетаемых слоев населения от произвола царских чиновников, был избран депутатом IV Государственной думы, где приобрел славу лучшего оратора левых фракций.

В 1916 году в своей думской речи Керенский призывал к свержению самодержавия, после чего императрица Александра Федоровна заявила, что «Керенского следует повесить».

Такую же бурную политическую деятельность он проявлял и в период Февральской революции с 23 февраля по 3 марта 1917 года. В ответ на указ Николая II о приостановлении деятельности Государственной Думы он призвал не подчиняться царской воле, в тот же день вошел в состав Временного комитета и Военной комиссии, руководившей действиями революционных сил против полиции.

К моменту свершения Февральской революции он оказался сразу в двух органах новой власти. В составе Временного правительства в качестве министра юстиции и в составе Петросовета в качестве заместителя Председателя исполкома. В ближайшие месяцы его бурная деятельность привела его помимо поста министра юстиции, к постам военного и морского министра и Министра-председателя Временного правительства, а также и Главнокомандующего вооруженными силами России.

ВО ГЛАВЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Уже как министр юстиции он инициировал такие решения Временного правительства, как амнистия политических заключенных, провозглашение свободы печати, слова, собраний, деятельности политических партий, отмена национальных и религиозных ограничений и других. Он провел судебную реформу и с его подачи 17 марта 1917 года в России была отменена смертная казнь за уголовные преступления.

Он не боялся выступать перед многотысячными аудиториями и охотно ездил на митинги, которые в это время будоражили революционный Петербург. Пишут, что его речи-импровизации, насыщенные эмоциями и некоторой истеричностью, завораживали слушателей. Летом он объезжал фронтовые части на автомашине и выступал с зажигательными речами, призывавшими к решительному наступлению и доведению Германской войны до победного конца. Однако, июньское наступление провалилось.

Политическая деятельность Временного правительстсва не была поддержана народом. Оно не сумело справиться ни с разрухой в стране и бедственным положением населения, ни с падением дисциплины в армии и на флоте. А тут еще начался июльский кризис власти, когда из правительства вышли министры кадеты. Вслед за военным поражением на фронте в Петрограде начались антиправительственные выступления. Они начались со стихийных выступлений солдат, рабочих заводов и кронштадтских матросов под лозунгами немедленной отставки Временного правительства («долой десять министров-капиталистов») и передачи власти Советам.

Эти выступления проходили при непосредственном участии анархистов и части большевиков и привели к кровопролитиям. Итогом их явилось обвинение в беспорядках большевиков и причастности Ленина к шпионажу в пользу Германии. Керенским был отдан приказ об аресте Ленина. Хотя убедительных данных о шпионаже Ленина предъявлено не было, ему пришлось в сопровождении Зиновьева перейти на нелегальное положение, скрываться и жить в шалаше в районе Сестрорецка.

Керенскому пришлось сформировать второе коалиционное правительство, в котором он стал Министром-председателем, сохранив за собой пост военного и морского министра. Правительство под руководством Керенского пыталось проводить политику лавирования между основными политическими силами страны, которая, однако, вызывала недовольство в том и другом лагере. Непродуманные шаги привели уже в августе к очередному политическому кризису.

Став главой правительства, Керенский попытался укрепить государственную власть, ввел смертную казнь на фронте, новые денежные знаки, получившие в народе название «керенки» и назначил новым Верховным главнокомандующим энергичного и популярного генерала Лавра Георгиевича Корнилова. Но остановить волну глобального кризиса в стране ему не удалось, армия разлагалась на глазах, солдаты не желали воевать, а рвались домой делить помещичьи земли.

КОРНИЛОВСКИЙ «МЯТЕЖ»

В этих условиях генерал Корнилов предлагал милитаризировать фабрики, заводы, железные дороги, ввести смертную казнь в тылу, жесткими мерами восстановить престиж органов власти. В Петрограде он предлагал ввести военное положение, для чего перебросить в столицу воинские части, прежде всего, казаков и верную ему Дикую дивизию из горских народов.

Керенский не мог согласиться с усилением престижа Корнилова, что повлекло бы за собой ущемление его собственной власти, поэтому представил его действия как мятеж. Он приказал арестовать генерала и его сообщников (21 человека), которые содержались в тюрьмах Могилева (где в то время находилась Ставка Главнокомандующего русской армии) и расположенного неподалеку от Могилева города Быхова. В результате последующих событий все они были освобождены.

А дальнейшее развитие событий уже всем известно. Большевики получили большинство в Петросовете, хорошо подготовились и, опирась на штыки восставших солдат и матросов, совершили государственный переворот. Временное правительство было низложено, Керенскому пришлось бежать из императорской резиденции, где он поселился, за что успел получить прозвище «Александр IV» и славу осквернителя апартаментов императора-миротворца.

Керенскому теперь пришлось бежать от Ленина, причем, как пишут историки, в женском платье.

ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА КЕРЕНСКОГО

Керенский был моложе Ленина, но принимал активное участие в февральских событиях и возглавил страну раньше его. Оба правили страной недолго. Керенский всего несколько месяцев, а Ленин 5 лет, с 1917 по 1922 год, когда после второго инсульта он был Сталиным изолирован в Горках.

Интересные данные приводятся в отношении возможных еврейских корней А. Ф. Керенского. По утверждению некоторых современников, его отец Федор Михайлович женился на австрийской еврейке Адлер, которая ранее была замужем за крещеным евреем Кирбисом и имела от него сына Арона. Федор Михайлович усыновил мальчика, дал ему имя Александр и своё отчество и фамилию. Другие историки придерживаются мнения, что эти утверждения совершенно безосновательны. Сейчас это проверить невозможно.

Но тогда, когда всеобщее обожание Министром-председателем Временного правительства стало спадать, эта теория его еврейского происхождения стала широко рекламироваться его противниками в массах, так что в какое-то время безграмотные и зомбированные революционные солдаты скандировали курьезный тезис: «Долой жида Керенского, да здравствует Троцкий!»

В отличие от Ленина Керенский прожил долгую жизнь, без малого 90 лет. После непродолжительных и безуспешных попыток борьбы с советской властью он 18 июня 1918 года сумел через Мурманск выехать за границу. Жил в Париже и с 1940 года, после оккупации Франции Гилером, – в США. Он преподавал историю в Стенфордском университете, сотрудничал в Гуверовском институте войны, революции и мира. Умер в Нью-Йорке, оставив в наследство несколько книг и множество интервью и документальных публикаций по истории русской революции.

ПОСТАВИЛИ НА «ОДНУ ДОСКУ»

В 2017 году, к столетию двух Русских революций, в городе Ульяновске на здании Гимназии №1 по инициативе Российского Военно-Исторического Общества и поддержке губернатора Ульяновской области была установлена «неординарная» мемориальная доска в честь главы Временного правительства Александра Керенского и создателя Советского государства Владимира Ульянова-Ленина.

При этом было отмечено, что «Здание гимназии №1 связано с биографиями политических деятелей. Здесь в 1881 году родился Александр Керенский, а в 1879—1887 годы учился Владимир Ульянов. При установлении этой мемориальной доски было сказано, что это мероприятие является одним из многочисленных пунктов программы, посвященной 100-летию «Великой российской революции», что организаторы не собираются «мирить» Ленина с Керенским, а выражают «свое внутреннее примирение нас самих с собственной историей, историей великой страны». И кажется, что это утверждение соответствует действительности, особенно, если рассмотреть композицию этой «неординарной» памятной доски.

Друзья-враги изображены на одной доске, которая пикообразными цифрами «1917» косо, сверху слева вниз направо разделена на две половины. При этом слева и пониже изображен господин Керенский со своей знаменитой стрижкой бобриком, а справа и повыше – товарищ Ульянов (Ленин) в своей не менее знаменитой кепке, в которой, как говорили о нем соратники еще при жизни, он «косит» под рабочего. Далее указаны фамилии и имена-отчества, как и годы государственного служения.

Удивление вызывает утверждение в печати о том, что установление этой памятной доски произведено по инициативе Российского Военно-Исторического Общества, а не по просьбе трудящихся, как это было в советское время, и непонятно, как к этому явлению отнеслось население города. Население, которое, очевидно, не знает, кто они теперь, то ли ульяновцы, то ли ленинцы, то ли симбирцы. Известна только критика, которая появилась сразу после установления доски и выражалась в том, что это неуклюжая попытка «скрестить ужа и ёжика», соединить две эпохи, два абсолютно разных направления.

Примем эту критику тоже критически и тоже как «веление времени», обусловленное постоянными переименованиями городов и сел необъятной страны, долгое время находившейся в состоянии социального эксперимента. А с переименованиями происходят подчас казуистические моменты.

Так, прожив 40 лет в Свердловске и считая себя укоренившимся свердловчанином, испытал однажды, вскоре после обретения городом прежнего названия Екатеринбург, не совсем приятную ситуацию. Был по делам в северном городе Сургуте, погода была неустойчивая, ждать в аэропорту вылет домой пришлось не менее трех часов. Вдруг слышу долгожданный приятный голос девушки: «Объявляется посадка на… Е-бург!». Аббревиатура показалась неприличной, но для возражений не оставалось времени.

Глава 3. Борьба большевиков за переход буржуазной революции в социалистическую

С приездом Ленина в Петроград революционные силы получили нового вождя, который провозгласил свои апрельские тезисы о необходимости перехода революции буржуазной в революцию социалистическую. Тем не менее, потребовались еще месяцы борьбы между партиями за народные массы, пока большевики, опираясь на рабочие и солдатские советы, а еще больше на их винтовки и штыки, не захватили власть в стране.

ПРИЕЗД ЛЕНИНА В ПЕТРОГРАД

В. И. Ленин (к этому времени он сам и его соратники уже хорошо привыкли к его новому псевдониму) приехал, как пишут историки, к оприходованию «огромаднейшего пирога», каким являлась Российская империя, тоже в числе последних. Причиной этого, как и у Л. Д. Троцкого, были объективные обстоятельства. Он тоже жил во время свершения Февральской революции за рубежом, и хотя и не так далеко, как Троцкий за океаном, а в сравнительно недалекой Швейцарии, но проезду в Россию мешала война, и путь лежал через вражескую германскую территорию.

Здесь ему помог другой заслуженный революционер, которого Ленин к этому времени, правда, уже сторонился, Александр Парвус. Именно он, отличный стратег и экономист, уже в самом начале Германской войны предсказал гибель монархии в России в результате этой войны. И это был именно Парвус, который определил этого целеустремленного и «задиристого» политика, каким зарекомендовал себя Ленин в эмигрантских кругах, способным завершить дело революции в России.

Парвус стал известен в западных эмигрантских кругах своими работами по всемирной экономике, пропаганде марксизма, работой о голоде в России, а во время революции 1905 года он вместе Троцким возглавлял «Петербургский Совет рабочих депутатов».

Друзья-эмигранты за его вклад в теорию революционной борьбы называли его даже «вторым Марксом», другие «вторым Лениным», а недоброжелатели-антисемиты писали тогда, что «два еврея из Жмеринки захватили власть в рабочем Петроградском Совете», и еще о том, что он и Троцкий в Петербургских ресторанах гуляли так, что «эти двое переплюнули все оргии Распутина».

Историки отмечают, что деньги у Парвуса тогда были, пока еще честно заработанные, потому что он по прибытии в Петербург в 1905 году сумел издать сборник своих экономических статей.

А когда Троцкого и вместе с ним еще около 300 активных членов Совета арестовали, Парвус в течение месяца подпольно возглавлял этот Совет. Причиной такого поголовного ареста Совета был написанный Парвусом «Манифест к народу», в котором были призывы к бойкотированию всех мероприятий правительства по выходу из политического и экономического кризиса, что переполнило чашу терпения властей. После того, как накал революционной борьбы стих, он на время потерял интерес к России и покинул страну.

«ЧЕРНЫЙ КАРДИНАЛ РЕВОЛЮЦИИ»

Александр Львович Парвус (настоящая фамилия Израиль Лазаревич Гельфанд) родился в 1867 году в еврейской семье слесаря-надомника Лейзера Гельфанда в городе Березино Минской губернии. После пожара, в результате которого выгорело полгорода и семья лишилась всего имущества, Гельфанды перехали в Одессу, где отец стал работать портовым грузчиком.

В многонациональной Одессе его сын Изя еще в дошкольном возрасте бегло говорил на пяти языках и успешно окончил гимназию. Свои юные годы, как пишут о нем, он провел также, как и многие революционно настроенные гимназисты того времени. Чтение запрещенной литературы, пререкания с преподавателями и даже «хождение в народ» были в его репертуаре, когда он в качестве сельского слесаря пытался внушить крестьянам необходимость революционных преобразований. Он вскоре убедился в безрезультативности такой деятельности, а познакомившись с торговцем оружием, он в качестве его агента и на средства Палестинского фонда отправился в Европу.

В Цюрихе он сблизился с группой «Освобождение труда», руководимой Плехановым, в которую входили известные революционеры, как Аксельрод и Засулич. В Базельском университете он изучал политэкономию, написал диссертацию по теме разделения труда, и окончил университет в 1891 году со степенью доктора философии. Несколько лет работал в различных швейцарских и немецких банках, затем, переехав в Германию, сблизился с немецкими социал-демократами.

Он писал политические статьи в журналы и газеты, издававшиеся Карлом Каутским и Кларой Цеткин. В 1893 году он был выслан из Германии как «нежелательный элемент». Примерно в это же время он, грузный, как слон, мужчина, взял себе «контрастный» псевдоним «Парвус», от латинского «малыш», который стал со временем основным из многих других.

В 1897 году он был редактором «Саксонской рабочей газеты» в Дрездене, где сблизился с Розой Люксембург, ставшей его близкой подругой. Он стал известен как марксистский теоретик и публицист благодаря своей полемике с Э. Бернштейном по вопросам мировой экономики и международным отношениям на рубеже веков.

Далее пишут, что его квартира в Мюнхене была центром притяжения как немецких, так и российских марксистов. Ленин, приступив к изданию за рубежом газеты «Искра», привлек к сотрудничеству Парвуса, которому другие авторы уступали первые страницы в ней. Здесь же он впервые познакомился с Троцким, который отметил в нем такую особенность, как стремление обязательно разбогатеть. Это ему удалось благодаря постоянным аферам с деньгами, три из которых стали наиболее известными.

Первая афера – это с деньгами А. М. Горького, когда он присвоил полумиллионный гонорар писателя за постановку в Германии его пьесы «На дне», ни цента не выплатив ни автору, ни в партийную кассу, как было предусмотрено. Когда писатель возмутился и дело стало рассматриваться на партийном суде чести, он «ничтоже сумняшеся» признался, что истратил деньги на поездку на курорт с приятной женщиной. Предполагают, что этой женщиной была Роза Люксембург. Он был исключен из партии, его стали сторониться бывшие друзья и партийные соратники.

Но дейсвительно разбогател он после того, как стал с началом Первой мировой войны сотрудничать с турецким правительством, будучи посредником поставок Турции пшеницы из Белоруссии и оружия из Германии. При этом часть средств тратил на печать революционных статей и прокламаций.

Третья его известная афера – это «Меморандум доктора Парвуса», где он на 20 страницах изложил для Германского правительства план свержения царского правительства в России и достижения победы Германии. Он подробно описал план организации революции в России, указывая, что ценой строительства половины одного броненосного боевого корабля, 5 миллионов рейхсмарок, он добьется свержения царского правительства и победы Германии в войне.

При этом он ничего не терял, так как понимал, что революционное движение развивается по своим законам. А еще он утаил от кайзера и германского правительства свою мечту после русской революции совершить переворот и в Германии. Запрашиваемой суммы ему не дали, он получил только миллион, что для начала для афериста международного масштаба тоже немало!

Этой аферой он совершенно испортил свой имидж среди революционеров, потому что появились сведения «о купленной на германские деньги революции в России» и о том, что Ленин якобы был «германским шпионом». Вначале были разговоры и предположения, но вот в 1921 году в печати всплыло имя инициатора идеи с «пломбированным вагоном» для доставки Ленина и еще 32 революционеров через Германию в Россию. Им оказался Александр Парвус.

Германия была заинтересована в скорейшей победе над Россией, поэтому Вильгельм II и военные решили осуществить предложенный им «гениальный маневр» с целью вызвать политическую и экономическую разруху России малыми средствами. В результате немецкий канцлер уполномочил германского посла в Берне войти в контакт с русскими эмигрантами и предложил им проезд в Россию через Германию. Кроме того, сообщается, что одновременно из казначейства было выделено 3 миллиона марок на пропаганду в России.

Вот так.

Был, стало быть, не только проезд, но и деньги.

А дальше делайте вывод сами, господа!

Денег было столько, что хватило и на знаменитую кепку, которую вождь купил по дороге в Россию, на вокзале в Хельсинки, для того, чтобы больше походить на своего собрата по классовой борьбе, на рабочего. А «буржуйскую шляпу», которую до этого носил, вышвырнул в окно вагона.

КОНСПИРАЦИЯ – «МАТЬ ПОРЯДКА»

Несмотря на такое содействие и помощь, товарищ Ленин руки господину Парвусу в Стокгольме не подал, даже не встретился с ним, потребовав официально засвидетельствовать это тремя лицами. Но тем не менее, на «секретную встречу» с Парвусом он отправил своего представителя Радека, который провел с ним весь день, «обговаривая вопросы финансирования большевиков».

Немецкая разведка зорко следила за передвижением «пломбированного вагона», вернее, вагонов, так как их в действительности было три и все пассажиры (190 человек) были поименно, с датами и местом рождения, перечислены в газете В. Бурцева «Общее дело» за октябрь 1917 года. Того самого Бурцева, который разоблачил Азефа, эсера и полицейского провокатора.

Как известно, Ленин сразу по приезде в Петербург выступил со своими знаменитыми «Апрельскими тезисами», в которых война характеризовалась как «грабительская и империалистическая», содержались призывы к «широкой пропаганде этого взгляда в армии» и организации братаний.

После этого немецкая разведка телеграфировала из Стокгольма в Берлин: «Приезд Ленина в Россию успешен. Он работает совершенно так, как мы этого хотели бы». Еще откровеннее писал об этом в своих мемуарах генерал Эрих Людендорф: «Посылая Ленина в Россию, наше правительство принимало на себя особую ответственность. С военной точки зрения это предприятие было оправдано, Россию нужно было повалить».

ПОЛНЫЙ РАЗРЫВ ОТНОШЕНИЙ

Опасаясь еще больших разоблачений и компрометации, Ленин после захвата власти большевиками не разрешил Парвусу приезд в Россию, где тот надеялся получить пост министра финансов. Известна издевательская по отношению к Парвусу и двуличная по отношению ко всему, как говорили коммунисты, «прогрессивному человечеству» реплика Ленина по этому поводу: «Революцию нельзя делать грязными руками».

После такой отповеди Парвус опустился и уже в 1918 году отошел от политики, стал политическим трупом. Приобретя многомиллионное состояние, как мечтал с юности, жил на широкую ногу в Берлине. Умер в тот же год, как и Ленин, только на десять месяцев позднее, в декабре 1924 года, и так же, как Ленин, от инсульта. После его смерти не осталось никаких его бумаг, исчезло все его состояние.

Но приезду Ленина в Россию Парвус все-таки поспособствовал. И деньги от Германии товарищ Ленин чрез посредство Парвуса тоже получил. Господин Парвус пересылал их в Россию товарищу Ленину через свою контору в Копенгагене. Трансакции проводил доверенный Парвуса, опять же, товарищ Ганецкий, то бишь, Яков Станиславович Фюрстенберг. Историки подсчитали, что Ленин и соратники получили в общей сложности от Германии не менее 20 миллионов.

А с товарищем Ганецким-Фюрстенбергом чудеса да и только!

Чем больше читаешь про события времен русской революции, тем больше убеждаешься во мнении, что почти вся верхушка Бундовцев со временем переметнулась в эсэровскую или с-дековскую партии, и в конечном итоге, больше «под крыло» товарища Ленина. Эти «нашенские», как он любил говорить, были, конечно же, мощной поддержкой для «вождя революции».

Непростой путь борьбы товарища Ленина в течение семи месяцев 1917 года, его гонения со стороны Временного правительства и лично господина Керенского, нам известны. Но у Ленина были талантливые соратники. Так, усилиями товарища Троцкого, возглавлявшего Петербургский, а после переименования города – Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 году, партия РСДРП (б) все больше набирала вес, так что наступил момент, когда большевики смогли захватить власть.

УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ

Временным правительством планировался созыв Учредительного собрания всех наличных в стране партий для выработки формы правления нового государства. Оно должно было начать работу в сентябре, но затем было перенесено на 28 ноября. А тем временем в Петрограде с 26 июля по 3 августа большевики провели полулегально свой IV съезд РСДРП (большевиков).

В открытой печати было указано только о созыве съезда, но не указано время и место его проведения, так как большевики опасались запрещения его проведения со стороны Временного правительства. Во время съезда В. И. Ленин и Г. Е. Зиновьев находились в подполье, а Л. Д. Троцкий и Л. Б. Каменев были арестованы. Съездом руководили И. В. Сталин и Я. М. Свердлов.

Съезд избрал курс на социалистическую революцию, принял программу борьбы за полную ликвидацию диктатуры буржуазии и завоевание власти пролетариатом в союзе с беднейшим крестьянством путем вооруженного восстания. Была утверждена экономическая платформа партии на основе апрельских тезисов Ленина. В целом это выглядело так: рабочий контроль над производством и распределением, национализация банков и крупной промышленности, конфискация помещичьей земли и национализация всей земли, организация правильного обмена между городом и деревней.

Съездом с удовлетворением был «отмечен рост числа членов партии втрое и возрастание военной оганизации партии с 6 до 26 тысяч членов». Был принят манифест-призыв к крестьянам становиться под знамя партии. Также было принято решение о неявке Ленина на суд Временного правительства.

После выборов делегатов Учредительного собрания стало ясно, что оно будет по своему составу эсэровским. На 766 мест от эсэров (имевших в своих рядах около миллиона членов партии) было избрано 374 делегата, в то время, как от РСДРП (б) – только 180. Кроме того, в состав собрания были избраны такие политики, как Керенский, атаманы А. И. Дутов и А. М. Каледин, украинский генеральный секретарь военных дел Симон Петлюра.

Ввиду малочисленности делегатов-большевиков их победа на Учредительном собрании была под большим сомнением. Но они понимали, что большую часть населения нельзя разочаровать в результатах победы революции, поэтому отменять Учредительное собрание нельзя. А если нельзя, то надо его дискредитировать. Началась травля партии эсеров с упором на то, что они являются сторонниками продолжения непопулярной войны до победного конца, что способствовало оттоку из партии эсеров большого числа солдат и их родственников из числа крестьян.

А далее фракция большевиков Российских социал-демократов РСДРП (б) во главе с Лениным использовали ситуацию и, хорошо подготовившись, совершили большевистский переворот с захватом власти 25 октября, тремя днями раньше предполагавшегося первого заседания Учредительного собрания.

Глава 4. Октябрьский переворот (захват власти большевиками)

Относительно самого подходящего времени для захвата власти у большевиков не было единого мнения. Но знал это Ленин. После более месяца отсидки в шалаше и затем трехмесячного пребывания в Финляндии, он в первых числах октября нелегально вернулся в Петербург. Он вернулся в город не только нелегально, но и вопреки заботливого запрета ЦК партии большевиков, опасавшихся за его жизнь. Но такая установка ЦК лишала его активной революционной деятельности, чего он вынести не мог.

Проживая на квартире М. В. Фофановой, он внимательно следил за политической обстановкой в столице, заставляя хозяйку квартиры ежедневно, еще до ее ухода на работу, обеспечивать его всеми газетами, прежде всего «Рабочее дело». Это позволило ему установить точный срок начала активных действий по захвату власти.

ВТОРОЙ СЪЕЗД РАБОЧИХ

И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ

Он знал, что такое большое событие в стране, как смена власти, должно происходить при огромном собрании сторонников, которое возможно на предстоящем Съезде Советов рабочих и солдатских депутатов. Да, именно так. Петербургский Совет к настоящему времени большей частью состоит из большевиков, и на его сторону удалось привлечь большинство вооруженных рабочих, солдат запасного гарнизона, недовольных возможным отправлением на фронт, и революционно настроенных матросов Балтфлота.

И очень хорошо, думал он, то, что партия эсеров, считающая себя крестьянской партией, вместе с меньшевиками собирается отдельно провести «свой» Съезд Советов крестьянских депутатов… Мы, продолжал он свою мысль, будем на «своем» большевистском Съезде Советов в большинстве и этот момент обеспечит нам успех.

Сидя взаперти на конспиративной квартире, он «бомбандировал» своих соратников в «штабе революции» Смольном записками с указаниями, когда нужно начинать. Ленин писал товарищам, что вооруженное восстание должно начаться в день открытия II Всероссийского съезда Советов, назначенного на 25 октября, и проводиться параллельно с его работой. Имеется в виду расширенный и распространенный на всю страну «Петербургский Совет рабочих и солдатских депутатов».

(Этот последний Совет периода «двоевластия» не следует путать с последующими Съездами Советов большевиков после Октябрьского переворота и установления Советской власти).

При этом Ленин напирал на то, что 24 – рано, а 26 – поздно. В первом случае еще не все депутаты приедут, в том числе и большевики, а во втором, когда все соберутся, то при полном составе труднее будет проводить решения.

Записки с этими указаниями доставляла в Смольный хозяйка квартиры, причем 25 октября ей пришлось бегать в Смольный три раза. Но Троцкий, Каменев, Свердлов и другие не верили в то, что наступил подходящий момент и не реагировали на его указания.

ВРЕМЕННЫЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КОМИТЕТ

Вместе с тем, в процессе подготовки к этому Съезду большевики уже полным ходом готовились к вооруженному восстанию. Используя временный прорыв противника на фронте как угрозу немецкого наступления на Петроград, большевизированным Петросоветом 12 октября был образован Временный Революционный Комитет (ВРК), якобы для защиты города от внешней интервенции. Фактически же ВРК сразу начал активную подготовку к вооруженному восстанию.

16 октября по приказу председателя Петросовета красногвардейцам было выдано 5000 винтовок. 21 октября ВРК начал замену правительственных комиссаров в частях Петроградского гарнизона на своих и объявил недействительными приказы военного командования без визы Совета. Таким образом были привлечены на свою сторону солдаты запасного гарнизона, не желавшие отправки на фронт, и моряки Балтфлота.

Председатель Временного правительства Керенский, конечно же, был информирован о такой деятельности ВРК, поэтому в ночь с 23 на 24 октября отдал приказ расследовать деятельность ВРК, запретить исполнение его приказов, отстранять от должностей и предавать суду назначеннных им комиссаров, а также возвратить в тюрьмы освобожденных под залог большевиков, вновь замеченных в антиправительственной деятельности. В боевую готовность были приведены оставшиеся верными правительству войска и юнкерские училища. Также отключили телефоны Смольного, где базировался Петроградский совет.

В отличие от июльских выступлений, когда с вооруженной, но неорганизованной толпой войска Временного правительства легко расправились, сейчас, 24 октября, ВРК стал проводить все мероприятия продуманно и планомерно. Путем захвата мостов через Неву было блокировано сообщение в городе, были захвачены почта и телеграф, арсенал, Государственный банк, вокзалы и другие важные объекты.

Ленин снова посылает Фофанову в ЦК с просьбой ускорить выступление (Промедление смерти подобно!) и разрешить ему явиться в Смольный. ЦК отвечает категорическим отказом. Тогда он посылает в этот вечер свою хозяйку в ЦК в третий раз. К Ленину в качестве связного приходит Эйно Рахья, который рассказывает ему о происходящем в городе. Ленин не выдерживает. Он надевает старое пальто, парик и «донельзя замасленную кепку», подвязывает щеку платком, как при зубной боли.

Все это необходимо, потому что 20 октября отдан новый приказ об его аресте. Они едут на трамвае, где Ленин, по словам Рахья, успевает поучить девушку-вагоновожатую, как надо делать революцию. Пройти в Смольный Ленину с сопровождающим с первого раза не удается – нет пропусков. Смольный окружен красногвардейцами с броневиками. Наконец, им удается затеряться в толпе и около полуночи проникнуть в здание.

В Смольный продолжают прибывать делегаты с мест, из 649 зарегистрированных делегатов почти 400 – большевики. Все, можно праздновать победу на съезде. Но в большом зале митингуют фракции.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛЕНИНА

Во время выступления Троцкого в зале впервые после многомесячного отсутствия появляется на публике Ленин, встреченный, согласно стенограмме, «несмолкаемыми аплодисментами» и «бурными овациями».

«Да здравствует возвратившийся к нам товарищ Ленин» – говорит Троцкий, уступая ему трибуну.

Ленин, уже зная расстановку сил и уверенный в победе своей партии, говорит свои пророческие слова c такой знакомой нам с детства картавинкой:

«Товаг'ищи! Социалистическая г'еволюция, о которой постоянно говог'или большевики, свег'шилась!»

Этим он уже заранее утвердил факт того, что большевики одержали победу. А далее он в своем импровизированном выступлении говорил том, что это означает новую полосу в истории России, что теперь будет сформировано Советское правительство, новый аппарат управления в лице советских организаций без какого то ни было участия буржуазии.

Ленин указывает, что одной из первоочередных задач является немедленная ликвидация войны, но чтобы с ней покончить, нужно срочно покончить с капиталом, что предложенный нами немедленный мир найдет горячий отклик в международных пролетарских массах, что для укрепления доверия пролетариата нужно немедленно опубликовать все тайные договоры, что будет учрежден подлинный рабочий контроль над производством, что «мы одним декретом приобретем доверие крестьян» и т. д., вплоть до мировой пролетарской революции.

Прений по импровизированному выступлению Ленина решено было не открывать. Троцкий предлагает немедленно послать на фронт и по всей стране комиссаров, которые сообщат об успехе восстания в Петрограде. Кто-то выкрикивает с места: «Вы предвосхищаете волю II съезда Советов!».

АРЕСТ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

И правда, Временное правительство еще не свергнуто, оно заседает в Зимнем, а его Министр-председатель Керенский выехал на фронт, чтобы вернуться с войсками и навести порядок в городе.

Нужно во что бы то ни стало арестовать министров Временного правительства, но сроки захвата Зимнего все переносятся. Уже 18:00 часов, а руководители ВРК Подвойский и Антонов-Овсеенко все переносят сроки его окончательного штурма.

Ленин в Смольном постепенно приходит в состояние бешенства.

«Он метался по маленькой комнате, как лев, запертый в клетку. Ему обязательно нужен был Зимний, последнее препятствие на пути к власти трудящихся. Он ругался… Кричал… Он готов был нас расстрелять», – вспоминал Подвойский.

Наконец, в 21:40 вслед за сигнальным выстрелом из Петропавловской крепости раздался холостой выстрел из носового шестидюймового орудия крейсера «Аврора», пришвартованного напротив Зимнего дворца. В результате холостого выстрела, особенно громкого и с языками пламени, тут же исчезла толпа зевак с набережной Невы. Этот выстрел в советской пропаганде выдавался за сигнал начала штурма Зимнего.

Но далее действительно был обстрел Зимнего дворца из орудий Петропавловской крепости. Обстрел велся шрапнелью и больше поверх здания. Попаданий было два, оба в верхний карниз дворца. Предполагается, что артиллеристы преднамеренно давали перелеты в надежде на то, что дело разрешится без разрушения и смертей. К этому времени защитники здания, склоненные на сторону восстания солдаты и казаки, уже незаметно покинули его через второстепенные выходы, а с началом обстрела сдались юнкера и женский батальон «Смерти», последние его защитники.

В 22:40 в Смольном открывается II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Уже скоро выявляются серьезные расхождения с левыми эсерами и меньшевиками, которые покидают съезд, оставляя полную свободу действий большевикам.

В три часа ночи Съезд громом аплодисментов встречает сообщение о взятии Зимнего дворца и аресте Временного правительства. В 5:00 утра 25 октября оставшиеся в Смольном делегаты голосуют по написанному Лениным воззванию. Вскоре первое заседание II Всероссийского съезда Советов объявляется закрытым.

Дело сделано.

Временное правительство низложено и власть находится в руках большевиков.

Несколько тысяч штыков надежно охраняют новую власть. Как солдат Иван Шадрин – «человек с ружьем», с которым Ильич позднее, в 1938 году, будет так задушевно беседовать в фильме Николая Погодина.

А сейчас дело сделано.

Ленин отправляется на расположенную недалеко от Смольного квартиру Владимира Бонч-Бруевича, где пишет текст Декрета о земле. Этот декрет, как и Декрет о мире, спустя считанные часы будет принят на втором заседании съезда.

На этом же заседании будет создано новое правительство – Совет народных комиссаров. С этого времени Ленин будет жить и работать в Смольном до переезда правительства в Москву 12 марта 1918 года.

Единственное, что не удалось товарищу Ленину – это арестовать Министра-председателя Временного правительства А. Ф. Керенского. Мы помним, что он накануне выехал из Зимнего на фронт агитировать армейские части за скорейшее продвижение в столицу.

Версия о том, что он выехал в женском платье, опровергается многими исследователями, утверждающими, что это является мифом, распространявшимся большевиками. Он на двух машинах, американского представителя и машине сопровождения, выехал из Зимнего, при этом, по его заявлению, солдат охраны отдал ему, как полагается, честь. Он достиг Выборга, где машины были заправлены, затем доехали до Пскова в штаб Северного фронта. Но здесь обстановка была тревожная, и командующий заявил ему, что он не в состоянии обеспечить ему безопасность.

Затем он окажется в Гатчине, где проигравшие красногвардейцам казаки генерала Краснова были готовы выдать Керенского за выговоренную себе свободу. Но и отсюда ему удалось скрыться. Причем, как указывают свидетели, в последний момент, переодевшись матросом и надев на лицо огромные автомобильные очки.

Как уже говорилось, он летом следующего года навсегда покинул Россию и прожил долгую жизнь в Нью-Йорке. Он пережил всех своих политических противников и, прожив 89 лет, был самым долгоживущим правителем России, пока 7 апреля 2020 года его рекорд не побил М. С. Горбачев (91 год).

Глава 5. Установление

советской власти в стране

Где-то в популярной литературе мне пришлось прочитать, что большевики, захватив власть, на следующий день сидели в Смольном и не знали, с чего начинать. Думаю, что это совершенно не соответствует действительности.

Ленин и его соратники хорошо знали, на что и зачем они шли, а также – к чему пришли. Последние месяцы правления Временного правительства показали, что лозунги: «Вся власть Советам» или «Вся власть Учредительному собранию» ничего не говорили простому народу, ни рабочему, ни солдату или матросу, ни тем более крестьянину.

ЛЕНИНСКИЕ ЛОЗУНГИ

Нужно было привлечь массы на свою сторону, с их помощью захватить власть в стране, а потом, мол, будем разбираться. Поэтому Ленин бросил в массы понятные всем и каждому лозунги. Первый и самый актуальный из них: «Мир народам!», что означало призыв к окончанию войны.

Для солдат, в течение трех с половиной лет мерзших в окопах и не понимавших, за кого они отдают свои жизни, этот лозунг был как нельзя более уместным. Но уже здесь видно, что лозунг этот половинчатый. В смысле окончания войны с зарубежными странами он верен, но что началось внутри страны – страшно подумать. С еще большей силой продолжилась вакханалия с деморализацией армии и флота, массовое убийство офицеров и повальное, целыми ротами, дезертирство.

Следующим был лозунг: «Заводы и фабрики рабочим!», ага, так вы их и получите. Вкалывать будете за копейки, еле-еле иметь возможность содержать семью. «Но об этом мы им, обрадованным и еще больше одураченным, – думал, потирая руки, вождь народов, – сейчас не скажем».

Скажут, вернее, покажут на деле потом. Потом, когда будут расстреливать не десятками, как это было на Ленских приисках в 1912 году (погибло, не убито, а больше смято и затоптано напиравшей толпой, по разным данным, от 150 до 250 человек), а сотнями, как там же, но уже при «родной» советской власти в 1938 году в городе Бодайбо, центре тех же Ленских приисков. Здесь по приговору Тройки было расстреляно 948 рабочих этих приисков, разбросанных по сибирской тайге в радиусе до 200 километров, просто так, без какой-либо вины, в порядке очередной «чистки».

И опять непонятно. Чистки коммунисты проводили периодически у себя в партии вследствие идеологических расхождений. А какая может быть «чистка» среди неграмотных работников «кайлы и лопаты», за мизерную оплату каждодневно занятых перелопачиванием многих тонн земли и песка, добываемых из глубоких шахт вечной мерзлоты? Впрочем, таких непонятных для нормального разума вопросов создала советская власть великое множество.

Далее: «Земля крестьянам!» Как лозунг – прекрасно, даже солдаты с передовой массово, с оружием побежали домой делить обещанную Лениным землю. Но не знали они, вечные труженики полей, как и их армейские сыновья, что в программе партии РСДРП (б) кроме пункта об «экспроприация земли помещиков», одним из важнейших пунктов значилось: «…национализация всей земли». Что это значит, узнали позднее, когда прикрепили к земле крестьян без права выезда из деревни.

Но это тоже будет потом.

А сейчас еще один, главный ленинский лозунг: «Грабь награбленное!», что привело к повсеместным погромам и разорению помещичьих усадеб, убийству владельцев и управляющих. А когда с подворьями дворян и помещиков покончили, пришла пора грабить и состоятельных хозяев-тружеников.

И здесь пошло: брат на брата, сын на отца – братоубийственная гражданская война, страшная бойня на всей территории огромного государства. А для большевиков здесь положение беспроигрышное – в каждой деревне, в каждом коллективе есть те, кто хочет завладеть имуществом соседа, вот и пусть дерутся между собой, а мы будем руководить.

«Divide et impera!» – «Разделяй и властвуй!», этот «доисторический», принцип государственной власти был Ленину хорошо знаком.

УСТРОЙСТВО ГОСУДАРСТВА ПО ЛЕНИНУ

Принцип устройства государства для Ленина, знакомого с античной литературой, был ясен с самого начала – это государство по принципам греческого философа Платона.

«Но там был рабовладельческий строй!» – скажут противники.

Для Ленина это не аргумент.

Мы сделаем «диктатуру пролетариата» на словах и угодный нам строй на деле, пусть он будет по существу даже и «рабовладельческий».

Исходя из учения «доисторического» Платона и сознания того, что крестьянин в России по историческим условиям в душе собственник, Ленин знал, что социализм против желания населения можно построить только с помощью насилия. Вот и была выбрана формула «диктатура пролетариата», которая на деле вылилась в «диктатуру против пролетариата».

Ну, а как же иначе может быть, если «вождь» выбрал платоновский образ правления, при котором большинство населения остается бесправным, другая, значительно меньшая часть, должна составлять охрану избранных, и еще меньшая часть, элита, избранные – призвана управлять.

Там, в шалаше и затем в Финляндии, когда Ленин в течение нескольких месяцев скрывался от Керенского, он имел достаточно времени, чтобы обдумать и функции и состав первого советского правительства. И действительно, оно было составлено в первый же день после захвата власти большевиками.

Минутные затруднения были с тем, как назвать новый орган власти. По смыслу подходит Совет комиссаров, но каких? Большевистских? – народ не поймет, кроме того и во время Временного правительства были комиссары – будет путаница.

Министры – тоже как-то не подходит. Министры царского двора не в чести у народа.

Тогда Троцкий предлагает народных, а Ленин подхватывает: правильно. Пусть будет Совет народных комиссаров, сокращенно – Совнарком.

Народных – звучит хорошо, пусть думают, что эти новые комиссары все из народа и будут защищать интересы народа. И страну надо назвать по-новому: Российская Советская Республика.

В срочном порядке формируется первое Советское Правительство – Совнарком РСР.

После принятия первой Советской конституции в 1918 году было создано союзное государство – РСФСР.

В дальнейшем согласно конституции 1924 года было установлено, что высшим государственным органом является «Всероссийский съезд советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов», а на периоды между съездами был сформирован Всесоюзный Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК), который фактически стал управляющимㅤㅤорганом союзного государства РСФСР, а затем и СССР.

Народные комиссары обзавелись соответствующими штатами, не хуже министерских, появились Наркоматы по всем разделам государственного управления.

БОРЬБА ЗА КРЕСТЬЯНСТВО

Но это будет позднее, а сейчас, сразу после большевистского переворота (почти как дворцовые перевороты в царское время), у большевиков остается большая проблема – завоевание крестьянства. Для захвата власти было хорошо, что эсеры, считающие себя партией крестьянства, решили созвать Всесоюзный съезд крестьянских депутатов отдельно от Съезда рабочих и солдатских депутатов. Этот факт и позволил захватить власть большевикам.

Но чтобы закрепиться в стране, нужно овладеть крестьянством, самым многочисленным слоем населения. Сейчас до их съезда остались считанные дни, поэтому нужно активизировать пропагандистскую работу в крестьянской среде, чему будут способствовать пропагандистский ленинский лозунг «Земля крестьянам» и уже законодательно вроде бы озвученный «Декрет о земле».

Второй Съезд крестьянских депутатов прошел с 26 ноября по 10 декабря (9—23 декабря) 1917 года, и несмотря на усилия большевиков, его большинство было эсеровским. При этом правые эсеры даже обвинили большевиков в намерении восстановить самодержавие, «при котором вместо Николая будет Ленин», и на заседании 2 декабря освистали Троцкого.

Лидер эсеров В. М. Чернов разослал «Письмо крестьянам», в котором заявил, что большевики защищают на селе интересы лишь крестьянской бедноты, считая основную массу крестьянства «мелкой буржуазией».

Несмотря на это, большевикам, резко усилившим свою пропагандистскую деятельность в крестьянской среде, удалось перетянуть на себя крестьянство. В январе 1918 года оба Совета объединятся в один III Съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

ПЕРВОЕ СОВЕТСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

Теперь было сформировано первое правительство – Совнарком, в который вошли только большевики. По воспоминаниям первого наркома просвещения А. В. Луначарского, первый состав Совнаркома был во многом случаен, а обсуждение списка сопровождалось комментариями Ленина: «если окажутся негодными – сумеем переменить». Так, по этому поводу первый нарком юстиции писал, что его познания в юриспруденции включали в себя главным образом детальные познания о царских тюрьмах с особенностями режимов. «Мы знали – где бьют, где и как сажают в карцер, но мы не умели управлять государством».

Худо – бедно, но к 9 ноября составили первый Совнарком из 15 Наркоматов, которые возглавили наркомы по отраслям, лишь Наркомат по военным и морским делам возглавил Комитет из трех человек. 12 ноября дополнительно наркомом призрения была назначена А. М. Коллонтай, первая женщина-министр в мире. А 19 ноября был создан еще один наркомат – наркомат госконтроля.

При этом оказалось, что первое Советское правительство сформировано в основном из интеллигентов, из 16 человек в нем рабочих оказалось только двое. Более того, в нем оказалось пятеро дворян: Ленин (Ульянов), Луначарский, Антонов-Овсеенко, Теодорович и Оппоков (Ломов). Кроме того, отец Троцкого был, по советской классификации, «кулаком», а Сталина – ремесленником, то есть, они оба с точки зрения коммунистов, принадлежали к «мелкобуржуазным элементам».

Еще интереснее был национальный состав первого Совнаркома. Когда количество наркоматов возросло до 20, то их возглавляли: один русский, один грузин, один армянин и 17 евреев.

Против такого состава высказывался Троцкий (вот умная голова!), утверждавший, что противники используют этот факт, чтобы объявить русскую революцию еврейской.

Но товарища Ленина этот аргумент не смущал, у него был «железный» Феликс с целой армией ВЧК, который с самого начала стал выкорчевывать недовольных и критиков. Всероссийская Чрезвычайная Комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности во главе с Ф. Э. Дзержинским была образована декретом Совнаркома уже 7 (20) декабря 1917 года.

А в 30-годах эта «железная» молотилка человеческих судеб имени Феликса Эдмундовича, как известно, сменилась еще более крепкой «стальной», имени Иосифа Виссарионовича. Вот тогда, и многие первые наркомы были расстреляны по решению пресловутых «Троек», как например, В. А. Антонов-Овсеенко 8 февраля 1938 года, вместе с женой, казненной двумя днями раньше.

Вот, опять меня занесло на пару десятилетий вперед. А тут большевики только-только захватили власть, создали свое Правительство, опирающееся на штыки революционных рабочих и солдат.

И СНОВА – УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ

Но, вот загвоздка – в обществе очень популярна идея Учредительного собрания, которое было обещано Временным правительством для выработки формы управления государством. Большевикам, уже захватившим власть, это собрание совершенно ни к чему, но вынужденные уступить общественному мнению, они всячески затягивали начало его работы.

Наконец, уже новый Глава государства – Председатель Совнаркома Ленин 26 ноября подписал декрет «К открытию Учредительного собрания», в котором утвердил кворум для его легитимности в 400 депутатов.

18 января 1918 года в Таврическом дворце в Петрограде открылось первое заседание Собрания с 410 депутатами.

Надо отметить, что весь период времени от захвата власти большевиками до начала работы Учредительного собрания было очень неспокойно в стране.

28 ноября Предсовнаркома Ленин объявил вне закона партию кадетов.

23 декабря в Петрограде было введено военное положение.

1 января 1918 года произошло первое неудачное покушение на Ленина. Через несколько лет находившийся в эмиграции князь И. Д. Шаховский объявил, что организатором его был он и он выделил на эти цели полмиллиона рублей.

5 января состоялась демонстрация в защиту Учредительного собрания, которая большевиками была кроваво подавлена. За расстрел мирной демонстрации к ответственности никто не был привлечен.

РАЗГОН УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ

Вполне можно представить себе, что большевикам головная боль с Учредительным собранием была совершенно ни к чему. Тем не менее, им пришлось пойти на то, чтобы оно начало работать. Открыть Собрание, согласно декрету Ленина, должно было лицо, уполномоченное Совнаркомом, то есть большевик.

Собрание открыл председатель ВЦИК Я. Свердлов, который предложил принять написанную Лениным «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», однако Собрание большинством в 237 голосов против 146 отказалось даже обсуждать большевистскую Декларацию. После этого делегаты потребовали избрать председателя от наиболее представительной партии. В конце концов председателем Всероссийского учредительного собрания был избран В. М. Чернов, лидер партии эсеров, самой многочисленной на данный момент.

По предложению Ленина, озвученного большевиком Скворцовым-Степановым, пропели «Интернационал», что поддержали практически все присутствующие. Около 23 часов ночи объявили перерыв, после которого большевики решили сорвать работу собрания и покинули его.

В 4 утра вслед за большевиками покинула Собрание левоэсеровская фракция, которая через своего депутата заявила, что «собрание не является ни в коем случае отражением настроения и воли трудящихся масс…», что они уходят, чтобы «свои силы и энергию принести в советсткие учреждения…». В пятом часу утра 19 января 1918 года анархист А. Железняков заявил председателю В. Чернову, что пора расходиться, поскольку «караул устал».

На следующий день по приказу Ленина все двери Таврического дворца были закрыты на замок и перед входом стоял караул с пулеметами и двумя легкими артиллерийскими орудиями.

Вот, этот момент и следует считать началом единовластия большевиков в стране.

Глава 6. Гражданская война, белые, красные и другие

Однако, общество таким действием большевиков оказалось снова обманутым, и было ввергнуто в глубокий раскол. Это касалось, прежде всего, демократических партий, совместными усилиями которых была свергнута монархия. Теперь они надеялись установить демократическое общество, но большевики во главе с Лениным всех обманули, захватили власть и провозгласили диктатуру. Любая диктатура – это насилие над народом, это кровь, это убийства. Ленин с товарищами это понимали и серьёзно шли на ее установление, но опять жонглировали словами, выдавая свою диктатуру партии за диктатуру пролетариата.

ВЕЧНОЕ НЕРАВЕНСТВО В ОБЩЕСТВЕ

Откровенно говоря, в любом обществе нет полного равноправия. Это было только в воображении социалистов-утопистов типа Сен-Симона, Фурье или Томаса Мора. Во всех известных исторических государственных формациях всегда были патриции и плебеи, инициативные и ленивые, трезвенники и пьяницы, а следовательно, и богатые и бедные. Вся цивилизованная история, история человеческого общества, свидетельствует о постоянных трениях, о выступлениях бедных и обиженных против богатых и довольных. Но государственная власть часто, а церковь, за редким исключением, выступали посредниками и старались примирить противоборствующие стороны.

И только при последнем, самом справедливом, по определению большевиков, государственном строе, появляется новая форма взаимоотношения в обществе – наущение одних слоев населенния, бездельников, лентяев, пьяниц (так называемых «пролетариев») на другие, более старательные и зажиточные слои населения. При этом, натравливание толпы идет не только на царя или богатого землевладельца, которым богатство досталось по наследству (несправедливо, как это оценивается большинством населения), но и на просто старательного крестьянина, своим трудом, смекалкой (пусть даже и мужицкой «ухватостью») добившегося относительного благополучия. Новое социалистическое государство оказалось в глубоком расколе, в кризисе, который можно было разрешить только вооруженным путем.

РАЗЖИГАНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

БОЛЬШЕВИКАМИ

Гражданская война, как и революция, были с самого начала запрограммированы большевиками. В своих теоретических работах Ленин рассматривал революцию как «разрыв гражданского мира», а гражданскую войну как проявление «высшей» фазы современной классовой борьбы. Положение о превращении мировой войны в войну межклассовую было одним из главных в большевистской теории задолго до прихода большевиков к власти. Они еще в 1914 году желали приблизить ее, выдвинув лозунг «Превратим империалистическую войну в войну гражданскую!» ради превращения мировой войны в мировую революцию.

Так что между приходом большевиков к власти и Гражданской войной в России существует прямая зависимость. Об этом говорил и один из лидеров Октябрьской революции Троцкий: «Советская власть – это организованная гражданская война против помещиков, буржуазии и кулаков». По мнению ряда историков, большевики старались любыми средствами, прежде всего насильственными, удержаться у власти, установить диктатуру партии и строить новое общество, что сделало гражданскую войну неизбежной.

«БЕЛЫЕ» И «КРАСНЫЕ»

Основными действующими силами в Гражданской войне в России в 1918—1922 годов были срочно создававшаяся Советской властью пролетарская Красная Армия с единым, из центра, руководством, с одной стороны, и многочисленные формирования «Белого движения», разнородные и локальные, часто с руководителями, не желавшими уступать верховную власть один другому. Следующей особенностью Гражданской войны в России явилось то, что в противоборство местного населения включились страны, участвовавшие в Первой мировой войне. Эти страны своей интервенцией добавили страданий русскому народу. А кроме того, активизировались силы, выступавшие за национальную независимость в окраинных регионах страны.

Три с половиной года окопной войны привели к истощению материальных ресурсов и моральному упадку у населения. Народ был озлоблен войной и требовал ее прекращения. Кроме того, в России долгое время царь не хотел, а Дума не могла решить аграрный вопрос. Сельское общинное пользование землей с перерешением участков земли каждой весной приводило к тому, что крестьяне не были заинтересованы в удобрении полей (для нового посева достанутся другому), что не могло решить вопрос повышения продуктивности сельского хозяйства. Для абсолютного большинства населения аграрной страны России этот вопрос был наиболее жизненно важным.

Обе стороны конфликта, и «белые» и «красные», видели ближайшую цель, до умиротворения общества, в установлении диктатуры. При этом «белые», это эсэры, социал-демократы-меньшевики, октябристы и даже монархисты, вынужденные после падения монархии перейти на демократические позиции, рассматривали диктатуру как временное явление, до установления законно избранной власти через Учредительное собрание.

Для «красных», то есть, большевиков, вопрос о пересмотре структуры государственной власти уже отпал, они уже установили диктатуру, причем не временную, а постоянную. Диктатуру пролетариата на словах и диктатуру партии – на деле. Диктатуру верхушки прежних тунеядцев и бездельников, уголовников и крамольных элементов, большую часть жизни проведших в тюрьмах или за границей. Их задачей было – удержать власть и самим удержаться у власти. Кроме этих двух сил, в стране было много других вооруженных группировок, как «зеленые», «лесные братья», Махновцы и другие.

Большевики, опиравшиеся в первую очередь на промышленный пролетариат, стремились удержать власть в стране также и для превращения ее в базу мировой социалистической революции, а в перспективе – для построения бесклассового коммунистического общества как в России, так и в Европе.

От этих установок они отказались только после того, как Сталин, убедившись, что до мирового коммунизма еще очень далеко, обосновал «возможность построения социализма в одной отдельно взятой стране», то есть, стране победившего социализма.

Для укрепления своей власти большевики пошли на создание Революционной армии с хорошим пайком для солдат и офицеров, а также продовольственной карточкой всем членам их семей, что в условиях искусственно вызванного голода имело огромнейшее значение. Голодные молодые люди шли в эту армию, чтобы не голодать самим и переслать карточку военнослужащего своей семье, для которой это тоже было жизненно необходимо. Служить в армии стало престижно, смерть на поле боя – красной, к тому же еще сознание того, что семья переживет голодный период.

КОМУЧ В САМАРЕ

Самой большой по численности демократической партией в стране на момент захвата власти большевиками была Партия социал-революционеров, сокращенно эсэр'ов. Мы помним, что эта партия, руководимая В. М. Черновым, имела в своем составе чуть более миллиона членов. Эта партия считала себя защитницей основной массы обездоленного населения страны, крестьянства, и она не могла согласиться с захватом власти большевиками в обход Учредительного собрания.

Имея свои представительства практически во всех регионах страны, эта партия была инициатором движения против большевиков. Первым эсэровским правительством был так называемый Комуч (Комитет Членов Учредительного собрания) – правительство, созданное в Самаре 8 июня 1918 года, после захвата города чехословаками.

Комитет под председательством эсэра В. К. Вольского вначале объявил себя временной властью на террритории Самарской губернии до созыва Учредительного собрания, а позднее стремился придать своей власти «всероссийское значение». Это правительство, как и везде, где удавалось свержение советской власти, восстанавливало прежние формы государственного правления, но приняло красный государственный флаг как символ достигнутой демократии.

Ну, а раз создано правительство, то оно должно иметь средства для своей деятельности и соответствующие государственные структуры. В условиях гражданского противостояния первостепенное значение имела армия.

И вот тут нам стоит поговорить о том, что в годы советской власти, в школьные годы моего поколения и далее весь период советской власти до периода «перестройки» замалчивались или предавались анафеме судьбы честных людей, военнослужащих царской армии, воспитанных как истинных патриотов, служивших верой и правдой «царю и отечеству». Но вот, царь отрекся от престола, но отечество находится в раздрае, нет порядка, большевики, пришедшие к власти грабят народ, уничтожают целыми сословиями. Как тут удержаться и не вступить на путь борьбы за справедливость?

НЕЧЕСТНЫЙ БЕЛЫЙ ГЕНЕРАЛ

Первым выступлением царского генерала против только что установленной советской власти было выступление «опального» (от Временного правительства) генерала Петра Николаевича Краснова, которого уже на следующий день после захвата власти большевиками уговорил выступить против них сбежавший из Петрограда Керенский.

Казачий атаман, генерал от кавалерии царской армии Петр Николаевич Краснов после Февральской революции в политической жизни участия не принимал, но был командующим 3-м конным корпусом Кубанской казачьей дивизии, стационированной в городе Острове под Петербургом. Он был в опале у Временного Правительства в связи с событиями Корниловского выступления, но теперь Керенский был вынужден просить его помощи.

После некоторого колебания он эту помощь свергнутому диктатору оказал. Правда, она, эта помощь, продолжалась всего три дня. Конный корпус Краснова в составе 700 человек 27 октября занял Гатчину, 28 октября – Красное Село и 29 октября вышел на ближайшие подступы к Петрограду. В это время в Петрограде была разбита группа восставших юнкеров, на которую также был расчет Керенского и Краснова.

Ввиду малочисленности своих частей, Краснов начал переговоры с командующим красными отрядами П. Е. Дыбенко о беспрепятственном уходе казаков из-под Петрограда. Договорились, но большевики нарушили подписанное соглашение, ворвались в Красное село, где разоружили и арестовали всех казаков. Краснов был своевременно предупрежден о возможности ареста, и сумел бежать за два часа до появления Троцкого с красногвардейцами на пороге его квартиры.

Также и Керенский, опасаясь того, что казаки выдадут его большевикам, сумел бежать. Генералу Краснову удалось перебраться на Дон, где он был избран атаманом Донского казачества.

Следует отметить, что за всю историю Гражданской войны в России на стороне «Белого движения» выдвинулось не менее полутора десятков атаманов казачьих войск, от Дона до Дальнего Востока. Казаки жили по всей южной границе империи и были лучшими в мире пограничниками, потому что даже ребенок мог распознать чужого человека и сообщить взрослым о нарушителе границы.

Но большинство из выступивших против советской власти казацких атаманов не могли договориться друг с другом о главенстве. Забегая вперед следует отметить, что именно поэтому все они были биты частями Красной армии, в которой после «децимации» (расстрел каждого десятого из строя за оставление позиции), произведенной Троцким, установилась строгая дисциплина, связанная с судьбой родных в случае неповиновения или дезертирства.

Так и Краснов, обосновавшись на Дону, и основав независимую административную единицу под названием «Всевеликое войско Донское», не смог войти под начало А. И. Деникина, в то время уже Главнокомандующего «Добровольческой армией», а фактически – всеми белыми Вооруженными силами Юга России.

Вместо этого Краснов направил телеграмму германскому кайзеру Вильгельму о том, что он и его «Всевеликое войско Донское» как субьект международного права (вон как «загнул», не меньше, чем самостоятельное государство) не считает себя в состоянии войны с Германией, просит помощи в виде поставок оружия для борьбы против большевизма, как и установление торговых отношений. Он успел получить от Германии 11 тысяч винтовок, 44 орудия, 88 пулеметов, 100 тысяч снарядов и около десяти миллионов патронов. Второе письмо Краснова кайзеру Вильгельму осталось без ответа.

В Германии кайзер был смещен революцией, а у Краснова, по-видимому, кончились патроны. Ему все-таки пришлось идти на поклон к Деникину, но тот его в свою Добровольческую армию не принял. Более того, за связи с врагом Отечества под нажимом Деникина он вынужден был уйти в отставку и уехать в Германию.

Далее об этой личности писать не хочется, тем более, что во время Великой Отечественной войны он сотрудничал с фашистами. По окончании войны он был взят в плен англичанами и вместе с 2700 казачьими офицерами передан советской военной администрации. Этапирован в Москву, где после суда 16 января 1947 года был казнен. Что стало с остальными, не трудно себе представить.

Это единственный пример, когда руководитель «Белого движения» такого масштаба уже в первые годы советской власти стал откровенным предателем Отечества, причем со всей своей армией. Но не все царские генералы вставали на путь предательства народа и страны. Это мы увидим ниже.

Глава 7. Победное шествие советской власти и красные командиры

Историками советского периода утверждается, что советская власть была настолько популярной среди населения, что уже в течение первых 2—3 месяцев после Октябрьского переворота, эта новая власть была установлена во всей стране, так и называют этот процесс, «торжественным шествием советской власти», как говорится, «от Москвы до самых до окраин». В дальнейшем этот захват власти в стране был облагорожен В. И. Лениным, назвавшим его Великой Октябрьской социалистической революцией.

ПОВСЕМЕСТНЫЕ КРОВАВЫЕ РАЗБОРКИ

Правду о событиях того времени народ узнал намного позднее. И заключалась эта правда в том, что противостояние интересов разных слоев населения проявилось во всей стране сразу же после захвата власти большевиками и разгона Учредительного собрания.

Правда и то, что ленинские лозунги распространились по стране со скоростью «степного пожара», особенно тот, самый понятный для всех, готовых поживиться за чужой счет. Этот лозунг «Грабь награбленное» дал возможность городскому пролетариату врываться в господские дома, грабить и убивать. Не отставали от них и сельские пролетарии, которые начали грабить усадьбы дворян и помещиков.

Этой вакханалии способствовало создание уже в декабре 1917 года Всесоюзной Чрезвычайной Комиссии (ВЧК, «чрезывчайки») по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем, которая через местные отделы быстро окутала всю страну. ВЧК во главе с Ф. Э. Дзержинским имела неограниченные полномочия (вплоть до права расстреливать), и, по восторженным утверждениям тех же историков, «сыграла огромную роль в установлении советской власти и диктатуры пролетариата».

Можно себе представить, как работала эта разветвленная на всю страну организация под руководством «железного» Феликса Эдмундовича Дзержинского, в дореволюционной биографии которого больше криминала, сидения в тюрьмах и приобретенного там туберкулеза, чем нормальной жизни. Его успехи в выкорчевывании буржуазных элементов известны нам, жившим при всех 70 годах советской власти, по сведениям советской пропаганды, но и по пробивавшимся сведениям в литературе и фильмах.

РАЗРУШЕНИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Особенно дикие сцены насилия происходили на селе. При этом было удачей, если хозяевам поместья удавалось скрыться заранее, уехать и затеряться где-нибудь в городе. Тогда на навозные вилы насаживался управляющий имением, и дикая толпа начинала грабить из господского дома все, что только могли унести: венецианские стулья, зеркала в рост человека, постельные принадлежности, подушки, одеяла, посуду, предметы барской одежды, чтобы только покрасоваться в пьяном угаре перед другими такими же плебеями.

Но самое страшное – разрушалось хозяйство. Коров, лошадей и другой скот разбирали по дворам, дворовые и хозяйственные постройки вместе с сельхозмашинами, а то и весь дом сжигали. Эти действия сельского пролетариата были поддержаны государством путем создания в июне-августе 1918 года «Комитетов бедноты» – Комбедов, своеобразных местных органов власти практически во всех селах страны. Теперь грабеж и разбой на селе был санкционирован новой властью свыше, он приобрел планомерный и «законный» характер и приобрел наибольший размах и силу в период военного коммунизма, когда для спасения советского режима было произведена не только национализация промышленности, банков, транспорта, внешней торговли, но были введены и такие институты, как всеобщая трудовая повинность и продовольственная диктатура.

Общество разделилось на два полюса, которые сошлись в кровавой вакханалии. Этому способствовали возвращавшиеся с фронта дезертиры, которые с оружием в руках начинали делить подаренную им землю. Эти кровавые разборки в каждом селе и каждой деревне, унесшие не менее десяти миллионов человек, часть советских историков склонны называть незначительным коллатеральным явлением революции. Нет, это была война, кровавая и жестокая война брата на брата, отца на сына, словом, гражданская война.

Для спасения рабочего класса, этого основного двигателя революции, и городского населения от голода насильственным путем и без оплаты изымались «излишки» продовольствия у сельских жителей. Введенные государством «Комбеды» действовали очень жестоко. Сельские пролетарии, пьяницы и бездельники, пропившие в шинках все свое имущество, настолько лениво ведшие хозяйство, что чуть ли не пускали семью по-миру, знали с кого и как можно забрать все до последнего зернышка. Они были рады использовать свалившуюся на их голову личную власть для сведения старых споров. Многочисленные жалобы с мест привели к тому, что Советскому правительству уже через полгода эти «Комбеды» пришлось упразднить, а политику военного коммунизма заменить на продразверстку.

Эта система заготовки сельско-хозяйственной продукции по твердым закупочным ценам излишков сверх установленных норм, была уже послаблением для крестьянина. Далее был введен продналог, который расценивался как первый акт Новой экономической политики (НЭПа).

УСИЛИЯ БОЛЬШЕВИКОВ ПО УКРЕПЛЕНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Но и большевиков можно понять, если реально представить себе, какую страну приняли (можно сказать и захватили, кому как угодно) большевики от царского периода и Временного правительства. Страна еще состояла в войне с Германией, ей угрожала иностранная интервенция и не менее опасная внутренняя оппозиция.

Поэтому в январе 1918 года был принят Декрет об организации Рабоче-крестьянской Красной армии и флота. В мае 1918 года в связи с опасностью интервенции был принят Декрет о всеобщей воинской обязанности. К ноябрю 1918 года удалось создать регулярную боеспособную армию, которая к 1921 году достигла 4 миллионов человек.

Эти преобразования молодого Советского правительства были жизненно необходимы. Раз уж так сложилась история, то нужно было проявить власть, не дать «акулам империализма» превратить огромную страну Россию в сырьевой придаток западных стран.

Позднейшие историки разделились во мнениях о том, когда в России началась Гражданская война. Нам представляется правильным мнение тех, кто считает, что она разразилась сразу после захвата власти большевиками, то есть после 25 октября 1917 года. Называть это жесточайшее братоубийство коллатеральным явлением революции, конечно же, несправедливо по отношению к миллионам граждан России разных национальностей, ставших жертвой этой кровавой бойни.

Противостояние в стране, очень быстро переросшее в Гражданскую войну, началось с расстрела восставшими матросами первых ста офицеров Балтфлота и повальных расстрелов офицеров в действующей армии с дезертирством распропагандированных солдат из армии. Сюда приходится отнести и ставшие всем известные факты охоты на особ царского дома в Перми и Алапаевске, постановление Ялтинского совета о немедленном уничтожении всех находившихся в Крыму родственников императора Николая II вместе с его матерью, вдовствующей императрицей Марией Федоровной. Председатель Совнаркома В. И. Ленин запретил расправу над царскими родственниками, по-видимому, дальновидно оставляя их для размена в критический момент.

А сколько приверженцев старого строя уничтожили большевики, в частности, И. В. Сталин в Царицыне, когда белых офицеров проволокой связывали по трое спиной к спине и сбрасывали в Волгу, придумав на ходу этому изуверскому способу самосуда циничное название борьбы с «трехглавой гидрой контрреволюции». А собственноручные расстрелы перед строем солдат Революционной Рабоче-крестьянской Красной Армии первым Наркомвоенмором Д. Я. Троцким. А расправы с неугодными состоятельными крестьянами в каждом селе. Грабежи и разбои в каждом городе.

И это были все деяния, узаконенные новой властью. Нет, нельзя эту массовую бойню рассматривать как коллатеральное явление революции, как и то, что нельзя отрицать тот факт, что этот болезненный переход к новой власти усугубили вооруженные иностранцы, оказавшиеся ко времени революции в стране.

Глава 8. Чехословацкий корпус в России

Вот, не хватило многострадальному народу России своих внутренних проблем, так еще обнаружились в стране чуждые элементы в виде предателей своей страны. Это был так называемый Чехословацкий корпус, который сформировался к концу Первой мировой войны из иммигрантов, чехов и словаков, проживавших в России, а также перешедших на сторону России военнослужащих Австро-Венгрии из числа чехов и словаков. Это они, мерзавцы до мозга костей, провели кровавый след на теле молодой Советской Республики по всей Транссибирской магистрали.

ИУДЫ БОК О БОК

С «БРАТЬЯМИ-БОГАТЫРЯМИ»

Нам представляется история с Чехословацким корпусом в стране как дополнительная к Гражданской войне трагедия народа России, исходившая от иностранцев, для которых пребывание в России оказалось хорошей возможностью для грабежа и насилия. Это уникальное явление в трагический момент истории России требует пояснения.

Монархическое государство Австро-Венгрия перед перед Первой мировой войной представляло собой «лоскутное одеяло» из полутора десятков исторически насильственно объединенных народов с их подпавшими под австрийскую корону территориями. При этом сама «немецкоязычная Австрия» как по количеству населения, так и территории составляла не более 20 процентов. Понятно, что остальные анклавы этого объединения тяготились необходимостью подчинения центральной власти и стремились к независимости.

Особенно сильные тенденции к обособлению и независимости после волны революций 1848 года, прокатившихся по Европе, были у народов славянского происхождения – чехов и словаков. Из них многие эмигрировали в Россию. С самого начала Первой мировой войны проживавшие в России иммигранты, чехи и словаки, провели в Киеве митинг солидарности с сербами, а созданный к этому времени «Чешский национальный комитет» принял обращение к императору Николаю II, в котором отмечалось: «На русских чехов падает обязанность отдать свои силы на освобождение нашей родины и быть бок о бок с русскими братьями-богатырями».

Вот так, ни больше, ни меньше. Вот вам наша бескорыстная помощь, которую Россия, конечно же, не могла отвергнуть. Советом министров Российской империи было принято решение о создании Чешской дружины, которая уже вскоре выступила на фронт и под командованием русских офицеров приняла участие в боях в Галиции. Одновременно на российскую сторону стало переходить все больше перебежчиков, чехов и словаков, из австро-венгерской армии. Постреляв своих офицеров, переходили и сдавались русским целыми ротами и полками с оружием и боеприпасами.

С марта 1915 года этих перебежчиков стали принимать в Чешскую дружину, что вскоре позволило сформировать Первый чехословацкий стрелковый полк численностью около 2100 человек.

МАСАРИК

Тем временем в Париже усилиями чешского общественного деятеля Томаша Масарика с единомышленниками был образован «Чехословацкий национальный совет», продвигавший идею создания самостоятельного чехословацкого государства, для чего они просили у государств Антанты разрешение на создание самостоятельной армии.

Томаш Масарик родился в 1850 году в Моравии Австрийской империи и ко времени Первой мировой войны был известным политическим деятелем, социологом, философом и историком, приглашенным для чтения лекций в Чикагском университете. Его отец был словаком из венгерской части Австро-Венгрии, мать – немкой из Моравии. Он долго проживал в США, где женился на американке Шарлотте Гарриг, с которой познакомился во время студенчества в Вене. Её фамилию он взял себе в качестве второго имени, получилось Томаш Гарриг Массарик.

Под аббревиатурой «ТГМ» он стал известен в ряде стран. Эта аббревиатура значится и на его памятниках. Он был уважаемым человеком в своей стране, поскольку ряд сроков подряд избирался депутатом парламента Австрийских земель.

Через родственные связи он был знаком с американским президентом Вудро Вильсоном. В начале века он приезжал в Россию, где навещал в Ясной Поляне Льва Толстого, переписывался с М. Горьким и навещал его на о. Капри. В 1917 году он провел в России почти целый год, входя в сношения с членами Временного правительства и затем с руководителями Советской Республики по вопросам формирования Чехословацкого корпуса. Он посвятил свою жизнь созданию самостоятельного Чехословацкого государства, что ему удалось. В 1918 году, после распада Австро-Венгерской монархии, он, находясь в США, был заочно избран первым президентом Чехословацкой Республики, которым оставался до своей смерти в 1935 году.

Но вернемся к Чехословацкому корпусу. Наплыв дезертиров, чехов и словаков, из Австро-Венгерской армии в Россию был настолько велик, что весной 1916 года в Русской армии формируется Второй чехословацкий полк, а в середине апреля – Чехословацкая стрелковая бригада в составе трех полков численностью около 3,5 тысяч офицеров и нижних чинов.

Февральская революция не изменила отношения российского правительства к чехословацким добровольцам. Созданная бригада, уже как самостоятельная оперативная единица, приняла участие в июньском наступлении Русской армии в Галиции, где прорвала фронт в районе Зборова. Она взяла в плен около трех тысяч австрийцев и венгров, потеряв своих убитыми около 200 человек и ранеными около тысячи. Этот успех привел к тому, что Временным правительством было разрешено сформировать отдельный Чехословацкий корпус из двух дивизий и запасной бригады как части Русской армии. Численный состав этого корпуса превысил 50 тысяч человек.

Осенью 1917 года Чехословацкий корпус находился в тылу Юго-Западного фронта на территории Волынской и Полтавской губерний. К этому времени с согласия Антанты во Франции был сформирован «Чехословацкий легион», которому должны были подчиниться все воинские формирования, в том числе и находящиеся в России. Согласно этому положению Чехословацкий корпус в России был формально подчинен французскому командованию, получил название «легион» и указание о необходимости отправки во Францию.

Самым коротким представлялся морской путь через Архангельск и Мурманск, но от него отказались, опасаясь немецких подводных лодок. Было решено направить легионеров по Транссибирской железной дороге до Владивостока и далее через Тихий океан в Европу. 26 марта 1918 года в Пензе представители СНК РСФСР (Сталин и другие) и представители Чехословаков подписали соглашение о том, что последним гарантируется беспрепятственное продвижение до Владивостока при условии «их честной и искренней лояльности и невмешательства в деятельность какой-либо политической партии в России». Оружие должно быть сдано в Пензе, кроме «необходимого в каждом эшелоне для самозащиты от контрреволюционеров».

На восток отправлялись в 63 составах, по 40 вагонов каждый, так как с учетом семей легионеров, проживавших в России, общее число эвакуируемых достигало 70 тысяч человек. Первый эшелон вышел 27 марта и спустя месяц прибыл во Владивосток. К маю составы растянулись по всей магистрали, но имели хорошую всвязь между собой по телеграфу. Чехословаки с самого начала уклонялись от сдачи согласованной части оружия, что вызывало настороженное отношение к ним со стороны большевиков. Далее недовольство легионеров вылилось в откровенно враждебные отношения к большевикам. А кроме того, еще и атмосфера взаимной вражды между пленными австро-венграми в России и чехословаками, что приводило к инцидентам.

ИНЦИДЕНТ В ЧЕЛЯБИНСКЕ

Один из них произошел 14 мая на станции Челябинск, где случайно рядом с эшелоном чехословаков остановился эшелон с пленными венграми. Чехословаки, увидев плохие условия, в которых содержались пленные, поделились с ними пищей и табаком. А когда поезд с чехословаками тронулся, один из венгров кинул в их сторону металлическую ножку от печки-буржуйки, попал в голову легионера, так что тот потерял сознание. В ответ легионеры остановили поезд, ворвались в вагон пленных и подвергли линчеванию обидчика.

Советские власти Челябинска арестовали десять легионеров. Однако, их товарищи на следующий день силой освободили арестованных, разоружили местный отряд Красной гвардии и разгромили оружейный арсенал, захватив 2800 винтовок и артиллерийскую батарею. Кроме того, в Челябинске собрался Временный комитет Чехословацкого войска, который встал на позиции разрыва отношений с большевиками и постановил прекратить сдачу оружия, которое к этому моменту еще не было сдано в Пензе тремя арьергардными полками.

В ответ 21 мая в Москве были арестованы члены Чехословацкого комитета и было отдано распоряжение о полном разоружении и расформировании чехословацких эшелонов, с чем согласились арестованные руководители в Москве. Легионеры, однако, подчинялись уже только своему Временному комитету, который разослал во все эшелоны и части корпуса приказ: «Оружия нигде советам не сдавать, самим столкновений не вызывать, но в случае нападений защищаться, продвижение на восток продолжать собственным порядком».

Не возымел действия и «грозный» приказ Народного комиссара по военным делам Л. Троцкого о полном разоружении всех чехословаков. Посланный на помощь Красногвардейцам бронепоезд и бронеавтомобиль чехословаки без труда захватили и использовали в своих целях. С этого времени легионеры полностью отвергли советскую власть. Во всех городах они свергали советы, зверски расправлялись с большевиками, устанавливали старую власть, от которой требовали провиант и уголь для паровозов и беспрепятственное продвижение на восток.

Красная Армия была в процессе формирования и не могла противостоять натиску легионеров, а те наглели все больше и занимались откровенным грабежом, убийствами и террором. Они свергли советскую власть в Уфе, способстовали установлению там, хотя и временного, но стоившего много крови, эсэровского Комитета Учредительного собрания (Комуч‘а). После Челябинска они кровавой косой прошлись по городам Петропавловску, Кургану, Новониколаевску (современному Новосибирску), Омску, Томску, Мариинску, Нижнеудинску и Канску и далее до Владивостока.

Еще до этого они захватили в европейской части страны Симбирск, Саратов, Самару, Пермь, Казань, Екатеринбург, и на востоке – Иркутск и позднее – Читу. И везде они, как сообщают историки, «участвовали в массовых расстрелах на занятой ими территории».

Можно сказать, что к концу июля 1918 года чехословаки захватили на Транссибе все крупные города и важные узловые станции, свергли на захваченных территориях советскую власть, развернули массовый террор, обеспечили насаждение антисоветской власти и условия для разрастания малочисленных белых отрядов в белогвардейские армии.

В Омске они вначале поддержали «Белое движение» в виде так называемого «Омского правительства» адмирала А. В. Колчака, которого затем, как выражаются некоторые историки, «променяли на рельсы», а чтобы было понятно, на возможность беспрепятственного проезда. Смерть адмирала А. В. Колчака и премьер-министра его правительства В. Н. Пепеляева лежит полностью на совести Чехословацкого легиона и его командующего французского генерала Жанена. Это они, позорные «братья-славяне» за личную выгоду при первой же трудности выдали их эсеро-меньшевистскому «Политцентру» и далее большевикам в Иркутске.

А большевики, пришедшие к власти в городе, трусливо, чтобы население не узнало, расстреляли обоих в пятом часу утра 7 февраля 1920 года в устье речки Ушаковки вблизи ее впадения в Ангару и спустили трупы под лед. Расстреляли, как выяснилось позднее, по личному указанию Ленина.

По мере продвижения на восток происходило все большее разложение Чехословацкого корпуса. По свидетельству начальника штаба этого корпуса царского генерал-майора М. К. Дитерихса «легионеры привыкли вести так называемую вагонную войну. Подъехали, высадились, постреляли, пограбили… и марш в вагоны пить кофе и спать».

В последующем Чехословацкий корпус охранял Транссиб и проводил карательные операции. В марте-декабре 1919 года три дивизии корпуса жгли деревни и убивали их жителей. Только в сентябре того же года они провели 380 карательных вылазок. В селе Рыбинское убили 30 человек, в районе Тайшета – более 200 человек. Они ввели в обиход захват заложников и за отказ доносить на партизан каждого второго убивали.

Особой жестокостью отличался чехословацкий кавалерийский полк. Один из его офицеров похвалялся, что в очередной карательной операции сжег 16 деревень и убил 6 тысяч безоружных крестьян. Телеграфные стобы превращались в виселицы и так на протяжении многих верст от станции до станции.

Число жертв изуверов, называвших себя «братьями-славянами», колоссально и не поддается подсчету. Но ясно одно, что признавали и генералы Белого движения, что без вмешательства «белочехов», которых ненавидели все россияне, и белые, и красные, и рабочие, и крестьяне, и интеллигенция, установление новой власти в стране произошло бы значительно безболезненнее.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГРАБЕЖ

С провозглашением Чехословацкого государства 28 октября 1918 года его первые руководители – президент Т. Масарик и министр иностранных дел Э. Бенеш дали указание командованию корпуса собирать и отправлять на родину товары и ценности, сырье, зерно, цветные и драгоценные металлы, дерево, меха, кожи, каучук, шерсть и др. Проще говоря, грабить Россию.

Читаешь эти строки и чувствуешь, как за ореолом борцов за свободу, какими вначали представлялись Масарик и Бенеш, сразу возникают образы грабителей страны, приютившей их соотечественников в трудное время. Что может быть более отвратительным?

И легионеры, ободренные своими будущими государственными руководителями, силой оружия контролируя Транссиб с его грузопотоками, городами и селами, с еще большим рвением занимались грабежом. Они набивали тысячи товарных вагонов русским добром, по дороге торговали им, а предназначенное для отправки в Чехословакию складировали во Владивостоке. Здесь они, по выражению их временного союзника белого генерала, «таскали за собой около 600 груженых вагонов, тщательно охраняемых», которые были наполнены «машинами, станками, ценными металлами, картинами, разной ценной мебелью и утварью и прочим добром, собранными на Урале и в Сибири».

Даже своих белогвардейцев, с которыми вместе воевали против большевиков, не щадили, а обирали. Так, зимой 1919 года колчаковские «части были только наполовину снабжены теплыми вещами и полушубками. Зато чешские вагоны-склады ломились от награбленного русского сукна, обмундирования и теплых вещей». Реквизированные вагоны набивались товарами, полученными грабительским способом, и превращались в меняльные лавки, в которых можно было купить все, что угодно.

Прибыв в Харбин, чехословаки продавали китайцам оружие и даже бронепоезда. Кроме этого, устроили масштабные распродажи во Владивостоке и Иркутске. Только лошадей продали 12 тысяч и 235 вагонов всякого добра, выручив около 3 миллиардов рублей. Огромные средства рекой потекли в специально созданный Легиобанк. Тайны этого банка не раскрыты и через сто лет, но непреложным фактом является то, что с ним связан внезапный трехкратный скачок золотого запаса Чехословакии, с шести тонн, доставшихся ей от Австро-Венгерской империи, до 18 тонн.

Вот оно, захваченное ими в Казани золото, половина золотого запаса РСФСР, которое они потом якобы передали Белой Армии Колчака, и получившее название «золото Колчака». Правда, в Иркутске им пришлось сдать золото, иначе бы их просто не выпустили из страны. Но сколько сдали и сколько утаили и вывезли – неизвестно, ведь сдавали «золотой запас Страны Советов» в Иркутске эсеро-меньшевистскому «Политцентру» не считая.

А вот и выявилось, что 12 тонн золота, которые вдруг появились в Чехословакии, как с неба упали, украдены в России. Вот этим объясняется и тот экономический бум, который произошел в молодой Чехословацкой республике в 20—30 годах прошлого столетия. Золото и украденные в России товары на много миллионов крон обеспечили их экономический успех.

А сколько это стоило жизней россиян?

Так можно ли считать чехов и словаков после этого братьями по крови с русскими?

НАХАЛЬСТВО ВЕКА

Но удивляет их нахальство, которое проявилось в начале 21 века. Это инициатива чехов по установлению памятников их погибшим воинам по всему их мародерскому маршруту от Пензы до Владивостока. А еще более удивляет незнание или пренебрежение к кровавым страницам истории со стороны современных российских руководителей, позволивших эти памятники установить. Стоит хотя бы виртуально пройтись по Транссибирской магистрали, чтобы увидеть, что только в нескольких, самых восточных районах Сибири, где население еще помнит зверства чехословаков, оно запретило установление этих памятных знаков. И это в то время, когда в столице страны, в Праге, был 3 апреля 2020 года демонтирован памятник освободителю страны от фашизма маршалу И. С. Коневу.

Продолжить чтение