Читать онлайн Венец из Белых лилий бесплатно

Венец из Белых лилий

Пролог

Божество Starfall Nocte

Каблук цокнул по каменному полу мрачного зала. Строгие кремовые стены и мужской силуэт в свете ночных огней молчаливо встретили долгожданную гостью. Черные длинные пряди поддавались лёгким потокам воздуха и вздрагивали от каждого шага. Динара медленно вышла из тёмной арки к каменному алтарю, вокруг которого цвели белые светящиеся лилии. Резные колонны удерживали потолок, разделяя большое витражное окно, поднимались к высокому голубому потолку с изображёнными на нём облаками. Каждая витражная часть символизировала один из пяти народов, объединившихся в одно необъятное государство Тессерия: люди, драконы, орки, а также демоны и паладины. Каждому из них доверена своя территория, но главным правителем Тессерии всегда был и остаётся император. Подобно цветущему вьюну под потолком парила золотая люстра с магическими кристаллами, по форме напоминающая солнце. К алтарю, красной тропой гостью вёл широкий ковёр с вышитым на краях золотым растительным узором.

Взгляд алых глаз был хмур и серьёзен. Высокая воительница в чёрно-золотой парадной форме с фуражкой, на которой изображен герб отряда в виде цветущей вишнёвой ветви вот уже много лет занимает пост капитана восьмого отряда метеоров Цветущая Вишня. За долгое время службы она впервые удостаивается чести быть приглашённой в императорский дворец именуемый Башней Равновесия в Хельдоре, столице нейтральных земель Ньорд. На плечи наброшен китель чёрной формы с золотыми погонами и звенящими украшениями, а сзади тянулся тонкий хвост с пушистой кисточкой на конце. Руки по локоть покрыты черной грубой кожей, как знак принадлежности к народу демонов. Её лицо исполосовано старыми шрамами, что были главной отличительной чертой, впрочем, как и то, что Динара – единственная женщина среди восьми капитанов.

Почтовая генеральская сова ворвалась в кабинет неожиданно, та лишь успела сесть за стол после недавнего задания на границе Ньорд. Не удивиться подобному невозможно, ведь в письме было приглашение. Не приказ. Проигнорировать сложно, тем более, когда непосредственное начальство столь великодушно, что считает тебя не просто солдатом, а гостем. Раз до такого дошло – дело важное. О Цветущей Вишне Правящие Династии давно позабыли, оставив отряд под чутким руководством строгого паладина Вольфрама.

– Капитан восьмого отряда, Динара Стигг, – коснувшись ребром ладони козырька фуражки, женщина убрала вторую руку за спину, согнув в локте. – По Вашему приказу прибыла.

– Приветствую, капитан, – поприветствовал её первый генерал Тессерии, махнув рукой. – Рад видеть Вас в добром здравии. Как поживает отец? Матушка?

Высокий крепкий мужчина. Светлая кожа, белые длинные волосы, голубые глаза. Генерал народа паладинов – Мелиодас Вольфрам. Несмотря на святость и возвышенность этого народа, крылья имели лишь высшие: те, кто обладал особой духовной сущностью, не доступной другим представителям их расы. Эти крылья тоже имели свой показатель силы, белые с золотым переливом. Мелиодас был белокрылым паладином с золотыми переливами и скрывал достояние своего рода, как и многие воины с земель Парадиз, под особой печатью во избежание помех в бою. Мужчина был одним из сильнейших и уважаемым паладином, хоть и обладал достаточно скверным характером, с которым сложно справиться даже капитанам отрядов из золотой тройки.

– Вашими молитвами, генерал Вольфрам, – Динара благодарно кивнула. – Но меня позвали на столь ответственное мероприятие не ради того, чтобы справиться о здоровье родителей, верно?

– Несомненно, – согласился тот и запустил руку во внутренний карман своего кителя. – Так уж вышло, что сейчас я могу доверять лишь Вам, Стигг.

Занятная весть. К известному семейству Стигг всегда было неоднозначное отношение со стороны генералов, из-за несогласия присягнуть императору, ровно как и к Мелиодасу, поступившему точно так же. Удивительно, как Император до сих пор не усомнился в человеке, для которого приказ господина важнее, чем императорский. Более того, Цветущая Вишня считается слабым и неэффективным отрядом, которому достаются простые и низкооплачиваемые задания. Не то чтобы кого-то из бойцов это беспокоило, но выбрать их в качестве исполнителей чего-то особенного – крайне странное решение. Значит, разговор будет не о доверии отряду, а узкому кругу метеоров.

Достав из рукава чёрного кителя крафтовый конверт, мужчина протянул его капитану восьмого отряда, надеясь развеять её недоверие к сделанному генералом выбору.

– Есть подозрения о том, что спокойной жизни Тессерии вот-вот придёт конец, – со всей серьёзностью произнёс мужчина, тряхнув конвертом. – Это личная просьба императора, к сожалению, лично я не могу напрямую участвовать в этом, но окажу необходимую поддержку. К тому же, у тебя хорошие отношения с ним.

– Право, генерал, Вы меня напугали, – Динара приняла императорское письмо и, увидев на нём магическую сургучную печать с лилией в кольце солнца, спрятала во внутренний карман кителя. – Мне льстит то, что Его Высочество проникся к нам доверием.

– Он не глуп и прекрасно понимает, что мы не желаем зла Тессерии. А даже если среди нас демон, – Мелиодасу явно было сложно признавать это. – Твои достоинства напрочь перечеркивают недостатки. Возможно, предстоит продолжить дело отца, но в этот раз всё будет куда серьёзнее, чем в годы моей молодости.

– Что ж. Можете не сдерживать свою неприязнь, генерал Вольфрам.

– Я должен быть справедлив. Качества метеора гораздо важнее его рода, – кивнул мужчина и обернулся к витражу, слыша восхищённые возгласы людей. – Что там такое? Митинг? Кто разрешил?

– Starfall Nocte, генерал, – улыбнулась Динара, устремив взгляд на окно и мерцающее сквозь цветное стекло небо. – Люди вышли полюбоваться звездопадом.

Тысячи звёзд сыпались с небосвода как искры фейерверков, исчезая где-то в липкой темноте ночи. Великое полнолуние освещало улицы города не хуже праздничных фонарей. Сегодня большой праздник у тессерцев. Starfall Nocte – Загадочная Ночь Звездопадов. Время, когда рождается бог. Конечно, это всё сказка, которую рассказывают все народы своим детям. Но даже сказки несут в себе долю правды. Звездопад невозможно предсказать. В старой легенде говорилось, что так небо плачет перед новым рождением умершего бога, даруя ему чистую душу и благословляя на праведный путь.

– И правда, – мужчина повернулся к ней спиной и тяжело вздохнул. – Совсем забыл.

– Раз звездопад начался, позволите ли Вы мне…

– М? Ах, да. Это же сегодня, – он слегка повернул голову. – И сколько на этот раз?

– Четыре года, генерал.

– Так долго? Впрочем, в сравнении с тем, сколько всего времени прошло… Можешь идти.

– Не хотите составить компанию?

– Что? Компанию? – мужчина усмехнулся. – Я не достоин этой чести. Долго народу паладинов вымаливать прощение. Мне в особенности.

– Ваше право, генерал.

Динара незамедлительно покинула зал Башни Равновесия, оставив генерала в одиночестве. Сжав кулаки, он глубоко вдохнул голодный воздух и поднял голову. Для паладинов эта ночь – траур. Тяжелое бремя, взваленное на их плечи и ответственность за страшную войну, которая, к счастью, закончилась уже давным-давно. Он недовольно цокнул языком и зашагал прочь из Башни, не желая погружаться в поток беспокойных мыслей.

Улицы озарили вспышки падающих звёзд. Покинув город, Динара уже собиралась сесть за руль парового автомобиля, но лишь открыв дверь, застыла. Из-за гор Парадиза, виднеющихся за лесом, в небо устремился столб белого света, после чего пробежала сильная воздушная волна, буквально сметая всё на своём пути. Закрывая лицо от пыли, капитан с трудом устояла на ногах. Буря длилась несколько секунд. Тепло пробежало по телу, оставляя неприятный осадок. Чистая светлая энергия неприятна демонам, однако, женщина засияла, понимая, что это означает. Вскоре, столб света стал тоньше нити и исчез.

Бродя по заполненному людьми рынку, Мир играючи подбрасывал в воздух, румяное яблоко. Не так давно он успешно был принят на службу в отряд Тессерии. Парень давно пробивался в ряды рыцарей, именуемых метеорами, но, несмотря на успешно пройденный отбор, его отсеивали лишь по одной простой причине – принадлежность к народу Хель. Подобная дискриминация не была чем-то необычным, впрочем, как и нежелание капитанов брать к себе демона. Удача, наконец, благословила его и на очередном экзамене, что проходит раз в полгода, его избрала капитан восьмого отряда, впервые за два года появившаяся на отборе. Мир видел её впервые, но сразу узнал в женщине демона. Впрочем, это уже было неважно, ведь первая ступень, ведущая к цели, достигнута, и в честь этого, парень направлялся в паб «Бенжиро», чтобы закупить медовый эль и задобрить новых товарищей, с которыми ещё предстоит увидеться сегодня. Единственная хорошая новость после переезда на нейтральные земли Ньорд.

Красные коротко стриженные волосы выделялись в тени ночных улиц. Двухметровый жилистый парень в чёрном, с алыми глазами и змеиным зрачком, в которых исчезали отблески света. Из-за хвоста с пушистой кисточкой прохожие с опаской обходили его стороной. На плече длинной кофты с капюшоном красовался новенький вышитый герб отряда Цветущая Вишня, которым демон очень гордился, пусть тот и выбивался из мрачного образа. Продолжая подбрасывать яблоко, он бросил взгляд на небо. Звездопад. Мир не видел в этом ничего, что было бы достойно внимания. Хотя стоило признать, вид завораживает. Вдруг, в купол небосвода вонзился столб света, выпустив сильную магическую волну. Внешние витрины торговцев уносило ветром вместе со сложенными товарами. Согнувшись и закрыв голову рукой, парень выронил яблоко и схватил за воротник мальчишку, которого чуть не унесло волной вместе со стойками фруктов и овощей перед магазинами. Стёкла бились, фонари замигали от переизбытка магии и потрескались. Тело наполнилось теплом и светлой энергией. Отвратительно. Буря закончилась так же неожиданно, как началась. Люди, на удивление, были спокойны и, недовольно бурча себе что-то под нос, принялись собирать разбросанные вещи.

– Вот тебе и столица, – удивленно проговорил Мир, подняв ребёнка за шкирку и вручая первому попавшемуся на пути человеку.

Он не сводил взгляда с гор, откуда, по его мнению, появилась волна. Столб света исчез, разбросав в воздухе блестящую пыль, напоминающую снег. Красиво, но странно, учитывая, в какой местности находился город.

– Снова бог родился, – тяжело вздохнул торговец, помогая упавшим прохожим встать. – Год будет несчастливым.

– В каком смысле? – удивился парень, указывая на горы, выглядывающие из-за крыш домов. – Что за бог?

– С луны свалился, что ли? – усмехнулся мужчина, поднимая стойку с земли. – Если во время Starfall Nocte происходит вот такое, значит, в гробнице родился новый бог. Иногда раз в год, иногда лет десять пройдёт. Если родился, жди беды.

– Да, только из-за этого монстры к ней лезут как мотыльки на огонь. А люди только страдают, – подхватила торговка зельями, собирая осколки.

– Как-то особо вы не паникуете, я смотрю, – съязвил Мир. – Гробница на территории Парадиз?

– Да, неподалёку. А чего переживать? Вон метеоров сколько, пусть и разбираются.

– А где гробница-то? – поинтересовался демон, воспользовавшись разговорчивостью торговца.

– Да в Голубом лесу, что за горами, – мужчина махнул рукой, не обращая внимания на то, как выглядит его собеседник. – Только не советую тебе соваться туда, а то ведь можешь и не выйти. Паладины – консервативный народ, не каждого на свои территории пускают. Пусть метеоры сами разбираются

– Неужели не волнуетесь?

– Что за вопросы, малец? – мужчина, наконец, повернулся к парню и опешил, увидев, что всё это время вёл диалог с демоном.

– Из спортивного интереса, – улыбаясь, тот оголил клыки и скрестил руки на груди. – Спасибо за информацию, старик.

Торговец не проронил ни слова, скованный страхом перед ним, а вот парень решил усмирить своё любопытство и взглянуть на ту самую гробницу. Рождение Богов во время Starfall Nocte? Что за бред. Демоны не могут не знать об этом и предприняли бы меры. Сказки для детей. Однако Мир был заинтересован в случившемся и, раз гробницу после всплеска магической энергии штурмуют монстры, разве это не долг метеора, разобраться с ними?

•••

Холодные земли паладинов – Парадиз. Практически все города находились в горах, что окружены сплошным лесом, который исполнял роль крепости. Паладины хорошо защищали свои территории от вторжения, но недостаточно, чтобы удержать Найтвокера.

Путь лежал в сердце Голубого леса. Тихое место, где даже птиц не было слышно. Мрачное и жуткое, несмотря на свою красоту и важность в истории Парадиза. Лес окружало поле, где трава была тёмно-синей, и не цвело ни одного цветка, а высоко в небесах, в центре горного кольца парила Селестия – белый город и столица земель паладинов. Лес окутывала тишина. У земли кружились белые огни, фиолетовые колокольчики излучали волшебный свет, создавая сказочную атмосферу в лесу. Где-то красовались кусты малины, согнувшиеся от обилия ягод. Высокая трава качалась на ветру, убаюкивая воздух. Мир уже стоял у каменных дверей гробницы. Здесь покоится первородное божество паладинов, Божественный Небесный Зверь, в чьей власти был чистый свет солнца и луны.

– Как вообще в гробнице может родиться новый бог? Это же место смерти, блин, – фыркнул демон, навалившись на каменные кружевные двери с изображением двух волков, контур которых светился голубоватым цветом, как и остальные узоры.

На удивление, гробница открылась без особых усилий, будто чей-то забытый дом. По следам на земле создавалось ощущение, что кто-то уже бывал тут, к слову, совсем недавно. Взору открылась лестница, убегающая вниз. Её освещали свисающие с потолка нити с хрустальными каплями, преграждающие дорогу путникам. Стоило Миру переступить каменный порог, как двери за спиной медленно закрылись. Осторожно преодолевая занавес из хрустальных капель, незваный гость спускался всё ниже и ниже, пока каменная лестница не погрузилась в мягкую землю, поросшую голубой травой. Холодный коридор привёл гостя в странное место, напоминающее поле. Всё было усеяно нежно-розовыми светящимися лилиями, источающих приятный аромат, а над ними порхали белые бабочки, роняя блестящую пыль своих крыльев. Посреди поля раскинулось большое дерево со стволом из светлого камня и белой листвой. На его кривом стволе, будто вены, вились золотые линии, а некоторые из них закручивались в печать с рунами. Свет, излучаемый деревом, освещал почти всё поле. С ветвей свисали звёзды, будто спелые плоды, а в корнях журчал маленький источник, в который они падали, растворяясь без остатка. Вода лилась вниз по стволу, наполняя небольшое озеро. Прозрачное, как слеза.

Мир не торопясь шел к источнику, разглядывая необычную растительность гробницы. Монстрами тут и не пахнет, так зачем им собираться здесь после всплеска магической энергии и что могло её вызвать – оставалось непонятным. Гробница пуста. Демон заворожённо оглядывался по сторонам, рассматривая рисунки на стенах и потолке, копирующие созвездия ночного неба. Вокруг не было ничего, что напоминало бы Небесного Зверя. Видимо, его останки спрятаны в корнях этого дерева. Мир подошёл ближе к корням, чтобы рассмотреть источник, однако, склонившись над водной гладью, внезапно отстранился и сделал несколько шагов назад. Вместо отражения на него смотрел белый скелет с вьющимися золотыми узорами. В его груди полыхал белый огонёк маленькой души, защищаемой грудной клеткой. Когда очередная звезда сорвалась с ветвей дерева и упала, поверхность воды задрожала. Медленно поднимаясь из воды, скелет обрастал плотью и кожей, подобной только что выпавшему снегу. Белые длинные волосы упали на тело, закрывая лицо ожившего трупа. Из-под лопаток вырвались белые крылья с золотыми вкраплениями, в тот же момент безжизненно упавшие в воду. Это была девушка. Белый свет её сердца, окутанного несколькими кольцами печатей, пробивался сквозь светлую кожу. Пустые глазницы полыхнули, воссоздавая глазное яблоко. Налилась золотая радужка, всплыл чёрный зрачок. Выпустив белый пар изо рта, девушка опустила голову и взглянула на демона.

– Паладин?.. – обронил Мир, удивлённо распахнув алые глаза.

Хрупкая, как хрусталь. Из-за белого цвета кожа будто бы светилась, но спустя несколько мгновений начала приобретать живой румянец от холода. На лбу появилась золотая четырёхконечная звезда. Пушистые кукольные ресницы вздрогнули от лёгких потоков ветра. Стоя нагая в источнике, она смотрела так, будто и впрямь была куклой, бездушной и пустой.

– Эй, чего стоишь? – недовольно буркнул тот, качнув головой и не сводя глаз. – Вообще ничего не смущает?

Наклонив голову на бок, та молча взглянула на демона. Может, рождение бога это не такая уж и легенда? Во всяком случае, здесь и сейчас, на его глазах, появилась девушка. Только мана необычная, очень слабая, ранее неизвестная ему, и сущность паладина не выделялась.

– Да-а, похоже, ты ни черта не соображаешь, – Мир подошёл к источнику и протянул руку. – Давай помогу. Понимаешь меня? Дай. Мне. Руку.

Парень старался говорить медленно, чтобы слова были разборчивы. Она внимательно смотрела в его глаза, а после, опустив взгляд на протянутую чёрную ладонь, коснулась её своими тонкими, холодными пальчиками. Босые ноги ступили на холодную траву. Длинные волосы волочились по земле, закрывая прядями небольшую грудь. Единственное, на что особенно цеплялся взгляд, так это шрам на шее, образовавший кольцо. Мир помог ей вылезти из источника и, сняв кофту, набросил на плечи девушки. Повезло, что только ему взбрело в голову явиться сюда, а будь это кто-то другой, вряд ли всё это закончилось для неё хорошо.

– На монстра не похожа, – осмотрев её с ног до головы, пробормотал парень. – Как. Ты. Тут. Оказалась.

Рассмотрев кофту, та вплотную подошла к демону, начав внимательно изучать его. Мир опешил, подняв руки. Это точно паладин, крылья, белые волосы, светлая кожа. Всё как у них, только глаза, почему-то, не голубые и непорочную сущность не излучает. Продолжая следить за незнакомкой, парень на мгновение задержал взгляд на её груди.

– Духи.… Прикройся же! – рыкнул он, отведя взгляд в сторону. – Руки в рукава суй, давай, – помогая ей одеться, одобрительно кивнул. – Ага, вот так.

Из-за её небольшого роста мантия оказалась ей ниже колен, а рук не было видно из-за длинных рукавов. Наблюдая эту нелепую картину, Мир не смог сдержать смешок. Та с детским любопытством рассматривала демона, внимательно изучая каждое движение.

– Что ж, осталось понять, что ты такое, – парень удовлетворительно кивнул, потрепав незнакомку за щёку, и провёл большим пальцем по носу.

Пора уходить отсюда.

Острое лезвие меча коснулось шеи Мира и тот чуть повернул голову, надеясь зацепить краем глаза того ненормального, что посмел угрожать ему.

– Убери от неё свои грязные руки, – агрессивно прорычала женщина, стоящая за его спиной. – Иначе я снесу тебе башку.

– Мадам, грешно осквернять гробницу великого божества кровопролитием, тем более, я безоружен, – беззаботно рассмеялся демон, приподняв руки.

Медленно обойдя врага, женщина наконец-то оказалась в поле его зрения. Паладин. Ну кто бы сомневался. Длинная прядь волос прятала левую сторону её лица, однако, в движении всё равно можно было рассмотреть большой ожог. Облачённая в бело-золотую броню, воительница подошла к незнакомке, не опуская серебряного двуручного меча с цветущей мимозой на гарде и, потянув её за руку, спрятала за своей спиной.

– Я рядом, леди. Он Вас не обидел?

– И пальцем не тронул! – возмутился демон, положив руки на бёдра. – Я просто помог, опусти уже оружие.

– Пасть закрой, – буркнула та. – Как ты сюда попал?

– Открыл дверь и вошёл, – обречённо буркнул Мир. – Гробница была не заперта.

– Что? – паладин не скрывала своего удивления. – Как ты попал в Парадиз, демон?!

– Смотрю, вы уже познакомились, – их диалог прервала Динара, вышедшая из-под завесы стеклянных капель. – Мир, Рагна, приветствую вас.

– Вы знакомы? – одновременно произнесли метеоры, в то время, как девушка в кофте демона выглядывала из-за спины воительницы.

Капитан уверенно подошла к сослуживцам и положила руки на их плечи. Рагна и Мир непонимающе смотрели на её удовлетворённое лицо, пытаясь осознать всю глупость ситуации.

– Рагна, спрячь меч, это наш новый боец по имени Мир Найтвокер, – женщина осторожно опустила лезвие вниз. – Мир, это Рагна Стигг, одна из рыцарей Парадиз, который тесно сотрудничает с отрядом, ты не знаком с ней, потому что перед Starfall Nocte она отправилась охранять эту гробницу. И боюсь, в этом конфликте является правой, тебя здесь быть не должно. Это Парадиз, как ты преодолел барьер?

– Какой барьер? Я был в столице, как вдруг странная волна снесла к чертям стойки торговцев и сбила с ног людей. На охриненном расстоянии, – мрачно сказал демон. – Услышал от местных, что из-за этого к гробнице могут начать ползти монстры, и я решил проверить, а тут вот это, – он указал на паладина в его мантии. – Рагну я здесь не видел.

– Занятно, даже не заметил барьер, – Динара заглянула за спину Рагны и погладила девушку по голове. – Ох, Сомния Луна. Ты уже вернулась в этот мир, как славно. Четыре года прошло с момента твоей смерти.

– Не понял, – опешил Мир. – В каком смысле? Так это нежить?

– Имей совесть, – Стигг дала демону подзатыльник. – Она живее всех живых! Динара, одно дело, когда ты раз за разом проникаешь на Парадиз, но своих выродков держи от земель паладинов как можно дальше. Иначе судить их мы будем по своим законам.

– Лорду следует наладить внешнюю политику и считаться с законами Тессерии. Метеоры имеют право входить на любую территорию, если того требует необходимость. Но Мир, – Динара сделала вид, будто ничего не понимает, издевательски глядя на парня. – Раз ты пришёл раньше, неужели видел то, чего нельзя? Как жаль, Луна ведь незамужняя чистая дева. Ай-яй-яй.

Попятившись назад, он злобно нахмурил брови.

– Не видел я ничего. Точнее видел, но пришёл сюда не ради этого. Она ж оттуда голая вылезла, я чисто кофтой накрыл. Да и было бы на что смотреть.

– Ла-адно. Молодая кровь, понимаю, – громко рассмеялась женщина. – Рагна, вынуждена сообщить, что на Селестии Луне делать нечего. Она возвращается в отряд.

– По какому праву? – возмутилась женщина, хмуря густые, широкие брови. – У меня есть приказ лорда.

– А у меня императора, не веришь? Тогда предлагаю сопроводить её до улья и ознакомиться лично.

– Бесит, – фыркнул парень. – Так мне кто-нибудь объяснит, что тут вообще происходит?

– Тебя это касаться не должно, Мир. Вернёмся в Улей.

– Так точно, – нехотя согласилась Рагна, повернувшись к Луне. – Идите за мной.

Паладины направились вперёд, в то время, как Мир, в компании Динары, непонимающе почесывал затылок.

– Повезло, что Рагна чтит традиции своего народа. Иначе бы тебя обезглавили, прежде чем узнать, кто ты и откуда, – усмехнулась капитан.

– Вишня сотрудничает и с такими личностями? Вот уж не думал, что слухи о жестокости и гордости паладинов правдивы.

– Законы Парадиз суровы, но это не значит, что паладины жестоки. Это народ чести. Был когда-то.

– Был, – парень пожал плечами. – Я так понимаю, задавать вопросы бесполезно?

– Рекомендую держать рот на замке. За лишнюю разговорчивость я тебе шею сверну.

– Да уж. Что ж, мне всё равно некому рассказывать о том, что я случайно увидел голого паладина.

– Пошли уже, – хлопнув его по плечу, Динара двинулась к выходу из гробницы.

Мир тяжело вздохнул. Странный выдался денёк, впрочем, это было весело. Как не старайся, а приключения на свою голову парень находить умеет. Пусть решают свои проблемы сами, а там уже в общей суете всё раскроется, стоит только моргнуть. Спрятав руки в карманы штанов, демон пошёл следом за Динарой, внезапно осознав, что так и не смог купить эль, чтобы отпраздновать своё присоединение к отряду Цветущая Вишня.

1

Чистый дух и ветер в голове

– Ой-ёй-ёй! – тараторила девушка, несясь по улице, порой врезаясь в прохожих. – Простите! Извините!

Будучи той ещё соней, Луна никогда не обращала внимания на настойчивость будильника. Она опаздывала везде и всегда, даже ухитрялась заснуть на собрании отряда во время обсуждения серьёзнейших вопросов. Новый день не стал исключением. Пусть в окно пробивался свет фонарей, зажигающихся при наступлении нового дня, а будильник звонил так громко, что разбудил соседей, а Луна продолжала сладко спать до тех пор, пока не свалилась с кровати, ворочаясь во сне.

Перепрыгивая через ограждения, чтобы срезать путь, девушка придерживала капюшон с лисьими ушками персиково-белой укороченной толстовки с нарисованными на ней белыми звёздами и облаками. За спиной рюкзак в виде лисы того же цвета, а в белых длинных, слегка вьющихся волосах после столкновения с деревом, ещё в начале пути, осталась листва. Длинная белая чёлка закрывала глаза. Звенел висевший на белом тканевом чокере серебряный с лентой в тон толстовки и стеклянной лилией колокольчик, такой же, как и на белой шнуровке персиковых кед, предупреждая о том, что метеор мчится получить новое задание и не видит, кто стоит на пути. Толстовка была длинной, почти до середины бедра, прикрывая белое боди без рукавов и того же цвета юбкой. Выбежав на центральную дорогу, и зацепившись за фонарь, в прыжке повернула в сторону улья Цветущей Вишни, крыша которого уже выглядывала из-за ряда жилых домов. Ещё немного, и цель будет достигнута. Бросив взгляд на часы, томившиеся на вершине башни за магазинами, она не заметила, как на пути появился чей-то паровой автомобиль. Опомнившись, резко затормозила и, не удержав равновесие, упала на плитку каменной дороги возле фонтана «Народов».

– Кажется, кто-то до сих пор не научился просыпаться вовремя, – смеясь, произнёс Мир. – Некрасиво опаздывать.

Раздражающие красные короткие волосы и игриво виляющий хвост. В чёрном спортивном костюме и таких же кедах, оголяя щиколотку, демон сидел на ступенях магазина «Дерево жизни» и подбрасывал в воздух зелёное яблоко. На шее была татуировка пары расправленных крыльев.

– Духи, только тебя не хватало, – фыркнула девушка, оторвав лицо от земли. – Сам-то.

– А мне туда и не надо, – ехидно улыбнувшись, демон откусил яблоко, довольствуясь своим превосходством над низкорослым магом-паладином. – Это ты вечно бегаешь туда-сюда, а пользы как таковой не приносишь.

Белокурая стала оглядываться по сторонам, пытаясь найти способ усмирить смеющегося демона. И выбор её был столько же очевидным, сколько и глупым. Успокоившись, парень медленно поднялся со ступеней и лениво потянулся. Доедая яблоко он, продолжая тихо посмеиваться, направился в противоположную от улья сторону.

– Эй, Мир! – окликнула его девушка.

Демон неохотно обернулся, после чего в его лицо прилетел кусок сырой земли. Горожане невольно вздрогнули, услышав звонкий девичий смех и, наблюдая со стороны, сами с трудом сдерживались от насмешек. Пыша ненавистью, парень расплющил яблоко в кулаке и медленно вытер большим пальцем грязь с лица. Мрачный взгляд напугал прохожих и те, сделав вид, что ничего не видели, поторопились разойтись.

– Слышь, Лихт, – оскалившись, произнёс он. – Беги.

Поднявшись на ноги и подтянув белые чулки, ползущие по бедру ветвями и листьями, девушка продолжала хихикать над своим точным попаданием в демона, попутно отряхивая толстовку. Когда же она столкнулась с мрачным взглядом Мира, Луна что есть мочи рванула в сторону улья Цветущей Вишни. Не стесняясь в выражениях, тот бросился за ней. Паладин передвигалась быстрее, ловко проскальзывая среди людей в проулках и ныряя под проезжающие паровые автомобили. Перепрыгивала через ограды, соседствующие с деревьями, и выбирала маршрут, по которому Миру с его ростом было бы сложнее бежать. Но демон не отставал, всё ближе подбираясь к Луне. И тогда, подбежав к первому попавшемуся прохожему, который оказался орком, дернула за рукав.

– Извините, – она виновато опустила глаза вниз и соединила указательные пальцы.

– Чего? – сурово прорычал мужчина, повернувшись к паладину и закинув на плечо большой молот.

Мир притормозил, увидев, как подруга разговаривает с незнакомцем из народа орков. Не понимая подвоха, демон поднял одну бровь.

– Понимаете, – та убрала руки за спину и отвела взгляд в сторону. – Всю дорогу меня преследует какой-то подозрительный мужчина. Я очень спешу, но мне не спокойно от того, что за мной следит незнакомец.

– Это который? – орк нахмурился, начав рассматривать толпу.

Орки знамениты своим вспыльчивым воинственным нравом, потому незнакомец без тени сомнений поверил паладину, ведь такая миловидная и нежная девушка и впрямь может оказаться невинной жертвой.

– Вот паршивка, – фыркнул Мир, начав пятиться назад.

– Вот этот, – без капли сомнений Луна указала прямо на демона, предчувствовавшего, что сейчас уже ему стоит бежать.

– Это ж демон, – мужчина нахмурился, осматривая Мира с ног до головы. – Здоровый какой.

– В последнее время демоны стали слишком опасны, я правда боюсь его…

– Можешь больше не беспокоиться, иди с миром, – погладив девушку по голове, кивнул орк, и сразу же обратился к парню. – Слышь, чертила, какие-то проблемы?

– Луна, падла, я ж тебе руки-ноги оторву, – пробормотал Мир.

Орк, чья мускулатура действительно поражала своими объёмами, засучил рукава и направился в сторону демона, в то время, как Луна, запрыгнув на перила, обернулась, чтобы увидеть его разгневанное лицо. Парень, провёл большим пальцем по шее, ясно давая понять, что если паладин попадётся ему, то будет молить о пощаде, но та, хлопнув ладонями и поднеся к лицу, будто прося прощения, нарочно отклонилась назад и упала. Мир же нырнул в ближайший проулок, надеясь скрыться от гнева сурового кузнеца.

Приземлившись на нижней улице и накинув капюшон на голову, поспешила к улью, где вот-вот должна получить новое задание Цветущей Вишни. Здание стояло в конце улицы, цель перед носом. Преодолев оставшееся расстояние без столкновений с прохожими, Луна пулей проскочила в ворота с гербом отряда. Небольшой двухэтажный деревянный домик не был похож на базу отряда. Территория вокруг него выглядела как цветущий сад с небольшой площадкой для тренировок. Стены дома окутаны диким виноградом, закрывающим ветвями окна на обоих этажах и аккуратный козырёк над дверью. Остановившись у ступеней улья, девушка выдохнула и осторожно поправила чулочки. Поправляя чёлку, она достала из рюкзака маленькое круглое зеркальце. Несмотря на всю утреннюю суету, леди всегда должна оставаться ухоженной.

– Попалась! – рявкнул Мир, схватив её за плечо и повернув к себе лицом.

От испуга паладин выронила маленькое круглое зеркальце, и то с дребезгом разбилось, ударившись о мощёную тропу. Коснувшись ладонью двери, заблокировав девушке путь в улей, демон навис над ней, ехидно улыбнувшись.

– Ну что, святоша, молись своему чёртову богу, чтобы я тебе шею не свернул. Какого хрена ты на меня орка натравила?!

– Зеркало! Это же к несчастью! – девушка округлила золотые глаза, глядя на осколки, после чего подняла озлобленный взгляд на друга. – Сколько можно?!

– Не я это начал, – Мир скептически поднял бровь, понимая, что извинений не дождётся.

Обхватив согнутой рукой шею Луны, он сдавил руки, дожидаясь, пока паладин подаст знак, что сдаётся в этой неравной битве. Парень не собирался доказывать свою силу до последнего, тем более, что физически Луна уступала всему отряду. Но девушка не сдавалась, стиснув зубы и крепко сжимая пальцы на его руке. Вот уж кому не занимать упрямства. Паладин прославилась низким уровнем маны, что является основой для магии, однако, вопреки этому, всё ещё является метеором, имеющим ранг даже выше, чем у капитана.

– Что такое? Трудно дышать? Почему? Посмотри, вокруг ведь так много воздуха, – рассмеялся демон. – Конечно, ты всё можешь исправить, сказав: «Простите, меня, господин Найтвокер, я по глупости и необразованности своей имела наглость оскорбить Вас». Ну же, чего тебе стоит просто извиниться?

Подзатыльник. Ослабив хватку, демон в страхе обернулся. Воспользовавшись возможностью, Луна укусила его руку.

– Ай, твою ж мать! – Мир одернул руку, а паладин, с писком рухнула на землю.

Найтвокер не собирался посещать улей и надеялся избежать работы недельку другую, зная, что получит выговор от одного из лейтенантов или, того хуже Динары. Но уйти от заслуженного нагоняя, у парня не вышло, сама судьба привела Мира. Щелбан получила и Луна, не успев подняться с земли. Праведный гнев начальства быстро донёс до метеоров Цветущей Вишни то, что им не стоило забывать о своих обязанностях.

– Опять нарушаете устав! – положив руки на бёдра, сурово произнесла Рив.

Это была высокая, красивая девушка с длинными чёрными волосами, переливающимися на свету синевой. Одна из немногих, кто удостоился чести быть лейтенантом. Рив Старфаер занимала место лучшего стрелка в отряде. Со своей черно-золотой винтовкой «Мадленн» девушка бок о бок с момента вступления в Цветущей Вишне, и промахов у них никогда не было, только на задания почти не ходила. Пожалуй, её серьёзность и преданность работе с документами внутри отряда заслуживали отдельного уважения.

– Прости, Рив, я проспала, – Луна поднялась с земли. – Снова…

– Дисциплина и слаженность – главное в нашем деле! От демона лучшего не ждём, – девушка указала на Мира. – Но ты ведь всегда была ответственным бойцом.

– А ничего, что наш кеп тоже демон? – усмехнулся парень и облокотился о плечо прекрасного лейтенанта. – Ну что ж, раз я всё равно не оправдываю надежд, то могу идти, да?

– Руку убери, сломаю, – ответила Рив, гордо подняв голову. – Капитан своими деяниями доказала чистоту своей души, в то время, как кое-кто спалил город на, замечу, чужом задании. Что ещё? Ах, да. Развалил церковь на границе земель Дорте, сражаясь с псом скверны, разбил ценный сосуд, хотя заданием было доставить его в сохранности. Мне продолжать?

– Да понял я, понял. Город вы мне теперь всю жизнь припоминать будете?

– Между прочим, это было моё задание, – нахмурилась паладин. – Из-за тебя я тоже получила наказание!

– Прекратите, – подняв её за шкирку, предотвращая новый конфликт, стрелок откашлялась в кулак. – Луна, я вызвала тебя, чтобы дать задание, которое необходимо выполнить.

– Вся во внимании, – ответила та, скрестив руки на груди и поджав ноги, как беспомощный щенок.

Рив поставила девушку на ноги и заботливо, будто старшая сестра, поправила персиковый капюшон с ушками.

– О, я тогда пошёл, – Мир махнул рукой и открыл дверь улья. – Свиснешь, если что, Лихт.

В здании было шумно. Метеоры отряда Цветущая Вишня активно и громко обсуждали между собой полученные только что новые задания. Метеоры играют важную роль в существовании Тессерии. Не каждый имеет достаточное количество маны чтобы обуздать магию или призвать магическое оружие, способное изгнать скверну – чёрный туман, рождающий жестоких и кровожадных чудовищ. Метеоры благословлены духами, дарующим ману, чтобы очистить мир от зла.

Стоило Миру показаться в дверях, как присутствующие резко замолчали, бросая в его сторону взгляды, полные презрения. Скверна и чудовища – это цветочки, по сравнению с теми, кто является первоисточником всего зла – демонами. Там, где водится эта нечисть, всегда происходят беды. Бесцеремонные, грубые, жадные до власти существа, с которых начинались все войны, в особенности Великая Война, что разгорелась пятьсот лет назад и унесла за собой больше половины всего населения Тессерии. Народ демонов до сих пор сеет раздор и зло повсюду, несмотря на заключённый между землями мирный договор. Мир с первого дня своей службы понял, что отряд не сможет принять его в свои дружеские ряды. Никто не хотел водиться с порождением зла, оскверняющего Тессерию своим существованием. Парень с усмешкой осмотрел присутствующих. Спрятав руки в карманы, прошёл к диванам у широкого окна, плюхнулся на него, деловито закинув ногу на ногу, достал из кармана мятую сигарету, выпрошенную у случайного прохожего. Денег на свои ведь нет, Рив наотрез отказывается давать демону серьёзные задания, а на мелких много не заработаешь.

– Понимаю, что ты бы предпочла взять что-то несвязанное со сражениями, но низкоранговых в этом месяце очень мало, – Рив села за стойку у входа, украшенную вьюном с фиолетовыми цветами и стала перебирать листы, выискивая нужное задание. – Ситуация в Тессерии обостряется, а ранг пониже нужно приберечь для рекрутов. Да и амнезия не повод забросить восстановление маны. Ты так и не продвинулась в этом.

– Так точно, лейтенант Старфаер, – вздохнула Луна, встав перед стойкой и, сложив руки, опустила на них голову, косясь на вазочку со свежей выпечкой, стоящей рядом.

Девушка не имела ранних воспоминаний, кроме своей первой смерти. Она давно утратила магические знания, впрочем, обладая таким маленьким количеством маны, она вряд ли знала что-то сложнее, чем базовые заклинания. Капитан и другие члены отряда время от времени пытаются помочь ей всё вспомнить, однако, воспоминания Луны окутаны беспросветной тьмой, в которой теряется даже самый яркий солнечный луч.

– Вот, нашла, – кивнула сама себе Рив, надевая очки с цепочкой, украшенной ракушками. – В одну из лунных ночей на улице Йоль впервые услышали странного зверя, стали пропадать и люди. Иногда целыми семьями. Зверя описывают как худощавую тень, днём ничего подобного не замечали. Рыцари начали самостоятельное расследование, однако, вскоре стали пропадать и они.

– Многообещающе, – буркнула Луна, взяв из вазочки пончик с шоколадной глазурью. – Найди то, не знаю, что, победи так, не знаю, как.

– Увы, но таких заданий последние полтора года пруд пруди. Понимаю, звучит не очень понятно, поскольку нет чёткого описания монстра, но в главном штабе это задание оценили как среднюю сложность, так что чего-то действительно опасного не предвидится.

– Это ещё как посмотреть, – паладин вытянула руку. – Так и быть, не буду отбирать хлеб у рекрутов.

– Отлично, – стрелок вручила листок с заданием и, взяв ручку, вписала что-то в журнал. – Тогда помечаю тебя как ответственную за выполнение. Будешь собирать команду?

– Разумеется, данных слишком мало, чтобы быть уверенной в своих силах.

– Я надеюсь, в этот раз ты выберешь кого-то другого в напарники, – Рив взглянула на коллегу исподлобья.

– Можно подумать, кому-то важно моё мнение, – девушка внимательно вчитывалась в текст задания.

– Послушай, Мир же, всё-таки, демон, а скверна и демоны тесно связаны. Динара особенная из-за смеси крови, но Мир чистокровный демон. Не рассчитывай, что он станет лучше из-за хорошего отношения.

Луна отвела взгляд в сторону демона. Метеоры в отряде не обращают на Луну внимания из-за её невпечатляющих успехах, а вот Мир прицепился как банный лист. За год почти не было совместных заданий, связанных со сражениями и скверной, но всё равно, чтобы скрасить свой досуг, демон предпочитал компанию Луны, чем других метеоров, готовых разорвать его при первой возможности. Она не видела в нём ни кровного врага, ни воплощения чистого зла. Не было той ненависти, о которой упоминают все, кому не лень.

Плеск. Мир, приготовившись закурить, только поднёс спичку к сигарете, как его тут же окатили водой из стакана. Демон медленно поднял взгляд на метеора из народа драконов. Фобос Ригаль. Ростом чуть ниже Мира, но крепче и мускулистей. Короткие тёмные волосы, малиновые глаза со змеиным зрачком и чёрная чешуя, местами проглядывающая на шее и руках. Снаряжённый в чёрно-золотую броню он относился к классу призывателей, а именно мечник. Почти все мечники использовали двуручные клейморы, из-за чего должны уделять внимание не мане, а показателям скорости и силы, ко всему прочему, Фобос – дракон, который не только был вспыльчив и нетерпелив, но и имел заложенную от природы физическую силу, превышающую его габариты.

– Слышь, ящерица, – демон раздражённо оскалился. – Какого хрена?

– Ты находишься в помещении, – холодно ответил Фобос. – Если до сих пор не можешь приспособиться, проваливай обратно в Хель.

– Нарываешься ведь, – качнув головой, Мир медленно поднялся и, вытащив сырую сигарету изо рта, спрятал руки в карманы. – Думаешь, меня напугает какая-то агрессивная ящерица?

Раса драконов страшнее орков в делах ведения боя, не говоря уже о том, что их истинный облик далёк от того, который сейчас имеет парень. Огромные свирепые ящерицы, чей гнев неуправляем и несёт сплошные разрушения. Из-за этого, драконов не посвящают в метеоры, за редким исключением и лишь в том случае, если ящеры способны держать свой гнев под контролем. От того драконы-метеоры безэмоциональны и грубы, зато эффективны в бою.

– Эта ящерица может сломать тебе шею.

– Угроза?

– Предупреждение.

– Помечай Мира в напарники, – протараторила девушка, обратив внимание на сослуживцев.

Сжав в зубах большой сладкий пончик, Луна сложила листок с заданием и спрятала во внутреннем кармане толстовки. Рив покачала головой, но выполнила просьбу. Утащив за собой ещё один пончик, паладин поспешила вмешаться в перепалку, которая вот-вот обернётся очередной дракой.

Мир и Фобос стояли лицом к лицу, утяжеляя воздух ненавистью. Они невзлюбили друг друга с самого начала, а совместные тренировки приводили к серьёзным боям и кровопролитию. Дракон не доверял демонам, даже к капитану относился скептически.

– Прекратите, – громко произнесла Амелия, коснувшись плеча Фобоса. – Успокойся, Ригаль.

Бывалый метеор Цветущей Вишни Амелия Фостер. Рыжая воительница, предпочитающая сражаться двуручным мечом, следуя примеру своих воинственных родителей. Подруга Луны и одна из самых работящих бойцов в отряде, зарабатывающих свои гроши ради совершенствования и корма для любимого волка. Она всегда жила по принципу «век живи – век учись», не боясь совершать ошибки, чтобы потом сразу же их решить. Всегда испытывала дефицит средств, не замечая, куда уходит то, что заработала ранее.

– Это не я начал. Окно открыто, я под носом лейтенанта, в чем проблема, чешуйчатый? – Мир оскалился, нервно дёрнув бровью.

– Соблюдай правила, отребье, – ответил дракон. – Если б мог, откусил бы тебе голову.

– Так попробуй, – демон сделал шаг вперёд. – Или кишка тонка?

– Послушай-ка, – Фобос схватил его за воротник спортивного костюма и был готов не только выругаться, но и как следует врезать демону, но остановился, почувствовав, как его руки коснулись длинные пальцы паладина.

Дракон опустил взгляд на Луну, торопливо доедающую пончик. Опустив глаза, она рефлекторно схватила товарища за чешуйчатую ладонь, будто сдерживая от ненужного порыва гнева. Поймав на себе взгляд парня, паладин вздрогнула и затолкала оставшийся кусочек пончика за щёку. Дракон невольно разжал пальцы, отпуская демона, а тот, лишь усмехнувшись, покосился на Луну.

– Луна, – обрадовалась Амелия, подойдя к подруге. – Ты очень вовремя. Забирай своего дружка от греха подальше.

– Что случилось, Фобос? – облизав пальцы, паладин опустила глаза на подругу, а потом снова обратила внимание на дракона. – Динара ведь сказала, что оба вылетите без возможности вернуться, если не перестанете драться.

– Пф, да кого это волнует, – демон потянулся и убрал руки за голову. – Я бы в любом случае вышел победителем из боя.

– Помнится, из ваших сражений победителем выходила Мист, – Амелия насмешливо посмотрела на парней. – Как не крути, а заместитель капитана сильнее вас.

– У нас задание, – Луна кивнула в сторону выхода из улья. – Желательно попасть на место до того, как солнце опустится за горизонт. Хотя я не уверена, что получится.

– Идёшь с демоном? – Фобос поднял бровь, покосившись на Мира. – Неужели тебе самой не противно водиться с этим ублюдком?

– За словами следи, ящерица, – рыкнул тот.

– Ты перегибаешь палку, – Луна отпустила дракона и спрятала руки в карманы. – Сколько убытков из-за твоей несдержанности понёс отряд? Не напомнишь?

– Не могу понять, как, будучи кровными врагами, ты продолжаешь защищать демона. Этот мусор только оскверняет такую, как ты.

Мир мрачно смотрел на дракона. Он привык к негативному отношению из-за принадлежности к расе демонов, однако, сдержать свой гнев из-за этого не мог. Все знали о чувствах Фобоса к Луне. Нет, это можно назвать нездоровым желанием, как у фанатов музейного искусства, когда хочется наблюдать часами, но не позволять ни себе, никому касаться. Это бесило. Из гордости нельзя допустить сближение этого ублюдка и Лихт.

– Ты сорвался на графа, которого должен был защищать в течение месяца. Избил его так, что под суд не попал, – Луна закатила глаза, почёсывая щёку. – Ну, не считаю уже нарушения дисциплины.

– Он спалил город.

– Тц, и этот туда же, – фыркнул демон. – Я же задание выполнял. Монстров то больше нет.

– Города тоже нет.

– Я будто со стеной разговариваю, – девушка печально подняла брови. – Перестаньте. Вам обоим стоит подумать над своим поведением. Имейте уже уважение.

Стоит ли посочувствовать паладину, или же похвалить за оптимизм, Фобос не знал. Лишь молча смотрел, не зная, как подобрать слова. Вступив в отряд, Мир не общался ни с кем, время от времени бегая на задания и выбивая то у капитана, то у лейтенантов пропуск с засекреченный архив, но из-за низкого ранга, раз за разом получал отказ. Источал, нет, до сих пор источает огромное количество скверны, от чего сослуживцам демона становится некомфортно находиться с ним в одном помещении. Препираться с драконом демон начал почти сразу же. Грубый и раздражительный Мир нарывался на конфликт, и смелости ответить ему на равных хватило лишь Фобосу. Когда же в поле зрения нечистого появилась Луна, которая и имя то своё с трудом вспомнила после несчастного случая, странно оживился и долго расспрашивал метеоров о ней. А потом, каким-то немыслимым образом, они стали друзьями и напарниками, которые почти на каждое задание отправлялись вместе.

– Может, выберешь кого-нибудь другого в напарники? – наконец предложил Фобос. – Могу отложить задание и пойти с тобой вместо демона.

– Нет, я уже зарегистри…

– Разбежался, – перебил паладина Мир, подняв её будто плюшевую игрушку.

– Эй! – возмутилась девушка.

– Прекрати распускать руки, – прорычал дракон.

– Иначе что? Сам спровоцировал на ссору, а теперь под благородного косишь? Так чем тогда отличаешься от демонов? В отличие от тебя я не лицемер, – оскалился в ответ Мир.

– Мне это уже начинает надоедать, – Луна обречённо вздохнула. – Если и дальше собираетесь препираться, как два петуха, может, отложите это на другой раз? Напомню, нам нужно прибыть в точку назначения до заката.

– Не буду задерживать, – холодно ответил Ригаль.

– Вот уж спасибо, – демон недовольно нахмурил брови и поставил паладина на ноги. – Куда едем-то?

– В Йоль, – ответила девушка, уже не сопротивляясь тому, что все с ней обращаются подобным образом.

– Что за город такой? Не слышал, – пробормотал парень и, развернувшись, направился к выходу из улья, девушка же поспешила за ним.

– Луна, – окликнул её Фобос.

Та обернулась.

– Будь осторожней, и подумай над моим предложением.

Луна не стала отвечать и скрылась за дверью. От Фобоса куда больше проблем. Мира можно удержать с помощью печатей паладина, а вот с драконом работать совместно страшно, даже несмотря на то, что в отряд он попал по рекомендации Рагны.

– Жалко её, – сказала Амелия и вздрогнула, услышав звук разбившегося стакана.

Стекло впивалось в непокрытую чешуёй кожу ладони дракона. Он выглядел устрашающе из-за переполняющего гнева. Область чешуи разрасталась, от чего стала проступать и на лице. Девушка прикрыла рот ладонью, боясь что-то сказать дракону, но за неё это сделала Рив, заметившая, как дракон теряет над собой контроль.

– Фобос, это не земли Кая, держи себя в руках, – сурово сказала девушка, поправив сползающие с носа очки.

– Общение с демоном не приводит ни к чему хорошему, – прошипел парень, повернувшись к лейтенанту. – Как капитан вообще допустила кого-то настолько сильно источающего скверну?

– Не подвергай решения капитана сомнениям, – ответила та, записывая что-то в журнал. – Если почувствую твою сущность дракона, то буду вынуждена отстранить тебя от дел на месяц.

– Капитан, к слову, тоже демон, – выпустив дым из носа, прохрипел тот. – Глазом моргнуть не успеем, как демон окажется и у власти.

– Ещё одно слово в подобном тоне, и отстранение будет дольше, чем ты предполагал. Хочешь опозорить наставника? – Рив вернулась к регистрации заданий, махнув рукой метеорам. – Так и будете стоять? Подходим по одному и отмечаемся!

Мир смеясь вышел из улья, оборачиваясь на девушку. Плохое отношение к себе парень терпит уже много лет и давно перестал воспринимать нападки серьёзно. Как бы сильно он не старался, всё равно будет для всех свирепым монстром. Покинув земли Хель, пытался быть хорошим, а зря. Не было тех, кто перестал бы воспринимать демона как угрозу и с подозрением относиться к помощи с его стороны.

– Мне всегда было интересно, почему ящерица так одержим твоим видом? – поинтересовался демон.

– Не знаю. Откуда мне знать? – устало ответила девушка.

– Специфические у него вкусы. Маленькая, бледная. Разве что, глаза золотые. Что думаешь?

– Тебя это так волнует?

– Почему нет? – парень непонимающе поднял бровь, и тут же расплылся в хитрой улыбке. – Не боишься, что однажды тебя похитят?

– И что тогда? Придёшь спасать?

Скривив лицо, будто бы услышав оскорбление, демон недовольно фыркнул.

– С чего бы? Терпеть не могу лицемерных паладинов. Если однажды придётся спасать твой зад – отдам глаз.

– О, так вот какого ты обо мне мнения? – возмутилась девушка, спрятав руки в карманы и остановившись позади демона. – Тогда, может и мне стоит называть тебя мусором?

– Ха, да пожалуйста, – тот махнул рукой, продолжая путь. – Думаешь, я не привык?

– Лучше бы он побил тебя, – обиженно прошептала себе под нос девушка. – Правда, зачем я вообще общаюсь с этим придурком?..

Демон, выпрямился и провел пальцами по волосам. Конечно, он понимал, что Луна – добрая душа, чем активно пользовался. Из всех паладинов только она не откликается на кровную вражду и остаётся отзывчивой даже будучи обиженной. Наивная дурочка, которая легко поддаётся манипуляциям. Её высокое положение среди метеоров полезно для Мира, однако, прежде чем использовать в своих целях, нужно было хорошо продумать план. Сбежав из Хель, парень с трудом смог выучить законы Тессерии, которые сильно отличались от тоталитарной политики Хель. Даже будучи в отряде он не мог запомнить всё и тогда, Луна, которая не могла вспомнить своё прошлое, сделала первый шаг к их общению, предложив вместе изучить историю Тессерии и законы империи. Демон невольно заулыбался. Как жаль, ведь девушка искренне думает, что они друзья.

– Так и будешь стоять? – он обернулся к паладину. – Шевели лапами.

Взбодрившись, Луна поспешила за другом. Ближайшие пару дней им предстоит решить загадку города Йоль, и девушке оставалось лишь молиться о том, чтобы выйти из города с чувством выполненного долга.

2

Проблемы ненужного города

Вечерело. Солнце не спеша катилось за горизонт. Сквозь перистые облака, тянувшиеся за светилом, проглядывали первые звёзды, появившиеся до наступления темноты. Ни птиц, ни каких-либо других звуков леса, кроме шелеста листвы, слышно не было. Автобусная остановка расположилась в лесу, неподалёку от города Йоль, спрятавшегося в кленовой роще. Позади невысоких домов, проглядывающих среди деревьев, растянулся горный пояс, разделяющий Ньорд и территорию людей – Дорте.

Автобус остановился, громко выпустив пар и открыв двери для пассажиров. Спрыгнув со ступеньки, Луна облегченно выдохнула, дергая воротником толстовки. Из-за того, что двигатель автобуса работает на пару, в салоне было ужасно жарко. Из-за таких условий путь в другой город оказался настоящим испытанием, а с толстовкой девушка расставаться не хотела. Мир же не чувствовал дискомфорта, даже учитывая тот факт, что остальные пассажиры всю дорогу с напряжением и презрением косились в его сторону. Деловито покинув салон, демон провёл пальцем по носу, попутно изучая местность. Запах серы, который обычно появлялся в месте скопления скверны, отсутствовал, однако, чётко ощущалась демоническая сущность неподалёку. Девушка вкратце объяснила, что от них требуется, но отсутствие более точной информации усложняло дело, особенно для напарников, один из которых не умеет изгонять демонов, поскольку сам является таковым, а второй обладает только базовыми заклинаниями, что могут не подействовать на монстра высокого ранга.

– Какой план? – поинтересовался Мир, шаря по карманам в надежде найти хоть какую-нибудь мятую сигаретку.

– Темнеет. Я планировала прийти к капитану городских рыцарей, чтобы расспросить подробнее о происшествиях, – девушка достала из магического рюкзачка баночку с маленькими разноцветными леденцами. – Даже если нам дали совсем мало информации, сейчас склонна подозревать, что мы-таки имеем дело с чудовищем из скверны.

– Не чувствую скверны поблизости, но что-то странное в этом городе есть. В задании пишут, что чудовище в городе, а не в округе, значит смог преодолеть защитные печати города.

– Это невозможно, – Луна отрицательно качнула головой. – Если только скверна не зародилась внутри.

– Умная, да? Я же сказал, что её тут нет. Разве может демон скверны существовать без скверны?

– Не может.

– Вот и я так думаю. Предлагаю разделиться.

– Нет.

– О, ну конечно. Я же источник неприятностей, – демон иронично усмехнулся. – Раз проблемный, возьми, да пошли меня куда подальше.

– Знаешь, что… – девушка запнулась и нахмурила брови.

– Что? Ой, да брось, – демон махнул рукой, будто отгоняя невидимых мух. – Паладины только на словах святоши, а в душе такие же гнилые, как и все. И ты не исключение.

– Много ты о паладинах знаешь.

– Достаточно, чтобы сделать выводы. Вы гордые тупицы, помешанные на «чистоте» души, а сами жадные до власти, – демон говорил спокойно, хитро глядя на подругу. – Молитесь богу, который давно помер, да и не факт, что вообще существовал.

– Мир, – девушка хмурилась. – Перегибаешь.

– Я сказал неправду? Готов поклясться, что ты тоже не чиста на руку, – парень ткнул пальцем в её ключицу. – Иначе откуда у тебя такой высокий ранг с критически маленьким объёмом маны?

Луна сжала губы.

– Как же меня бесит это твоё выражение лица, – он перестал улыбаться. – Выскажи, раз недовольна. Впрочем, ещё сильнее меня бесит…

– На себя посмотри, – перебила его паладин, грозно заглядывая в его глаза. – Если хочешь, чтобы к тебе относились, как к равному, веди себя соответствующе. Я общаюсь с тобой не из-за лицемерия, а потому что хочу.

– Не думай, что я не понимаю. Какой бы хорошей ты не притворялась, всё равно считаешь, что я чудовище и могу только создавать проблемы, – демон спрятал руки в карманы штанов. – Можешь даже припомнить сгоревший город, почему нет?

Сжав кулаки, она старательно держала себя в руках. Провокация не сработала. Мир тяжело вздохнул. Даже так ничего не отвечает против. Терпит.

– Ладно, остынь. Фобос испортил настроение, поэтому я завёлся.

– По-твоему, это извинения?

– Вполне.

Город развернулся среди изумрудных деревьев, встречая путников деревянными воротами с большой аркой, на которой красовалась надпись: «Йоль» и узор в виде ветви с кленовыми листьями. Он ничем не отличался от других городов Тессерии, не имел достопримечательностей, не упоминался в истории и даже во время Великой Войны оказался нетронутым ни метеорами, ни демонами. Обычное невзрачное место, которое не заслуживало внимания. Вход в город не охранялся, и гостей встретили широко распахнутые ворота, с высеченными на столбах золотыми рунами паладинов. Мощёная дорога, скромные домики, обвитые хмелем и цветущим вьюном, невзрачные магазины. На площади красивое здание с мраморными колонами и клумбами. Над улицами висели новогодние гирлянды, которые власти решили не снимать, на рекламных стендах нарисованы приободряющие лозунги и сладости местного магазина.

Всё было непримечательным, будто чудовищ в городе не водится, однако, бродя по улицам в поисках здания городских рыцарей, Луна успела заметить место у парка, которое окружили красной лентой, и оно будто находилось в другом мире, источая мрак и скверну. Местами встречались дома с заколоченными дверями и окнами, а фонтан на площади был разбит и не работал, судя по сухому камню, больше суток. Горожане торопились домой до темноты, не замечая друг друга и иногда задевая плечами. На Луну натыкался каждый второй, пока та, во благо своей безопасности, вплотную не подошла к демону, которого йольцы обходили стороной.

– Стой, походу, это тут, – буркнул парень.

Мир остановился у небольшого двухэтажного здания из красного кирпича с табличкой «Городской участок охраны общественного порядка». У невысоких ступеней толпились люди в бронзовой броне с маленьким гербом города на плече, торопливо доедая завернутые в лаваш овощи и мясо. Верхние окна участка закрывала пышная крона старого дуба.

– Ты прав, – фыркнула девушка, прошмыгнув мимо парней.

Быстро поднявшись по ступеням, она нырнула внутрь, а демон, не торопясь, шел следом. Рыцари бросили настороженный взгляд, прервав трапезу. Дёрнувшись в сторону и стукнув острыми зубами, он напугал одного из них, из-за чего парни, дрогнув, схватились за оружие. Рассмеявшись и вильнув хвостом, демон вошёл в участок за паладином, оставив растерянных парней на улице.

Внутри участок выглядел скромно и пусто. В центре журнальный столик и невзрачные диванчики, в углу стойка, за которой сидел мужчина, лениво попивающий кофе. В другом углу стояла большая клетка, за которой томилось двое хулиганов. Бурые стены, на которых висели постановления и приказы, а также гербы всех шести земель Тессерии. У входа ориентировки на разыскиваемых преступников и листовки с пропавшими без вести, а рядом с лестницей, ведущей на второй этаж, стенд с объявлениями.

– Повеситься от скуки можно, – шепнул демон девушке на ухо, но та лишь гордо подняла голову, показывая, что обижена.

– Добрый вечер, – Луна подошла к стойке, показывая удостоверение с объёмным гербом восьмого отряда. – Можно узнать, как поговорить с капитаном городских рыцарей, э-э, – достав из кармана листок с заданием, бросила короткий взгляд на текст. – Рольфом Нел.

– Приём заявлений закрыт, – громко произнёс рыцарь за стойкой, не поднимая взгляда. – Приходите завтра.

– Вы всех метеоров так встречаете? – девушка постучала указательным пальцем по удостоверению. – Мы из Цветущей Вишни, капитан рыцарей Нел отправил нам запрос.

Мужчина нехотя поднял глаза. Луна настойчиво тряхнула удостоверением, выражая своё недовольство. Посмотрев с недоверием, он поднял трубку телефона и несколько раз провернул колесо с цифрами.

– Кеп, тут якобы метеоры пришли, утверждают, что Вы запрос в Цветущую кидали на монстра, – сказал он, заострив внимание на демоне. – Двое. Демон и подросток какой-то, на паладина смахивает. Луна нервно дернула бровью.

– Герб покажи, – мужчина кивнул Миру.

– Пожалуйста, – тот достал удостоверение из кармана и поднял за угол на уровне своего лица.

– Ага, у обоих. Так точно, – положив трубку, мужчина откинулся на спинку кресла и кивнул в сторону. – Там лестница на второй этаж, последняя дверь слева.

– Спасибо, – оскалившись в натянутой улыбке, демонстрируя острые клыки, паладин зашагала к лестнице, пряча удостоверение во внутреннем кармане толстовки. – Как сговорились сегодня.

Мир молча последовал за ней, насмехаясь над неразборчивым ворчанием. Их маленькая команда не только не пользовалась популярностью на серьёзных заданиях, но и каждый раз сталкивалась с несправедливостью реалий Тессерии.

– Ничего себе у них контингент, – тихо произнёс мужчина, провожая метеоров взглядом. – Понаберут кого попало, а потом удивляются, почему рейтинг отряда не растёт.

Следуя указаниям рыцаря, напарники дошли до бурой деревянной двери с чёрно-золотой табличкой «Капитан городских рыцарей». При встрече с капитаном следовало бы выглядеть презентабельно, однако, никто из Цветущей Вишни не соблюдал правило ношения формы метеоров. Луна лишь сняла капюшон, поправляя шёлковые белые волосы и выпустив из-под толстовки передние пряди. Демон с ухмылкой наблюдал за напарницей. Возможно, носи девушка доспехи, что прописаны метеорам согласно регламенту, отношение было бы совсем другое, а так, как бы та не старалась, всё равно выглядела максимум на шестнадцать, но никак не на двадцать три. Постучав, Луна сразу же надавила на позолоченную ручку двери и первой вошла в кабинет капитана городских рыцарей, не дожидаясь разрешения войти.

Маленький кабинет был захламлен папками с документами, часть из которых небрежно сложены в коробках у двери. Пахло пылью и кофе. За столом, держась одной рукой за голову и изучая очередную жалобу на загадочного зверя, сидел мужчина лет тридцати. Небрежная щетина и мешки под глазами. Светло-русые волосы, шрам от левого уха до щеки. Он выглядел очень уставшим, даже галстук на чёрной рубашке завязан неправильно. Китель военной формы висел на спинке деревянного стула. На узком подоконнике стоял горшок с высохшим цветком, соседствуя со стопой каких-то бумаг. Два низких стеллажа с книгами, на которые сверху взвалили ещё несколько бумажных стоп. Рольф медленно поднял взгляд на метеоров и выпрямился, положив листок с жалобой перед собой.

– Метеоры восьмого отряда Цветущая Вишня прибыли по Вашему запросу, – громко и четко произнесла Луна, коснувшись ребром ладони лба, попутно показав удостоверение. – Приветствую, капитан Нел. Я Луна Лихт, ответственная за Ваше поручение.

Мужчина поднялся в качестве ответного приветствия, но, разглядывая бойцов, что отправили им на помощь, с каждой секундой становился всё более разочарованным.

– Приветствую, – стараясь сдерживать своё негодование, ответил Рольф, вновь сев на стул и сцепив руки в замок. – Спасибо, что откликнулись на запрос.

– К сожалению, дорога заняла много времени, так что нужно поторопиться, – паладин положила перед ним бумагу с заданием.

– Да, я понимаю, – кивнул мужчина, взяв листок и проверяя подлинность капитанской печати, которую сам же и поставил на запросе. – Прости моё любопытство, но, – подняв взгляд, Нел окинул взглядом напарников. – У Цветущей Вишни больше не оказалось свободных бойцов?

– В каком смысле?

– Присылать на такое задание демона довольно опрометчиво, а ты… Не похоже, что достаточно сил и опыта на изгнание чудовища.

– Я могу воспринять подобное как оскорбление, – со всей серьёзностью ответила Луна. – Советую следить за словами.

– Как главный, почему ты до сих пор ничего не сказал? – Рольф обратился к Миру. – Я бы предпочел вести разговор с опытным бойцом, пусть и с демоном.

– Мужик, ты ошибаешься, – парень указал на Луну. – Её статус выше.

Луна тяжело вздохнула, явно не оценив честности демона.

– Действительно? – поинтересовался Рольф.

– Стоит ли об этом шутить, – ответила та. – Давайте лучше обговорим вопрос с чудовищем.

– Верно, – мужчина откашлялся в кулак. – Происшествия начались месяц назад. Город маленький, люди здесь пропадают не часто, однако, за этот месяц пропавших без вести уже достаточно, чтобы бить тревогу. Всё из-за неизвестного демона скверны, которого до сих пор не удаётся поймать. Рыцари, столкнувшиеся с ним – мертвы. Всё, что мы имеем, так это жертвы, следы разрушений и странные звуки, когда существо выходит на охоту. Слухи о нём дошли даже до Сестёр Милосердия. Они так же прибыли в город, где-то две недели назад.

– Это кто? – насторожилась Луна. – С этого момента можно подробнее?

– Ты не знаешь?

– Впервые слышу.

– Кажется, я что-то такое припоминаю, – влился в разговор Мир, задумчиво коснувшись подбородка. – В газете как-то писали, что это кто-то вроде монахинь Церкви Зверя. Сестрички не единственные, но остальные служители зовут себя Скитальцами.

– Ты читаешь газеты?..

– Представь себе. Короче, они бродят по Тессерии и типа помогают людям бороться с нечистью. В отличие от метеоров, совершенно бесплатно.

С каждым словом Луна становилась всё мрачнее и мрачнее, что удивило Мира. От этого становилось жутко, ведь даже спалив город столкнулся лишь с её криками и несколькими ударами посоха по голове.

– Удача улыбнулась йольцам, и Сёстры Милосердия на время облегчили страдания, – продолжил Рольф. – Они занимаются поимкой чудовища.

Мир покосился на внезапно затихшую напарницу. Та определённо была настолько зла, что он почувствовал чёткую сущность паладина. Напрягся даже Рольф, не понимая, что происходит. Милое светлое личико исказилось так, будто только что кто-то растоптал всё, чем та дорожила. Луна была озадачена. Скитальцы. Церковь Зверя. Это звучит очень знакомо, однако, в памяти нет даже нити, за которую можно ухватиться.

– Но суть не в этом. Сёстры всё ещё в городе и занимаются поимкой демона скверны. На удивление, столь тревожные события прекратились. Но через какое-то время всё стало хуже, – капитан рыцарей подвинул к краю стола папку с заявлениями горожан. – Нечто бродит по улицам. Стоит солнцу зайти за горизонт, как зверь выбирается на улицы города, хрипя и стуча, будто железными прутьями, плюс ко всему прочему, появляется туман скверны, но других монстров обнаружено не было, как и очага.

– Занятное описание. Воочию эту хрень никто не видел? – полюбопытствовал демон, приоткрыв папку с заявлениями.

– Зверь врывается в дома людей, – мужчина коснулся пальцами виска, обречённо вздохнув. – Выживших нет. На момент отправки запроса погибших было трое, но на сегодняшний день уже двадцать. В том числе и дети.

– Почему Вы вызвали нас? – наконец спросила Луна, пытаясь скрыть свою злость. – Ведь эти Сёстры всё ещё в городе.

– Об этом, – Нил тяжело вздохнул, будто разъярённый дракон. – Я никому не говорил о своих подозрениях, но кажется, что Сёстры не занимаются охотой на чудовище. Не знаю, почему на самом деле они прибыли в город и что ищут. Но храм Небесного Зверя сейчас в их распоряжении. Это распоряжение мэрии. Ко всему прочему, тела жертв, которые должны были похоронить, пропадают в Прощальную ночь. В самом деле, не встали же они и ушли.

Паладин была мрачнее ночи. Мир хотел бы полюбопытствовать, чем сейчас обеспокоена его напарница, однако, прерывать переговоры не решался.

– Вы уже предпринимали какие-нибудь методы борьбы со зверем? – снова поинтересовалась девушка, смело перелистывая заявления горожан в папке, что предоставил капитан городских рыцарей.

– Капканы, печати, ловушки. Даже защитные руны не помогли.

– Руны? Демоны не могут переступить барьер из правильно написанных рун, – Луна задумчиво скрестила руки на груди.

Рольф молча покосился на Мира. Тот, хитро улыбнувшись, наклонил голову в бок и потянул воротник вниз, показывая татуировку крыльев на шее.

– За исключением тех, кто имеет печать паладина. Грех такое не знать, капитан.

Взгляд на паладина.

– Да, это старая техника печатей, за демонов поручаются паладины, которые и накладывают её, – пояснила девушка и обратилась к напарнику. – Не все рыцари знают об этом. Ты тоже много чего не знаешь.

– Кому вообще придёт в голову поручиться за демона? – буркнул мужчина. – Этот паладин ненормальный.

Луна громко откашлялась в кулак, из-за чего Мир рассмеялся.

– Нужно проверить защитные руны, что накладывали метеоры, – прошептала девушка. – Если в городе промышляет демон скверны, он не мог не получить увечий.

– На глаза он никому не попадался, но меня не покидает чувство, что скоро стеснительность зверя исчезнет. У нас есть некоторые догадки по этому делу, расследование не стояло на месте. Но звучат они, мягко говоря, странно. Люди не чувствуют себя в безопасности даже днём, я уже не говорю о том, как страшно каждому из нас по ночам, слушая то, как чудовище подходит к их дверям, – вздохнул Нел, сцепив руки в замок. – Я не могу рисковать своими людьми, и моя семья, как и семьи рыцарей, могут стать следующими жертвами.

– Рыцари настолько слабы, что не могут справиться с монстром, – усмехнулся демон. – Ужасно вас готовят к бою.

– Мир, – возмутилась девушка, сурово взглянув на напарника. – Метеоры занимаются своими делами, а рыцари своими. У нас разный уровень подготовки.

– В городе творится какая-то чертовщина, – мужчина тяжело вздохнул. – Я настолько отчаялся, что готов принять любую помощь.

Внезапно, с улицы донёсся мужской крик. Луна бросилась к окну, в то время, как Мир поспешил выбежать из участка. Оказавшись на улице, он осмотрелся и принюхался. Сера. Так здесь и правда есть чудовище скверны, хотя днём почувствовать сгусток тёмной маны было невозможно. Город окутал чёрно-фиолетовый туман, будто Йоль целиком был погружён в скверну. Фыркнув, демон побежал вперёд, ведомый скрежетом металла по дороге и чудовищными звуками загадочного тёмного зверя.

– Капитан, – Луна вопросительно взглянула на Рольфа, который так же выглядывал из окна и был не менее удивлён.

– Туман стал гуще, – обронил мужчина.

Девушка принюхалась. Точно скверна, да и чутьё паладина говорит о скоплении тёмной маны. Вот только не такой концентрированной, как это бывает обычно. Не достаточно, чтобы породить чудовище, с которым не могли бы справиться городские рыцари.

– Мы займёмся чудовищем, – надев капюшон, сказала та.

Белую чёлку колыхнул ветер, на мгновение открыв горящие в тени золотые глаза. Не думая ни минуты, Луна шмыгнула в окно.

– Девушка! – капитан городских рыцарей, кинулся к окну, смотря вниз.

Её и след простыл, а вдали, у вторых врат, пронзительным воплем разрывалось чудовище, пожирающее очередную жертву.

Мир быстро вышел на след чудовища среди незамысловатых строений города, спеша застать чудовище за поеданием очередной жертвы. О спасении речи быть не может, если это действительно демон скверны, то пока метеор в пути, быстро доест свой ужин и успеет скрыться. Обстоятельства, в которых чудовище появилось ночью, отличаются от обычного рождения скверны, да и прибыв в город ни Мир, ни Луна не заметили ничего, что выдавало бы скверну.

Жуткий скрежет и рявканье зверя становились всё громче. Демон ускорился и, свернув ко вторым городским воротам, резко затормозил. Прокусывая стальной доспех, огромное чудовище пожирало одного из рыцарей, не замечая меч, что тот успел вонзить в его шею, прежде чем быть съеденным. Мир опешил. Даже живя в Хель, никогда не видел ничего подобного. Все порождения скверны схожи с существующей в Тессерии фауной, однако, это был какой-то странный гибрид. Его рост был не меньше трёх метров. Худосочное подобие безликого человека с чёрной, как смоль, кожей, издающее тот самый пугающий горожан скрежет. Хрип прорезей, что были вместо носа. Вытянутые костлявые руки. Оно было похоже на человека, изуродованного скверной. Длинные волосы закрывали уродливое лицо. По всему телу странного существа разбросаны разноцветные глаза. Грудная клетка не имела кожи. Вместо этого, черные кости защищали бьющееся алое сердце, горящее во тьме. Казалось бы, лёгкая мишень, однако, тот явно был не так прост.

Монстр не сразу заметил демона, но бросив взгляд одного из многочисленных глаз на своём теле, перестал есть. Парень, чьи внутренности и рука уже перевариваются, умер с открытыми глазами, и даже сейчас пустой взгляд будто умоляюще смотрел на метеора. Взгляд Мира был холоден. Он вытянул руку в сторону и из-под рукава спортивной кофты к ладони поползли сухие стебли ежевики. Он сжал пальцы, и в руке вытянулась черная стальная рукоять копья. Сверху блеснуло лезвие, напоминающее гарпун. Стебли ежевики окутали стык лезвия и рукояти, изобразив сухой колючий узел. Иглы не ранили демона, оберегая своего хозяина от ядовитого укола. Взмахнув копьём, Мир не стал дожидаться нападения демона скверны и атаковал первым. Лязг металла. Труп йольского рыцаря с грохотом упал на землю. Перебрасывая копьё из одной руки в другую, демон вступил в бой с существом из скверны, что по скорости не уступало копейщику и ловко отражало атаки длинными руками. Выждав момент, чудовище схватило парня за голову и отшвырнуло в сторону одного из жилых домов. Тяжёлое тело врезалось в стену с окном, разбив стекло затылком и оставив вмятину, от которой по стене побежали трещины.

Мир сполз вниз, скалясь и шипя от боли. Вот бы люди не додумались выйти из дома, иначе жертв будет куда больше. Луна до сих пор не явилась, а ведь вмешательство паладина даже с её объемом маны оказалось бы кстати. Копьё улетело в противоположную сторону. Парень быстро поднялся, дёрнув плечами чтобы стряхнуть каменную крошку. Вдохнув полной грудью, демон резко выдохнул. Красные глаза засветились. Существо взревело. Пронзительный вопль напоминал скрип когтей по стеклу, разрывая перепонки в ушах. Демон оставался непоколебим. Присев, он бросился на монстра, оставив после толчка вмятину в мощёной дороге. Будто молния, Мир оказался над головой противника, и, сжав черный кулак, со всей силы ударил по голове, проламывая череп. Тонкие ноги подкосились, и монстр упал на землю. Крови не было. Прижимая голову к земле и уворачиваясь от цепких длинных рук скрипящего монстра, демон удивился тому, что в черепной коробке зверя не было совершенно ничего. Пустая оболочка. Ни крови, ни мозгов. Пересилив метеора, чудовище начало вставать на ноги. Мир отскочил в сторону, подняв копьё, и прокрутил в руке.

Лишь демон скверны поднялся, метеор был готов продолжить бой, однако, под его ногами внезапно возникла белая печать, из которой вырвались такие же цепи. Мир был вынужден упасть на колени. Бросив гневный взгляд на порождение скверны, он увидел те же цепи, окутавшие чёрное тело. Смех. На городских воротах стояла девушка в бело-золотых одеждах, перед которой парила бурая книга с клеймом учения паладинов. Из-за тумана сложно рассмотреть лицо. Перед чудовищем появилась вторая. В тех же одеждах, но вооружённая косой из белой стали, украшенной цветущими фиалками.

– Демон против демона? Что за необычное явление, – нежно проговорила девушка и, взмахнув косой, приложила два пальца к губам. – In nomine Bestiae Magnae ego sum iudex tuus et ego carnifex tuus. Audite et audite me.

Сделав уверенный шаг вперёд, она взмахнула косой, лезвие которой увеличилось и стало переливаться. Сталь, словно раскалённый нож по маслу, скользнула сквозь чёрное тело вопящего от боли демона скверны, пытающегося разорвать цепи. Тело и сердце его были рассечены. Туша демона скверны рухнула на землю, продолжая рефлекторно скрести лапами землю, будто бы в попытках сбежать.

– Per voluntatem meam in nomine Bestiae Magnae coniurabo Repudiandae et ut, – девушка на вратах махнула рукой, от чего страница книги перевернулась, будто потоком ветра и печать, что сковывала монстра, переменила свой узор. Зверь покрылся письменами, и его туша постепенно стала обращаться в песок.

Туман медленно исчезал. Лунный свет окутал город, открывая взору демона таинственных незнакомок. Близнецы с длинными волосами цвета золотой пшеницы, передние пряди которых стрижены до подбородка. Ровная чёлка, карие глаза. Девушки с роскошными фигурами и аккуратными кукольными лицами цвета фарфора. На груди весели амулеты в виде четырёхконечной звезды, в центре которой было солнце с полумесяцем внутри. На белых одеждах золотые узоры. Длинные платья с разрезами по бокам и белые берцы со стальным носом. Волосы одной из них, той, что вооружилась косой, сплетены лентами в два хвоста, а у второй в странный пучок, будто бы хвост до конца не выпустили из ленты, оставив аккуратную петлю.

– Сёстры Милосердия? – хмурясь вслух буркнул демон.

– Лестно, что молва о нас дошла до демона, – усмехнулась девушка с косой, не спеша убирать оружие.

Сев на корточки перед демоном, она наклонила голову на бок.

– Заявления о втором порождении скверны от капитана городских рыцарей не было. Кем будешь?

Маг спрыгнула с врат и встала позади сестры, держа обеими руками закрытую книгу. Сначала Мир был зол, однако, расслабившись и подняв брови, хитро заулыбался, акцентировав своё внимание на пышной груди, склонившейся перед ним заклинательницы оружия.

– Не думал, что монахини могут быть настолько… Горячими.

Девушка раздражённо цокнула языком и, поднявшись, наступила шипованной подошвой берц на его лицо.

– Что за отвратительное создание. Нужно убить и тебя.

Вдруг, цепи разрушились, освобождая демона. Девушки отступили назад, приготовившись к бою. Мир медленно поднялся и размял плечи, явно не собираясь бросаться на девушек.

– Где тебя носило? – парень устремил взгляд за спины девушек и те невольно обернулись.

Сжимая посох из красного дерева с бело-золотым кристаллом, вокруг которого вились ветви и блестели хрустальные лилии с серебряными колокольчиками, стояла Луна и взгляд её не предвещал ничего хорошего. Паладин была мрачнее ночи, но эта злость и ненависть предназначались не демону.

– Паладин? – удивилась маг.

– Ты уверена? – тихо спросила её сестра. – Глаза…

– Мои цепи может разрушить только чистокровный паладин.

– Что ж, – заклинательница сделала шаг к Луне и коснулась груди. – Моё имя Элизабет. А это, – указала на сестру. – Мелина. Мы – Сёстры Милосердия из Церкви Зверя в Дорте. Обе принадлежим роду людей. А Вы?..

– А мы, дамы, – демон обнял обеих сестер за плечи. – Метеоры из отряда Цветущая Вишня. Вы нам дело сорвали.

– Вздор, – возмутилась Элизабет. – Как демона могут принять в метеоры?

– Сестра, – Мелина обратила внимание на шею Мира. – У него печать паладина.

Девушки взглянули на Луну, которая так ничего и не произнесла. Лишь стояла в стороне, одаривая сестёр гневом.

– Уходим, – буркнула Элизабет, поняв настроение паладина.

– Но сестра…

– Метеоры недовольны вмешательством, – усмехнулась та, покосившись на Луну. – Выберем другое время для бесед. Когда пыл усмирят.

Элизабет уверенно зашагала вперёд, а Мелина, обернувшись к паладину, задержала на ней взор, будто бы пыталась внимательней рассмотреть её лицо, выискивая знакомые черты. Услышав зов сестры, маг поспешила за ней и девушки скрылись за углом, оставляя метеоров у врат ночного города.

Проводив их взглядом, демон посмотрел на подругу. С какого момента она наблюдает за происходящим? Была ли на поле боя до появления сестёр или же в момент, когда сняла цепи с напарника. Почему-то, не хотелось спрашивать об этом сейчас. Что именно злило девушку – не ясно, но он знал наверняка, что в этот раз не был причиной её недовольства.

– Уходим, – наконец произнесла девушка, развернувшись и направившись вглубь города.

Незачем сейчас перечить. Мир понимал, что сейчас не лучшее время для пререканий. Он послушно последовал за паладином, обдумывая ответы на вопросы, которые начали терзать с момента, когда он покинул кабинет капитана городских рыцарей.

3

Утраченные знания

Душевая заполнилась паром от горячей воды, что, журча, смывала кровь и грязь с усыпанного шрамами тела демона. Подняв голову навстречу потоку, Мир водил руками по коротким красным волосам. Ситуация вынудила остаться в Йоль. Луна настояла. Пришлось снять комнату с двумя кроватями в небольшой гостинице, чтобы немного отдохнуть. Разговора между напарниками не было. Оставшуюся ночь парень залечивал раны, а девушка раздражала его постукиванием пятки о пол. Несколько часов просидела, скрестив руки на груди и закрыв глаза. Думала о чём-то. Он будет идиотом, если не признает, что это дело действительно очень странное. Монстр повержен, но всё, что метеоры увидели своими глазами – крайне подозрительно. Ещё и появление Сестёр Милосердия. Почему-то они убили монстра только сейчас, если, конечно, здесь не промышляет стая. Сложно сказать, такого Мир видел впервые. Опустив голову, парень открыл глаза. Это не похоже на задание среднего уровня. Луна того же мнения. Всё стало ещё более сложным, чем до встречи с чудовищем. Она захочет уйти.

Выключив воду, Мир провёл рукой по запотевшему зеркалу, чуть повернув голову на бок и проверяя затылок. Рана не глубокая, затянулась быстро. Тщательно вытер тело и, надев штаны, вышел из душа, закинув белое полотенце на плечи. Луна стояла у окна, застёгивая кружевной воротник кремового лёгкого платья.

– Собираешься в храм? – поинтересовался демон.

Сёстры Милосердия не вызывают у неё доверия. Сейчас они, как священнослужители, остановились в храме, так что не нужно быть гением, чтобы понять, куда на разведку отправляется паладин. Тессерия не считала Небесного Зверя своим божеством, поскольку тот мёртв, но храмы, посвящённые ему, были древним наследием. Последним, что сохранило в себе воспоминания о жертве великого божества ради Мира Живых. Но Луна, ещё помнящая молитвы, обращенные к нему, имела свои причины вставать на колени перед его безмолвной статуей.

– Угу, – ответила девушка, доставая белый кружевной платок, и накинула его на плечи.

– Что может сделать мёртвый бог? – усмехнулся демон. – Да и если он мёртв, разве является богом?

– Насмехаешься надо мной? – она сняла сапоги и ближе подвинула кремовые туфли на низком каблуке.

– Я же демон, – парень зашевелил пальцами, хитро улыбаясь. – Нам некому молиться.

– Небесный Зверь единое божество, – ответила Луна, застегнув ремешок на туфлях, и потопала, проверяя, удобно ли. – Да и смерть – не конец существования.

– Да-да. Божество – воплощение воли, а не тела, – сев на кровать, демон развалился на матрасе и сложил руки за голову. – Хоть раз твои молитвы были услышаны?

Паладин замерла, касаясь спинки стула. Мир покосился в её сторону.

– М? Чего молчишь?

– Просто… Думаю.

– О чём?

– Откуда у меня столько терпения, – Луна затихла, решив не продолжать этот разговор.

Парень непонимающе хлопал глазами, а напарница начала расчёсывать длинные слегка вьющиеся белые волосы, что были ей почти до колен.

– Должно быть, ты просто очарована мной.

– Давай сегодня без ссор, – сжимая на груди платок, она подошла к двери и надавила на ручку. – Вернусь через пару часов.

– Ладно, – поднявшись на локти, кивнул демон. – Думаю, я наведаюсь к Нил, осмотрю труп жертвы.

– Без меня не ходи.

– Сомневаешься в моей внимательности?

– Не в этом дело.

– Не расскажешь?

– Ткну палкой в осиное гнездо.

– Звучит интересно. Могу и я пойти?

– Нет.

– А, ну да, храм же. Тогда осмотрю город и поспрашиваю местных. Устроит?

– Да, – кивнула Луна. – Не натвори дел, хорошо?

– Всё же, я для тебя такое же чудовище, – усмехнулся тот.

– Сегодня провокация не сработает.

– Убедила, вымещу на тебе обиду позже, – Мир снова убрал руки за голову. – Вали уже.

– Увидимся позже.

Ушла. Мир долго лежал, смотря в потолок. Слова Луны заставили вспомнить их первую встречу. Кажется, он совсем забыл то время, хотя прошёл всего лишь год. По ощущениям будто бы все пять. Динара говорила о том, что ему вообще не стоит лезть в подробности встречи с паладином в гробнице Небесного Зверя. Поднявшись, бросил взгляд на кровать напарницы. Её рюкзак в виде персиковой лисы с четырёхконечными звёздами и облаками остался лежать на покрывале вместе с одеждой. Впервые хозяйка разлучается с игрушкой. Демон не сводил взгляда с рюкзака, пока не решился подойти. Подняв лиса, взялся за замочек и замер. Немного подумав, положил на место. Он надел спортивную майку, а сверху кофту от костюма. Скучно сидеть одному в пустой комнате. Обул кеды. Подойдя к двери, снова задумался. Взяв лиса с собой, Мир перекинул рюкзачок через плечо и вышел из комнаты, повернув ключ в замке.

Парень бродил по городу, обращая внимание на горожан. К тем, кто казался разговорчивым подходил, задавая наводящие вопросы. Большинство качало головой, нехотя сознавшись, что туман появился с первых дней, как чудовище вошло в город, совпадая с появлением Сестёр Милосердия. Предположений о причинах у горожан тоже не было. Жили спокойно, а тут вдруг такая беда. Мир сел на скамью перед кофейней, усадив рядом с собой плюшевого лиса, достал из кармана сигарету, которую попросил во время расспросов одного из прохожих. Не так уж много информации, за исключением подтверждения слов капитана Нил. Как-то это странно. События никак не сложатся в пазл, от этого становится не по себе.

– Будь неладны эти демоны, – пробурчал старик, присаживаясь рядом с Миром, и опёрся обеими руками о трость. – Я докажу вам, что город обречён.

Мир откинулся на спинку скамьи, раскинув руки. Бормотание старика привлекло внимание. Выглядел он невзрачно, коричневая шляпа, светлая рубашка, старенький жилет с торчащим из нагрудного кармана платком. Покоцанная снизу трость. Сед и бородат. С виду лет восемьдесят, под глазом несколько тёмных пятен.

– О чем бормочешь, дед?

– Чевой? – тот повернулся. – Как со старшими разговариваешь? Имей уважение!

Демон усмехнулся.

– Смелый ты, дед. Не шаришь, с кем говоришь?

Старик внимательно осмотрел парня.

– Кто таков?

– Серьёзно? – Мир рассмеялся. – Скверну то, наверно, унюхал.

– А-а, как же! – старик повернул корпус к Миру. – Я давно говорил, что на город опускается не простой туман, а всё из-за этих монахинь. А они мне знаешь, что? «Дедуля, хватит читать про теории заговора», а я же чую! Серой воняет от девок. Сердце у меня, сынок, болит. А как вонять начинает, аш плохо.

– Так ты унюхал серу от сестёр? – парень не двигался, лишь перекатывал языком сигарету из стороны в сторону.

– Ды нет. Я ж говорю, сердце плохое. Как началось это, я сразу понял, что что-то не так. Весь храм обошёл, нет запаха! А сердце то щемит, да дышать-то, какие мои годы. А как плохо стало, девка то, одна из этих. подошла. Так я вообще чуть в Мир Мёртвых не ушёл.

– Что рыцари сказали?

– Ай, – старик махнул рукой. – Сначала послушали, а потом, мол, причудилось тебе, дед. Какая скверна от монахинь. Но я-то знаю, – он соединил три пальца и постучал по груди. – У меня же сердце щемит. Дурно.

Тяжело вздохнув, Мир взглянул на голубое небо. Ничего путного ему старик не расскажет. Твердит одно и то же.

– Так я что сделал, – не унимался тот, ударив демона тыльной стороной ладони по груди и крепче сжимая дрожащей рукой трость. – Возьми, и выйди на улицу ночью, как туман спускается. А что мне, старику, терять? Интересно ведь, а тут как раз эта, – взмахом указал куда-то в сторону. – Чертовщина началась. Ну, чудовище по городу бродить начало, да не просто ходить. Из жилого дома вышло, вот, мнем, как раз семейство Риг, у них, давеча, сын умер.

– Хех, и не боялся, дед?

– А чего мне? Молодёжь, она ж не знает старых правил. Так я чего говорю-то. Вышел из дома аккурат перед закатом. Тумана нет. Ждал-ждал. А оно вон чего было, – старик подвинулся ближе, и с каждым сказанным словом грозил пальцем. – Чуть горизонт почернеет, со стороны храма – туман! Да всё сильнее!

– Храма? – Мир оживился и выпрямился. – Дед, не шутишь?

– Да чтоб я в Инсель попал! Правду говорю! – старик оценил заинтересованность незнакомого собеседника. – Говорил, что старое наследие к добру не приведёт! Ты только не подумай! Я к бж… жебзе… Тьфу! К Зверю этому хорошо отношусь, молюсь ему, в храм хожу…

– Дед, давай без этого.

– А-а, ну да, – он продолжил более тихо, чуть наклонившись вперёд. – Я было думал, пойду ближе. А не могу. Сердцу тяжко. Я домой. А по пути глядь! Чудовище из дома Риг ползёт. И мимо меня – шнырь! А на нём, – старик махнул рукой, вынуждая демона наклониться ближе. – Доспехи. Следом девки, а убивать его не спешат, всё смотрят да перешёптываются.

– Доспехи? – удивился Мир. – Не путаешь?

– Небесным Зверем клянусь, – уверенно шепнул он. – Да чудовище-то странное. Очень на человека похоже. И говорит ведь.

– Что говорит?..

– Не услышал, – старик выпрямился и стукнул тростью по земле. – Слух, сынок, подводит. Я, на утро, к рыцарям. А они смеются надо мной. Я, мол, мне к капитану надо, а они мне «Иди дед, в больницу, галлюцинация». Но чудовище-то! Чудовище все слышали. Надо было отозваться, я ж живой свидетель!

– Слышь, – Мир закинул плюшевого лиса на плечо. – Если я тебя к капитану рыцарей сейчас отведу, расскажешь то же самое, что и мне?

– Чего? А сейчас-то зачем? Чудище то Сёстры таки убили. А чего за ним ходили…

– Надо так, надо, – поднявшись со скамьи, демон спрятал руки в карманы штанов. – Так чего? Пойдёшь? Очень уж у тебя информация ценная.

– Ценная, говоришь? – он задумчиво погладил седую бороду. – А от чего б ни пойти. Пусть знают!

– Давай, – парень помог старику встать. – А чего ты ворчал-то до этого?

– Да вон, от продавщицы в киоске узнал, что убили демонюгу то. Я ей и говорю, что девки скверну принесли, конец Йолю. А она мне… Эх, – взмах рукой. – Женщины. Чего б им понимать.

– Забавный ты, дед, – рассмеялся Мир, ведя за собой старика.

Дальнейший путь для демона был наполнен монологом о правительстве и временах его молодости. Осуждение, советы, невнятное бормотание. Парень лишь кивал, не перебивая единственного свидетеля загадочных событий. Пусть он останется таким же разговорчивым, чтобы и капитан городских рыцарей послушал эту увлекательную историю самопровозглашённого шпиона.

Луна стояла перед дверьми невысокого белого храма с зеркальной золотой крышей, в которой отражались пролетающие птицы и медленно проплывающие пышные облака. Маленькие окна, сквозь которые видно деревянные стены и фрагменты золотых узоров. Она поднялась по ступеням, теряясь среди прихожан. Погода тёплая. Двери в храм гостеприимно распахнуты. На дверном откосе блестела золотая печать, защищающая храм от нечисти. Такую никто не сможет повторить. Сила, заключённая в рунах храма куда сильнее, чем у тех, что защищали города от скверны. Луна довольно начитана, но источник некоторых знаний был неизвестен даже ей. Просто знает, а откуда… Не помнит. Все храмы Небесного Зверя созданы после его гибели. Очень-очень давно, когда народы даже не задумывались о появлении Тессерии. Это не просто дань памяти и веры, а места, где во времена Великой Войны люди могли спастись от скверны. Всё потому, что во время постройки руны печатей наносили могущественные паладины. За множество столетий на территории Тессерии такие храмы не воздвигались, потому в новых городах их попусту нет.

Луна коснулась тонкими пальчиками высеченных печатей.

– Хорошо сохранился, – проговорила девушка, наконец войдя в храм.

Белые стены с золотыми узорами. На потолке, изогнутом как купол, красовалось изображение белого волка, на лбу которого изображена четырёхконечная золотая звезда. В одном его глазу зрачок был в виде солнца, во втором – луны. А золотые лапы оставляли след в облаках рассветного неба.

– Левое око было луной. Правое око – солнцем, – прошептала паладин, смотря вверх. – Слёзы становились звёздами, что духи рассыпают по небу.

В разных храмах Божественный Небесный Зверь изображался в разных действиях. Где-то он пробегал по небу, где-то стоял с гордо поднятой головой. А здесь он спускался со Первородного Древа из белого камня. Фемир. Древо Духов, чьи корни достигают самого мира мёртвых – Инсель. Легенды говорят, что Инсель забирает «чёрные» души, а светлые становятся звёздами на ветвях Фемир и, срываясь с ветвей в день «созревания», перерождаются. Луна опустила голову. Вместо алтаря в храме стоял каменный огромный волк, за спиной которого во всю стену развернулось витражное окно, на котором изображено Дерево Духов. На голове волка венок из живых белых лилий, как по обе стороны каменной тропы, ведущей к нему. Люди не решались ступить на тропу, молясь в стороне. Монахини в бело-золотых одеждах убирали сгоревшие свечи, поставленные прихожанами, освобождая место для новых. Они не проводили службы, и настоятелей у храмов не было. Служительницы следили за чистотой и дисциплиной, зачастую являясь медиками, хорошо подготовленными в случае начала войны и оказании помощи укрывшимся в храме. Молитв эти стены не слышали очень давно.

Солнечный свет пробивался сквозь окна и витражи. Храм пустовал. Луна ступила на каменную тропу, ведущую к каменному изваянию, и, оказавшись перед волком, встала на колени. Сложив руки и опустив голову, она замерла. Как же хотелось, чтобы он услышал и дал знак, любой, даже самый незаметный. Не имея воспоминаний кроме тех, что были до первой смерти, Луна не могла в полной мере оценить всё, что происходило прежде, обходясь лишь догадками после рассказов рода Стигг. Кто она на самом деле? Почему так долго живёт и как жила всё это время? Почему её голова… Всё ещё на плечах? Девушка нахмурилась. Мысленно просила помочь и с заданием. Подсказать, по какой тропе идти, что делать, чтобы уберечь горожан от беды. Её вера была сильнее остальных. Нет, кажется, Лихт единственная, кто был готов отдать душу во служение божеству.

– Госпожа паладин?

Медленно открыла глаза, Луна услышала знакомый голос и обернулась. Это была Мелина. Одна из Сестёр Милосердия, которых метеоры встретили этой ночью. Девушка по-доброму улыбалась, видя паладина перед собой. Сестры всё ещё находятся при храме вместе с другими монахинями. Казалось, после убийства монстра они должны были уйти. Луна опустила глаза. Вероятно, Элизабет и Мелина подумают о метеорах так же.

– Это и правда Вы, – монахиня сложила руки перед собой. – Белые волосы привлекли внимание, в Йоль нет женщин паладинов. Простите, не знаю Вашего имени.

– Луна Лихт, – ответила паладин, поднимаясь на ноги. – Из какой Вы семьи?

– Эвюр. Может, знаете.

Луна задумчиво опустила глаза.

– Кажется, семья магов, принявших завет паладинов. Слышала однажды, когда посещала Уэль.

– Ах, всё верно! Наша семья с давних времён следует их учениям, – кивнула Мелина. – Вы не против пообщаться немного?

Необычно. Девушка согласилась. Они отошли от статуи в дальний угол храма, где не было людей. Тлели свечи, распространяя запах ладана, что так не любили злые духи и порождения скверны. Мелина была взволнована, будто с нетерпением ждала их встречи. Элизабет поблизости не было.

– Возможно, я покажусь Вам наглой и надоедливой, но события прошлой ночью приятно удивили меня, – начала монахиня.

– Меня тоже, – Луна не хотела показаться настороженной, потому тепло улыбнулась в ответ. – Возможно, я была груба при нашей первой встрече.

– Я могу понять. Несмотря на то, что он демон, всё же, находится под Вашим покровительством, – кивнула та. – Вы так ловко сломали мою печать. Не каждому паладину это удаётся.

– Что Вы, всего лишь удача.

– Не скромничайте. Должно быть, Вы очень сильный паладин, раз это не составило труда.

Луна откашлялась в кулак. Придётся разочаровать Сестру Милосердия.

– Простите, но Вы ошибаетесь. Во мне очень мало маны.

– Ох, Вы меня обманываете, – недоверчиво сказала Мелина.

– Её не хватает даже чтобы расправить крылья. Я посредственный паладин, который прячется за спиной демона, – Луна широко улыбнулась, оголяя клыки.

Во взгляде Мелины блеснуло недоверие.

– Однако, я была впечатлена техникой, которую вы с сестрой используете.

– О, большое спасибо.

– Если честно, я не очень осведомлена о Сёстрах Милосердия. Вас всего двое?

– Да, я и Элизабет. Она кажется грубой, но на самом деле, была не менее воодушевлена знакомством с сильным паладином. Простите, как нам казалось, сильным.

– Мой друг сказал, что вы безвозмездно помогаете людям бороться с нечистью. Это достойно похвалы.

– Приятно слышать подобное от паладина, – кивнула Мелина. – Вы, должно быть, чисты душой, раз доверяете демону.

– У любого метеора руки по локоть в крови, – усмехнулась Луна, отведя взгляд в сторону. – В наше время не встретишь паладина с чистой душой.

– Однако, Вы первая, кто поручился за демона. К тому же, раз Вы метеор, то даже с маленькой маной крайне полезны императору.

– Кто знает.

Девушки тихо посмеялась, стараясь не нарушать атмосферу в храме.

– Вы, должно быть, очень религиозны, – вдруг сказала монахиня. – Давно не видела паладинов в храмах, особенно тех, кто становился на колени прямо перед волком. Обычно все стоят в нескольких метрах от него, даже до цветов боятся дотрагиваться.

– Мало кто готов встать перед ним, а те, кто молятся, боятся гнева, – согласилась Луна. – Чего боятся, когда его воля – защита и покой Мира Живых.

– Ваша семья привила любовь к Небесному Зверю?

– Нет, на то другие причины.

– Ох, простите, должно быть, это печальная для Вас тема.

– Нет, всё в порядке, – паладин подняла ладонь.

– Вы приятный и открытый паладин, леди Лихт, давно не видела таких. Жаль, что Элизабет не довелось встретиться с Вами. Кстати, капитан городских рыцарей вызвал вашу команду на борьбу с чудовищем. Разве вы не должны были покинуть Йоль?

– Любая работа на Его Высочество – бюрократия. Эту битву мы проиграли. Но это не избавляет от обязанностей предоставить своему капитану отчёт. За поражение спрашивают больше, чем за победу.

– Вот как, значит, занимаетесь оформлением бумаг перед отправкой, – Мерина понимающе кивнула. – Хорошо, что мы с сестрой сами по себе. Не приходится заниматься бумагами.

– Завидую вашей свободе.

– Не хотите уйти из метеоров? Вы хороший… Человек, если можно так сказать. А помогать людям можно и без статуса метеора.

– Покинуть? – задумчиво подняв глаза, Луна подумала, что дело метеора не так уж и радует, однако, мнения её никто не спрашивал.

– Мне не стоило об этом говорить?

– Пожалуй, да. Сложная тема для обсуждения. Кстати, могу ли и я полюбопытствовать?

– Конечно! Я так много вопросов задала, так что справедливо ответить на Ваши.

– Что же, – та медленно стянула с головы платок. – Я слышала заклинание, что вы использовали во время боя. Это было впечатляюще. Но кое-что меня очень удивило.

– М? – не подозревая подвоха, Мелина с улыбкой наклонила голову на бок.

– In nomine Bestiae Magnae. Во имя Великого Зверя. Слышу такое впервые.

Улыбка исчезла с лица монахини. В карих глазах появился испуг. Взгляд Луны был суров. Она не знала, что именно вызывало беспокойство, но заклинания сестёр, определённо звучали не так.

– Эм, простите? – с неким волнением ответила она. – Вы должны были слышать, к примеру, заклинение четырёх печатей. Ну, которое «Именем Великого Зверя, четыре печати, как четыре стороны света»… Это одно из заветов, изгнание демона.

– Нет такого заклинания, – Луна заметно помрачнела. – Внимай мне, Небесный порядок, четыре стороны света, словом моим и волей божественной, – наклонила голову на бок. – Вы перепутали слова.

Мелина вздрогнула.

– Заклинание старое и вы правы, один и заветов, недоступный учению. Его перестали вносить в магические гримуары, – объяснила Луна. – Так, чьему учению Вы и Элизабет следуете?

Ответа не было. Мелина нахмурилась, сжав кулаки. Луна оставалась спокойна.

– Так и думала. Церковь Зверя ведь не имеет никакого отношения к Небесному Зверю. Так кто же дарует вам силу?

– Кто ты? – сурово спросила Эвюр.

– Я? – Луна понуро ухмыльнулась и над её головой, на мгновение, появился золотой ореол. – Всего лишь бесполезный паладин.

– Вот как…

– Не принимайте близко к сердцу, леди Эвюр. Просто много читаю.

Тишина. Луна молчала, Мелина тоже. Будь здесь Элизабет, она бы начала драку. Им на пути попался странный метеор. Минуту назад её мана почти не ощущалась, но сейчас возросла в несколько раз, еле ощутимой волной колыхнув лилии перед статуей Зверя. Блондинка не могла понять, была ли то угроза, или же это игры воображения, однако, только что она поняла, что воочию встретилась с той, кто хорошо знаком с древними рунами.

– Время так быстро идет, – слушая бурчание в животе, сама себе прошептала Луна. – Кушать захотелось.

Собеседница её слышала.

– Кажется, я со вчерашнего не ела. Плохо, сил на дорогу не будет.

Паладин собиралась уйти, но, обойдя Эвюр, обернулась.

– Не подскажешь, где здесь выпечкой торгуют?

– В конце улицы будет киоск, – мрачно ответила монахиня.

– Спасибо. Что же, прощай, Мелина Эвюр, – чуть качнув головой в знак прощания, Луна покинула храм.

Вот он, ключ от подземных врат. Мелина смотрела вслед паладину, не удержав хитрой улыбки. Эта девушка казалась такой наивной и легковерной, а в итоге разговор привёл к тому, что монахиня разоблачила себя и сестру. Пальцы сжались в кулак. Ногти впивались в кожу, отзываясь болью. Нельзя паниковать. Та ясно дала понять, что имеет некие подозрения. Но какие? Блеф? Всё сделано чисто, даже имперские ищейки следов не найдут. Девушка прикусила ноготок большого пальца. Нужно немедленно рассказать об этом сестре. Паладин знает древние заклинания. Не важно, откуда, но эта встреча, как оказалось, не злой рок, а большая удача.

Сонно зевая, Луна вышла с территории храма. Небесный Зверь действительно благоволит ей. Если всё пойдёт как надо, Эвюр сами выдадут себя, если, естественно, им есть что скрывать. Доказательств у Луны не было, но что-то подсказывало ей о их причастности к делу Йоль. В лучшем случае, это окажется всего лишь недоразумением. Из-за недостатка информации и коротких сроков приходится действовать подло. Ещё и пропажа мертвецов в храме. Это не может быть совпадением. Ещё сутки, и Миру с Луной придётся покинуть Йоль, явившись в отряд с отчётом о поражении. Нужно подкрепление.

Поднимая взгляд, девушка увидела Мира, стоящего по ту сторону дороги и нервно стучащего носком. Пришёл встретить у храма? Не похоже на него. Луна глубоко вдохнула, собирая силы в кулак и, дождавшись, пока все автомобили проедут, приподняла подол платья и перебежала дорогу.

– Что нашептал тебе мёртвый бог? – насмешливо спросил парень, протягивая девушке плюшевого лиса.

– Не ожидала увидеть тебя здесь, – ответила та, набрасывая рюкзачок на плечи. – Что-то случилось?

– Волей судьбы, важный свидетель нашёл меня сам посреди города.

– Правда? – Луна не скрывала нотки удивления. – Как?

– Проиграл спор с продавщицей в киоске и выговорился случайному прохожему, – он указал большим пальцем на себя. – Которым, совершенно случайно, оказался я. Думаю, ты должна это услышать.

Взяв демона под локоть, Лихт отвела его подальше от храма.

– Где он сейчас?

– Отвел к Рольфу. Кеп решил дождаться тебя, прежде чем выслушать его.

– Кажется, капитан Нил преисполнился к нам доверием, – Луна почесала щёку. – К слову. В храме я встретила Мелину.

– Это кто? – Найтвокер поднял одну бровь.

– Одна из Сестёр Милосердия, что мы встретили вчера.

– А. А которая?

– Духи… Неужели ты действительно их не запомнил?

– Имена нет. К тому же, внимание я обратил не на это.

Сначала Луна выглядела растерянной, но после на её лице появилось презрение, что позабавило демона.

– Скажешь, что извращенец, а на деле я эстет.

– Даже знать не хочу…

– Мала ещё, знать такое. Так, к чему ты завела разговор о сёстрах?

– Мне кажется, они замешаны в этом, – честно призналась Луна и с осторожностью осмотрелась. – Не буду сейчас вдаваться в подробности, но они не те, за кого себя выдают.

Мир безэмоционально смотрел на напарницу. Стоило услышать о Сёстрах Милосердия в кабинете капитана, как настроение паладина резко переменилось. Уже не говоря о том, как завязалось их знакомство. С такой Луной парень точно не встречался ранее.

– Пожалуй, ты окончательно помешалась на мёртвом боге.

– Ты дурак? Причём тут это? – возмутилась девушка.

– Черт, я совсем тебя не понимаю, – он сунул мизинец в ухо. – Чем тебе сёстры не угодили?

Девушка замолчала и опустила глаза, пытаясь подобрать нужное объяснение.

– Заклинания, что они читали, не имеют никакого отношения к паладинам, хотя и кажутся таковыми.

– В каком смысле? – демон нахмурил брови, взглянув на напарницу. – Они ж сработали.

– У Божественного Небесного Зверя больше нет посланников, кроме Святого. Вероятно, эти люди несут волю другого бога. Хотя Мелина сказала, что они из семьи Эвюр.

– Это которые маги с учением паладинов?

Луна кивнула.

– Маги, посвятившие себя мане паладинов, теряют свою сущность. Они по-прежнему принадлежат своему народу, однако, сущность становится схожей с паладинами. Это очень непросто. Не все паладины могут использовать магию света, а здесь… Так ловко воспользоваться печатью не отдав сущность мане просто невозможно. Вот почувствовал ты их, как паладинов?

– Нет, я вообще никакую ману не чувствовал, даже твою.

– Вот, а так быть не должно, – она сделала небольшую паузу. – И самое главное, они обращались к имени Зверя.

– Понял, сёстры обращались к имени Небесного Зверя. А какая разница?..

Тяжело вздохнув, паладин махнула рукой.

– Забудь.

Непонимающе смотря на девушку, Мир лишь пожал плечами.

– Нам к Рольфу? Давай поспешим, – Луна торопливо зашагала вперёд.

Мир, обернувшись, с подозрением прищурился. Снова странная сущность демона, совсем близко. Никого не обнаружив, парень нехотя последовал за напарницей. Нужно сохранять бдительность в этом странном, маленьком городе.

4

Прощальные цветы на пути мертвеца

– Посмели осквернить храм, – с надрывом в голосе, бормотала Луна, идя по коридору участка рыцарей. – Подвергли горожан опасности и, есть вероятность, что демоны скверны продолжат появляться и убивать людей, пока туман, окутывающий город, не исчезнет. И это распределители называют заданием средней степени сложности? А Вы что? – она резко остановилась и обернулась к оторопевшему Рольфу. – У вас под носом был живой свидетель, а бойцы его в больницу посылают? Это и есть доблесть рыцарей? Позор!

Мужчина впервые не мог подобрать слова. Метеор отчитывала его как неопытного новобранца, а в ответ даже сказать нечего. Всё правда. Мир боялся остановить поток ругани, вырывающийся из некогда кроткой и милосердной девушки. На таком серьёзном задании напарники ещё не были, а Лихт в гневе… Это вообще впервые.

Они явились в участок сразу же, как Луна переоделась. Показания свидетеля сильно разозлили паладина. Во время рассказа старика о том, что довелось увидеть, настроение Луны портилось всё сильнее. Точно так же, как во время знакомства с деталями дела, когда Нил зарекнулся о Сёстрах Милосердия. Видя немой вопрос в глазах Мира, девушка не спешила делиться мыслями, слишком мало доказательств. Закончив со свидетельскими показаниями, напарники, в сопровождении капитана городских рыцарей, направились в один из кабинетов на первом этаже участка, где исследовали тело жертвы до того, как родственники похоронят его на местном кладбище. Паладин, изучающий и очищающий тела перед захоронением от скверны, обнаружил что-то странное, потому Рольф решил поделиться находкой с метеорами.

– Смею заверить Вас, капитан Нил, что о халатности будет доложено в Башню Равновесия, – бросила она, наконец отстав от Рольфа.

Луна пыталась всё хорошо обдумать. Одних лишь догадок и совпадений мало. Что, если Сёстры, на самом деле, убивали чудовище всякий раз, как оно забирало жертву, но после появлялось другое, совершенно такое же. Откуда? Скверны много, но по ощущениям, как будто бы и недостаточно. Тогда это должно выставить их в положительном свете, но девушки, будучи носителями маны, не могли не почувствовать скверну, что каждую ночь укрывала город, да и не разглашали об убийствах других чудовищ. Сейчас же им предстояло изучить тело убитого солдата. Со дня возвращения в отряд, иметь дело с человеческими трупами не приходилось, хотя кто знает, что от паладина прятали её же воспоминания. Луна была взволнована, ведь даже монстров за это время убивать не приходилось. Это делал Мир, отправляясь с ней на задания. Если дело йольцев действительно настолько запутанно и опасно, то здесь нужен опытный метеор.

Резко остановившись, девушка замерла. Храм ведь тоже старый, на нём руны времён, когда Парадиз только-только пустил корни. Быть может, дело и правда в храме? Тогда это объясняет, почему Сёстры Милосердия всё ещё там. Но как они создают скверну, будучи людьми, да и зачем? С провокацией поторопилась. Если отправить запрос в отряд, кто-то из них может его перехватить. Луна раздражительно цокнула языком, понимая, что допустила ошибку.

– Чего тормозишь, Лихт? – обгоняя Мир толкнул её локтем. – Трупов боишься?

Фыркнув в ответ, паладин продолжила путь.

– Это здесь, – произнёс Рольф, открывая дверь в большой кабинет. – Здесь только я, вы и наш паладин. Можете не сомневаться, Йон хорошо хранит тайны.

Капитан стал намного сговорчивей после того, как навёл справки на Луну. Относился к коллегам с уважением и дружелюбием. Мир не удивился перемене настроения Рольфа. Когда в маленький скромный город, страдающий от натиска демона скверны приходит метеор высокого ранга, то это уже становится неким достоянием и поводом для гордости.

Метеоры вошли. Окон не было. Стены заставлены стеллажами с папками, подписанными вручную, и книгами о целительстве, в числе которых была литература паладинов. Пахло ладаном, от чего Мир, переступив порог кабинета, раздражённо фыркнул и нахмурился. Девушка приметила это. Запах ладана, как и он сам, неприятны отпрыскам тьмы. Очищает от скверны и благотворно влияет на чистоту в дальнейшем. Низшие демоны и минуты не продержатся в помещении, где пахнет ладаном, однако, Мир отделался чиханием и испорченным настроением.

Посреди кабинета стол с телом, накрытым белой тканью и золотой вышитой печатью. На углах догорали свечи из храма. Паладин, склонившись над книгой, тихо читал завет, готовя тело и душу умершего к похоронам. Длинные белые волосы, завязанные в пучок, чтобы не мешались, бело-золотой балахон. В углу стоял железный посох с круглым янтарём и лилиями вокруг него. Хорошая примета. Лилии на посохе мага – прямой показатель его чистой души. Другие цветы у таких людей не распускаются.

– Привет, Йон, – поприветствовал мужчину Рольф. – Привёл метеоров.

Тот поднял взгляд ярко-голубых глаз на гостей йольского участка, окинув оценочным взглядом.

– А демон? – Йон закрыл книгу и выпрямился, недоверчиво глядя на Мира. – Тоже метеор?

– Уж не сомневайся, – демон усмехнулся.

– Толерантны сейчас генералы, уж не знаю, радоваться или грустить, – паладин обратил внимание на девушку. – Что ж, хоть кто-то, на кого можно рассчитывать.

– Мой напарник достоин доверия, – Луна поприветствовала его кивком.

– Истинный паладин, – тот улыбнулся в ответ. – Поистине чистая душа. Приятная редкость.

– Думаю, Вы тоже не настолько скептичны, как кажется.

– Они о чём вообще? – недовольно буркнул Мир, тут же чихнув.

– Да кто ж их, паладинов, разберёт, – тихо сказал Рольф.

– Йон Цинстер, рад знакомству, – мужчина протянул девушке руку.

– Луна Лихт, – кивнула она, приняв дружеский жест. – Очень приятно.

– Лихт? Прямо как генерал в первые годы Великой Войны. Демон, я смотрю, под покровительством. Не Вашим ли?

– Жаль, что общего у нас с генералом только фамилия. Да, это Мир. Не смотрите, что демон, он хороший воин.

– Меня сейчас стошнит, – шепнул Найтвокер и повысил голос. – Так и будем любезничать? Нил сказал, что ты что-то нашёл.

– Не слишком дружелюбен Ваш боевой товарищ, – надменно хмыкнул Йон, и чуть повернув корпус, указал ладонью на укрытое тканью тело. – Но не могу сказать, что не прав. Прошу, проходите.

– Благодарю, – Луна сделала небольшой поклон и прошла вперёд.

Раздражённо фыркнув и в очередной раз чихнув, Мир последовал за ней. Рольф закрыл дверь и засучил рукава, облокачиваясь о стол с телом убитого рыцаря.

– С появлением чудовища, его жертв не осматривают. Причина смерти очевидна, так что я последний, кто их видит в таком ужасном состоянии, – объяснил Йон. – Привожу в божеский вид и очищаю от скверны. Прощальная ночь не терпит нарушений.

– Тела ничем не отличались, когда Вы готовили их к похоронам? – поинтересовалась Лихт.

– Обычно нет. Разумеется, не считая степени повреждения. Однако, в этот раз обнаружил некие странности, возможно из-за того, что не сразу смог приступить к очищению. Леди, прошу простить.

Он сдёрнул с трупа ткань, открывая вид до торса. Луна зажмурилась, после чего сначала открыла один глаз, потом другой. На этот раз веки мертвеца были закрыты. Все раны зашиты Йоном, местами не без помощи ткани. Швы выглядели аккуратно, а белые нити незаметны, если не присматриваться. Хорошая работа, чтобы родственники могли хотя бы взглянуть на мертвеца и не ужаснуться.

– Вот сюда посмотрите, – паладин указал на заметные чёрные кляксы на теле мертвеца. – У прошлых моих «клиентов» такого не было, так что те сразу отправлялись к родственникам. Сразу скажу – это не трупные пятна. От них исходит скверна.

Луна и Мир подошли ближе, рассматривая подозрительные вкрапления, о которых говорит Йон.

– Это похоже на заражение скверной, – девушка скорчила лицо.

– Тоже чувствую её. Тебя не стошнило? Хорошо держишься, – демон посмеялся, но обратил внимание на пальцы мертвеца. – Хм, вот ещё.

Поднимая его руку за запястье, Мир внимательно осмотрел их кончики.

– Кожа почернела и тут. Я, конечно, не эксперт, но так быть не должно даже у жертвы демонов скверны.

– Мы не можем отдать тело для захоронения, – мрачно проговорил Рольф. – Есть большие риски.

– Лихт, можно тебя на минутку? – демон выпрямился и взглянул на напарницу.

Метеоры вышли в коридор, плотно закрыв за собой дверь. На её вопросительный взгляд демон отвечать не спешил. Плотно закрыв за собой дверь, схватил Луну за локоть и вывел из здания.

– Я не очень разбираюсь в тессерских обычаях, – Мир остановился у дерева, убедившись, что поблизости никого нет. – Прощальная ночь – это что?

– Не знаешь? Старая похоронная традиция. Последнюю ночь перед похоронами мертвецы проводят в храме Небесного Зверя. Монахини ставят особые свечи и поят его вином из лилий, очищая тело и душу. Потом…

– Стоп. Разве не было новостей о том, что чудовище врывалось в дома людей? Не считаешь, это странным? Пропавшие трупы в эту самую Прощальную ночь, убитые семьи.

– Думаешь, это связано? – Луна задумалась.

– Старик ведь сказал, что туман распространяется от храма. Нужно позволить провести эту вот ночь.

– Сторожить тело внутри? Нам не позволят, это таинство похорон. Двери и окна заперты, даже служители присутствовать не могут. Духи приходят и забирают души умерших.

– Проберёмся тайком. Ты ж разбираешься в этой древности, явно есть ход, про который все забыли. Разве пропажа тел – не загадочное событие?

– Что ты хочешь этим сказать?

– С какого момента ты наблюдала за боем?

– Когда ты врезался в здание, я остановилась на соседней крыше.

– То есть, видела монстра во всей красе, – демон сделал шаг вперёд, заставив отступить назад, и коснулся пальцами холодной стены, нависнув над Луной. – Что скажешь? Ты не можешь не признать, что он был чертовски необычным.

– Да-а, было в нём что-то такое, – прижавшись к стене, паладин приподняла руки, уставившись в грудь напарника.

– Ну-у?

– Не уверена, что этот монстр рождён из скверны. Её слишком мало для такого… Возможно, убитый Сёстрами был не первым и прожил всего ночь.

– Правда? – тот удивился и выпрямился. – Говоришь только сейчас об этом?

– Я не была уверена. Но то чудовище, – она начала активно жестикулировать, подбирая слова. – Не такое, как мы привыкли. И дело даже не в том, что ранее не встречалось даже в бестиариях. Оно будто…

– Кукла, – перебил её Мир, после чего вдруг распахнул алые глаза. – Лихт, это же нежить.

– Какая неж… – Луна хотела было махнуть рукой, но вдруг замолчала.

Мир терпеливо ждал, когда паладин сделает те же выводы.

– Тела не исчезают, они становятся следующим монстром, – девушка подняла голову, смотря сквозь челку в глаза демона. – Это может быть из-за скверны в храме. Но её всё ещё недостаточно, чтобы привести труп в движение.

– А нападения в домах не потому, что монстр врывался в дом. Уверен, если прижмём Рольфа этим вопросом, окажется, что нападению подверглись семьи погибших, которые не стали везти тело в храм.

– Но почему все трупы не стали обычными зомби? Почему так сильно меняются и как управляются? Они должны гнить, потому и требуют теплой крови.

Снова тяжелый вздох паладина. Опустив взгляд, она о чем-то задумалась.

– Ты же не откажешься от задания? – нахмурился Мир.

– Мы не в силах разобраться сами. Если это дело рук Сестёр Милосердия, то…

– То, что? Брось, ты всю жизнь собираешься собирать травы, перебирать книги и разбираться с мелкими монстрами?

– Мир, это не шутки, – недовольно произнесла она, скрестив руки на груди. – Если в этом действительно замешаны Сёстры, я не выдержу боя. У них очень большой объем маны.

– Ты такая трусливая. Как у такого паладина может быть столь высокий ранг? – злорадно улыбнулся парень. – Ты меня за дебила не держи. Знаю, что в храм не молиться ходила.

Луна хмыкнула, признавая его правоту. Демон был горд собой.

– Так, я прав, – он засмеялся. – Надо же, а я-то думал, что ты та ещё простофиля.

– Мы ничего не знаем. Даже предположить не можем, что происходит в городе, – Лихт отрицательно качнула головой. – А завтра вечером должны уже покинуть город с бумагой о проваленном задании. Я попыталась устроить провокацию к действиям, но, если Сёстры Милосердия не причём, мы уйдём ни с чем.

– Провокацию? Когда ты собиралась рассказать об этом? – хмуро поинтересовался Мир.

– Я что, похожа на дуру?

– Вообще-то, да.

– Спасибо за честность. Собиралась посвятить в детали после осмотра тела. Думаю, дело как раз в храме, раз от него исходит скверна. Строение древнее, не исключено, что там может храниться какой-нибудь артефакт, за которым гонятся Сёстры.

Резко замолчала. Девушка осмотрелась по сторонам и махнула парню, чтобы тот наклонился. Мир послушно согнулся, чтобы паладин могла прошептать на ухо оборванную фразу.

– Надеялась отправить ложное письмо в отряд. Если Сёстры не виноваты, оно дошло бы до Рив, и мы получили ответ в течение нескольких часов, но реакция Мелины была слишком очевидной.

Мир кивнул. Это был бы хороший ход. Если ответ не придёт, значит, письмо перехватили, а это тоже повод подозревать сестёр, однако, таким был план до обнаружения изменений мертвеца. Теперь, если отправлять тело на Прощальную ночь, то времени на подобное не будет.

– Сейчас планы меняются, – девушка отшагнула назад. – У меня есть некоторая идея, но рисковая.

– Для кого?

– Для меня. Возможно, и для тебя.

– Риск стоит того?

– Вполне, – Луна кивнула. – Если всё получится, преступник раскроет сам себя, а также свою цель.

– Тогда что? Требуем отдать тело родне для похорон?

Выбора не было. Паладин нехотя согласилась с решением Мира влезть в гущу событий без четкого плана. Всё может закончится для них плохо. Мир – демон, а она слаба для этого сражения.

– Постарайся, Лихт, – демон положил руки на хрупкие плечи девушки. – Обещаю, если справимся, перестану издеваться над тобой неделю.

– Чего?

– Две?.. О, ладно, месяц, – Мир подступил ближе, находя забавным смущение напарницы. – Так и быть. Буду галантным и послушным.

– Хватает тебе ума идти смерти на встречу, – покраснев, она зажмурилась и отвернулась. – Убедил, я согласна. Отойди, пожалуйста.

– Не парься, Лихт, если ты умрёшь, то хотя бы как герой, – отстранившись, он развернул напарницу и открыв дверь и повёл назад к Рольфу и Йону.

Мужчины о чём-то еле слышно беседовали. Когда метеоры появились в дверях, капитан вздрогнул, в то время, как его друг оставался непоколебим. Разговор явно шёл о гостях.

– Совещались? – поинтересовался Рольф, подойдя к ним.

– Тело надо отдать на Прощальную ночь, – ответила Луна.

Рольф и Йон переглянулись.

– Вы уверены? Это может повлиять на расследование, – в голосе паладина слышалось беспокойство.

– Капитан Нил, семьи, которые пострадали от монстра, это случайно не… – Луна затихла. – Не семьи убитых ранее?

– Тоже поняли, – на выдохе сказал Рольф, подтвердив догадки метеоров.

– С какого момента дошло, кеп? – спросил Мир.

– Сразу, как Йон сообщил мне об изменении трупа. Не хотел сначала верить, что сам же и выпускал чудовищ на свободу. А потом… Было бы глупо не признать, что это больше, чем простое совпадение.

– Остаётся вопросом, кому понадобилось прибегать к подобному, – девушка задумчиво коснулась подбородка. – Сёстры точно имеют к этому какое-то отношение. Но я не могу построить логическую цепочку. Зачем, да и как? Скверна, что опутывает город, не так сильна, чтобы каждый раз поднимать трупы и превращать их в огромных монстров.

– Не знаю, поможет это или нет, – Йон встрял в разговор. – Но храм Небесного Зверя стоял здесь задолго до постройки города. В его историю я не вдавался, но защитные руны на откосах говорят о важности и древности этого места.

– Само собой, но это лишь убежище во время войны, что можно прятать в храме? – Мир усомнился в важности этой информации и посмотрел на Луну.

Слово за ней. Говорить паладин не спешила. Стучала носком сапога по полу, о чем-то задумавшись. В бою толку от такого мага не было, однако, парень не мог не признать эрудированность Луны. Может быть даже от того, что свободное время проводит за чтением старых книг из архива. Интересно, были ли у неё мысли заглянуть в засекреченный отдел? Статус ведь позволяет. Зависть. Мир раздраженно цокнул, прогоняя посторонние мысли. Не сейчас.

– Леди Лихт? – Йон решил поторопить девушку с ответом. – Вы несёте ответственность за это задание. Ваше слово?

Луна раз за разом прокручивала одни и те же мысли в голове. Зачем Сёстрам храм? Зачем использовать мертвецов? Что заставляет опускаться на город туман из скверны? Как много вопросов, на которых нет ответа. Старый храм, защищённый рунами. Если монстры покидают его во время Прощальной ночи, значит, руны не работают, или же это из-за того, что они не были созданы скверной? Нежить тоже боится рун старых храмов, пусть их и не много. Кто-то, кто, не обладая демонической сущностью вошёл, и ищет нечто особенное.

– У меня нет ответов, – наконец сказала девушка, опустив руки. – Простите, господин Цинстер. Есть обстоятельства, при которых я не могу принять Ваше мнение по поводу храма, – подняла голову к Миру. – И твою тоже. Но это не значит, что версия не рабочая. Сёстры путешествуют по Тессерии, вероятно, не один такой храм повидали.

– Леди, Вы ведь слышали их заклинания? Вот мне довелось послушать, – паладин скрестил руки на груди. – Не мне судить, но это похоже на закрытое заклинание. Парадиз разве не принял запрет на их использование? Такое может только Святой, и то, если не ошибаюсь, он взывает к Небесному порядку.

Мир вопросительно взглянул на Луну, вдруг поняв, о чем она говорила, когда впервые сообщила о своих подозрениях.

– Да, слышала, и вынуждена согласиться. Сёстры взывают к чужому имени, прикрываясь божеством.

– Я, может, бред скажу, но что, если Сёстры Милосердия, всё же, святые? – предположил капитан. – Если нет, то как определить Святого? Не одним же знанием старых заклинаний.

Йон и Луна молча посмотрели друг на друга.

– В общем-то, точно ничего о Святом неизвестно, – сказал Цинстер. – О нём ходят легенды. За пятьсот лет история появления настолько исказилась, что нет точной информации. Даже о том, чьей рукой была одержана победа. Но могу сказать точно, что Святой всего один. И это точно не Сёстры Милосердия. Ни одна, ни вторая.

– Потрясающе, то есть, есть какой-то хрен, который может решить все беды Тессерии, но его никто не знает, и никто не видел. А может и вообще помер давно, – Мир мрачно улыбнулся. – А сестрички косят то ли под него, то ли под его последователей?

– Ни Святой, ни Небесный Зверь не вправе вмешиваться в устои Мира Живых, если его существование не становится под угрозу, – пробормотала Лихт. – Даже в старинных писаниях облик Святого не определен. В основном для того, чтобы тьма не предпринимала попытки убить его.

– Я приятно удивлён Вашими познаниями, леди, – Йон похлопал девушке. – Даже я бы о таком не подумал сразу. А теперь понимаю, что это многое объясняет.

– Ещё бы это делу помогло, – фыркнул демон.

– В любом случае, тело нужно допустить до похорон. Мы с Миром возьмём на себя обстановку в храме, – Луна глубоко вдохнула, расправляя плечи. – За Вами, капитан, малое. Расскажите городу, обо всём, что мы сейчас обсуждали. Никто не должен попасть под горячую руку.

Таков был вердикт Луны. Она удивила всех присутствующих, включая Мира. Парень был растерян и не мог понять, чего добивается напарница. Об этом шла речь, когда та заговаривала о рисках? Может, провокация сестёр была в том, что Луна открыто высказала свои сомнения по поводу их «благого» дела? Тогда паладин становится целью. Но выберут ли они целью Луну? Почему она так в этом уверена?

– Леди Лихт, это отчаянный шаг. Что это нам даст? Лишь спугнёт врага, – Йон коснулся плеча девушки, пытаясь переубедить. – Может пострадать больше людей. Особенно рыцари.

– Вы правы. Не говорите о своих догадках, сформируйте слухи так, будто ни я, ни Мир никого не посвящали в суть дела. У нас есть подозрения о храме. И мы будем охранять тело во время таинства Прощальной ночи. Этого достаточно.

– Ты уверена? Думаешь, они кинутся нас останавливать? – демон спрятал руки в карманы чёрных спортивных штанов. – Брось, им выгодней не высовываться.

– Я сделала всё, чтобы заставить их поволноваться, – Луна вдруг заулыбалась. – Расскажу, что нужно делать, просто подыграй мне.

Мир тряхнул головой, тихо посмеявшись. Одним только духам ведомо, что она возомнила о себе.

– Если Вы так уверены, то сделаю всё, что от меня зависит, – неожиданно серьёзно сказал Рольф. – Йон, или ты с нами, или держи язык за зубами.

Цинстер задумался, но, опустив взгляд на Луну, кивнул, дав своё молчаливое согласие на авантюру.

– Когда начинается церемония? – спросила Лихт.

– В девять вечера, – Йон не медлил с ответом. – Если не ошибаюсь, длится она три часа. К полуночи храм опустеет. Ни монахинь, ни родни не будет.

– Разве монахини не должны присматривать за телом? – поинтересовался Мир. – Храм же, все дела.

– Храмы Тессерии не имеют важности. Вера сейчас ничего не значит для общества, так что в наше время монахини ходят туда как на работу, – девушка пожала плечами. – И когда рабочий день заканчивается, они уходят.

– Даже не знаю, как реагировать: посочувствовать, али наоборот.

– Всё же, леди Лихт, – Йон подошёл ближе – Выбирайте окружение тщательней.

– Вы так и не поняли, – девушка вскинула брови, дернув за рукав напарника. – Время ещё есть, давай вернёмся в гостиницу. Нужно подготовиться.

Попрощавшись с капитаном и Йоном, напарники покинули участок.

Мир молчал, Луна тоже. Каждый думал о своём и, в то же время, об одном и том же. Весь путь до гостиницы они не обменялись даже словом. Ночь предстояла сложная. Один шанс решить проблемы Йоль раз и навсегда. Кто бы мог подумать, что задание среднего ранга обернётся для метеоров Цветущей Вишни таким крепким узлом, с которым справится лишь острый топор.

5

Секреты старого храма

Ночь. До завершения обряда Прощальной ночи оставалось чуть меньше часа. Погода благоволила, рассыпав на тёмном покрывале звёзды. Улицы освещала убывающая луна. Прохладный ветер принёс с собой запах дождя, а значит, скоро непогода придёт и в Йоль. Тихо шелестели деревья. Город был спокоен. Свет в домах не горел. Боятся. Где-то лают собаки.

Метеоры затаились на крыше храма. Устроившись удобнее, Мир убрал руки за голову и закрыл глаза. Стоило ступить на территорию храма, как сразу стало плохо. Печать паладина работала как надо, однако, древние руны имеют куда больше силы и всё равно оказали влияние на демона. Сильная слабость окутала тело. Собрав волю в кулак, с этим можно справиться. Говорить о своём состоянии не стал. Знал, что со всем справится и без её жалости. Девушка же, обнимая свои колени, доедала очередной пончик с зелёной глазурью и разноцветной посыпкой, разглядывая звёзды. Не спокойно на душе. Паладин переживала о том, получится ли провернуть задуманное без тяжелых последствий для обоих и, если напарники одержат победу, то это, возможно, станет переломным моментом для неё. Страшно. А если проиграют… То уже не так важно. В этом случае они могут просто не выйти из храма живыми.

– Волнуешься? – вдруг спросил Мир.

– Немного, – девушка откусила кусочек пончика.

– Слышу, как сильно у тебя колотится сердце.

– Хороший слух.

– Это точно, – демон тяжело вздохнул и открыл глаза. – В этот раз я не создаю проблем.

– М? – удивилась Луна. – В каком смысле?

– В отряде говорят, что от меня одни проблемы. Даже ты того же мнения. На этот раз я развеял сомнения?

– Я никогда не думала о том, что ты создаёшь проблемы, – доев пончик, та облизнула пальцы. – Скорее, слишком импульсивен. Впрочем, такова натура демонов, всё равно, что пытаться подавить гордость у паладина.

Демон тихо посмеялся.

– Забавно, что об этом говоришь ты. Не замечал подобной черты.

– Гордость настоящего паладина в его чести и принципах. А не в доминировании.

– Из какого ты века? Держа в своих руках власть, можно много достичь, разве нет?

– Хороший правитель – мудрый правитель. В противном случае тебя низвергнут. Или умрёшь в муках. Таков Небесный порядок. Паладины, на самом деле, очень верный народ.

– В политике ты точно не разбираешься, – Мир сел в позу лотоса. – Хотя, чего я ожидал от такой мямли, как ты.

– Власть и политика… Это не то, что мне интересно, – запустив руку в карман, Луна достала горсть леденцов. – Ты прав. Я – мямля и трусиха.

Приметив сладости, Мир потянулся, чтобы взять один, однако, Луна убрала руку в сторону.

– Э? Лихт, а это порочность души, – возмутился демон.

Обиженно надувшись, девушка высыпала горсть в рот, захрустев карамелью. Мир поднял одну бровь, а после тихо засмеялся. Атмосфера переменилась. Луна больше не нервничала, да и Мир не хотел углубляться во тьму своего сознания. Паладин тряхнула чёлкой и похлопала пушистыми ресницами. Взгляд золотых глаз вдруг стал ярким, излучая еле заметный свет. Девушка так часто прячет глаза под чёлкой, что демон начал забывать, каков их цвет. Тишина.

– Как бы долго мы не были знакомы, ни ты, ни я не прониклись друг к другу доверием, разве не так? – вдруг заговорила Луна. – За этот год мне всё сильнее стало казаться, что ты меня за что-то ненавидишь. Думаю, надо прояснить, что я не придерживаюсь мнения, что демоны абсолютное зло, так что мне плевать, из Хель ты или Рогдара.

Таких слов демон не ожидал услышать, но отвечать на них не хотел. Луна всегда казалась ему лицемерной. Мягкая, трусливая. Слишком добра к нему. Ко всем. Всегда уступала, прощала, хоть и недовольно фыркала. Не было такого, чтобы паладин злилась на него дольше часа. То ли она дура, то ли душа чернее, чем у демона. Ещё и ранг покоя не давал. За какие заслуги такого бездарного мага столь щедро вознаградили, в то время, как Мир, с очевидной силой, будет вынужден ходить с низким рангом, просто потому что он демон? Бесит.

Скрип двери. Луна встрепенулась, не дождавшись ответа, и тихо скатилась к краю зеркальной крыши. Монахини, держа в руках узорные фонари со свечами, провожали скорбящих родственников погибшего и, заперев дверь в храм, сами собирались отправиться на отдых. Мир присоединился за наблюдением с крыши, отбросив все сторонние мысли. Прямо сейчас для них начинается испытание силы и выносливости.

– Пора, – стоило людям скрыться, произнёс Мир и первым решил спуститься.

– Подожди, – девушка схватила его за рукав. – Мир, что бы со мной не случилось, не отходи от плана.

– По тебе уж точно скучать не буду, – тот бросил презрительный взгляд. – Шевелись давай.

– Как ребёнок, честное слово.

Спрыгнув с крыши, приземлился на козырёк над ступенями храма и, скользнув к краю на его гладкой поверхности, спустился на землю. Луна тряхнула головой. Она уверенно шагнула с крыши, мягко приземлившись на корточки рядом с демоном. Тот усмехнулся её легкости и подошёл к двери. Другого входа в храм не было. Вытащив из внутреннего кармана кофты отмычку, демон стал бороться с незамысловатым замком. Паладин категорически отказалась от предложения выломать дверь, хотя могли бы сэкономить время. Замок поддался и, щелкнув ручкой, парень гордо открыл дверь, пропуская девушку вперёд.

– Залетай.

– Уверен, что будешь в порядке? – спросила та, забеспокоившись о демоне.

Оказавшись в храме, под ароматом ладана и тяжестью рун, Мир может оказаться загнанным в ловушку.

– Справлюсь. Ты сама не потянешь, слишком сильный.

– Но…

– Заткнись и иди уже, время тянешь, – прорычал парень, толкнув её в плечо.

Луна неуверенно вошла в храм, внимательно осматриваясь. Темно. Света свечей не хватало. Тени вздрагивали от танцующих под сквозняком огоньков фитилей. Лёгкое свечение лилий придавали атмосфере храма волшебства и загадочности. Более поздние строения не могут похвастаться столь прекрасным зрелищем. Изображение волка под потолком затерялось в темноте, будто подражая мёртвому божеству.

Паладин обернулась, слыша тяжелое дыхание. Демон, стоило переступить порог, оперся о стену, крепко сжимая ткань на груди. Дышать становилось всё хуже. Татуировка крыльев на его шее стала белой, излучая лёгкий свет, борясь с тяжестью печатей, оберегающих храм. Магия древних паладинов – великое ремесло. Луна не знала её, но временами казалось, что где-то в подсознании появлялось понимание, что к чему. Подойдя к демону, она заботливо коснулась его локтей. Мир смотрел гневно, не одобряя дружеский жест, но сопротивляться не мог. Паладин провела его в центр зала, под самый купол и, достав из рюкзака канцелярский нож, провела лезвием по своей ладони. Проступила кровь. Прислоняя ладонь к его лицу, она настойчиво смотрела на напарника и тот, принимая неправоту, слизал кровь и прижал хрупкую ладонь к губам. Дыхание стало более ровным, но всё ещё тяжелым. Он почувствовал заметное облегчение, а тату загорелось ярче.

– Это всё, что я могу сейчас, – сказала Луна, убирая ладонь и перевязывая её белым носовым платком. – Нужно экономить ману, чтобы…

– Помню. Хватит, чтобы убить монстра, – хрипло ответил демон, выпрямившись и потерев горло. – Печать позволяет обходить руны?

– Руны не просто буквы. Тоже разумны. Пока на тебе печать, такая защита проблемой не будет. Особенно, если наложивший печать достаточно силён.

– Ты плохой маг, однако, мне стало заметно лучше. Несостыковочка.

– Хочешь выяснить отношения сейчас?

– Возможно, из-за рун демоны скверны и покидают спешно храм, а потом пытаются восстановить силы путём убийства, – предположил демон, сменив тему и, увидев перед тропой к статуе открытый гроб, и пошёл к нему.

Девушка поспешила за ним. Широкий шаг демона строг и уверен, как у солдата, повидавшее многое. На его фоне Луна казалась глупышкой, которая не поспевала за тем, кто действительно руководит действиями. Торопилась, будто брошенный щенок за хозяином.

Гроб. Бурый, внутри обит белой тканью, на которой покоился убитый рыцарь в новенькой блестящей броне. В уцелевшей руке меч, которым он пытался ранить монстра, что, в итоге, убил его. Родственникам, вероятно, труп отдали уже в броне. Повезло, что это люди чтят традиции и не оставили тело дома. Иначе было бы сложнее.

Заметив серьёзный взгляд Мира, Луна пыталась понять, что за мысли посетили его. Сложная личность. И понять его не просто. Мир ничего о себе не рассказывает. Злится, когда та начинает задавать вопросы. Он точно её ненавидит, но почему до сих пор ходит на совместные задания? Давно бы отказался, если не нравится. Дело в выгоде? Лихт не глупа, всё замечает, но не может догадаться, чем может быть полезной демону, а думать о его предательстве в пользу Хель не хотела. Да и если так, зачем им связываться с бездарным магом?

– Он погиб с честью, – вдруг произнёс Мир, удивив Луну.

Та смотрела на напарника устало, надеясь, что в один прекрасный момент начнёт понимать, о чем же думает демон.

– Сражался с чудовищем до последнего. Даже меч успел воткнуть, – объяснил демон.

– Таких мало, – кивнула Луна. – Достойно уважения.

– Ты бы тоже сражалась до последнего?

– Что?..

– Я говорю, – Найтвокер перевёл взгляд на девушку. – Как бы поступила ты?

Луна задумалась. Те события, что отпечатались в её памяти, казалось, навечно, не были красочными, однако…

– Кого я спрашиваю? – Мир не стал дожидаться ответа. – Ты бы умерла быстрее, чем поняла ситуацию.

Было обидно. Луна хотела возмутиться, но демон неожиданно продолжил.

– То, о чём ты говорила на крыше, – он отошёл от гроба к стене и, скрестив руки на груди, закрыл глаза. – Всё не так. Много вопросов, ответы на которые я не получаю, можно даже сказать, зависть, но это не причина для ненависти. Просто бесишь, – он открыл один глаз. – Мнишь ещё о себе… Ну просто божий одуванчик.

– Ты серьёзно? – растерялась девушка. – В каком месте я…

Жуткий скрежет. Луна вздрогнула и стала медленно поворачивать голову, понимая, что источник звука прямо за спиной. Страшная картина предстала перед глазами. Мертвец сидел в гробу, смотря куда-то в пустоту. С виду и по запаху серы, начавшему исходить из его тела, стало понятно, что он стал зомби. Паладин бросила короткий взгляд к статуе волка, вокруг которой начал клубиться туман скверны. Труп хрипел и, обратив внимание на девушку, начал подниматься из гроба. Кожа мертвеца чернела, руки удлинялись и становились тоньше, из-за чего броня на них с шумом упала на деревянный пол. Луна пятилась назад, наблюдая, как тело рыцаря меняется на глазах. Срывая нагрудник, нежить разинула пасть, поддаваясь влиянию рун, труп был напряжён. Дёргался и шумно вздыхал, издавая горлом странное стрекотание. Кожа иссохла. Пропали нос и губы. В его груди, защищаясь смоляными рёбрами, пульсировал красный камень, обрастая сердечными мышцами.

Свист копья. Луна закрыла голову руками, почувствовав жар чёрного металла. Рассекая воздух, острое лезвие вонзилось в грудь монстра. Вой, полный боли. Дернув девушку за плечо, Мир отшвырнул её назад, взяв всю ответственность за бой на себя. Мертвец, пока что больше похожий на человека, открыл пасть, с хрипом вдыхая ядовитую скверну, что медленно заполняла храм. Взявшись за рукоять одной рукой, он с трудом вытащил копьё из груди. Демон раздражённо цокнул. Луна, отойдя подальше, испуганно рассматривала монстра. Попал в самое сердце, а монстр и бровью не повёл. Так быть не должно. Смерть демонов скверны прячется в их сердце и правильно построенной печати изгнания, которую используют сразу, как его пронзят. Но нежить твёрдо стояла на ногах. Преображение не завершено. Паладин осмотрелась. Возможно, столь скорым изменениям поспособствовала скверна.

«Auxilium…»

Прохрипел мертвец, повернув голову к паладину.

«Auxilium, paladin»

Сняв с шеи круглый серебряный колокольчик со стеклянной лилией, Луна засучила рукав. Звенящий колокольчик обернулся посохом. На белых лентах тихо звенели серебряные колокольчики. От удара им по полу, вдруг появился большой белый круг из узоров, что крутились в разном направлении, формируя несколько рядом красивых лепестков лилий. Глаза паладина засияли ярче, на пальцах появился золотой налёт, и она зашевелила губами, читая шепотом заклинание. Некогда еле ощутимая мана набирала силу, вырвавшись тёплой волной из слабого тела. Печати исчезли, а клубы тумана развеялись. Монстр перестал так быстро меняться, чем демон поспешил воспользоваться, Подхватив копьё, он моментально очутился позади чудовища и полоснул лезвием по его спине, а после ногам, заставляя упасть. Крепче сжав обеими руками рукоять копья, он вонзил его в голову монстра. Пронзительный визг. Треск. Всё вдруг затихло. Мертвец упал. Его тело покрылось белыми письменами и стало обращаться в пыль, которая медленно поднималась к куполу храма. Мир тряхнул копьём. Даже не было крови. От него остался лишь красный разбитый камень, который, видимо, и был слабым местом.

Демон не мог отдышаться. Всё же, сражаться под натиском рун сложно, да и печать паладина не так уж помогала, подавляя его волю. Упав на колено, Мир тряхнул головой. Хорошо, что с монстром было покончено. Вернув посох в состояние колокольчика с лилией и лентой, Луна прицепила его обратно на чокер и подбежала к напарнику, аккуратно касаясь его плеч.

– Ты в порядке?

– Какого черта? – произнёс тот в ответ, посмотрев на напарницу. – Давно ты так умеешь?

– Тебя только это волнует?

– Нет, ещё задаюсь вопросом, – он кивнул на красный камень. – Что это за хрень?

– Это вас уже не касается, – сказала одна из Сестёр Милосердия.

Блеснуло лезвие белой косы, коснувшись тонкой шеи Луны. Мир гневно поднял взгляд на Элизабет, что тихо подкралась к ним, а после обернулся, видя Мелину, которой даже не понадобилось использовать печать, чтобы обездвижить его. Всё сделали древние руны.

– Ну что? Скучали? – усмехнулась Элизабет.

– Эвюр, – агрессивно фыркнула Луна. – Ваших рук дело.

– Занятное заклинание, паладин, – усмехнулась та. – Очень кстати ты решила бросить нам вызов.

Мелина схватила демона за голову, и в её руках появился белый осколок света. Потянув Мира назад, девушка коснулась его шеи, оставляя ожог. Парень стиснул зубы и зашипел от боли.

– В храме у тебя нет защитников, – Элизабет сильнее прижала лезвие косы. – Сама смерти не боишься, так о друге побеспокойся. Ты же не хочешь, чтобы он умер по твоей вине?

Её голос звучал раздражительно ласково. Эвюр насмехалась над паладином, которую загнали в тупик. Мир был взбешён, но броситься на Сестёр Милосердия не мог. Руны храма задушат его при любом резком движении, а силы нужно экономить. Он покосился на Луну. Её сердце бешено билось в груди, настолько сильно, что ленты, которые были на чокере, вздрагивали в тон каждого удара.

– Никогда бы не подумала, что столь посредственный маг догадается о нашем маленьком секрете, к тому же, хорошо осведомлён о древних заклинаниях, – засмеялась Элизабет, сняв капюшон с паладина, и схватив за длинную чёлку, потянула вверх. – Страшно представить, откуда такие знания, но это впечатляет. Ещё и печать, оставляющая после себя след. Ни слова из заклинания не поняла, похоже, оно древнее этого мира.

Мелина обратила внимание на лоб Луны. Под длиной чёлкой не было видно ни глаз, ни лба, но сейчас, когда сестра необдуманно решила показать своё превосходство, взору открылась золотая четырёхконечная звезда на лбу паладина, и несвойственный её народу цвет глаз.

– Что? – усмехнулась Элизабет, тряхнув Луну, из-за чего та начала ныть от боли. – Это что, метка Покровительства Духов?

Эвюр засмеялась. Её сестра была серьёзна, хмурясь, но сильнее прижимала осколок к шее демона.

– Демон, ты знал об этом? Потрясающе, – отпустив волосы, Элизабет вцепилась в щёки паладина, впившись в мягкую кожу ногтями. – Сестрица, ты была права. Девчонка действительно может открыть третьи врата.

– Будем надеяться, – наконец произнесла Мелина. – Если у неё хватит маны.

– Хва-атит, – девушка бросила Луну на пол. – Покровительство Духов у тебя точно есть, значит и потенциал. Не вздумай ничего выкинуть, иначе снесу башку демону. Усекла?

– Что ты несёшь? Какие врата? – прошипела паладин, смотря на сестёр, словно свирепый зверь.

– Какие? Ты спрашиваешь, какие врата? – Элизабет рассмеялась и вдруг, замолчав, ударила девушку ногой по лицу, и та ударилась головой о пол. – Я, по-твоему, тупая? Так вот взяла, и выложила тебе, как моя дурёха-сестрица.

Мелина виновато опустила глаза. Мир невольно вздрогнул, будто пытаясь освободиться от невидимых оков. Луна медленно оторвала голову от пола и коснулась кровоточащего носа.

– Больше ты не такая смелая? – Эвюр продолжала доказывать своё превосходство и снова ударила паладина ногой. – Кто здесь правосудие Небесного порядка?! Ты отвратительный червь, возомнивший о себе невесть что, только потому, что избрана духами! Где твой бог? Мёртв! А наш вот-вот вернётся.

Избиения продолжались, сопровождаясь смехом. Мир не мог отвести взгляда. Скалился и злился. Он не мог даже крикнуть, не говоря уже об ответном ударе. Луна, закрывая голову, смотрела на него сурово. Этот взгляд отпечатался в памяти демона жёстким «Не лезь», это раздражало. Девушка била паладина ногой в живот, по голове. Поднимала за волосы и снова била. Кулаком по лицу. Снова и снова, пока у Луны не осталось сил, чтобы поднять голову. Элизабет успокоилась и отдышалась. Паладин молча лежала на полу, смотря не на демона, а на обидчицу, пронзая её гневным взглядом горящих золотых глаз.

– Сестра, – тихо произнесла Мелина.

– Помню, – схватив разбитый камень, она подняла за шкирку паладина, ставя на ноги. – Если будешь послушной, демона не тронем.

Луна качнулась. Белые пряди, испачканные в кровь, прятали лицо. Маг заставила Мира встать. Это было не просто, но парень, собрав силы, гордо выпрямился. Драться смысла нет. Одно движение, и он покойник. О Луне речь не шла, почему-то, паладин им оказалась нужна и, вероятно, они даже не думали ранее, что так сложатся обстоятельства.

Элизабет вела их к статуе волка. Мелина шла последней, держала копьё демона, наблюдая за пленниками. Луна молчала, даже лица не подняла, Миру хотелось окликнуть девушку, но казалось, что она всё равно не отреагирует. Не стоило ей грубить сегодня, а то совсем плохой день получился. Остановившись перед статуей, Эвюр коснулась ладонью груди волка, и зачитала заклинание на неизвестном демону языке, но очень похожем на тот, который использует Луна, когда освобождает ману. В месте касания появился белый узор, напоминающий циферблат. Грохот механизма разорвал тишину храма. Статуя задрожала и стала отодвигаться назад. Открывая винтовую лестницу, ведущую вниз. Йон был прав, старый храм таит в себе загадки. Шум механизмов удивительно напоминал звуки, что издавала нежить.

Спуск был долгий. Тьма цеплялась за ноги, но после в страхе убегала от света свечей, зажигающихся белым пламенем с каждым пройденным метром. Луна несколько раз без сил опиралась о стену, из-за чего Элизабет хватала её за волосы и заставляла идти вперёд. Мир озирался по сторонам, пока не увидел в конце лестницы свет. Наконец они вышли в большой зал из тёмно-синего камня. Стены были усеяны письменами и защитными рунами, поддерживая защиту храма даже под землёй. В одной из стен была большая деревянная дверь в форме арки. Её закрывал золотой замок в форме крыльев. Когда агрессивная Эвюр подошла к двери, та сама по себе сняла замок, опуская крылья. Дверь открылась. В зале, открывшемся перед ними, стояла странное механическое приспособление в форме прозрачного шара с чёрными искрами, образующими маленькие облака внутри. Шар держался на необычной конструкции из трубок с красной бурлящей жидкостью и трубками. Стекло шара треснуло, а черные облака внутри постепенно оседали, напоминая снегопад.

– Тц, твоя сраная мана сломала антимонит, – Элизабет села на корточки, поднимая шар над головой и рассматривая дно. – Знаешь, насколько ценная эта штука?

Луна молчала. Видимо, это странное изобретение и было источником тумана из скверны. Искусственный очаг? Кому пришло в голову придумывать нечто подобное? С настоящим, конечно, не сравниться, однако, взаимодействуя с камнем, который разбил Мир, так же могло породить чудовище.

– Хрен с ним, испытания всё равно прошли успешно, – взяв под бок шар, Элизабет продолжила путь.

Следующий зал был точно такой же. Идентичная дверь, но теперь было четыре крыла. И вновь она открылась, стоило приблизиться. Снова зал. Ничего не поменялось, но дверь с шестью крыльями уже запечатана магией. Белый круг из нескольких уровней, что кружились в разном направлении излучал сильную ману паладинов, из-за чего демон не выдержал и, упав на колени, начал кашлять, закрывая рот рукой. Лёгкие будто вот-вот разорвёт. Сила древнего храма и его рун воистину велика. Прижав его ногой к стене, Мелина сделала шаг назад и, открыв книгу, вытянула руку вперёд.

– Священные цепи, внимайте моей воле. Душу, что скверной рождена, закуйте печатью света, дабы мог я вершить суд божественный.

На стене появился уже знакомый узорный круг, из которого вырвались цепи, сковав тело и без того ослабшего демона. Мир откашлялся кровью, которая стала течь так же из носа и глаз.

– Сними печать, – уже спокойно сказала Элизабет, подведя Луну к двери. – Не говори, что не можешь. Если не поторопишься, демон сдохнет прямо здесь, – она жутко улыбнулась, стукнув косой по полу. – Печать ведь излучает чистейшую ману паладинов, а такое твари из скверны не любят.

– Что там? – шепнула Лихт, не поднимая головы.

– Не твоего ума дело. Будешь препираться, демон…

– Он поймёт, – перебила её паладин. – Поймёт и вытерпит. Что за дверью?

Сёстры переглянулись и Мелина одобрительно кивнула.

– Не знаю, – нехотя ответила Элизабет.

– Тогда зачем? – снова спросила Луна.

Эвюр раздражительно фыркнула.

– Открывай, иначе, – она посмотрела на сестру.

Мелина стала медленно сгибать пальцы, и цепи сильнее сжали демона. Мир сдерживал крик боли, сжимая острые зубы. Луна смотрела на его муки. Молча и не сдвинувшись с места.

– Будь по-вашему, – сказала паладин и, качаясь, сделала шаг вперёд.

Вытягивая руку, коснулась кончиками двух пальцев первого уровня печатей и тот замер, прекратив движение. Сёстры внимательно наблюдали за Луной, не торопя, затаив дыхание. Сложная печать. Луна давно такую не видела. Без нужных знаний не откроешь. Девушка обернулась к сёстрам. Как тогда намеревались снять печать? Силой, как прошлые? Вот почему они так резко отреагировали на провокацию. Не ожидали встречи с тем, кто знает древний язык. Мелина сжала пальцы, показывая, что испытывать их терпение не стоит. Демон снова закашлял кровью, а после поднял злой, уставший взгляд на напарницу. Паладин посмотрела на печать и коснулась второй рукой. Кончики пальцев снова стали золотыми и, удерживая второй рукой среднюю печать, забормотала.

– Audi me sacrum castrum per voluntatem divinae creatum.

Уровни быстро завертелись сами собой. Глаза Луны засияли ярче, вместе с рунами на стенах. Белые волосы стали подниматься вверх, поблескивая, будто снежная пыль на свету.

– Ego enim Sancta virgo, coronam liliorum albi gerens.

Теперь кровью кашляла и Луна. Её маны слишком мало, но всё, что было, уходило на печать. Один за другим уровни останавливались и меняли цвет на золотой. Когда же последний замер, печать исчезла. Паладин закатила глаза и, отклонившись назад, упала. Сил почти не было. Перед глазами плыло, в груди пульсировала боль. Зашумел механизм и крылья стали опускаться, открывая дверь для гостей.

– Получилось, – заворожено и тихо сказала Мелина.

Взглянув на демона, она взмахнула рукой. Цепи спали, обернувшись белой пылью. Мир глубоко вдохнул пыльный воздух. Дышать стало легче. Он был готов встретить свою смерть, однако, всё обошлось. Парень посмотрел на напарницу. Глаза открыты, но не двигается. Грудь еле заметно вздымается в тяжелом дыхании и боли. Жива. Но вряд ли это надолго, и копье демона сейчас у одной и сестёр, будь они прокляты.

Дверь отворилась, и оттуда вырвался ветер, унося за собой остатки печати. В свете белых огней стоял пустой пьедестал. Элизабет помрачнела, но вошла. Комната, что пряталась за дверью, была маленькой и тесной. Здесь мог находиться только один человек. Осмотрев пьедестал и стены комнаты, девушка вышла.

– Здесь тоже нет.

– В Тессерии ещё много храмов. Хотя бы философский камень Нефилима испытали.

Мир вздрогнул, услышав знакомое имя. Нефилим. Правитель земель Хель. Демон с самой чёрной душой, безжалостный и жестокий. Сколько ему лет и откуда явился – никто не знает, однако, за всю историю его правления не было никого сильнее этого демона. Тот, чьей смерти так отчаянно желает Мир.

– Ладно, – Элизабет взяла у сестры копьё демона и подошла к паладину. – Польза от этого мусора ещё будет?

– Вряд ли, по-моему, – маг чуть наклонила голову на бок, смотря на безжизненный взгляд Луны в пустоту. – А она вот-вот умрёт.

– Слабенькая какая, – усмехнулась её сестра. – Облегчим страдания, значит, в благодарность.

– Что вы, сучки, собрались делать? – прорычал демон. – Она выполнила, что просили.

– О? Ты наконец подал голос? – Элизабет засмеялась. – Кажется, ты более труслив, чем паладин.

– Своё обещание, данное паладину, выполним, ты не умрёшь, – поддержала сестру Мелина. – Не волнуйся.

– А вот ей, увы, пора на тот свет, – лишь произнеся это, Элизабет воткнула копьё в шею паладина и провернула.

Луна издала короткий крик, шире распахнув глаза, и снова замерла. Изо рта сочилась кровь. Тонкие пальцы одной руки вытянулись, касаясь лишь кончиками пола, и, вскоре, упали без сил. Мир заметил, как после этого жеста ему стало заметно легче дышать. Мана печати паладинов восстановилась.

– Луна, – холодно произнёс демон.

Мир взглянул на свою ладонь, а после поднял взгляд на паладина.

– Какая печальная история, – Элизабет отпустила копьё, встав рядом с сестрой. – Демон решил забрать реликвию и воспользовался добротой своей наивной напарницы, а не обнаружив ничего, убил её в порыве ярости, – девушка посмотрела на сестру. – Как тебе история?

– Трагичная, – улыбнулась та. – Почти правдоподобно.

– От того, что ты демон, никто не усомнится в… – девушка с косой обернулась к демону, но тот стоял уже вплотную к ней.

Мир тут же ударил её по лицу. Элизабет ударилась о стену и медленно сползла вниз, схватившись за сломанную челюсть. Маг среагировала быстрее и бросилась бежать, зная, что не успеет воспользоваться заклинанием, но, резко вынув своё копьё, Мир швырнул его в Мелину. Лезвие вонзилось в спину девушки. Её сестра нашла в себе силы встать, но размахивать большой косой в зале не получится. Она попыталась ударить демона ногой, но тот ловко заблокировал удар рукой и, ухватив Элизабет за щиколотку, снова бросил в стену. Та ударилась, резко выдохнув. Схватив девушку за шею, Мир шире распахнул алые глаза. Сестра Милосердия испуганно вцепилась в его плечи. Демон внезапно показался ей страшным свирепым зверем, готовым разорвать его на кусочки.

– Какая ирония. А мы же нихрена о вас не знали, – прошипел он, жутко улыбаясь, оголяя острые зубы. – Вас обдурила наивная дура. Какой позор.

Девушка жадно глотала воздух, пытаясь огрызнуться. Её сестра не могла подняться из-за копья, дергаясь от боли и косясь на демона с ненавистью и презрением, а сама Элизабет смотрела в его безумные, полные жажды крови глаза.

– Раз вас двое, не страшно, если одна вдруг умрёт, правда? – Мир обхватил второй рукой заднюю сторону её шеи, впиваясь ногтями в кожу, сжимая пальцы сильнее. – Сестры предали свою веру ради какой-то несчастной реликвии, и одна убила вторую, после чего поймана благородными метеорами. Как тебе история? Трагичная?

Из ран хлынула кровь. Пальцы впивались в кожу, будто лезвие ножа, сжимаясь на шейном позвонке. Девушка продолжала цепляться за одежду демона и дергать ногами, пытаясь освободиться. Но безуспешно. Демон мертвой хваткой вцепился в жертву. Послышался хруст. Закатывая глаза, Элизабет перестала сопротивляться. Мир разжал пальцы и отошёл. Тело Сестры Милосердия сползло по стене и упало. Её глаза оставались открыты и, казалось, что сердце ещё билось.

– Ублюдок, – прошипела Мелина, оглядываясь назад.

– Ты ещё жива? – холодно спросил демон, бросив на неё короткий взгляд. – Я Луну не бросал, чтобы спасти свою шкуру. А ведь она мне никто.

– Я бы вернулась за ней!

– За её трупом, ты хотела сказать? – он тихо и мрачно посмеялся, наступая на грудь умирающей девушки. – Думаешь, я так просто эту спущу? Мой напарник при смерти, если не мёртв. Противник так себе, но твоя сестричка всё равно самоутверждалась за счёт её слабости.

Он поднял ногу и резко опустил, с хрустом ломая сначала рёбра, потому руки и ноги. Элизабет не двигалась. Вряд ли она была в сознании. Однако, когда демон собирался продолжить истязаться, услышал тихий кашель Луны. Удивлённо распахнув глаза, демон медленно отошёл от жертвы и встал на одно колено, склонившись над паладином. Рана от копья стала заметно меньше, а из глаз лились слезы, смешиваясь с ещё не застывшей кровью на лице. Он аккуратно коснулся её задней стороны шеи и талии, легонько прижав к себе.

– Всё закончилось, не плачь, – бормотал он, будто успокаивая самого себя, запуская пальцы в спутанные белые волосы паладина. – Мы живы. Оба. Всё хорошо.

– Какого черта, – Мелина испуганно смотрела на метеоров. – Это невозможно.

Сверху стали доноситься голоса. Они становились громче, и скоро Мир стал узнавать среди них четкий командный голос Рольфа. Наконец-то они пришли.

– Рыцари?! – в глазах мага блеснула надежда. – Держись, демон, тебе конец!

Когда бойцы преодолели первый зал и столкнулись с Мелиной во втором, на, роняя слёзы, схватилась за берцы Рольфа, что был впереди других рыцарей. На помощь пришло всего десять, но это уже не было нужно. Победа Луне и Миру досталась тяжело, однако, Йоль, вероятно, может быть спокоен. Сёстры всё равно не нашли чего хотели.

– Капитан, этот демон! – бормотала Эвюр, пытаясь ползти, забыв о копье в спине. – Он убил паладина! Убил мою сестру! Помогите!

Мужчина медленно поднял взгляд на Найтвокера, прижимающего к себе паладина.

– Жива, но ранена, – опережая вопрос, сказал Мир. – Должна оклематься. Обещала.

– Тогда, забираем? – спросил капитан.

– Не сдержался, вторая вряд ли выкарабкается.

– Главное, что эта может говорить.

Мелина непонимающе смотрела на рыцарей, которые определённо не проявляли враждебность к демону. Вынув его копьё, бросили на пол. Девушку заковали в цепи и подняли, перекинув через плечо. После переключились на умирающую сестру. Рыцари задумчиво почесали затылки. Она ещё жива, но одно движение, и дух испустит. Решили вернуться наверх и взять носилки. Рольф подошёл к Миру и протянул руки, чтобы забрать паладина, но тот лишь взглядом дал понять, что добровольно не отдаст напарницу.

– Йон ждёт в участке. Донесёшь?

– За кого ты меня принимаешь? – усмехнулся демон. – Я под печатями храма умудрился драться. Что я, сорок килограмм не подниму?

– Себя, главное, подними, – нахмурился Рольф. – Спасибо, Мир.

– Не только меня благодари, – парень встал, медленно, стараясь не тревожить Луну.

– Пожалуй, – мужчина почесал затылок, глядя на полумёртвую Элизабет. – Ты сможешь дать показания?

– Лучше с Луной об этом говорить. Я сам не совсем понял, что произошло. Доложу только про чудовище, – Демон вдруг вспомнил. – А. Сучка, которую почти на тот свет отправил. У неё странный камень. Йону на изучение.

– Понял, – капитан хлопнул демона по спине. – Давай поднимемся. Больше здесь делась нечего.

Рыцари забрали обеих сестёр. Мир, прижимая к себе напарницу, не спеша шёл следом. Не торопясь, экономя силы для каждой ступеньки. Тяжело, храм не хотел пропускать его несмотря ни на что, однако, хрипя и прикладывая немало усилий, демон смог подняться и выйти, вдыхая свежий воздух. Тишина. Смотрел на светающее небо. Солнце медленно поднималось из-за горизонта, став для жителей города Йоль знамением, что больше никто не посмеет нарушить их покой.

6

Мрачное будущее светлой империи

Хрупкое тело застыло между поверхностью и дном из стеклянных камней. Белые ресницы дрогнули. Девушка медленно открыла золотые глаза, встретив солнечный луч, что пробивался сквозь поверхность воды. Голубое небо, свет яркого солнца, соседствовавшего с полумесяцем. Ни мыслей. Ни желаний. Она находилась будто в невесомости, пытаясь преодолеть полусонное состояние и слабость. Мимо проплывали красные рыбки, чья чешуя имела золотой отблеск из-за падающих лучей. Так тихо и спокойно. Девушка не понимала, кто она и что это за место, но хотела остаться здесь навечно, чтобы уберечь себя от боли и страха. Зашевелившись, она чуть согнула ноги, желая обхватить колени, но в одно мгновение всё изменилось. Вода резко ушла. Восстали белые стены. Стеклянный потолок, открывающий небо с теми же солнцем и луной. Девушка почему-то стояла на одном колене. На ней бело-золотая броня, в руках копьё, с белыми лилиями и колокольчиками. Белые волосы заплетены в косы с этими же цветами и золотой лентой. Каменная тропа, на которой она стояла, парила в воздухе и уводила прямиком к летающему островку, на котором ветвилось дерево из белого камня с золотой листвой.

«Aperi oculos tuos, Sancta virgo.

Coronam liliorum indue»

Проснулась. Деревянный потолок. Свет, пробивающийся сквозь приоткрытую серую занавеску. Тихо. Понадобилось время, чтобы осознать, что она находится в гостинице города Йоль. Какой странный сон. Повернув голову в сторону кровати напарника, не обнаружила там никого. Собравшись с силами, паладин еле поднялась, преодолевая боль, окутавшую тело. И без того маленький запас маны иссяк и всё невыносимо болело. Долго будет восполняться. Вспомнить произошедшее сложно. Помнит подземные залы храма Небесного Зверя, странное изобретение, многоуровневую печать, на которую ушла почти вся мана, а дальше… Всё в тумане, сквозь который слышались обрывки голоса Мира. Он убил одну из сестёр. Дурак. Паладин нахмурилась, понимая, что напарник поддался эмоциям. Нужно было оставить в живых обеих, она ведь ясно дала это понять, рассказывая план. Луна замерла, усмиряя боль в пульсирующем виске. Касаясь ключицы, чувствует грубые самоклеящиеся бинты. Не важно. Главное, что всё удалось и Сёстры Милосердия больше не нарушат ни чей покой.

Облокотившись о невысокий деревянный забор гостиницы, Мир курил новенькую сигарету. Рольф купил ему пачку, когда Йон занимался исцелением раны Луны, а напарнику приходилось ждать за дверью. Изрядно её потрепало, однако, восстановилась быстрее, чем предполагалось. Таким был план. Ничего не делать. Не мешать. Не перечить. Не спорить. Сёстры так и не поделились своими целями, однако, из их диалога уже появилось то, что может помочь построить теорию. Возможно, крайне ужасную. Об этом намекало имя правителя Хель. Не к добру это всё.

– Наконец-то смог купить себе сигареты? – проговорил до боли знакомый голос.

Демон вздрогнул, медленно поворачивая голову, надеясь, что ему лишь послышалось. Нет. Это действительно была она. Скрестив руки на груди, перед парнем стояла высокая женщина-паладин с белым каре и светлой, присущей всем паладинам кожей. Чёрные губы, усыпанное шрамами лицо. Чёрно-золотая броня. Встретив эту женщину однажды в бою, даже после смерти не забудешь её лица. Мист Фритхоф. Заместитель капитана Цветущей Вишни, ранее служившая в армии лорда Парадиз. Ходят слухи, что Мист была телохранителем самого лорда, но после разногласий с аристократичными особами во время смены власти добровольно покинула этот пост. Похвастаться боле нечем, однако, легко могла усмирить Мира и Фобоса, не обнажая меч. Демон боялся этого паладина сильнее, чем Динару.

– Мист?! – испуганно пробормотал Мир. – А какого черта?..

– Капитан Нил подал запрос на смену ранга задания, попутно объявил о его завершении, – объяснила женщина. – Я здесь для получения сведений и осмотра города, раз ранг был повышен. Где кроха?

– Спит, – нехотя ответил он.

– А сам как?

– Внутренние органы из-за рун пострадали. Жить буду.

– Выглядишь дерьмово, – усмехнулась женщина. – Разочарован?

– В чём?

– По-твоему, зачем спрашиваю? Чтобы узнать ответ.

Парень отвёл взгляд красных глаз в сторону.

– Могу понять, – Мист говорила спокойно, с ноткой заботы, будто старшая сестра. – Вы ожидали другого, а оно вон как обернулось.

– Странное предчувствие, нехорошее. Не могу понять, что именно напрягает.

– Да, с мозгами у тебя туговато.

Недовольно фыркнув, он затянулся.

– С Луной что-то не так? – снова поинтересовалась женщина.

– Повреждение органов, травма ключицы, по-моему, ещё сотрясение, – мрачно ответил Мир. – Что-то там про ману. Не слушал.

– Тебя это напрягает?

Неожиданный вопрос. Демон растерянно посмотрел на паладина.

– С чего бы?

– Выглядишь так.

– Нет, – повторил парень, задумчиво коснувшись фильтром сигареты губ. – Я вообще думал, что сдохнет.

– Что ж, все мы испытывали то же, что и ты в первый раз, – Мист приободряющее похлопала его по плечу.

– Даже страшно спросить.

– Использование маны – сложный навык, зависящий от эмоционального состояния и силы воли носителя.

Мир устало посмотрел на Фритхоф. Он не мог признаться, что испугался за напарницу. Даже самому себе. Всё же, год совместной работы дал о себе знать. Демон привязался к никудышному, раздражающему магу. Плохо. Луна оказалась намного полезней, чем предполагалось. Нужно пересмотреть вопрос выгоды от общения с ней и, пожалуй, смягчится. Вдруг неожиданное сближение откроет для демона новые возможности в достижении поставленной цели.

Во двор гостиницы вошёл Рольф, обсуждая что-то с Йоном, вооружившимся небольшим белым портфелем. Мир сразу обратил внимание на йольцев, потушив сигарету. Все в сборе, а вести рабочие разговоры на улице не стоит.

– Здравствуй, Мир, – поприветствовал демона Рольф, переключив взгляд на женщину. – А Вы?

– Мист Фритхоф. Заместитель капитана отряда Цветущая Вишня, – коснувшись ребром ладони лба. – Приветствую.

– Сам заместитель? – растерялся капитан рыцарей. – Интересный у вашего отряда разброс. Впрочем, – он приветливо улыбнулся и протянул руку. – Не могу не признать, что присланные метеоры смогли защитить город.

– Несмотря на рейтинг отряда, у нас много способных бойцов, – Мист охотно ответила на дружеский жест. – Вы, так понимаю, Рольф Нил, капитан йольских рыцарей.

– Верно. А это, – мужчина указал на Йона.

– Йон Цинстер, – кивнул тот. – Можете считать меня целителем. Хотя обязанности у меня не только лекаря.

– Давайте, короче, отложим всю эту дружескую болтовню и войдём, – протянул демон, указав большим пальцем на дверь гостиницы. – Быстрее решим дела, быстрее смогу отдохнуть.

– Он прав. Я прибыла сюда, чтобы услышать всё из первых уст, а осмотр города мы с Вами, капитан, продолжим без моих бойцов, – согласилась Мист. – Где вы остановились, Мир? Веди.

Комната располагалась на втором этаже пустующей гостиницы. Деревянные ступени освещались солнечным светом, падающим из окна небольшого коридора. Колона, в которую упирались перила, украшалась комнатным растением с прямыми, свисающими вниз листьями синеватого цвета. Второй этаж встречал посетителей истоптанный серый ковёр. В гостинице было тихо. Подойдя к двери комнаты, в которой они с Луной расположились, Мир надавил на ручку и, не поднимая глаз, вошёл.

Луна резко обернулась, как раз собираясь надеть толстовку поверх перебинтованного тела. Подняв голову, Мир резко закрыл дверь прямо перед носом Рольфа. В коридоре послышалась ругань капитана. Девушка вздрогнула от хлопка, испуганно прижимая к груди тёплую толстовку. От лопаток, на плечах татуировка крыльев, служившей печатью, за которой паладины прятали настоящие, а на пояснице красовались белые линии кольца солнца с белыми лилиями, еле заметные на светлой коже. Демон откашлялся в кулак и отвёл взгляд в сторону.

– Там Мист и Рольф по нашу душу.

Вдохнув пыльный воздух, паладин быстро надела толстовку и юбку, приводя себя в порядок. Снова открыв дверь, Мир впустил рыцарей в комнату. Первой в дверях показалась Мист. Луна бросила удивлённый взгляд на напарника, а тот в ответ лишь пожал плечами, пряча руки в карманах спортивных штанов.

– Кроха! – раскинув руки, Мист крепко обняла Лихт, подняв её над полом. – Рада видеть тебя на ногах.

– Мист? – сипло и тихо произнесла девушка, скорчившись от острой боли. – П-прости, но мне очень б-боль…

– А, ну да, – поставив её на пол, женщина отряхнула хрупкие плечи. – Как себя чувствуешь?

– Я в порядке, – Луна обратила внимание на вошедшего Рольфа, недовольно фыркнувшего на демона. – Здравствуйте, капитан Нил.

– Доброе утро, Лихт. Смотрю, тебе уже лучше, – мужчина быстро отошёл от столкновения с дверью. – Йон пришёл, чтобы осмотреть твои раны.

Целитель приподнял свой портфель.

– Спасибо, но не думаю, что нуждаюсь в помощи, – та отрицательно качнула головой. – Спасибо за заботу.

– Уверены? Не похоже, что у Вас достаточно сил даже на короткий разговор, – обеспокоенно сказал Йон.

Отрицать слова Цинстера было глупо. Мир невольно кивнул, соглашаясь с паладином-целителем. Парень видел зрелище и хуже, однако, избиение Луны отпечаталось в памяти. Не было в их совместной работе таких ситуаций, от того и непривычно. Впрочем, если бы она не велела поддаться Эвюр, вряд ли бы это задание было выполнено. Хотя можно ли считать его завершённым?

– Если ты считаешь, что потянешь всё без дополнительного осмотра, тогда, пожалуй, приступим, – Мист уверенно кивнула, принимая решение девушки. – Как сказал Мир, быстрее начнём – быстрее сможете отдохнуть от всего.

Демон сел на край своей кровати и облокотился о колени. Подвинув стул, у окна сел Йон. Луна и Мист стояли у второй кровати, а Рольф встал рядом с демоном. Тишина. Кто-то должен был начать первым.

– Луна, ты была ответственна за задание, тебе и докладывать, – сказала Мист. – Сперва была цель выяснить причину беспокойства горожан и избавиться от неё.

– Так и есть, – кивнула девушка. – Мы с Миром прибыли для выяснения обстоятельств и избавления от монстра. На тот момент мы не обладали никакой информацией, за исключением описания тени и всего происходящего в городе. Но прибыв на место в первую же ночь, – запнулась, касаясь шеи. – Столкнулись с необычным демоном скверны.

– Это была нежить. Ты можешь подумать о той, которая описана в бестиарии, но ошибёшься. Так уж вышло, что существо оказалось крайне необычным даже для меня, – подхватил Мир. – Не сомневаюсь, что искусственно созданным. Тела под воздействием скверны видоизменялись. Этакая химера.

– Рыцари передали мне кристалл на изучение, – Йон подтвердил слова бойцов. – Никогда такого не видел раньше. Этот камень – чистая концентрация скверны, заключённая в крепкой оболочке. Не имею должного оборудования для более детального изучения, но склонен предположить, что такой вид скверна приобрела с помощью неких манипуляций с кровью демонов. В камне я почувствовал необычную пульсацию жизни. Не говорю уже о странном агрегате, в котором содержится тёмная мана. Кто-то смог дать ей физическую форму и это нечто невероятное.

– Интересно, – задумчиво коснувшись подбородка, кивнула Мист. – И то, и другое заберу. Возражений не принимаю, его необходимо доставить в штаб метеоров.

– Похоже, что камень всего один. Демоны появлялись за счёт его передачи новой жертве. Активировался слабым туманом из скверны, который, вероятно, генерировало то изобретение. Кажется, Элизабет назвала его антимонит, – нехотя продолжила Луна. – Множество людей погибло потому, что находились рядом с телом умершего в момент, когда начинались метаморфозы.

– С этим разобрались, но демон скверны, получается, был не один, – женщина взглянула на Лихт.

– Верно. Здесь роль сыграли Сёстры Милосердия. Каждую ночь появлялось новый демон, но он умирал. Сначала я думала, что сёстры убивали его сами, но не смогла понять, зачем. В итоге, пришла к выводу, что монстр умирал сам, передавая кристалл случайной жертве, а от останков избавлялись. Когда они уничтожили чудовище на моих глазах, камня в нём не было.

– Сёстры Милосердия? Это которые Эвюр?

– Знакомы?

– На собрании капитанов мы с Динарой уже слышали их имена. Скажем так, власти заволновались из-за их путешествий из города в город. Много последствий. А после того, как всех Скитальцев Церкви Зверя начали усердно проверять, большинство скрылись. Кроме Сестёр Милосердия.

– А как давно они появились?

– Точно не скажу. Чуть больше года, но славу обрели месяцев пять назад.

– Возможно, это был своего рода, эксперимент, – буркнул Мир. – Либо они устраняли останки, чтобы метеоры не додумались их изучить, либо сами изучали. По крайней мере, так поступил бы я, испытывая что-то новое.

– В ходе расследования выяснилось, что они искали что-то под храмом, – Луна вдруг помрачнела. – Элизабет сказала, что не знает. Но мне показалось, что печать была странной, будто…

– Достаточно, – Мист вытянула руку, выставив перед её лицом ладонь. – Можешь не уточнять, я поняла.

– Я не понял, – нахмурился Рольф. – О чём речь?

– Сожалею, на данный момент, возможности посвятить в детали не можем.

Капитан недовольно нахмурил брови, но настаивать не стал. Он был бы глупцом, начав спорить с метеором, состоящим в альянсе, к тому же, понимал риски. Йоль не большой город со слабой обороной. Если информация действительно имеет вес, то может случиться так, что беда вернётся, не исключено, что с новой силой.

– С нежитью мы расправились до его полного превращения. Но после Сёстры Милосердия застали нас врасплох, как они думали. Под угрозой убить Мира велели мне снять печать, – девушка продолжила. – Похоже, Сёстры столкнулись с трудностями, поскольку печать требовала знаний древних рун. Потому так долго находились в городе, а когда узнали, что капитан отправил запрос в отряд, демонстративно «убили» демона скверны, чтобы мы вернулись назад, якобы, с провалом.

– Логично, метеоры имеют преимущество по силе, в отличие от других бойцов, что призваны сохранять порядок между гражданскими, – кивнула Мист. – Убей вы неизвестного ранее монстра сами, не стали бы очищать от скверны, а отправили на изучение.

– Мне довелось услышать заклинание сестёр. Оно не относилось к учениям паладинов, которым обычно следует семья Эвюр. Это насторожило и пришлось принять поспешное решение, возможно, не самое правильное. Провокация. Как оказалось, это сработало лучше, чем предполагалось, – голос Луны стал увереннее. – Сёстры предположили, что раз я раскусила обман, то, вероятно, смогу разобраться с печатью. Не зная письмен и рун, вряд ли можно найти отличия.

– Вот здесь, кстати, – демон приподнял руку. – Одна из сестёр выделили Луну из-за Покровительства духов. Что это?

Вопрос демона удивил Рольфа и Йона. Они переглянулись, после чего обратили внимание на Мист, которая сохраняла невозмутимость.

– Мягко говоря, это когда духи признают тебя, – объяснила Мист. – Такими, обычно, рождаются, однако, случалось, что Покровительство получали и воины с впечатляющей силой воли и честностью, прежде всего, перед самим собой. Редко, но бывало. Большинство думает, что это особый дар. Но ничего такого в Покровительстве нет.

Мир задумчиво перевёл взгляд на Луну. Кивая, та подтверждала слова Мист о том, что Покровительство лишь показатель признания духов, но не более. Мир был другого мнения. Если духи обратили на кого-то внимание, значит, этот человек избран. Рождённый простым человеком тоже может заслужить Покровительство, значит, и демон тоже. Пожалуй, это действительно полезная информация.

– Покровительство было для них подтверждением твоих знаний, – не скрывая удивления, спросил Рольф. – Прости, Лихт, но ты не создаёшь впечатление сильного и мудрого мага. Откуда такие знания?

– Я… Затрудняюсь ответить, – Луна виновато опустила глаза. – За печатью была пустая комната. Ничего больше.

– Ты что-то почувствовала? – поинтересовалась Мист, чуть прищурившись.

– Нет, ничего.

Демон тихо усмехнулся. Кажется, сейчас посторонним лучшей уйти. Луна не хотела говорить при посторонних о том, что может посеять панику в Тессерии раньше времени. Рольф хороший рыцарь, сдержанный и умный, но даже так может невзначай пустить слухи. Этого нужно избегать, особенно, когда все подозрения не больше, чем просто догадка.

– Понятно. В итоге, сёстры ничего не получили, – женщина скрестила руки на груди. – А после решили расправиться с вами. Потому что Луна смогла раскусить их и рассказать об этом Миру. Что ж, в целом, мне всё относительно понятно. Капитан Нил, – Мист кивнула в сторону двери. – Мне нужно пообщаться со своими товарищами. Это вопросы отряда, будьте любезны.

– Хорошо, буду ждать Вас внизу, – нехотя, но Рольф покинул комнату метеоров.

– Выздоравливайте, Мир, леди Лихт, – попрощался Йон, последовав за капитаном.

Дверь закрылась. Мист, косясь на неё, топнула ногой, после чего произнесла.

– Appellatio ad ordinem Caelestem, da mihi voluntatem occultandi secreta quae ex ore fluminum fluunt.

От одного угла к другому потянулись белые линии, формируя куб. На стенах замерцали золотые письмена, закрыв комнату в барьер, сквозь который никто не услышит, о чём говорят присутствующие.

– А теперь о том, что на самом деле случилось.

– Сёстры упомянули имя Нефилима, – первым начал Мир. – Не сомневаюсь, что камень – дело рук этого психа. Сёстры точно работали на него. Или сотрудничали. Но они определённо были человеческой расы.

– Нефилим? Это очень плохо, – Мист помрачнела, задумчиво коснувшись подбородка. – Тогда имеет смысл, что им нужна какая-то особенная реликвия, может, один из Священных гримуаров?

– Это может быть одной из причин, однако, хранить в таких местах столь ценные реликвии? Мист, я же не дура, – со вздохом произнесла Луна, скрестив руки на груди. – Однако, вероятно, так думают не все и осматривают древние храмы на предмет подсказок о местонахождении гримуаров.

– Святой гримуар, это что? – полюбопытствовал демон. – И с каких пор ты стала такой серьёзной?..

– Священный, – Луна подняла голову. – Книга, ставшая наследием Божественного Небесного Зверя. Нет, не так. Это книга, созданная им самим.

Мир удивился.

– Книга, написанная самим Небесным Зверем? Наверняка мощная вещица.

– Их всего четыре, как стороны света. Вместе они являются ключом от Врат в Мир Мёртвых. Раздельно же ценности не представляют. За исключением Лилейно, который принадлежит народу паладинов, а именно Святому, – Мист была серьёзна, как никогда. – Однако, получи Сёстры Милосердия гримуар, это могло бы обернуться серьёзными последствиями.

– Зачем хранить книгу в духами забытом городе? Нет, в смысле, – он коснулся переносицы. – Вообще логично, но всё же.

– В этом и смысл, они либо искали что-то другое, либо Йоль просто подходил под показатели для экспериментов с камнем. Однако, если поиски реликвии основаны на гримуарах…

Складывая кусочки сложного пазла, Мист вдруг шире распахнула глаза, ужасаясь собственным догадкам. Мир и Луна внимательно наблюдали за ней, ожидая ответ, который, вероятно, напугает и их.

– Инсель. Врата Инсель ведь запечатали Алого Зверя Хаоса.

– Алый Зверь Хаоса, – эхом повторил демон. – Что-то знакомое. А!

– Зверь Хаоса? – девушка, неожиданно для себя, вздрогнула.

– Если Сёстры Милосердия служат Нефилиму, как вариант, что все члены Скитальцев под его руководством. Если этот ублюдок задумал вновь открыть врата Инсель, – Мист была зла, но, чтобы не терять самообладание, сделала глубокий вдох. – Об этом нужно сообщить главе семьи Стигг. Луна. кажется, ты всё ещё ничего не помнишь.

– Прости, я даже не знаю, чем могу помочь, – та отрицательно качнула головой. – Понимаю, что мои воспоминания могут иметь к этому отношение, но…

Мист стала нервно стучать железным носком ботинка по полу, скрестив руки на груди.

– Это действительно важно сейчас? – парень скептически поднял бровь. – Это связано с тем, что она вылезла из гробницы?

– Можно сказать и так, – женщина посмотрела на Луну, которая всем видом показывала несогласие. – Скажем так, статус нашей дорогой крохи довольно высок, и воспоминания тесно связанны с гримуарами.

– Серьёзно? – Мир резко поднялся с кровати. – В твоей башке кроется настолько важная информация?

– Да, но, – девушка села на край кровати. – Я почти ничего не помню. Потому и маной не могу распоряжаться должным образом.

– В этом и проблема, – Мист перевела взгляд на Мира. – Скрытые знания паладинов знают только хранители Священного Древа и Луна. Но… С хранителями некоторая проблема.

Мир никак не мог поверить в это. Луна смотрела в пол, перебирая пальцами. Их первая встреча держала демона в напряжении весь год совместных походов на задания. Он гадал, откуда у Луны высокий статус, считал лицемерной, замешанной в грязных делах. А теперь может быть и так, что это из-за важной информации, которую та может в любой момент вспомнить? Демон не мог понять, как относиться ко всему, что узнал. И к Луне.

– Не будем зацикливаться на плохом. Это всего лишь предположения, построенные на том, что вы узнали в ходе задания, – Мист положила руку на плечо Луны. – Разумеется, я доложу обо всём Динаре, а дальше будем разбираться.

– Конечно, но… Врата в Инсель ведь не просто байка. Что, если я ничего не вспомню, – Луна тяжело вздохнула. – А в будущем это окажется не просто байкой и предположениями? Алый Зверь Хаоса это же… Монстр?

– Всё так. В любом случае, не поднимайте панику раньше времени, никому об этом ни слова, – женщина строго погрозила пальцем. – Без барьера не вздумайте даже просто обсуждать это между собой! Ясно?

– Так точно, – вяло произнесли напарники.

Ещё раз топнув ногой, Мист обернула барьер в пыль, растворившуюся в воздухе.

– Мне нужно осмотреть город. Сегодня вечером можете покинуть его. Луна, – Мист открыла дверь. – С тебя отчёт без деталей, которые мы обсудили. Нужно быть осторожными.

– Да, я поняла.

– Тогда я пойду. До встречи.

Прощание было быстрым. Мист ушла, а её тяжелые, уверенные шаги быстро удалялись и стихли после громкого хлопка двери гостиницы. В комнате повисла тишина. Луна прикусила нижнюю губу и, опираясь о колени, задумалась. Мир не знал, что сказать. Всё оказалось намного сложнее, чем можно предположить. Сейчас было бы лучше поддержать напарницу. Хотя осадок от услышанного и некая обида на сокрытие тайны от того, кого сама же паладин называет другом, не позволили сделать шаг на встречу.

Луна задумалась. События приняли неприятный поворот. Не исключено, что в будущем придётся лицом к лицу встретиться со смертью. Она ничего не помнит о том, что случилось до её смерти. От этого бросало в дрожь. Сердце бешено билось о рёбра, тело пульсировало от боли. Плохое предчувствие становилось всё сильнее. Стоит ли ей пытаться вспомнить утерянное, или же безопасней забиться в угол и забыть об этом раз и навсегда. Выбор действительно непростой. Девушка покосилась на напарника. Кажется, он был не менее обеспокоен случившимся. Миру и так нелегко с репутацией неконтролируемого демона, что будет, если втянуть его и в эти разборки? Чью сторону примет? Опустив глаза, паладин приняла непростое решение.

Обдумав произошедшее и усвоив всю полученную в ходе разговора информацию, Мир решил проявить благосклонность. Сделав шаг к девушке, он хотел коснуться хрупкого плеча, но та резко подняла голову, тряхнув чёлкой и заглянув в алые глаза демона.

– Наверно, ты больше не будешь ходить со мной на задания, Мир.

Демон опустил руку. Его лицо было спокойным, однако, внутри определённо что-то ёкнуло. Раз Луна сама заговорила об этом, причём серьёзно, то дело – дрянь.

– Боишься, что втянешь меня в неприятности? – спросил парень.

Отрицательно покачав головой, она прикусила губу. Дело не только в этом. Мир итак не воспринимал её как друга, пользуясь положением и принимая совместные задания, а теперь и вовсе сочтёт лгуньей. Но Луна никогда не врала. Да и говорить о своей смерти… Кто же поверит в это? Самой бы разобраться, для начала.

– Что? Я же не тупой, а ты до одури добрая.

Тихий вздох паладина. Она тоже не дура, понимает, почему вопреки своему отвращению работает с ней. Недолго думая, Мир ударил ребром ладони по белой макушке.

– Что ты о себе возомнила? Такая бездарность никому не сдалась, к тому же, – парень стал тянуть её за щеки. – Разве ты не сказала, что ни черта не помнишь? Без информации в башке ещё более бесполезный кусок мяса.

Луна подняла брови, пытаясь убрать руки демона от своего лица.

– Как же бесишь, – Мир хмуро продолжал тянуть щёки напарницы. – За кого принимаешь? Думаешь, имеешь право мне указывать? Так не пойдёт.

– Перестань, ты же знаешь, что я не со зла всё это, – бубнила она, перестав сопротивляться, и уже терпеливо ждала, когда демон её отпустит. – Хватит говорить, что я тебя бешу.

– А что мне говорить, если действительно бесишь? Духи, – фыркнув, Мир убрал руки в карманы и выпрямился. – Мы оба нырнули с головой в это дерьмо, разве нет? Сама же меня и втянула, вписав на задание как напарника.

– Но ты бы всё равно пошёл, – она обиженно потёрла красные щёки. – А так награда поделится на двоих.

– Только ответственность взваливается и на меня тоже, дурёха. А я этого не хотел и не хочу.

– Тогда будет правильно не ходить вместе на задания.

– Куда ты без меня сунешься, Лихт, – рассмеялся демон. – Уйдёшь под крыло Фобоса? Или будешь магом-одиночкой?

– Даже если приму предложения Фобоса, тебя это не должно волновать.

– Сменишь одного дебила на другого, даже смешно. Ты же его боишься.

Луна опешила.

– Меня хотя бы можно удержать, разве нет? Треснешь посохом по лбу и всё, а с огромной ящерицей что? Мозгов совсем нет.

– Мир ты хочешь работать вместе?..

– Хочу. Что в этом удивительного?

– Я ведь раздражаю тебя, сам твердишь это каждое задание.

– Несмотря на это, – демон замялся, и чуть не рыча продолжил. – Я должен признать, что ты единственная считаешь меня другом, несмотря на обиды.

Эти слова повергли девушку в шок. Она, распахнув золотые глаза, смотрела на демона, который отвёл взгляд к окну. Мир будет идиотом, если не признает того, что кроме Луны в Тессерии ему доверять некому. По крайней мере, события в Йоль заставили его хорошо обдумать это.

– К тому же, если ты действительно можешь повлиять на жесть, которая вот-вот произойдёт, мне выгодно с тобой дружить. Нефилим… Всей душой желаю этой твари сдохнуть, желательно от моей руки.

Бледные пальцы коснулись губ, сдерживая удивлённый вдох. Хотелось спросить о причинах его решимости, но показалось, что сейчас Мир не был готов делиться историей своей жизни. Демон выступил против деспотичного правителя земель Хель, где когда-то родился. Нефилим известен своей жестокостью и агрессией. Никто из демонов в здравом уме не станет переходить ему дорогу, а большинство сбежало из Хель и прячется по углам, боясь быть осужденными за предательство.

– Так что не беспокойся, я и без тебя проблем на задницу найду. А вместе уж точно будет проще. Не считаешь?

Девушка медленно поднялась, смотря на него с восхищением, и крепко обняла, как только могла. Парень растеряно смотрел на напарницу. Он не знал, что делать, потому замер, в ожидании, когда паладин сама решит отстраниться.

– У нас всё получится, Мир! Всё-всё! – решительно сказала она, подняв голову. – Я стану сильнее, чтобы ты мог положиться на меня.

– А. Эм, да. Давай ты уже отпустишь меня, ладно? – Мир, всё же, коснулся указательным пальцем лба Луны, отталкивая её подальше. – Я не сторонник сопливых командных отношений. Это просто полезный симбиоз. Договорились?

– Хорошо!

– Вот и славно, – плюхнувшись на свою кровать, демон лениво потянулся. – Давай теперь хорошенько отдохнём перед возвращением домой?

Улыбнувшись, паладин кивнула, сев на край кровати и взглянула на окно. Мир временами груб, однако, в нем есть много хорошего, хоть сам парень этого не признаёт. Несмотря ни на что, жалеть о решении подружиться с ним не приходилось. Улыбка быстро сошла с лица Луны. Мрачный взгляд был устремлён в небо, где в дали проглядывали очертания парящей в небе Селестии. С этого дня на них будут сыпаться неприятности. Хорошо, если другие отряды окажут поддержку, но, если зло успело пустить корни, надеяться не на кого. Какой бы оптимистичной не пыталась быть, свою мрачную натуру скрывать сложнее. Она уже имела неосторожность выдать себя, когда услышала о Сёстрах Милосердия. Паладин должен быть смиренным и добрым, оказывать поддержку и давать надежду. Сейчас важно сохранять позитивный настрой. Упав на кровать, Луна закрыла глаза, избавляясь от плохих мыслей и медленно погружаясь в сон.

7

Воля тьмы. Обратная сторона рыцарства

Мелиодас хмуро изучал отчёт о задании в городе Йоль и более детальный разбор, написанный в отдельном анонимном письме. Динара, гордо стоя перед генеральским столом, убрала руки за спину, с серьёзностью в лице наблюдая за реакцией паладина. Доверять в таких вопросах она могла лишь ему. Мелиодас не был предан ни Императору, ни Правящим Династиям. Тот, кто вправе отдавать приказы столь сильному воину до сих пор ещё не пробудился, потому Мелиодас временно примкнул к Императору.

– Генерал, – прерывая напряжение, произнесла Динара. – Что думаете?

– Я стараюсь не говорить такие слова, – вздохнул мужчина. – Статус не позволяет.

– Всё настолько плохо?

– Сложно сказать. Больше таких случаев не было?

– В нашем отряде нет. Лихт и Найтвокер впервые вышли на серьёзное задание. В отчётах других команд нет даже намёка.

– Понятно. Ты в курсе об итогах исследования камня?

– Генерал Мортен не допускает меня к подобным исследованиям.

– В составе найдена кровь, не принадлежащая ни одному из народов, помимо всего прочего, – мужчина сцепил руки в замок, опираясь о стол и касаясь губ. – Там есть отголоски души. Слабые, однако, это крайне ужасная новость. Пока особенности камня неизвестны, это коротко о составе.

– Камень, вероятно, создали Скитальцы.

– Церковь Зверя? Да-а, среди мирных граждан они обычные священнослужители, а ведь расследование по их делу собирались закрыть на днях..

– Что вы имеете ввиду? – Динара помрачнела. – Церковь Зверя уже попадалась Вам?

– Было дело. Достаточно давно. Лет десять назад.

– Значит, пока подозрения падают на Скитальцев. Это заговор?

– Как тебе сказать? Историю семьи хорошо знаешь?

– В общих чертах. Знаете ведь, что отцу важно другое. А что за дело, которое собирались закрыть?

– Подозреваемые в убийстве. Не подтвердилось. Слишком мало улик. Может, слышала, метеоры Белой Розы расследовали убийство графини Линур.

– Да, Альянс говорил, что ей собирались предъявить обвинение о государственной измене, но в ночь ареста графиню обнаружили распятой в собственном доме. Как с этим связаны Скитальцы?

– Она была прихожанкой в Церкви Зверя. Не пропускала ни одной службы. В наше время вера в божество – что-то необычное. Народ не видит пользы в молитвах, а Линур ну очень часто взаимодействовала со Скитальцами. А позже свидетели указывали на конфликт между ней и «отцом» Церкви.

– Так понимаю, причины конфликта неизвестны.

– Верно, – кивнул генерал. – Слуг опрашивали, но те дали весьма расплывчатые показания на этот счёт. Однако, факт остаётся фактом – Линур занималась исследованиями, которые угрожают безопасности Тессерии, так же ей присудили кражу важного документы из засекреченного архива, – мужчина помрачнел. – Во время расследования была найдена секретная комната, где проводились опыты, но ни краденый документ, ни результаты исследований не найдено. Мы до сих пор не знаем, над чем именно шла работа, возможно, это было то самое изобретение, которое конфисковали у Сестёр.

Сдержать удивление было сложно. Динара дернула бровью и напряглась. Доступ в секретный архив есть лишь у метеоров высшего ранга, генералов и Императора. Чужой не сможет войти туда, как не старался. Это место заколдовано древними магами. Его местонахождение точно неизвестно, а дверь открывается лишь тем, у кого есть соответствующая метка в виде мотылька, на усиках которого изображены соединённые в одно целое солнце и полумесяц. Динара не имела успехов в знании заклинаний, но слышала от имперских магов, которые ставили ей такую, что эту метку нельзя подделать.

– Среди метеоров есть предатель, – сделала заключение капитан Цветущей Вишни.

– Император того же мнения. С этого момента он велел мне внимательно следить за активностью Скитальцев. А те, заметив это, стали намного осторожнее, если бы не дело Йоль, мы бы закрыли дело как нераскрытое. Сейчас занимаемся изучением той занятной находкой. Кстати, в отчёте нет ничего о конечной судьбе близнецов.

– Элизабет Эвюр умерла через несколько часов после поимки, – честно ответила Стигг. – К сожалению, её задержание было проблемным. У Найтвокера не было другого выбора. Её тело на вскрытии. Мелина Эвюр сейчас в Чёрной Комнате. Допрос ведёт Мист Фритхоф.

– Мист? – мужчина скорчил лицо. – Боюсь, как бы Эвюр не повторила судьбу сестры.

– Сомневаетесь в ученице отца? Мист работает аккуратно, – усмехнулась демон. – Если сможем получить информацию, и Эвюр, и её показания передам живой. Простите нашу жестокость, не уверена, что целой.

– Этого будет достаточно. Я обговорю с Императором этот вопрос. Как монарх, он крайне обеспокоен положением дел. Если вот это, – Мелиодас тряхнув конвертом с анонимным письмом. – Попадёт в его руки, на Скитальцев начнётся скрытая охота. Демонов исключили из Правящих Династий, но отделять из земли от империи приказа нет. Пока что. Всё же, это несправедливо к тем, кто не имеет отношения к заговору, потому, в случае необходимости, могут быть защищены.

– Я, к счастью, была рождена в Дорте, не знаю законов Хель, но уверена, что демоны куда благороднее, – женщина глубоко вдохнула. – Не хотелось поднимать этот вопрос, но что на счёт гримуаров? Со времён Великой Войны никто в Тессерии не знает об их местонахождении.

– Никто, – согласился паладин, подперев висок кулаком. – Почти никто. Как она, кстати?

– Лучше, чем предполагалось. Не хотите сами навестить?

Генерал всегда беспокоился о Луне. Скрывать переживания и желание встретиться с ней у мужчины плохо получалось, но он опасался возможного предателя.

– Рано или поздно придётся. Генерал, Вы ведь её первый рыцарь.

– Я уже лет тридцать не рыцарь. К слову. Слышал, сработалась с демоном. Это безопасно?

– Не сомневайтесь. Найтвокер груб и не отёсан, но уверена, что не желает зла Лихт.

– Надо же, дружба паладина и демона, – мужчина усмехнулся, но, взглянув на Динару, откашлялся в кулак. – Кхм, простите, капитан. Не хотел Вас оскорбить.

– Я привыкла, – улыбнулась женщина. – К тому же, мне ли не знать, что подавляющее большинство паладинов не придают этому значения. Вы в том числе.

– Мы отвлеклись, – Мелиодас снова стал серьёзным и хмурым. – Раз Скитальцы, вероятно, начали поиск гримуаров, хоть один, но мы должны заполучить первыми.

– У Вас есть предположение о его местонахождении? – Динара удивилась.

– Есть легенда о наследии Небесного Зверя. Легенда об Альбусе.

– Простите, генерал, я не знаю, что это.

– И не должна была знать. Это книга, которую Небесный Зверь завещал Святому, что станет Небесным правосудием.

– Он может привести к гримуарам? – Динара кивнула, соглашаясь с генералом. – Где же он?

– По легенде это храм Лилия Вечности. Санктум, – ответил тот, и в комнате повисла тишина. – Я надеялся отправиться туда сам.

Хмуро смотря на генерала, капитан Цветущей Вишни была недовольна положением дел. Священный остров земель Парадиз, защищённый мощным заклинанием, отравляющим тело и душу. За всю историю Тессерии живым оттуда вернулся только один паладин, и то утратил разум, а через неделю и вовсе покончил жизнь самоубийством.

– Это слишком рискованно. Ваша активность может вызвать подозрения у предателя, впрочем, как и у метеоров.

– Тебе нельзя, Стигг. Демонам туда вход закрыт. Лорд Парадиз упрямый сопляк, помешанный на восстановлении нации. После ночи звездопадов территория закрыта магическим барьером.

– Я могу отправить Мист.

– Бывший телохранитель лорда Парадиз? Хороший вариант. Маны у неё с избытком, но тоже рискованно. Узнают.

– Рагна?

– С ума сошла? Хочешь, чтобы лорд манипулировал адептами?

– У Вас нет людей на примете? Шедоу?

– Занят другим.

– Жаль, Шедоу хорош в подобных делах, – женщина печально вздохнула. – В моём отряде больше нет паладинов.

Мелиодас вдруг что-то понял, подняв взгляд на капитана Цветущей Вишни. Та похлопала глазами, и, догадавшись о ходе мыслей, отрицательно качнула головой.

– Да что Вы, генерал. Её память не вернулась.

– Её разум точно будет защищён от чар, к тому же, Альбус может отозваться на ману. Как я сразу об этом не подумал.

– Нет. Я против этой затеи. Ищите кого-то другого.

– Стигг, прекрати. Мы здесь не в игрушки играем. Лихт по одному только рангу уже проходит на это задание. Если Скитальцы не глупы, то пойдут за Альбусом. На кону целое государство. Каково ей будет?

Не хотелось соглашаться с генералом, однако, он был прав.

– Хорошо. Но это будет не приказ. Просьба. Решение за ней.

– Приказывать ей? Мы с тобой не в том положении. И вот ещё что.

Подняв голову, Динара приготовилась слушать.

– Сегодня у меня собрание Правящих Династий. Не хочешь представлять семью Стигг? – спросил генерал, сцепив пальцы в замок.

– Хочу, но буду лишней, генерал. Всё же, отец против того, чтобы адепты вмешивались в политику.

– Прискорбно. Что же, если появится желание – буду рад. Можешь идти.

Коснувшись ребром ладони лба, капитан Цветущей Вишни покинула кабинет, быстро и уверенно направившись прочь из штаба метеоров. Мелиодас тяжело вздохнул, снова взглянув на письмо. Хоть оно и анонимное, но этот почерк мужчина узнает везде. Скоро им вновь придётся встретиться. Интересно, узнают ли его в этот раз.

Динара вышла на улицу, выпуская напряжение. Про Санктум Луна вряд ли помнит. Всё же, события. связывающие её с этим островом. произошли спустя сорок лет после её смерти. Однако есть вероятность, что подсознательно она сможет обезопасить себя. Если остров защищён столь мощным заклинанием, снять которое не под силу никому, то, возможно, там есть часть сложного пазла, ведущего к разгадке тайны, что сплетается в огромный клубок.

•••

Запрокинув голову назад, Мелина кричала от прожигающей кожу и мышцы боли. Её руки и ноги были прикованы к железному стулу, стоящему в центре Чёрной комнаты из камня. Одежду монахини ещё в тюрьме Йоля сменили на серую грубую рубаху. На коже по всему телу, кроме лица, светились золотые руны, оставляя ожоги на нежной коже мага. Мист стояла в метре от девушки, у самой границы круглой печати, кружащейся под железными ножками стула. Паладин стиснула тлеющую сигарету в зубах, со спокойствием наблюдая за страданиями преступницы. За ней старый стол, потрёпанный временем, а на нём несколько листов бумаги и ручка.

– Ещё разок, – прохрипела Мист, сделав щелчок пальцами. – Кто отдал приказ?

Руны перестали светиться. Мелина тяжело дышала, закатывая глаза от боли. Крепко вцепившись в подлокотники, пыталась отдышаться. В горле пересохло. Мист ждала ответа. Опустив голову, маг посмотрела исподлобья с ненавистью и презрением.

– Крылатое отребье, – прошипела девушка.

– Не-а, – холодно ответила Мист. – У меня нет крыльев. Продолжаем.

Щелчок. Руны активировались с новой силой. Вновь пронзительный крик боли. Это не магия паладинов. Мист воспитывалась в строгой семье военных, где нет места жалости. Многие заклинания паладинов хороши для демонов, однако, случается и такое, что страшными преступниками становятся люди, драконы и другие народы Тессерии, даже паладины поддаются соблазнам тьмы. Для таких врагов у солдат в рукаве припрятано много «сюрпризов», впрочем, Мелина стойко переносит испытание. Как грустно, что убивать её нельзя, но безмерно радовало, что о целостности речь не шла.

– Урок усвоен, полагаю, – Мист махнула рукой, выпустив из носа сигаретный дым. – Чем ты сговорчивей, тем меньше страданий, моя хорошая.

– Меня всё равно убьют, – усмехнулась Мелина, запрокинув голову назад. – А так хоть сдохну с честью.

– Какая ж это честь? Не на благо народа трудишься.

– Что ты понимаешь?

– Да уж побольше. Если один хрен помрёшь, не обидно будет?

– Этот урод убил мою сестру.

– А, Мир-то? Случается, – Мист пожала плечами, перекатив сигарету языком. – Вы кроху тоже обидели.

– Она жива.

– Уж не знаю, кому от этого повезло. Полагаю, что Скитальцам.

Мелина замолчала. Уставший взгляд устремлён в белый потолок. Мист ждала. Посвящать метеоров в свои планы скиталец не хотела.

– Всё молчишь. Ладно, – ступив на круг, паладин коснулась большим пальцем левого глаза девушки. – Будет больно. Но поверь, – в её взгляде блеснула ярость. – Не больнее, чем смерть невинных граждан.

Веко начало слегка жечь. Тёплый палец скользнул в сторону, и Мист сделала шаг назад. Ничего не произошло. Эвюр осмотрелась по сторонам, пытаясь обнаружить изменения. Коснувшись губами фильтра сигареты, паладин затянулась. На радужке глаза скитальца появилась золотая руна, поблёскивающая вкраплениями белого пламени.

– На всякий случай предупрежу. Если твоя информация будет полезной, может быть, суд избавит тебя от смертной казни. Но это не точно.

– Думаешь, я побоюсь потерять глаз? – нервно посмеялась маг. – Это ничто.

– Ну, а если так? – ещё один щелчок.

Крик. Из глаза мага стали расти гибкие стебли белой розы с созревающими бутонами. Они распространялись от лица по всему телу, пробиваясь сквозь кожу и царапая её шипами. Мист спокойно наблюдала за тем, как та бьётся в агонии от боли. Кровавые слезы катились по щеке. Дергая руками в попытках вырваться и разорвать ветви, Мелина продолжала кричать, с хрипотой и надрывом. Вскоре, рост роз остановился, уничтожив карий глаз.

– Красиво, правда? Я очень люблю розы. Как тебе повезло, что это не пуля стрелка. Поверь, я знаю, о чем говорю, – паладин слегка улыбнулась. – Однажды мне прилетела такая, прямо сюда, – она указала большим пальцем на левую грудь. – Было чертовски больно, думала, что сдохну, но, к счастью, стрелявший не славился объёмом маны и корни не успели прорости глубоко. Экстренно вырывала вместе с куском мяса. А у владельцев холодного оружия это настоящая редкость. Могу продемонстрировать.

– Н-нет, – наконец сдалась Мелина. – Хва-атит.

– М-м, слава духам, – Мист обошла девушку и резко подвинула её стул к столу. – Писать умеешь же? Постарайся изложить всё в самых мельчайших деталях.

Мелина сглотнула боль, уставившись на листок, пока паладин освобождала её руки.

– Они убьют-т меня в любом случае, – прошептала маг.

– Правильно, отомсти посмертно.

– Ус-стала, – Мелина не могла не признать собственной трусости. – Преданность… Элизаб-бет бы ни за что не рассказала, – она повернулась к паладину. – Н-ненавижу Неф-филима. Раз вс-сё равно сд-дохну, ут-тащу за собой.

– Вон как заговорила? – метеор подвинула бумагу к краю стола. – Чем же он тебя так обидел? И почему не ушла?

– С-сестра, – та дрожащей рукой взяла ручку, шмыгая носом и сжимая губы от боли. – Всп-пыльчивая, глуп-пая. Я н-не сразу пон-няла, с кем связались. Пот-том было поздно.

– Угрожали?

– Н-нет, – кривые буквы неспешно выводились трясущейся ручкой. Окровавленные пальцы оставляли красные отпечатки на белых листах. – Мы б-были мерт-твы. Они дали ещё од-дин шанс.

– Как так? Вы зомби?

Мелина дрожа кивнула.

– Так сразу и не скажешь. Это дело рук Нефилима? – поинтересовалась Мист.

– Д-да, если вск-кроете с-сестру, в груди б-будет к-камень, как т-тот, что мы исп-пытывали. Т-только друг-гого толка. И вс-сё равн-но мы были с-сильными, пусть и ж-живыми труп-пами, – сглотнув, девушка продолжала писать. – Пок-ка не вст-третили этих дв-воих. П-паладин… Так быст-тро сломала мои цепи. Исп-пугалась, а когда встрет-тила её в храме, вовс-се пришла в ужас. Пров-вали мы задание…

– Признаться, не расскажи ты сестре, то не попали бы в ловушку, – усмехнулась паладин. – Надо же, как бывает.

– Зн-начит, сам-ма судьба так вел-лела.

– Много вас?

Тихий смешок заставил напрячься. Мелина улыбнулась, оголяя красные от крови зубы.

– Д-достаточно. Даже среди имперских рыц-царей. Но б-большинство дем-монов Нефил-лима – жив-вые труп-пы.

Подняв одну бровь, Мист выразила удивление.

– Нежить, как и вы?

– Д-да.

– Зачем Нефилиму это?

– Эт-тот псих-хопат уб-бивает к-кого нип-попадя, – она качнула головой. – Пр-росто пешки, к-которых не ж-жалко гр-рохнуть. Расход-дников у этого ур-рода много, таких к-как мы.

– Понятно.

– Чт-то могу. М-мы не были к-куклами, нужно, чтоб-бы думать с-сами мог-гли. А в ит-тоге… Предала с-сестру. Пр-едала Неф-филима. Пыт-ток больше н-не вынесу.

Дальше Мелина писала в тишине. Говорить ей было сложно, слёзы лились без остановки, шмыгала носом, и рука тряслась сильнее во время разговора. Мист наблюдала за магом. Предателей ожидала смертная казнь. Несмотря на то, что людей убивал демон скверны, именно сёстры спровоцировали его появление. Скорее всего суд примет этот факт во внимание, как и покушение на убийство метеоров, предательство родины. Нефилим. Единственный демон… Нет, единственное существо, которому незнакома жалость. Его душа настолько черна, что безлунная ночь покажется ясным днём. Липкая, мерзкая тьма.

Спустя час, Мелина закончила писать. Вся бумага, что лежала на столе с обеих сторон была исписана корявым почерком преступницы, испачкана слезами и кровью. Мист быстро пробежалась по тексту. Более-менее разборчиво, годится.

– Хочешь узнать моё мнение? – произнесла паладин, собрав бумагу в стопу. – Иногда смерть – лучшее решение. Из-за вас погибло много невинных людей, и это только в Йоль. А что было до этого? – женщина усмехнулась, и направилась к выходу. – Лучше бы вам не вылезать из могилы.

– К-кто же нас сп-прашивал? – Мелина усмехнулась, начав качать головой и закатывать уцелевший глаз. – Д-да и… Кому не х-хочется д-долго жить?

– Кому-то и не хочется, – ответила Мист, открывая тяжелую дверь. – В любом случае, у зомби нет души, потому это и жизнью не назвать.

Мелина молча проводила взглядом Мист. Перед входом в допросную сразу же появилась красная печать. Широкий коридор с несколькими такими же комнатами находился под штабом метеоров. Здесь тихо, но только потому, что все крики остаются в стенах допросных. Обратная сторона рыцарской доблести. Нельзя защитить огромное государство одной честью. Воины берут на себя грех ради процветания Тессерии, не боясь кары небесного порядка, отдавая свои жизни и душу тьме, но держатся до последнего, с гордо поднятой головой. Метеорам приходится убивать. А милосердие и честь – удел тех, кому не приходится спать в обнимку с мечом.

– Фритхоф, – на тёмной лестнице показался силуэт высокого широкоплечего мужчины.

В темноте паладин не видела его лица, однако, в мане, что источал стоящий перед ней, узнала старого знакомого. Властная, строгая натура. Сдержанная и непокорная. Дракон. Во тьме сверкнули малиновые глаза со змеиным зрачком. С отвращением фыркнув, Мист наклонила голову на бок.

– Не думала, что генерал решит позвать тебя на собрание Правящих Династий, – голос паладина звучал агрессивно. – Значит, начинается война?

– Рано, – коротко и холодно ответил мужчина. – Кроха запустила цепную реакцию. Шанс для Императора и Тессерии.

– Начнёшь расследование? – Мист удивлённо подняла брови. – Оперативно.

Мужчина молча кивнул.

– Динара здесь?

– Может да, а может и нет. Тебе то что? Не вздумай снова идти к ней, – фыркнула Мист. – Только через мой труп.

– Это не трудно.

Поморщив нос, она чуть повернула голову, не скрывая презрения.

– Я пошутил, – добавил дракон так же холодно.

– Знаю. Не первый день знакомы, – положив руки на бёдра, ответила женщина. – У неё всё хорошо. У Алекса тоже.

– Рад.

Товарищи молчали. Мужчина не выходил из тени. Мист посмотрела на письменное признание Мелины, после подняла взгляд на дракона. Немного подумав, протянула ему показания скитальца.

– Не пойду к генералу, отнеси сам.

– Хорошо, – повторил дракон, свернув листы в трубку.

– А ты чего в подземелье забыл? – вдруг спросила Мист.

Мужчина молчал, отведя взгляд в сторону.

– Ты что?.. – та рассмеялась. – Опять заблудился?! Духи, твой топографический кретинизм не перестаёт удивлять.

– Мне не часто доводится бывать в штабе метеоров.

– Ладно, – хлопнув его по плечу, паладин вошла в темноту лестницы и махнула рукой. – Здесь ты генерала не найдёшь. Давай поднимемся, расскажу, куда идти.

Отказываться от помощи дракон не стал. Развернувшись, послушно последовал за Мист, сжимая в широкой ладони сверток из показаний Эвюр.

8

Узы, роднее кровных

Снова тот сон. Вокруг вода, блестящие рыбки, солнце, щедро дарующее тёплые лучи. Всё исчезло так же быстро как в тот раз, раскинув перед девушкой светлый зал с парящим островом, где красовалось дерево с золотой листвой. Но теперь перед ним стоял молодой мужчина с длинными белыми волосами. Одетый в парадную белую форму с мехом на плечах, переходящим в плащ. Высокий, но почему-то, черты его лица узнать не получалось, будто некие помехи мешали узнать лик. Голову увенчал венец из белых лилий, а вокруг сияло кольцо в виде солнца. Вытянув золотые руки вперёд, он будто приглашал к себе, и девушка поднялась, легко и уверенно, будто знала, что этот человек не сделает ничего плохого. Шаги были тихими и небольшими. Шла к нему, и с каждым шагом небо под куполом становилось багровым, стены трескались, а свет золотой листвы дерева угасал. Но она продолжала идти, смотря лишь на незнакомца. Появились голоса. Злые и печальные, молящиеся о чем-то. Стоило ступить на остров и встать перед незнакомцем, как он по-отцовски обнял девушку, касаясь плеч и головы. Тихо, еле слышно, прошептал.

«Fatum tuum memento»

Белые пушистые ресницы дрогнули, Луна открыла глаза. Сквозь плотные кремовые занавески проскальзывали лучи утреннего весеннего солнца. За окном щебетали птицы. Рядом лежал любимый плюшевый лис, зажатый в крепких объятиях. На перекладине у кровати, что застелена в широком многогранном эркере дремала белая сова. Белые волосы взлохмачены мягкими нежно-розовыми подушками с ворсом, что были из одного комплекта с тёплым одеялом. Ночи в Ньорде холодные, а топить печь весной не хотелось. Урча во время ленивых потягиваний, девушка нежилась в уютной постели, не желая покидать её тёплые объятия. Найти в себе силы, всё же, пришлось. Оторвав голову от подушек, Луна села на край эркера и зевнула, оголяя острые клыки. Взглянув на сову, ласково коснулась её мягкой грудки чуть согнутым указательным пальцем. Растирала кулаком глаза, взяла лиса за лапу и, поправив подол белой кружевной сорочки с длинными рукавами-фонариками, как у принцесс из сказок, направилась умываться. Лис волочился следом. Войдя на кухню, откуда можно попасть в ванную, Луна, почесывая бинты на шее, сонно посмотрела на окно.

– Ты в курсе, сколько времени? – фыркнул Мир, развалившись на белом стуле, словно хозяин дома. – Сколько можно дрыхнуть?

Девушка застыла. Демон сидел за маленьким круглым столом, в центре которого стояла стеклянная вазочка с тремя ветками пышной сирени. Потерев глаза кулаками, Луна пыталась окончательно избавиться от последствий сна. Поняв, что это реальность, вскрикнула, прижимаясь к зелёной стене.

– Как ты попал в дом?!

Подперев щёку кулаком, парень закинул ногу на ногу и усмехнулся, разглядывая напарницу, только что пробудившуюся ото сна.

– Никогда не видел тебя в таком виде. Доброе утро. До сих пор спишь с игрушкой?

– Какое «доброе»?! Ты как вошёл?!

– Через дверь.

– Она была заперта!

– Замок не сложный.

– Это преступление, вообще-то! – вспылила девушка, после чего начала успокаиваться. – Я же леди!

– И что? Когда из источника в гробнице вылезала, тебя это не смущало, – Мир лишь пожал плечами. – Есть будем, нет?

– Придурок! – швырнув в напарника плюшевого лиса, она раздражённо вышла из кухни.

Игрушка попала демону прямо по лицу и свалилась на пол. Не удивляясь реакции паладина, Мир поднял лиса и отряхнул. Надо же, такая взрослая, а с лисом не расстаётся даже во сне.

Войдя в комнату, Луна сняла с вешалки белый кардиган и спешно надела, надеясь немного прикрыть ночную сорочку. Сунула ноги в мягкие тапочки с кроличьими ушками и остановилась. Подумав, заправила кровать и красиво расставила пять подушек, две из которых имели форму белого цветка. Заглянув в небольшое зеркальце, стоящее на заваленном книгами столе, коснулась пальчиком брови и повернула голову то в одну, то в другую сторону. Поправив прядь, вернувшись на кухню, обиженно надувая щёки и смотря на демона.

– Что? – усмехнулся он, тряхнув лисом. – Вернуть?

Фыркнув, хозяйка дома собиралась выхватить у демона игрушку, но тот резко поднял руку и встал.

– Верни! – вставая чуть ни не на кончики пальцев, возмущалась Луна.

Он перекладывал игрушку из одной руки в другую, не давая паладину выхватить её.

– Сама же бросила его. Я встал пораньше, чтобы зайти за тобой, чтобы начать тренировки в Цветущей Вишне. Уже забыла, что обещала стать сильнее? Почему бы не похвалить меня за терпение?

Поморщив нос, та скрестила руки на груди. Мира забавляло это своеобразное приветствие. Вопреки раздражительному поведению девушки, временами она выглядела мило и нелепо, как щенок, который злится настолько смешно, что хотелось дразнить его ещё и ещё. Шмыгнув носом, она кивнула парню, будто намереваясь что-то сказать. Восприняв это как знак, Мир наклонился к девушке, после чего та, со всей силы, ударила лбом по носу.

– Ай! С-сука! – закрыв лицо ладонью, демон резко выпрямился, а паладин выхватила лиса из его рук и поспешно скрылась за дверью ванной комнаты.

Посмеиваясь, демон сел за стол, касаясь ушибленного носа. За его выходку паладин теперь весь день будет ворчать.

Пока Луна занималась утренними процедурами, Мир ждал на кухне, изучая ветви сирени в вазе, выискивая пятилистные цветки. Кухня была очень маленькой. На стене висел шкаф с посудой, под ним раковина и небольшой стол с подставкой под приборы, в которой стояло всего по одному. На подоконнике цвели фиалки, у окна и расположился круглый столик, за которым сидел Мир. Стулья с мягкими вязаными подушечками задвинуты под стол, а на стене висело нежно-розовое полотенце. Печка занимала не много пространства, запуская белую глиняную трубу через крышу.

Выйдя из ванной, Луна торопливо вернулась в комнату, укутав длинные белые волосы в розовое полотенце и таща за собой лиса. Усадив плюшевого друга на кровать, стянула полотенце и старательно расчесала длинные локоны. Мир оставался на кухне и не мешал сборам. Сняв кардиган, а за ним и сорочку, девушка спешно надела нижнее белье, потом белое боди и юбку. Выпрямившись, потянулась застёгивать пуговицу на невысоком воротнике. На столе лежал чокер, украшенный стеклянной лилией, колокольчиком и белой лентой. Сев на мягкий пуфик и повернув к себе зеркало, Луна коснулась шрама на шее и, поморщившись от отвращения, надела украшение. Расчесалась и заплела волосы в косу с кремовой лентой. Открыв пудреницу, украшенную жемчугом, достала мягкую пуховку и лёгкими похлопываниями припудрила и без того бледное лицо. Чихнув, Луна подняла с пола белые чулки, верх которых напоминал листья на ветвях. Ловко натянув их на тонкие ноги, отошла подальше от зеркала и осмотрела своё отражение, встав сначала одним боком, потом другим. Схватив толстовку с вешалки, пошла на кухню, по пути просовывая руки в рукава, застегнула молнию.

– Смотрю, в порядок себя привела, – Мир осмотрел девушку с ног до головы. – Как себя чувствуешь?

– Плохо. Здоровый мужик ворвался в мой дом и не хочет уходить, – проворчала паладин. – Ещё и еды просит.

Встав на носочки, полезла в шкаф на стене, достав две чайные чашки мятного цвета и плоские тарелки. Шлёпнув по ладони демона, продолжающего ощипывать цветы сирени, повернулась к печи и поставила чайник греться. Тот возмущённо рыкнул, убрав руки за голову и наблюдая за приготовлением завтрака. Дом наполнился ароматом жареного хлеба и специй. Отвлекаясь, пришлось открыть окно. Ветви душистой сирени заглянули в дом, будто из любопытства. Утренний прохладный ветер запутался в лёгком полупрозрачном белом тюле. Чайник вскипел. Погасив огонь, Луна выложила завтрак сначала на тарелку демона, а затем побеспокоилась о себе. Бросив сковородку в кадушку с водой, что стояла на табуретке у печи, заглянула в заварочный чайник и, вдохнув аромат заваренного после возвращения из Йоль чая.

– Ловко ты, – произнёс Мир, подвигая стул ближе.

– Вилка у меня только одна, – недовольно ответила девушка, наполняя чашки кипятком.

– Хрен с ней, – парень отмахнулся, решив взять завтрак руками.

Луна снова шлёпнула его по запястью.

– Руки помой.

– Я тебе что, ребёнок?

– Ешь мою еду, ещё и язвишь?

Демон фыркнул и послушно встал, отправившись в ванную.

– Дикарь, – покачав головой, Луна долила в чашки заварку.

Вернувшись, Мир сел на место и, демонстративно показав напарнице руки, принялся есть. Вооружившись вилкой и ножом, паладин не стала отставать. Завтрак прошёл лишь в сопровождении щебетания птиц и шелеста листьев. Лишь раз демон, заглянув в чашку с чаем, уточнил, есть ли что-то покрепче, на что хозяйка ответила ему тихо и недовольно, что крепче кофе в доме ничего не держит.

Покончив с завтраком, Мир вышел на улицу, пока Луна завершала приготовления к новому рабочему дню. Чиркнув спичкой, сел на невысокие деревянные ступени, устремив взгляд в небо. Всё шло так, будто ничего не произошло. Тихо и спокойно. Были, конечно, изменения, которые он не мог не заметить. Не столько в Луне, сколько в демоне. Плохо спал. Девушка вернулась в город в плохом состоянии, пусть и могла ходить без посторонней помощи, но всю дорогу в автобусе спала, даже толстовку стянула, умирая от внезапно начавшейся лихорадки. Отказывалась от помощи и еле добрела до дома. Мир переживал всю ночь. Ворочался и не мог заснуть. Сам пережил издевательства в прошлом, и, казалось, не будет так заострять внимание, но о напарнице беспокоился. Неприятное чувство. Кажется, это зовут привязанностью. Скрипнула дверь.

– Я готова, – сказала девушка в более приподнятом настроении.

– А, идём, – демон потушил сигарету, бросив под куст сирени.

– Мир, – Луна вздохнула и подняла бычок. – Не мусори в саду. Я столько сил вкладываю в уход.

Демон ничего не сказал, бросив взгляд на сад. Её маленький, уютный деревянный домик, окруженный кустами сирени и белым вьюном, стоял напротив ворот городского парка. Низкая железная ограда, через которую может переступить любой, прилегала почти вплотную к дому. Калитки не было, а со стороны улицы перед заборчиком цвели клумбы с фиалками. До этого дня сад оставался без внимания грубого гостя. Все клумбы, деревья и кусты выглядели ухоженными, напитавшись любовью и заботой хозяйки, которая, казалось, хотела занять себя, чем угодно, но только не мыслями.

Выйдя со двора, напарники зашагали в сторону улья Цветущей Вишни. Подобранный бычок полетел в первую попавшуюся на пути урну. Они не разговаривали. То ли сказать было нечего, то ли вовсе не было желания. В любом случае, и Мир, и Луна не чувствовали неловкости или смятения. В Йоль они решили вложить больше сил в работу, поскольку будущее не сулит ничего хорошего. Обсуждать это сейчас не хотелось.

Путь был долгим. Луна останавливалась у каждого магазина с выпечкой, что попадался на пути, пополняя запасы еды в своём бездонном волшебном рюкзачке. В последнее время она стала есть намного больше, хотя внешне создавалось ощущение, что голодает больше бездомных. Худая, бледная. Мешков под глазами только нет. Одень паладина в кружевное платье – вылитая аристократка прошлых столетий. Стоя у очередного магазина, в ожидании напарницы, парень смотрел на своё отражение в стекле и не мог не отметить, что они будто бы рождены в разное время. Так напарники дошли до Цветущей Вишни.

Во дворе никого не было. Несмотря на то, что Мир и Луна выдвинулась позже, никто из свободных метеоров ещё не пришёл. Внутри шла подготовка к новому рабочему дню. Этой ночью на посту дежурного была Амелия. Девушка старательно протирала стойку регистрации, за которой обычно распределением заданий руководит Рив. Доспехи были неотъемлемой частью образа метеора, однако, молодое поколение решило отказаться от пережитков прошлого, выбирая более лёгкую и удобную одежду, но не Амелия. Даже занимаясь уборкой после ночного дежурства она не снимала тяжелого доспеха, управляясь так, будто родилась прямо в нём. Многие метеоры – потомственные воины, Амелия из их числа, но, в отличии от Мист, получала поддержку родителей вне зависимости от решений и планов. Семьи паладинов строже и суровее в этом вопросе. Если у них и были женщины воины, то исключительно наиболее жестокие и неукротимые, чем солдаты на службе у Императора или правителя Парадиза. И, в отличии от женщин-рыцарей, что были родом с других земель, воительниц парадиза было всего пару десятков.

– Доброе утро, – улыбнувшись, произнесла Луна, входя в улей Цветущей Вишни и заметив Ивона, расставляющего книги по полкам. – Ты сегодня не одна?

– Луна? Доброе утро, – Амелия заметно обрадовалась появлению подруги. – Да, сказал, что Альб на задании, а в общежитии одному скучно.

– Привет, Луна, Мир, – Ивон тут же отозвался, повернувшись к сослуживцам, не переставая расставлять книги. – Как ваше здоровье? Слышал, потрепало знатно.

Новоиспечённый стрелок, черноволосый парнишка из Дорте стал четвертым в их маленькой дружеской компании. Ивон Тильт. В отличие от Амелии парень нейтрально относился к демону, хотя старался иметь с ним дел как можно меньше. Ивон считал, что раз паладин поручилась за Мира, одарив печатью, то излишне переживать не стоит. Он часто становился виновником происшествий вместе с ним лишь потому, что оказался не в то время и не в том месте. Однако, в последнее время Ивон уже не испытывал того дискомфорта, когда Мир и Луна начинали ругаться, можно сказать, что он был судьёй в спорах, хоть и получал по голове посохом от девушки, когда принимал сторону Мира. Стрелок появился в отряде позже Амелии, когда девушки уже сдружились, став закадычными подружками, обсуждающими любовные романы, но ещё тогда Луна отметила, как парень смотрел на мечницу. Влюблено. До сих пор Ивон лишь оказывал ей знаки внимания, не решаясь рассказать Амелии о своих чувствах, впрочем, может паладин перечитала романов и просто нафантазировала себе лишнего.

– Как видишь, живые, – пробормотал Мир, сев на излюбленный диванчик у открытого окна, откинулся на мягкую спинку. – Это Лихт у нас дохлая. Чуть коньки не отбросила.

– Я бы попросила, кое-кто был готов умереть под воздействием рун храма, – раздражённо ответила девушка.

Демон откашлялся в кулак, решив не поддерживать эту тему.

– Говорят, капитан городских рыцарей дал рекомендацию на поднятие ранга Мира, – несколько недовольно сказала Амелия, посмотрев на подругу. – Что думаешь?

– О, это хорошая новость, – Луна радостно хлопнула в ладоши. – Самое то, эй, Мир, – обернулась к напарнику. – Возможно, тебе дадут допуск на индивидуальные задания.

– И чего я ожидала от тебя? – мечница качнула головой, усмехнувшись. – Вечно настаешься с ним. Слухи пойдут.

– Какие? – паладин удивилась, подойдя ближе к подруге, начавшей протирать подоконник рядом со стойкой.

– Какие… Нехорошие, – Амелия окинула взглядом парней и, наклонившись к Луне, преподнесла руку ко рту, чтобы те не слышали их тихий разговор. – У Рене Мируле вышел новый роман.

– Да ты что? – белокурая заинтересованно подалась ближе, навалившись на стойку. – Неужели тот самый?

– Да-а, была вчера в книжном клубе, уже очередь выстроилась из предзаказов.

– Как же это?.. Я, получается, не успею?

– Хе-хе, – гордо выпрямившись и перекинув тряпку через плечо, Амелия положила одну руку на пояс. – Ты – не успеешь, а я предзаказ сделала. На две книги.

Парни переглянулись, понимая, о чём говорят девушки. Мир как-то заглядывал в одну из книг, которую Луна читала, будучи на задании в библиотеке и не оценил её содержимое. Сопливая романтика, от которой из ушей лезла сладкая вата и тошнило радугой – для него это было ужасно. Такое могут читать разве что подростки лет тринадцать, ещё не преодолевшие пубертатный период. Но ладно, что Луна читает подобное. Девушка сама по себе раздражительно лёгкая и добрая, но Амелия? Как хамоватая мечница может читать подобное – загадка. Впрочем, о вкусах не спорят, Мир не любил читать, потому старался не высказываться на счёт плохого вкуса напарницы и её подруги. Загрызут. Ивон же смутно представлял, что за книги читают девушки, потому не видел в этом ничего необычного. Демону стоит посоветовать ему просто полистать это «чудо» женских романов.

– Духи! Ты такая молодец! – Луна стала перебирать ногами, как нетерпеливый щенок, соединив ладони и сцепив пальцы в замок. – Сколько я тебе должна?

– Хм, даже не знаю, – мечница наигранно задумалась. – Как на счёт купить мне вкусный ягодный чай?

– Доброе утро, – в проходе показалась Рив, на ходу завязывая чёрные волосы, отливающие синевой в пучок и закрепляя его длинной шпилькой с крохотным висящим фонариком. – Надо же, сегодня весь квартет в сборе.

– Доброе утро, Рив, – отозвалась Луна.

– Доброе, – подхватила Амелия, выходя из-за стойки и коснувшись плеча Луны, увлекая за собой.

– Как дежурство? – ставя тканевую сумку на только что вымытый подоконник, поинтересовалась Рив.

– Тихо, новых поступлений не было, – ответила мечница, кивнув вперёд. – Ведомость вложила в журнал.

– Хорошо, тогда можешь отдыхать, – стрелок обратила внимание на Ивона. – Как успехи в стрельбе?

С недавнего времени Рив взялась за тренировку всех стрелков отряда, чьей маны требуется развитие, как и меткости. В числе учеников и Ивон, у которого и с тем и с другим возникли некоторые проблемы. Парень тяжело вздохнул, этого девушке было достаточно, чтобы понять всю трагичность ситуации.

– Ладно, вечером позанимаюсь с тобой, – усаживаясь за стол, она надела очки и открыла журнал. – Не переживай, стрелкам с маной сложнее, чем мечникам и магам.

Мана для обладателей огнестрельного оружия так же важна, как для магов, однако, как у заклинателей холодного оружия, приходилось развивать её объёмы самостоятельно. На каждом оружии воина распускаются цветы, когда его сила достигает пика, как знак, что тот раскрыл свой потенциал, у стрелков зачаровано не оружие, а пули. Попадая в тело, они пускают корни и расцветают, и чем сильнее стрелок, тем быстрее пуля пускает корни и спастись от них сложнее. Точное попадание и достаточный объём маны гарантируют смерть врага с одного выстрела. Второго шанса нет, ведь перезарядка огнестрельного оружия длится не меньше пятнадцати минут, от того хорошие стрелки на вес золота – точный выстрел увеличивает шансы отряда на победу.

– Так точно, – вздохнул Ивон, после чего тихо продолжил. – Ещё не поздно переквалифицироваться в мечника?..

– Поздно, – ответила Рив, взглянув на парня исподлобья. – У меня не только прицел хороший, но и слух.

Парень вздрогнул, и Мир тихо посмеялся над сослуживцем.

– А ты не смейся. До сих пор копьё не пробудилось, – лейтенант покосилась на демона. – Копейщиков у нас не много, молись, чтобы за тебя Динара не взялась.

Фыркнув, демон перестал смеяться, нахмурив красные брови.

– Горемыки, – шмыгнула Амелия.

Скрипнула дверь. Воздух потяжелел и, казалось, в холле стало темнее. Порог переступила мрачная Динара. Стук каблуков звучал грозно и уверенно, пугая метеоров. Вздрогнула даже Рив, не представляя, что могло так разозлить их лояльного, обычно мудрого капитана. На ходу поправила галстук и сняла фуражку. Демонический хвост агрессивно и резко качался из стороны в сторону, цепляя пол. Поздороваться с ней первым никто не решился. Не дойдя до двери своего кабинета, она остановилась и бросила взгляд алых глаз на Луну.

– Лихт, зайди. Сейчас.

Паладин почесала щёку, перебирая в голове все события, которые могли иметь серьёзные последствия. Неужели о том, что за год Луна так ничего и не вспомнила? Динара вошла в свой кабинет, громко хлопнув дверью, не рассчитав силу, из-за чего, склянки с отварами, что стояли на полке у её двери, зазвенели и чудом не упали вместе с подпрыгнувшей полкой. Из метеоров, только Мир не поддался общему удивлению, не скрывая недовольства. Напарники выполнили задание с успехом, так что отчитывать их не за что, а если и была причина, то почему не позвали обоих? Дело явно серьёзное, раз Динара с первых секунд показала своё раздражение.

– Чего стоишь? – Амелия осторожно похлопала подругу по плечу. – Иди скорее.

– Д-да, иду, – Луна поспешила последовать за капитаном отряда.

Неуверенно постучавшись, повернула круглую ручку и вошла. Недолго думая, Амелия подошла к закрытой двери, заинтересованно приложив ухо. Услышав, как Рив цокнула языком, обернулась к лейтенанту. Та отрицательно качнула головой, и мечнице пришлось сесть на диван рядом с Миром. К ней присоединился и Ивон, положив руки на колени. Товарищам не оставалось ничего, как дождаться возвращения Луны и рассказа о происходящем внутри.

Паладин закрыла за собой дверь, вытирая вспотевшие от волнения ладони о низ толстовки. Динара озадаченно касаясь лба, уже сидела за столом, устремив взгляд в пустоту. Луна сразу поняла, что разговор будет серьёзный. Громкий вздох капитана усилил беспокойство.

– Я была у генерала, – начала Динара, выпрямившись и сцепив руки в замок.

Поднимать глаза на Луну женщина не решалась, то ли не желая сильнее пугать, то ли из-за чувства вины.

– Не могу пока вдаваться в подробности, но, кажется, ты имеешь некое отношение к произошедшему.

– Не понимаю, – Луна испуганно подняла брови. – Я ничего не делала!

– Тихо, я не в этом смысле. Скорее всего, это связанно с твоими воспоминаниями, – женщина тяжело вздохнула. – Он отдал приказ, задание. Я не хочу отправлять туда тебя без личного согласия. Всё же, что-то да помнишь о себе. Представление имеешь.

– Задание? – став серьёзной, паладин спрятала руки в карманы. – Это связанно с Парадиз?

Шумный выдох капитана. Динара не ожидала от Луны другого ответа.

– Целью стал святой остров Санктум, и то, что в себе таит храм.

– Храм, – Луна задумчиво приложила палец к губам. – Я знаю о Санктуме не много, но что хранится в храме… Кажется, слышала жуткую сказку об этом.

– Сказку? А, Мелиодас сказал, что есть легенда. Я не разбираюсь в артефактах паладинов, по понятным причинам, – Стигг, наклонила голову на бок.

– Там говорится о голодном страшном звере и человеке, который, запечатал его с помощью волшебной книги, – Луна сделала паузу. – Люди, скорбящие о нём, захотели выполнить его желание и спрятать волшебную книгу там, где властвует вечный сон.

– Вот как? Мелиодас назвал книгу Альбусом, – Динара задумалась. – Вероятно, даже без воспоминаний твоя мана сможет резонировать с ним.

– Моя мана слишком слаба. Только Святой, умерший в тот день, вновь возродится, когда получит Альбус.

– Так говорилось в сказке?

Луна опешила, закрыв рот и испуганно посмотрела на капитана. Сказала не подумав то, о чём даже не предполагала.

– Мелиодас сказал, что это может быть важной вещью для нас. С его же слов, ты сможешь противостоять чарам.

– Если бы я хоть что-то помнила… – паладин задумчиво коснулась подбородка. – Но неужели битва уже началась?

– Нет. Ещё нет. Впрочем, должна сообщить, что собрание Правящих Династий было проведено. Но не об этом сейчас, – Динара вернулась к основной теме разговора. – Генерал приказал мне отправить тебя за Альбусом, уверив, что тебе под силу устоять перед заклинанием, защищающим остров и храм. Я не хочу приказывать, потому…

– Пойду, – уверенно сказала Луна.

– Подожди, – Динара приподнялась со стула, испуганно распахнув глаза. – Хорошо подумай. Твои воспоминания ещё не вернулись, я опасаюсь, что это подвергнет твою жизнь опасности.

– Генерал ведь адепт. Убеждена, что он не желает мне зла, потому уверен в успехе.

Выпрямившись, женщина подошла к паладину и по-матерински коснулась хрупких плеч. Отпускать её в такое опасное путешествие одну никак нельзя.

– Луна, не передать слов, как я горжусь тобой, но переживаний не меньше.

– В любом случае, для меня вероятность уйти живой и в здравом рассудке выше, чем у других, да? Тогда рискнём.

Сделав шаг назад, Динара коснулась кулаком живота, уверенно подняв голову.

– Значит, точно решила?

– Не сомневайся, капитан. Вспомни, чья я дочь?

– Тебе хватает сил вспоминать о нём? Удивительно.

– Что бы не произошло, он всё ещё остаётся мои отцом. Хотя и не могу простить. Он был силён, а значит и я должна быть такой.

– Взять с собой Мира ты не можешь, – напомнила Динара. – Рагна, к сожалению, в курсе. Как узнала от Мелиодаса, выела мне мозг. Так что в прибрежном городе будет ждать тебя в качестве сопровождающей. И, чтобы она не говорила…

– Не соглашаться, я знаю. У лорда Парадиз на меня свои планы, но насильно не потащат, – паладин была разочарована этим фактом, от чего отвела взгляд в сторону. – А Мир… Ему не сладко пришлось в храме Йоль. Как не вовремя…

– Ты о чём? – удивилась капитан.

– Понимаешь, – Луна тяжело вздохнула. – В Йоль мы уверенно решили разбираться с делом Скитальцев вместе. Ну, так вышло. Если скажу, что уйду на задание одна – обидится.

– Мир, – Динара подняла взгляд. – Тяжелый у мальчишки характер. Придумаю, как занять его.

– Только не библиотека…

– Она самая.

– Он же разозлится, опять будет стеллажи валять назло работникам.

– Значит, получит наказание. Пора учиться быть дисциплинированным, – Динара важно засучила рукава и скрестила руки на груди. – Позови-ка его ко мне. А сама поторопись со сборами. Сейчас утро, как начнёт смеркаться, отправляешься на земли Парадиз. Глаза не мозоль товарищам, чтобы вопросов не было, конверт с картой и указаниями отдам до захода. Сама приеду.

– Так точно, – Луна коснулась ребром ладони лба. – Разреши идти?

Динара одобрительно кивнула, и Луна неуверенно покинула кабинет, чтобы не вызывать подозрений друзей. Оказавшись в холле, растерянно подняла глаза, наблюдая растерянность в лицах присутствующих. За время их с Динарой разговора прибыло ещё несколько метеоров, бросивших на паладина короткий взгляд. Ничего удивительного для них не было. Луна часто бывала в кабинете капитана из-за упущений во время заданий, которые, в основном, создавал её неуправляемый вспыльчивый напарник.

– Что там? – обеспокоенно спросила Амелия, стоило Луне подойти ближе.

– Это касалось отчёта, который я писала по заданию в Йоль, – ответила та, стараясь не смотреть друзьям в глаза.

– Брось, она не может быть настолько злой из-за отчёта, – Мир скептически поднял бровь, заподозрив неладное.

– Мир прав, – согласился с ним Ивон. – Почему злая такая.

Луна пожала плечами, после чего встревожено посмотрела в алые глаза демона.

– Она сказала, позвать тебя.

– Меня? – демон, деловито развалившись на диване, повернул голову, продолжая смотреть на напарницу.

Лгать у Луны никогда не получалось. Утаивать что-то – без проблем, но стоило паладину начать лукавить, особенно перед тем, кто хорошо знал её поведение, то затея оказывалась провальной. Вот и сейчас Мир сомневался в правдивости слов напарницы. Она определённо из-за чего-то волновалась, и маленькое сердце снова билось так сильно, что вздрагивала лента на чокере, поддаваясь ударам.

– Ладно, схожу, – Мир нехотя встал и прошёл в кабинет Динары.

Стоило парню скрыться за дверью, как схватив Амелию и Ивона за плечи, Луна заставила наклониться их ближе.

– Мне срочно нужно отбыть на неопределённый срок на родину. Это очень важно. Демонам туда нельзя. Делайте что хотите, но не говорите Миру, что я внезапно куда-то ушла, – протараторила паладин. – Динара даст ему задание, не знаю, будет ли выполнять, но придумайте что-нибудь.

– Ты возвращаешься на Парадиз? Зачем? – удивилась Амелия. – Ты же всегда избегала возвращения на родину.

– Возвращаю книгу владельцу, если не вдаваться в подробности. На землях паладинов Миру грозит опасность в лице белых рыцарей Парадиз. Ему туда категорически нельзя.

– Можешь положиться на нас, – Ивон понимающе кивнул подруге. – Сделаем всё возможное.

– Какой ты уверенный, Мир же демон, что ему в голову взбредёт? – недовольно буркнула Амелия. – Ладно, но за это привези мне сувенир с Парадиз.

– Спасибо, ребята.

Отпустив товарищей, паладин стащила из вазочки Рив пончик и юркнула сквозь толпившихся у её стойки метеоров прямо к двери, поспешив начать подготовку к походу на зачарованный остров Санктум.

9

Воссияет звезда над священной землёй

Рив чистила винтовку сидя за стойкой у входа, встревожено хмуря брови. Динара не посвящала лейтенантов в детали заданий, доверенных генералом, однако любезно попросила проконтролировать Найтвокера. Это казалось простой задачей, ведь капитан предусмотрительно отправила демона вместе с Ивоном в городскую библиотеку на поиск информации, однако… Рив подняла взгляд на шмыгающего носом стрелка, стоящего перед стойкой, к затылку которого Амелия осторожно прикладывала лёд.

– Значит, он снова свалил стеллаж, и тот упал на тебя, – сохраняя спокойствие, лейтенант процитировала пересказ стрелка о задании.

– Ай, – дёрнувшись, Ивон виновато кивнул. – Да. С того момента, как Луна ушла из улья, Мир выглядел не менее подозрительно, чем она. Спрашивал, не видели ли её другие метеоры.

– Луна сказала, что в Парадиз ему нельзя, – Амелия подтвердила слова друга. – Мир и у меня спрашивал, куда она ушла.

– Вот упрямец, – коснувшись переносицы, Рив положила винтовку на стол. – Ивон, возможно, глупый вопрос, но ты ведь не сказал ему, куда она пошла?

Парень потянул воротник чёрной водолазки, сглотнув напряжение. Его молчания было достаточно, чтобы Рив поняла плачевность ситуации. Шлёпнув саму себя по лицу, она потянула ладонь вниз, шепча ругательства.

– Просто разговор зашёл, и я случайно проговорился.

– Как он отреагировал?

– Кажется, разозлился, но старался не показывать.

– Духи, – на выдохе произнесла лейтенант. – Это конец.

– Он же не настолько безрассуден, чтобы зайти на земли Парадиз, – понадеялась Амелия. – Демон ведь. Земли защищены барьером.

Рив недовольно покосилась на мечницу.

– Ну да, мы же о Мире говорим, – та быстро поняла, что рассчитывать на благоразумие демона не приходится.

– Будем надеяться, что он не натворит дел и барьер не пропустит демона, – лейтенант откинулась на спинку стула, задумавшись о последствиях.

Парадиз оградил себя от Тессерии добровольно. Если Кая закрыта только в жилых зонах, границы земель Паладинов в последнее время охраняются строго. В лучшем случае, белые рыцари поймают его и отправят запрос в отряд, чтобы кто-то из представителей забрал демона. В худшем, этим утром Мир посетил Цветущую Вишню последний раз. Как бы то ни было, объяснительную Динаре всё равно писать Рив и Ивону. Помимо этого, стрелок не понимала, почему Найтвокер вдруг стал не против командной работы с паладином, хотя до этого между ними случались грубые стычки. Нет, до этого Луна и Мир тоже ходили на задания, но отношения между ними были куда более напряжёнными из-за демона. Возможно, в Йоль на него что-то положительно повлияло. Конечно, это хорошо, если демон научится работать в команде, но, учитывая некоторые сложности – лучше бы это случилось позже.

– Ладно, что зря кости перемывать, – махнула рукой Амелия и поднялась со стула. – А вот я, пожалуй, пойду.

– А, да, у тебя же задание. Не передумала? И так работаешь без выходных.

– Я опять на мели. Пойду зарабатывать на лучшую жизнь своему волку, – посмеялась мечница, направившись к выходу из улья. – Не скучай, Рив.

– Тоже пойду, – буркнул Ивон, направившись на второй этаж.

– Удачи, – кивнула стрелок, и, опустив глаза, сосредоточилась на чистке оружия, стараясь освободить голову от тяжких мыслей.

Отправлять на поиски демона кого-то было бессмысленно. С его силой здесь придётся кстати только Фобос, но тот ещё вчера покинул Хельдор. Теперь оставалось надеяться, что Мир или одумается, или хотя бы не попадёт в неприятности, чтобы не опозорить Цветущую Вишню.

•••

Стоя у границ Парадиз, очерченных от остальных земель Тессерии белыми рунами, Луна смотрела на ночное небо, выпуская пар изо рта. Ночи в Тессерии холодные, несмотря на приближение лета. Чёрный купол убаюкивал сонный город, огни которого исчезали среди мелькающих деревьев густого тёмного леса. Тонкий серп белого месяца царствовал на небосводе, собирая вокруг себя маленькие блестящие огни. Паладин невольно вспоминала время, когда жила на Селестии, защищённая воинами Белого Дворца. Годы самообмана и унижения. Опустив глаза на бледную ладонь, сжала кулак. Паладины закрылись ото всех, преследуемые позором за смерть Святого и не смогли очиститься даже ценой тысячи смертей во время Великой Войны. Тогда священный народ должен был кануть в лету, но сейчас правящий лорд старательно пытается вернуть былую мощь. Снова взгляд на небо. Плохо получается, ведь Селестия, что была высоко в небесах и была почти невидима невооруженному взгляду, с падающими водопадами, опустилась ниже и земля, когда-то парящая в облаках, была не выше гор, окруживших самое крупное в Тессерии озеро Слёз. Луна получила задание отправиться в Зачарованный лес, который расположился на острове древних паладинов Санктум, что располагался посреди этого озера. Будет тяжело, но не из-за снежной бури и холода. Первые паладины сотворили остров по велению Небесного Зверя и спрятали там реликвию, что предназначается Святому. Пришлось покопаться в архиве метеоров, чтобы получить более подробную информацию об острове.

Глубоко вдохнув, Луна переступила сияющие на земле руны. Те блеском признали паладина. Показалось, будто в лицо ударил тёплый воздух. Барьер. Парадиз был приветливым и дружелюбным государством в прошлом. Время меняет многое, особенно на землях паладинов. Оставалось надеяться, что принципы этого народа за столько лет остались неизменными, в чем Луна, почему-то, сомневалась.

Изредка стрекотали сверчки. В воздухе танцевали светлячки, путаясь среди шепчущей листвы, которую нежно качал ветер. Глубоко вдохнув влажный воздух леса, Луна остановилась и закрыла глаза. Такое приятное чувство. Ей хотелось побыть здесь дольше, успеть напиться прохладой и атмосферой нетронутой природы. В её жизни так мало моментов, когда она может вот так ни о чём не думать. Просто наслаждаться тем, что происходит сейчас.

Шум на дереве неподалёку. Паладин замерла и прислушалась. Какое-то невнятное бормотание. Точно не монстр. Тогда бандиты? Нет, поодиночке они не ходят, да и на границе паладинов не промышляют. Сорвав с чокера колокольчик с лилией и лентой, она высвободила магический посох. По телу быстро пробежались белые искры, и девушка медленно подошла к подозрительному дереву. Вдруг, прямо перед её лицом оттуда вынырнул Мир, повиснув вверх ногами на крепкой толстой ветви.

– Здоров, Лихт.

От испуга девушка со всей силы ударила его посохом по голове, и демон с грохотом свалился на землю, грязно ругаясь и зажав ладонью нос.

– Ах ты ж су-ука, – жалобно протянул от боли парень. – Не видишь, что ли, кто перед тобой?

– Мир? – удивилась Луна, и, от осознания того, что перед ней товарищ по отряду, недовольно нахмурила брови. – Как ты?..

– И я рад тебя видеть, – вытирая кровь из носа, усмехнулся Мир и поднялся с земли.

На его лице тлели ожоги, оставленные после преодоления барьера.

– Духи, что с твоим лицом, – обеспокоенно спросила она, чуть касаясь обожженной кожи Найтвокера.

– Заживёт. Слышал, что ты на задание в Парадиз пошла, решил помочь с его выполнением, – демон отклонился назад, избегая касания. – Разве мы не договорились вместе решать проблему в лице Скитальцев?

– С чего ты взял, что это из-за Скитальцев? – Луна подняла бровь.

Мир помрачнел.

– Ты думаешь, я тупой? Слиняла сразу, как я ушёл к кепу, ещё странное задание рыться в библиотеке в поисках информации о Скитальцах. Я видел, как Динара передавала тебе конверт у столичных ворот. После Йоля сразу понял, что тебя закинули на секретное задание.

– Ты серьёзно? – обречённо заныла Луна. – Поняв это, ты решил пойти за мной?

– Без меня не выкарабкаешься, слабая ты, – демон облокотился о её голову. – Мы же условились помогать друг другу.

– Помогать? – разозлившись, она начала колотить демона посохом по голове. – Мир, я не сказала, чтобы ты не нарушал законы Парадиз, а не потому что не хотела твоей компании!

– Ай! Блин, хватит уже! – поймав посох мага, Мир предотвратил очередной удар по голове.

– У тебя ожог на пол лица от защитного барьера, – фыркнула девушка, дергая посохом, чтобы демон его отпустил. – Я печать усилила не для того, чтобы ты законы нарушал!

– Брось. Я же метеор, считай, что это необходимость.

– Послушай, прямо сейчас ты можешь стать проблемой в выполнении задания именно потому, что проник на земли Парадиз! Меня загребут вместе с тобой! А я не должна попасть в руки лорда!

– Снова паникуешь, – Мир недовольно рыкнул и отпустил посох. – Поверь, я держу ситуацию под контролем. Да и смогу защитить от лорда. Кстати, зачем ему это?

– Не знаю, – произнесла Луна, нервно усмехнувшись. – Стигг сказали, что это может быть опасно.

Смотря на злое лицо паладина, Мир впервые почувствовал себя виноватым. Еле заметные морщинки на хмуром лице, недовольный уставший взгляд. Это взывало к голосу совести, которой у Найтвокера то ли не было, то ли очень крепко спала, но сейчас становилось не по себе. Луна отвернулась, тихо спрашивая у духов, за что ей такое наказание. На самом деле она думает, что демон всё испортит.

– Извини.

Та изумлённо обернулась. Спрятав руки в карманы, демон смотрел прямо в золотые глаза напарницы и был серьёзен как никогда.

– Что?..

– Глухая, что ли? Я говорю, извини, что всё порчу и что поливал тебя дерьмом. Я ошибся, – уже более агрессивно повторил Мир. – Повторять не стану.

– Э-э, нет, не надо, – паладин отвела взгляд. – Я слышала.

– Не пойми неправильно. Демонов в Тессерии не любят из-за ублюдка Нефилима и его предков. Я попадаю под удар просто потому, что родился в Хель. Очевидно, что когда с тобой, изгоем всей империи, пытается подружиться паладин, то начинаешь думать, что тебя используют, – демон скрестил руки на груди. – Но сейчас я признаю, что ты не такая. Был несправедлив. Но мы же закончили на позитивной ноте в Йоль. Что не так? Почему ты так злишься?

– Потому что ты не понимаешь ответственности, Мир, – спокойнее ответила Луна, крепко сжимая посох в руке. – Это важно. Очень важно. Я не сомневаюсь в тебе, но демон в Парадиз… Задание обречено на провал только потому, что белые рыцари могут вмешаться из-за тебя.

– Я понимаю.

– Правда? Тогда почему ты здесь, нарушив закон Парадиз?

– Закон-закон. Только и твердишь. Выдержал древние руны, выдержу и это. А крылатые мне определённо под силу. Признай, что я пригожусь в бою.

Паладин смотрела на напарника со злобой и скептицизмом. Прерывать размышления демон не намеревался, рассчитывая, что события в Йоль благосклонно сказались на доверии Луны, которое сейчас крайне важно для него.

– Хорошо, – болезненная правда была неохотно принята. – Но ты делаешь всё, что я скажу. Вообще всё.

– Я и в Йоль всё делал по плану, – демон подошёл ближе. – А суть задания то в чем?

– По плану? Обе Эвюр должны были выжить. А ты убил Элизабет, потому что шёл на поводу эмоций. Вот что скажу, – махнула рукой, подзывая Мира подойти поближе.

Тот чуть наклонился, подставляя заострённое ухо и вильнув хвостом. Поднявшись на носочки, Луна приготовилась шепнуть суть дела, которое ей предстоит решить, однако, её отвлек шорох позади. Девушка резко обернулась. Никого. Несмотря на то, что основная причина тревоги стоит прямо перед носом, паладин никак не могла понять, какова причина усиливающегося беспокойства.

– Что-то не так? Передумала? – пробормотал Мир.

– Ты ничего не чувствуешь?..

Подняв голову, парень замер. Луна внимательно смотрела на него, дожидаясь утешительного ответа, что ей всего лишь показалось.

– И правда, помимо нас тут есть кто-то ещё, – демон заметно помрачнел. – Кто-то из моего народа.

– Демоны?! На границе земель пал… – вскликнула девушка, но Мир тут же зажал ей рот рукой.

– Тише! Спугнёшь.

Они замолчали, вслушиваясь в тишину. Могло показаться, что это ошибка, однако, Мир был уверен, что помимо него границу Парадиз пытается пересечь ещё один демон со странной сущностью, но поняв, что обнаружен, предпринял попытку бегства.

– Кто-то ещё знает о том, зачем ты в Парадиз? – шепотом спросил парень.

Луна отрицательно качнула головой. Мир убрал руку от лица паладина.

– Почему вы так легко проходите через барьер? Он что, шутка? – шепнула девушка.

– Возможно, у этого демона тоже печать паладина.

– Отлично, если это Скиталец, не хватало, чтобы паладины способствовали открытию Врат.

– Что будем делать? Поймаем?

– Нет времени, – отмахнулась от напарника Луна. – Возможность попасть на остров мала, можем не успеть.

– Так серьёзно? Ладно, как скажешь.

– Даже возражать не будешь?

– Пообещал же, что в этот раз без выкрутасов.

– А, эта ситуация с демоном напомнила мне кое-что.

– И что же? – парень непонимающе поднял брови.

– Мир, мы сейчас на границе земель паладинов, – покрутив вокруг себя посох, Луна вновь обернула его в серебряный колокольчик и повесила на шею.

– И что с того? Помолиться?

– Это священные земли. Никому, кроме паладинов сюда нельзя.

Тишина. Мир и Луна молча смотрели друг на друга, переваривая информацию.

– Ты уже говорила. И что?

– Совсем дурак? Сейчас ты прошёл границы, но в город так просто не пройти. Даже моя печать не скроет тебя от рыцарей.

– Если поймают, – усмехнулся парень, подчеркнув интонацией «если». – Дойдём до ворот нужного города и разделимся. Я сам проникну за его стены и дальше сойдёмся где-нибудь.

– Это паладины, Мир. Демоническую сущность почувствовать может даже ребёнок. Дело не в кровной вражде, а самой сути.

– Ты же не можешь. Нам вообще куда?

– В Северную Розу, там меня должна ждать Рагна.

– Рагна? Жесть, – демон хитро заулыбался. – Не проблема. Всё будет как по маслу.

Луна недоверчиво нахмурилась и шмыгнула носом.

– Разве нам не нужно торопиться? Двинем к Розе, а там разберёмся.

Привала не было. Лес становился всё гуще с каждым пройдённым километром. Из-за высоких крон выглядывали заснеженные горы, над которыми парил белый город Селестия. На пути всё чаще попадались светящиеся цветы, разгоняющие ночную тьму и указывая путникам верную дорогу. Вдали шумело море. Воздух стал влажным и холодным, а значит Роза Ветров уже близко. Ветер шумел кронами высоких деревьев, не имея возможности пробиться сквозь густую листву. Они молчали. Демон, пряча руки в карманы, шёл впереди, от скуки пиная шишки, что попадались ему на дороге. Погрузившись в собственные мысли, Луна шла позади него, устремив взгляд на кисточку чёрного хвоста. Неспокойно на душе.

– Вижу свет, – произнёс демон, остановившись у кустов с малиной, преграждающих путь. – Мы на месте?

– Разве? – Луна приложила ребро ладони ко лбу, присмотрелась. – Верно, там проход в горах.

– Время ещё есть? Хочу малину.

– Сейчас? – удивилась Луна. – Может, позже? Не такая уж редкая ягода.

– Ну, на моей родине её было очень мало, потому возможность не упускаю никогда, – присев на корточки, он стал собирать в ладонь крупные розовые ягоды. – У нас больше терновник и клюква, как сейчас помню, искали ребятнёй на болотах. Голодные времена, ягоды на вес золота.

– Ты из холодных мест?

– В Хель таких нет. Болотистый лес за Поющими скалами, – роняя малину, он подбирал её с земли и укладывал обратно в ладонь. – Была там когда-нибудь?

– Нет, не доводилось посетить Хель, наверно. Если честно, не помню, – отрицательно качнула головой девушка и вытащила из рюкзачка бархатный мешочек. – Собирай сюда, а то только больше роняешь.

Демон задумчиво смотрел на рюкзак девушки. Она всегда достаёт оттуда столько вещей, хотя с виду там поместится разве что небольшая книга. Недолго думая, Луна присела рядом и стала собирать туда ягоды.

– Всё хотел спросить о твоей амнезии.

– Что такое?

– Совсем ничего не помнишь?

– Помню родителей, дом, в котором жила. И…

– М? И что ещё?

Луна не ответила, лишь замерла, коснувшись очередной ягоды. Взгляд паладина померк, будто только что она вспомнила что-то неприятное.

– Можешь не говорить, – Мир понял, что такие вопросы Луне лучше не задавать и решил сменить тему. – Ты же с Селестии? Мне казалось, когда мы познакомились, у тебя были крылья. Видел их печать у тебя на спине.

– Да, моё детство прошло в там, – настроение паладина явно ухудшилось.

Сунув мешочек полный ягод демону, она встала и отряхнулась.

– Нам пора.

– Я-ясно, – протянул Мир. – Тогда ты иди к воротам и жди меня у причала.

– Мне всё ещё интересно, как ты собираешься проникнуть в город.

– Это уже не твоего ума дело, – он встал и ткнул пальцем в её лоб. – Двинули.

Луна смотрела, как Мир направляется в сторону, где не было тропы, через малиновые кусты вглубь леса, защищающего границы земель паладинов и молилась о том, чтобы его не поймали белые рыцари. Когда же фигура демона окончательно растворилась в темноте, паладин продолжила свой путь уже в одиночестве.

Вход располагался перед горным кольцом, в виде защищённой рунами пещеры. Белые рыцари. Досмотр. Пришлось даже снять толстовку и печать с крыльев, чтобы убедить их в своей принадлежности к народу Парадиз. Удовлетворённые осмотром, рыцари молча оставили девушку в покое, позволяя войти в пещеру, на том конце которой уже проглядывали жилые дома и местные жители. Внутри горели старинные фонари из черного металла и витражного стекла. Отсюда же начиналась мощёная дорога, уводящая гостью в город. Ничего примечательного.

Выйдя из пещеры, Луна поморщилась от яркого света. Город процветал. Ночная Северная Роза ничуть не уступала дню, освещаемая белыми огнями новеньких фонарей. Но первое, что бросилось в глаза были не люди и даже не светлые дома. А водопады Селестии. Лихт настигла печаль и мимолётная боль, отозвавшаяся уколом в сердце. Интуиция подсказывала – что-то не так. Город окружён живой изгородью сорта «голубой жасмин» с белыми бутонами. Пахло цветами, свежей выпечкой, уютом. Городок не большой, склоном уходящий вниз, к причалу, где город и заканчивался. Очень много рыцарей, но не патрулирующих город, а спокойно проводящих время за разговорами с изящными, тонкими будто тростинки дамами, украшающими себя небольшими шляпками и белыми кружевными платьями. Луна будто вернулась в прошлое. Почти ничего не изменилось, разве что дома стали строить многоквартирные. Девушки вооружены закрытыми кружевными зонтиками, что в дневное время оберегали кожу от света. На руках белые перчатки, платья в пол, с высоким кружевным воротником. Паладины все белокожие, и загар не был показателем красоты. Рыцари, днём и ночью стоящие на страже закона, в шрамах, со странными черными пятнами на руках и лицах, любовались ими, окрикивая и любезно приглашая на чашечку кофе или бокал вина из лилий. Редкое угощение, которое делают только в Парадиз, больше ни один народ не смог повторить этот загадочный рецепт. Луне довелось попробовать однажды такое вино, всего один раз, но из-за события, которое вынудило сделать глоток, вино показалось ей очень горьким, хоть и славится своей сладостью и цветочным ароматом.

Яркие улицы города тянулись меж двухэтажных домов, украшенных яркими фонарями. Передвигаться по ним на транспорте нельзя из-за ступеней, встречающихся на дороге каждые три-четыре метра, а всё из-за того, что большая часть города уходила под гору. Прохожие не обращали на неё внимание, а Луна, оглядывалась по сторонам, понимая, что заставляет её тревожиться. Скверна. Еле ощутимая, но не где-нибудь, а в телах паладинов. Будто вся идиллия, царившая в Северной Розе, была лишь вуалью, прячущей нечто от посторонних глаз. Заражение? На священных землях? Как такое возможно?

Чем ближе место встречи, тем отчетливей на пустом причале становилась фигура Рагны. Говорить ей о Мире, пожалуй, не стоит. Рагна придерживается всеобщей ненависти к демонам и, не будь напарник паладина метеором, то давно бы лишился головы от клинка праведного рыцаря Парадиз. Спешно преодолев длинный путь от входа в Северную розу до причала, Луна, перепрыгивая последние ступени, наконец оказалась на причале. Рагна выпрямилась, завидев Лихт, приложив ребро ладони ко лбу.

– Приветствую Вас, леди, – сурово произнесла женщина. – Кажется, совсем не торопились.

– Здравствуй, – кивнула та, подойдя ближе. – Рагна, а что происходит? Кажется, с местными что-то не то.

– Вы о чём? – Стигг подняла бровь.

– А, эм, кажется, что здесь много заражённых скверной.

– Вздор, – женщина начала нервничать. – В Парадиз такого просто не может быть. Наши земли защищены Священным Древом.

Луна коснулась губ, удивлённо смотря на рыцаря. Она пытается скрыть правду, или же ничего не чувствует?

– Почему Вы так смотрите? – Рагна скрестила руки на груди. – Не верите?

– Нет, просто задумалась, – совершенно спокойно ответила Луна. – Наверно, мне просто показалось.

– Санктум опасное место, – воительница сменила тему. – Лорд обеспокоен Вашей безопасностью, потому велел сопроводить.

– Рассчитывала, что не буду брать на Санктум никого, – тихо посмеялась девушка, почесав щеку. – Даже тебя.

– Прошу простить, но от моего сопровождения отказаться не выйдет. Хоть я Ваш личный рыцарь, леди, однако, следую приказам лорда. И его наказом было обеспечить Вашу безопасность.

– Да-да, рыцари Парадиз, прежде всего, рыцари лорда.

– Мы беспокоимся о народе, о Вас. А Вы добровольно подвергаете себя опасности, ещё и водитесь с демоном, оскверняя себя.

– Ты слишком категорична.

– Я знаю, о чём говорю, прошу, прислушайтесь.

– Паладины стали слишком брезгливы по отношению к другим народам? К слову, не припомню, чтобы выбирала тебя в качестве рыцаря.

– Это делает глава семьи, – женщина начинала злиться. – Вы не можете оспорить его решение, несмотря на определённую власть.

– Полагаю, так будет, пока моя память не вернётся.

– Но сейчас всё так, как есть.

– Считаешь, что это повод подчинять меня воле лорда?

Рагна поморщилась, решив не продолжать спор. Луна с уверенностью смотрела на воительницу, вскинув светлые брови. Пусть Луна и не помнила большую часть событий своей долгой жизни, но адепты заверили, что паладины с нетерпением ждут, когда она, пробудив воспоминания, вернётся в Парадиз, а значит, является очень важным человеком здесь. Рагна может спорить сколько угодно, но понимание Лихт её роли в будущем придавало уверенность в разговоре с рыцарем.

– Я не хочу, чтобы Вы снова погибли, – вдруг сказала Рагна. – Возвращайтесь на Селестию.

– Думаешь, я ничего не понимаю? – Луна тихо посмеялась.

– Прошу простить мою дерзость, но никто не собирается ограничивать Вашу свободу.

– Когда-нибудь вы перестанете видеть во мне дурочку, верно? Я подожду.

– Вы слишком упрямы, – женщина обратила внимание на светлеющий горизонт. – Лодка давно готова, можем отправляться.

– Может быть, – согласилась Лихт, но отправляться в путь не спешила.

Демона до сих пор не было, от чего Луна начала переживать, что его всё же поймали белые рыцари. Не было у неё сейчас времени вытаскивать его из тюрьмы. Не знала, как будет оправдываться перед Рагной, когда Мир появится, хотя, по праву аристократа, вообще не должна делать это в отношении тех, кто ниже по статусу. Самой стыдно, насколько, оказывается, Лихт слабовольна.

Стоило паладину подумать об этом, как в поле зрения появился человек в черном длинном плаще, бегущий прямиком к Луне. Признать в незнакомце Мира получилось не сразу, но как только девушка рассмотрела его лицо в тени капюшона, невольно бросила взгляд за его спину, и испуганно вздрогнула. Следом за демоном бежали белые рыцари, приказывая ему остановиться, но довольное лицо нарушителя спокойствия напрягало Луна сильнее, чем разъярённые солдаты.

– Что происходит?! – запаниковала девушка.

Схватив Луну за руку, Рагна дернула её за спину, попутно призывая меч. Завидев воительницу, Мир призвал копьё и швырнул в неё. Взмахом клеймора женщина отразила атаку. Сразу же скользнув рядом с паладином, Найтвокер схватил Луну за капюшон и, потянув на себя, встал позади. Схватив напарницу за щеки, склонился к её уху.

– Скучала?

– Мир?! – шепнула Луна. – Что ты…

– Если хочешь избавиться от Рагны, только скажи.

– Давай, – не думая, уверенно ответила Лихт.

Вытащив из кармана складной нож, демон приложил его к шее паладина, косясь на Рагну. Женщина оскалилась, но не спешила спасать леди, узнав в нарушителе порядка метеора Цветущей Вишни.

– Демон, – прошипела Стигг.

– Ещё шаг, и перережу крылатой горло, – громко произнёс парень.

Преследующие его рыцари не спешили останавливаться, однако, вмешалась Рагна, преградив им путь рукой.

– Остановитесь! Может пострадать моя леди.

– Стигг? – возмутился один из рыцарей. – Какого хрена ты здесь делаешь?

– Выполняю приказ лорда, – прорычала та. – А вы, ублюдки, упустили демона!

– Покушение на высшего паладина карается казнью, демон! – крикнул один из солдат, направив копьё на Мира.

– Иди в задницу! – весело ответил ему демон и надавил лезвием на белую кожу Луны. – Сделаешь хоть шаг, перережу ей горло.

Из раны начала сочиться кровь, стекая по тонкой перевязанной бинтами шее под одежду. Стиснув зубы, девушка вздрогнула от боли, но Мир лишь сильнее прижимал нож. Белые рыцари стали перешёптываться, обдумывая план действий и будто пытаясь узнать в лице Луны хоть кого-то из высокопоставленных паладинов. Рагна напряглась. Отзывать меч не спешила, но спокойствие Луны было знаком, что Найтвокер, на самом деле, не причинит вреда. Променяла дракона на демона. Стигг хмыкнула. Дело метеора извратило Лихт до того, что отребье тьмы стало ближе соотечественников и адептов. Тем временем, парень обернулся, бросив взгляд на готовую лодку. Очень кстати. Демон швырнул девушку туда, и, перерезав ножом верёвку, толкнул ногой причал. Рагна подбежала к краю, осуждающе смотря на Луну. Та стыдливо опустила глаза. Духи будто одобряли эту авантюру, ведь сильное течение быстро отдалило их от берега. Засуетившись, один из рыцарей выстрелил в демона. Попал. Схватившись за плечо, Мир покачнулся вместе с маленькой лодкой, но устоял.

– Духи, – фыркнул стрелок. – Что за ублюдок? Перезаряд пятнадцать минут, повторить не смогу. Следите, за лодкой!

– Как посмел?! – женщина схватила его за ворот, хорошенько тряхнула. – А если бы задел леди?! Ты хоть представляешь, что сделает лорд, рань ты её пулей?!

– П-простите, командор, – струхнул стрелок.

– Хватит мямлить, – оттолкнув его, Рагна осмотрелась. – Лодку, срочно!

– Мир! – Луна подползла к демону и потянула за плащ вниз. – Дай посмотреть рану.

– Выродки крылатые, – прорычал парень, послушно садясь и снимая с себя плащ. – Жжёт.

– Не дёргайся, – засучив длинные рукава толстовки, Луна положила одну руку на плечо парня. – Будет очень больно.

– Что ты… Ах ты ж сука! – вцепившись в борта лодки прошипел демон сквозь зубы.

Паладин запустила тонкие пальцы в его рану, осторожно пытаясь вытащить медленно разворачивающуюся серебряную пулю, что вот-вот пустит ядовитые корни. От боли Мир сжимал борта сильнее, те заскрипели и смялись. К счастью, пуля не вошла глубоко, и была изъята без особых усилий. Блестящее серебро сверкнуло перед глазами демона, и Мир своими глазами увидел, как пуля пустила небольшие корни, пытающиеся пробиться под кожу девушки. Лихт, немедля, выбросила её в воду.

– К-какого хрена? – тяжело дыша, прохрипел Мир.

– Никогда не видел, как на самом деле работает огнестрельное оружие метеоров? – Луна стала осматривать рану. – Попадая в тело, они пускают корни и прорастают, выкачивая жизненную силу. Чем больше маны у стрелявшего, тем быстрее разрастаются корни. К счастью, стрелок тебе попался слабый.

– Стать горшком для цветов? Нет, спасибо. Впервые готов благодарить духов за везение.

Лихт полезла в рюкзак, чтобы перевязать рану напарника. Демон дышал часто и глубоко, борясь с болью из-за раны, которую паладин была вынуждена разорвать, спешно избавляясь от пули.

– Больно? – спросил он, чуть наклонив голову на бок, развалившись почти на всей лодке и убирая белую прядь волос от тонкой шеи с порезом.

– М? – та непонимающе подняла глаза и закрыла ладонью шею. – А, ты об этом. Даже не заметила, больше испугалась.

– Кажется, ты не слишком жалуешь Рагну, – рассмеялся парень, снимая мантию, а затем и водолазку.

Луна растеряно смотрела на шрамы, разбросанные по всему телу Мира. Каким бы существом не пришлось родиться, и каким бы сильным ты ни был, ранении в битве не избежать. Лицезреть Мира бей майки Луне доводилось часто, однако, привыкнуть к его шрамам до сих пор не получалось.

– Что такое? Нравится? – демон играючи дёрнул бровями. – Извини, но тебе такая красота не светит.

– Хочу сбросить тебя с лодки, пользуясь случаем, – паладин не спеша обработала его рану мазью из лекарственных трав и начала перевязку. – Больно надо, всё равно долго не проживу.

Какая необычная отговорка. Мир не знал, как расценивать слова подруги, но задавать вопросов не стал. Девушка действительно ни слова не сказала о Рагне. Компания рыцаря, судя по всему, была неприятна. Но говоря о неприятностях, Мир был уверен, что на священной земле скверны не почувствует, однако…

– Как хочешь, Мир, но грести придётся тебе, как бы больно не было, – закончив перевязку его раны, девушка намочила свой белый носовой платок красным зельем из маленького пузырька и принялась вытирать кровь от раны на шее.

– Ладно, – сев удобнее, демон достал вёсла и опустил их в воду. – В какую сторону плыть?

Луна подняла голову, осматривая ночное небо. Барьер скрывал остров от посторонних глаз, но зная ориентиры, добраться до него не составляло труда.

– Вон созвездие феникса, – она вытянула руку, указывая на самую яркую звезду. – Видишь, где заканчивается хвост? Нам нужно плыть строго к последней звезде.

– Понял.

Превозмогая боль, Мир стал грести по указанному направлению. Перевязывая рану на шее, Луна смотрела на отдаляющийся город. Над водой стелился туман, становилось холоднее. Она не могла поверить, в то, что зашла так далеко. Ещё немного, и они окажутся на Санктуме, где незваных гостей ждёт суровое испытание воли и стойкости духа.

10

Украшенный лилиями гроб небесной девы

Звенели цепи на кандалах, сковавших тонкие белые запястья. На белой стали сияли золотые руны, запечатывая силы носящего. Двигаясь по стеклянному коридору, вдоль стен которого выстроились белые рыцари, Луна замучено смотрела в пустоту. Перед ней шёл мужчина с тростью, которую украшала маленькая золотая голова волка. Белая парадная форма паладинов была неотъемлемой частью его образа. Один из трёх генералов Селестии, Вард Стигг, приближённый покойного короля Парадиз, падшего несколько дней назад во время захвата Белого Дворца демонами. Несмотря на форму, с медалями и голубой лентой, где красовался орден в виде солнца с луной внутри, для мужчины этот день был не менее траурным, как для матери обвинённой в предательстве девушки, что неделю назад готовилась выйти замуж за принца Парадиз. Жених, что после смерти отца принял корону, народ земель паладинов, даже родной отец отвернулись от той, кто изгнал демонов с Селестии. Лишь мать до последнего умоляла мужа помочь единственной дочери, но её мольбы услышал посторонний человек, который видел в девушке героя, а не предателя. И Луна сдалась добровольно. Рассказала рыцарям, ведущим допрос всё, как было и не единожды. Билась в слезах, умоляя сохранить жизнь, и не понимала, почему приговорена к казни, хоть и не совершила ничего плохого. Стояла на коленях, уткнувшись лбом в пол, цепляясь за ноги нового короля, что должен быт стать её супругом. В конечном итоге, устав от слез и молитв, приняла участь, наполнив сердце обидой и ненавистью. Смерть – значит смерть, пусть будут прокляты.

Она ступала босыми ногами по холодному белому камню с золотыми узорами. В белой рубахе, касающейся колен и рукавами, в которых хотелось спрятать покрасневшие от холода пальцы. Длинные светящиеся волосы волочились по полу за хозяйкой. Некогда слабые белые крылья обрели силу, привлекая внимание золотой и перламутровой пылью на перьях. Рыцари провожали предательницу в последний путь до эшафота, сооруженного специально для неё у Священного Древа. Дань благодарности за спасение Селестии. Единственное, чем паладины могли выразить свою благодарность. Место, откуда та по доброй воле забрала реликвию, слившись в ней воедино ради спасения родного города. Возможно, отчаянная мера, но доберись демоны первыми до дерева, Парадиз перестал бы существовать после падения Селестии, обернувшись в руины. После этого дня глаза Луны приобрели золотой цвет, как и кончики пальцев, и следы от пролитых слёз, а объёмы маны возросли во множество раз, наполнив слабое тело болью. Обращать на неё внимание Луна перестала. Это всё больше не имело значения. Ведь скоро «любимый» супруг поднимет меч, чтобы исполнить приговор. Стигг пытался бороться с советом Парадиза и решением короля, чему девушка была безмерно благодарна, однако, генерал так и не смог облегчить приговор, из-за чего чувствовал, будто на эшафот ведут не Луну, а его. Некоторые аристократы так же поддерживали его, вместе с армией Парадиз, но приказ короля неоспорим. Девушке даже не дали попрощаться с матерью. Это решение принадлежало её отцу. «Пусть отвечает за свои ошибки» – так ответил легендарный генерал Лихт, герой Парадиза, ни разу не взглянув на дочь после того, как та была захвачена белыми рыцарями.

Они остановились перед бело-золотыми округлыми дверьми. Генерал поднял руку, как бы прося белых рыцарей, идущих за ними, дать немного времени. Луна ни на что не реагировала. Мысли терзали и без того уставшее сознание. Что плохого она сделала? Убила демонов, сохранив Священное Древо? Спасла от истребления паладинов, которым демоны желают мучительной смерти? Столько паладинов осталось в живых. Так почему? Почему власть, объявила её предателем? Из-за реликвии? А что она должна была делать, если демоны подбирались к Древу и были в нескольких шагах от него? Почему она должна расставаться с жизнью в шестнадцать?

– Леди Лихт, – произнёс мужчина, касаясь холодной ладони девушки. – Примите мои соболезнования.

Девушка молчала. Хмурилась от обиды и ненависти к своему народу. Не хотела мириться с тем, что вот-вот лишится головы. Чего боятся паладины? Не их ведут на публичную казнь. А отец… Не сделал ничего ради дочери. Только сейчас она понимала, что ему было всё равно на судьбу дочери и всё, чем она оказалась полезна, так это брак с будущим королём, который так и не состоялся из-за нападения демонов во время свадебной церемонии.

– Я сделал всё, что мог. Небесный Зверь оценит Ваши…

– Его нет, – тихо произнесла девушка. – Небесного Зверя нет.

– Не говорите так, – мужчина печально поднял брови. – Вы ведь прекрасно знаете, что…

– Если бы это было так, – она резко подняла голову на генерала. – Я бы не стояла здесь сейчас!

Это больше не смиренное дитя, а дикий зверь, готовый разорвать любого, кто попадётся на пути. Эта ярость пылала ярче солнца, царившего на небосводе. Дочь великого генерала, рождённая с Покровительством Духов. Прославленная среди аристократии послушанием и смиренностью, за несколько ночей в темнице стала безжалостным чудовищем. На пороге смерти она была готова биться до конца и, в хрупком теле зародилась сильная воля, та же, что и у сурового воинственного отца.

– Паладины падут, – девушка оскалилась. – Иной участи я им не желаю.

Её осипший, резкий голос напряг белых рыцарей и те приготовились к возможному побегу. Генерал снова махнул им рукой, после чего осторожно обнял Лихт, понимая, что в ней говорит отчаяние.

– Прошу, примите смерть с честью. У Вас больше нет титула, но это не значит, что можно уподобляться глупцам.

Не выдерживая душевной боли, та расплакалась, прикусив нижнюю губу, чтобы сдержать крик. Она не могла принять этого. Не могла смириться.

– Если Слеза Бога наградила Вас даром, то эта смерть будет для вас толчком к светлому будущему, – сказал Стигг, нехотя, с сожалением в голосе. – Паладины забыли своего прародителя, но не я. И раз Вы носитель дара, мой род отныне и впредь будет верен Вашему лику. Клянусь.

Дверь распахнулась. Взору открылся знакомый зал с парящими островами и балконами у стен, где собралась вся знать, чтобы из первых рядов наблюдать за смертью высшего паладина. Совсем недавно здесь было множество трупов демонов, прорвавших оборону паладинов. Тех демонов, убитых Луной, принявшей силу реликвии, что хранил этот закрытый даже королей зал. От двери к парящему острову с деревом из белого камня и золотой листвой вела каменная тропа. Над стеклянным куполом сияло солнце. У дерева стоял король Артур Фелис – бывший жених Луны, ныне молодой король Парадиз. Поставив меч перед собой, он устремил взгляд холодных голубых глаз на ту, кого недавно собирался назвать женой. Внутри девушки всё забурлило с новой силой.

– Пора, – сказал генерал, переступив порог запретного зала.

Луна собиралась последовать за ним, однако, подняв взгляд к дереву, замерла в ужасе. Кажется, что кроме неё этого не видел никто, но вокруг Священного Древа спал огромный белый волк. На его лбу был белый символ слившегося солнца и полумесяца, а шерсть переливалась подобно рассветному небу, с которого ещё не пропали звёзды. Открыв один золотой глаз, волк смотрел прямо на девушку. Толчок в спину. Девушка резко обернулась, встретившись взглядом с белым рыцарем, призывающим её поторопиться. Снова взгляд на Древо, но зверя там уже не было. Показалось?

Тряхнув головой. Луна задумалась над словами генерала. Наполнив грудь чистым, холодным воздухом, она гордо подняла голову, нахмурив светлые брови, и сделала шаг на каменную тропу. Гул аристократов затих, когда в поле зрения появилась генеральская дочь. Она шла уверенно и смело, сдерживая бурю, что бушевала в душе. Страшно. Смотрела прямо на Артура, что неохотно клялся в вечной любви у алтаря.

Дочь генерала Лихт и молодой король Парадиза. Этот союз был запланирован, когда им ещё не было четырнадцати. Лучшей партией для принца царствующие родители и представить не могли, ведь девушка родилась с Покровительством Духов, которое мог получить не каждый достойный воин. Король с королевой не хотели упускать возможность породниться с дочерью сильнейшего генерала и заручиться поддержкой. Ведь сильные родители могут родить сильных детей, а сильные правители приведут королевство к процветанию. Всё достоинство и сила Луны были лишь в Покровительстве и отце. Только это заставляло окружающих думать, что будущие дети будут достаточно сильными. Что касалось мнения Луны и Артура, так юный принц был единственным, кто выражал недовольство. Девушка же, прислушиваясь к мнению отца, не отпиралась, заставив себя полюбить Артура. Сейчас она была готова растерзать всех, кто находился здесь и сейчас. Где-то здесь, в толпе, был и её отец.

Луна не хотела поднимать глаз, пока не услышала голос матери. Та кричала дочери, протягивая руки и переваливаясь через мраморные перила. Надрываясь от слёз, женщина пыталась отцепить от себя руки мужа, сдерживающего её необдуманные действия, которые приведут женщину к смерти. Отвернувшись, девушка подумала, что лучше бы мать не приходила. Лишь она любила дочь искренне и нежно, подбадривая и оправдывая грубого отца, что не хотел дарить любовь единственной дочери. Луна всю жизнь старалась следовать его идеалам, прилежно училась, соблюдала этикет и смиренно принимала судьбу послушной жены, которая должна прославить род наследниками. Какая чушь. Отец никогда не смотрел на неё. Раз всё так повернулось, пусть этот мужчина хотя бы сбережёт жену.

Вард и рыцари остались у ступеней, пока Луна поднималась к Древу, крепче сжимая руки в кулаки. Смириться с мыслью о смерти почти получилось, но должна ли она принимать всё как есть? Встав перед Артуром, она должна была склонить колено, однако, девушка не сводила мрачного взгляда с нового короля Парадиз, чем всполошила возмущённую аристократию на балконах. Всё ещё слышала голос матери. Нет. Раз предстоит умереть, то оказывать честь королю незачем.

– Луна Лихт, ты обвиняешься в предательстве родины, – громко произнёс король. – Воспользовавшись нападением демонов, ты ворвалась в парящий зал Священного Древа и присвоила себе слезу Божественного Небесного Зверя, испив её и завладев силой. Признаёшь ли ты свою вину?

– Нет, – ответила Луна. – Не признаю.

Толпа снова зашумела. Артур недовольно поморщился. Они решили, что демоны напали по сговору с Луной, но никто до сих пор не подумал о том, насколько девушка была верна Парадиз и короне. Впрочем, после новости о казни пересмотрела мнение на этот счёт. Раз обвинили в предательстве – пусть так и будет. Луна знала правду, Вард верит ей. А что касается остальных… Небесный Зверь им судья, если он, конечно, действительно всё ещё покровительствует паладинам.

– Ты сговорилась с демонами, дабы захватить Священное Древо и привести Парадиз к краху.

Злость бурлила в крови. В глазах бурлила ярость. Руны на кандалах потухли и те с грохотом упали на пол. В воздухе появились белые копья из света, одно из которых оказалось в тонкой руке Луны. Поднялась паника. Неумелыми движениями Лихт пыталась атаковать Артура, вынуждая его спуститься с острова, где росло каменное дерево. Она видела, как отец орудует копьём, не могла повторить того же, но пыталась, настойчиво размахивая лезвием. Артур умелый воин и, пока рыцари эвакуировали людей, легкими движениями отбивался от атак. Ловким движением молодой король выбил копьё из рук Луны, но та, ведомая злостью и обидой, воссоздала под ногами большую белую печать, над которой все парящие белые копья соединились в одно большое, напоминающее крест, на котором распустились белые лилии – символ чистоты души. Словно кружась в танце, Лихт управляла копьём, против которого королю было сложнее устоять, и с каждым ударом лепестки лилии увядали, а на вьющихся стеблях появлялись шипы.

– Остановись, Сомния! – с надрывом раздался голос отчаявшейся матери.

Меч со звоном ударился о пол и скользнул к краю. Золотые глаза девушки светились вместе с четырёхконечной звездой на лбу. Артур был вынужден поднять голову, ведь парящее лезвие замерло прямо у его шеи. Луна же медленно перевела взгляд на отца, копьё которого остановило взбунтовавшуюся преступницу. Если бы не мать, Луне было бы плевать. Ей суждено умереть, а значит и лживого короля Парадиз готова забрать за собой. Будь она чуть сильнее, то убила бы всех присутствующих.

– Опусти копьё, Лихт, – сипло произнёс мужской голос. – Не позорь мой род.

Невысокий крепкий мужчина с лёгкой щетиной на подбородке. Герой Парадиза и умелый копейщик. В бело-золотой броне, как подобает истинному воину. За спиной трепетал белый новенький плащ с символом соединившихся солнца и полумесяца. Геральд Лихт.

– Это и мой род тоже, – подняв бровь, она кровожадно смотрела на мужчину. – Отец.

Девушка застыла, словно статуя, изредка дергая полусогнутыми пальцами вытянутой руки, которой управляла волшебным копьём. Терять больше нечего. Она собиралась завершить начатое, однако, за Артуром появился белый волк с золотыми лапами и четырёхконечной звездой на лбу. Осторожно ступая на тропу, он вдруг начал меняться, принимая человеческий облик. Зверь стал необычно высоким мужчиной с длинными белыми волосами, золотыми глазами и такой же кожей на руках вплоть до шеи. Зрачки в его глазах были разными: один как солнце, второй как луна. Лицо искажали помехи, но золотой орел в виде кольца солнца вокруг головы сразу дал понять девушке, кто это.

– Н-Небесный, – испуганно распахнув глаза, прошептала она. – Зверь?

Отец, услышав дочь, вздрогнув, проследив за её взглядом. Там не было ничего. Луна же видела его. Мужчина протянул руку, добродушно улыбаясь. Одетый в белый нарядный китель с голубыми лентами и золотой вышивкой, он был прекрасен, совершенное существо, очаровавшее потерянную в гневе душу.

– Nomen meum Helge, – сказал он, касаясь звезды на лбу девушки. – Memento?

– Хелге?..

Лишь обронила Лихт, но взглянув на свою ладонь, застыла в ужасе. Руки и рубаха были в крови. В одно мгновение в глазах, девушки бело-золотой зал превратился в окровавленное поле боя, усеянное трупами шести народов. Пронзительный крик. Белое копьё рассеялось. Схватившись за голову, Луна истошно кричала, закатывая глаза и царапая до крови кожу на шее, чувствуя невыносимую боль. Сквозь ткань рубахи проглядывало белое свечение сердца и появляющиеся одно за другим кольца печатей. Белые крылья упали, растеряв свою силу. Искажения лица незнакомца стало исчезать. Его черты стали аккуратными и узнаваемыми. Это был он. Божественный Небесный Зверь. Печальные золотые глаза смотрели на несчастную, которой сулила смерть. Луна больше не была в тумане, и, упав на колени, смиренно приняла свою учесть. Всё это уже случилось с ней раньше. Казнь, встреча с Небесным Зверем. А дальше… Страшная, кровопролитная война.

Подняв голову на Зверя, она тоскливо подняла брови, осознавая, что сейчас находится под заклятьем острова. Тот покачал головой, будто родитель, недовольный поступком запутавшегося дитя. Хелге коснулся её головы, которую обвил венок из белых лилий, после чего бог исчез, оставляя после себя лишь переливающиеся в лучах солнца пылинки.

– Почему, – заплакав навзрыд, сказала девушка. – Почему я?!

Генерал и король опешили. Опустив руки, девушка плакала, не опуская головы. Блестящие слёзы скатывались по щекам, падая на голые, красные от холода колени. Она уткнулась лбом в свои колени, царапая шею, будто пытаясь избавиться от того, что её сдавливает. Ногти впивались в белую кожу, раздирая до крови, пока из глаз катились крупные слёзы.

Геральд оставался непоколебим. Крепко сжимая копьё, он обернулся к Артуру. Тот, поднявшись с пола, чуть качнулся, не понимая, что произошло. Для них голову девушку внезапно оплёл венок из белых лилий, но не более. Луна видела больше. Оба пришли к мнению, что за время, проведённое в тюрьме, девушка просто сошла с ума. Приняв решение, Артур подошёл к краю тропы и, подняв свой меч, замахнулся.

Боль. Всё исчезло, оставив после себя лишь белое полотно. На пол капала кровь. Опустив голову, Луна посмотрела на окровавленные пальцы. Закричав от боли и ужаса, она закрыла лицо руками и упала на колени. Всё, что так пыталась вспомнить, она сама заперла на крепкий замок. Но сейчас её разум наполнялся ненавистью и тоской, туманя счастье от жизни. Месть в любом случае ничего не решит, но как же ей хотелось убить их всех, даже если сейчас, спустя сражения и годы, она понимала, что казнь состоялась из-за страха паладинов перед силой, что даровала реликвия. И не желая принять смерть и тот момент, Луна лишь укрепила их страх. Слеза Небесного Зверя, последнее, что осталось от мёртвого божества, стала её проклятием, но спасением для Тессерии. Кровавые видения перед глазами мелькали без остановок, причиняя паладину невыносимую душевную боль. Она вспомнила. То, что пережила и видела своими глазами. Как умирали воины, защищающие Тессерию, как чудовище пытается вырваться из огромных врат. Всё это было частью её существования. Частью болезненных, страшных воспоминаний.

Ветер выл одиноким зверем, петляя среди голубых елей. Духи, в виде белых волков, прятались в шепчущих камышах, оставляя за собой исчезающие белые хвосты. Тело Лихт почти полностью укрыл снег. Бледное лицо с полуоткрытыми глазами проглядывало из-под снега. Из глаз катились холодные слезы. Выпустив белый пар изо рта, она медленно поднялась, словно восставший из могилы труп. Туман не покидал мрачный, уставший взгляд, и Луна устало осмотрелась. Верно. Это и было заклинание острова древних магов, испытание, убивающее волю и стремление жить. Всякий входящий сюда исчезает в иллюзиях и больше никогда не вернётся назад. Во время войны мудрецы пожертвовали собой, создав здесь магическую аномалию и лес, разросшийся на острове, стал живым существом, оберегающим себя от незваных гостей.

Луна пришла в себя, но прежнего блеска в глазах уже не было. Связь с Небесным Зверем помогла ей преодолеть это испытание, но сейчас былого стремления к жизни не было. Не хотелось продолжать путь. Сколько времени они потеряли, погрузившись в иллюзии? Они? Почему вдруг паладин решила, что она здесь не одна? Осмотревшись, Луна вспомнила. Мир. Они вместе прибыли на остров, но что случилось потом? Голова невыносимо болела, не позволяя мыслям усваиваться. Демон должен быть где-то рядом. Как вообще вышло, что они оба не заметили, как погрузились в иллюзию? Еле-еле поднявшись, она коснулась шеи. Кровь. На снегу лежал разорванный чокер с колокольчиком. Ресницы дрогнули. Мир крупнее, а значит снег не мог полностью укрыть его. На первый взгляд, ничего примечательного. Пришлось обойти всё вокруг места своего пробуждения. Старые следы занесло снегом, из-за чего она не могла понять, здесь ли пал Мир, или же ведомый иллюзиями он прошел куда-то дальше. Если бы она могла чувствовать демоническую сущность как все паладины, то смогла бы найти его даже по слабому следу. Мир не мог далеко уйти. Если Луна не найдёт его сейчас, то потом будет поздно.

Лишь подумав о его смерти, взбодрилась и стала двигаться быстрее. Нельзя зацикливаться сейчас на вернувшихся воспоминаниях. Хоть головная боль и становилась сильнее с каждым шагом, Луна продолжала идти вперёд, осматривая каждый сугроб в поисках исчезнувшего напарника. Ветер разбивал о лицо крупные снежные хлопья. Из-за метели дальше вытянутой руки ничего не видно. Касаясь тонкими пальцами стволов деревьев, Луна изредка бросала взгляд на духов, пробегающих мимо. Волки оборачивались на девушку, рассматривая её, после чего убегали в никуда.

– Прошу, – обнимая себя за плечи, шепнула девушка одному из духов острова. – Мой друг. Помогите мне найти его.

Волк остановился, за ним другие. Они окружили незваную гостью острова, с любопытством осматривая и принюхиваясь. Признав в ней достойную Покровительства, стая ринулась в сторону. Вожак обернулся, будто зовя её за собой. Паладин спешно последовала за духами. Те петляли среди деревьев, водя носом по воздуху. Лёгкие и быстрые. Поспеть за призрачными волками было сложно, но вкладывая оставшиеся силы в ноги, Луна продолжала идти, порой опираясь на деревья и падая в сугробы от внезапной слабости. Путь духов закончился на опушке и, проследив за просящей, духи скрылись в метели. Осматриваясь, Лихт пыталась найти хоть намёк на то, что демон где-то тут. Бродила от сугроба к сугробу, звала, надеясь услышать ответ. Но ничего, кроме воющего ветра.

Пробираясь к следующему сугробу, споткнулась и упала, с головой окунувшись в снег. Вынырнув, немедленно обернулась. Нога зацепилась за тело демона, укрытого снегом. Развернувшись, она стала копать и поиски, наконец-то, увенчались успехом. Тело демона полностью укрыло снегом из-за отсутствия деревьев на опушке, от того Луна боялась, что он мог не выжить. Собравшись с силами, девушка попыталась вытащить его из сугроба, но только сама провалилась глубже. Чем его кормили, что демон вырос таким высоким и тяжелым.

– Это же я много ем, так почему именно ты такой тяжелый? – попробовав снова, паладин упала в снег.

Бесполезно. Луна не сможет поднять напарника. Нужно разбудить. Насколько это возможно, девушка стала выкапывать тело Мира. Ползком подобравшись к лицу, подняла его верхнее веко, наблюдая за реакцией зрачка. Опустив голову на широкую грудь, замерла. Еле слышные удары сердца парня вселили в Лихт радость. Живой.

– Мир. Очнись, Мир, – похлопав его по щекам, испуганно сказала она. – Пожалуйста, я не оставляй меня сейчас.

Ничего. Снова приложив ухо к груди демона, задумалась. Ещё немного, и замёрз бы насмерть. Сняв толстовку, она вздрогнула от холода. Татуировка крыльев загорелась, и на свободы вырвались настоящие, шелестящие перьями на ветру. Девушка думала, вернулась ли с воспоминаниями былая сила. Тряхнув головой, осознала, что сейчас не время для этого и лучше прибегнуть к старым методам. Накинув толстовку на плечи и надев капюшон, Луна подняла голову Мира, заботливо прижимая его к себе. Большие крылья укрыли замерзшее тело демона, насколько это было возможно. Закрыв глаза, сосредоточилась. Четырёхконечная звезда на лбу засияла. Глаза мага обрели яркость. Кожа на кончиках пальцев стала золотой. Печать паладина на шее демона отозвалась на зов маны, приобретая белое свечение. Луна забормотала заклинание, и всплеск магии будто остановил время вокруг. Снег замер в воздухе, стих ветер, лишь голос девушки, звучавший тихо, как колыбельная.

11

Черная кровь проклятого рода

Рождённый демонической кровью он отвергнут своим народом. Дитя, что не должно появиться на свет приведёт проклятую кровь к истреблению, соединив судьбу божественной сутью, что положит конец войне, длившуюся несколькими столетиями. Лишь золотой венец коснётся своего правителя, кровавый след оборвётся на том, кто много лет вёл созданный божеством мир к погибели.

Плеск. Альтаир нехотя открыл красные глаза, чувствуя, как холодные капли стекают по раскалённой из-за температуры вокруг коже. Демон медленно поднял полный ненависти взгляд. Старый крест давно потерял опору и накренился в бок, коснувшись короткой перекладиной пола и вот-вот готовясь упасть на узника. Он стоял на коленях, пока каменный горячий крест давил на спину. Цепи сковали всё тело, соединяясь особым замком. В плечи и запястья вбиты черные стальные прутья, высасывающие ману, чтобы Альтаир не мог предпринять очередной попытки к бегству. Красные длинные волосы слиплись из-за высохшей крови. Всё тело усеяно шрамами и запёкшимися ранами. На его шее стальной ошейник с печатью паладинов для большей уверенности, что демон не сможет бежать. Вокруг креста на полу такая же печать, переливающаяся белым светом. Власть предприняла все возможные меры, чтобы удержать демона в темнице и не дать ему вырваться на свободу.

За спиной лился водопад из лавы, из-за которого воздух обжигал лёгкие с каждым вдохом. Пахло ладаном. Альтаир был единственным узником. Ни его смерть, ни существование не несли народу демонов ничего хорошего, и правитель Хель не придумал ничего лучше, как запечатать его до момента, как найдёт применение бесполезной туше, отказавшейся подчиниться. Высокие каменные колонны упирались в потолок с изображением Алого Зверя Хаоса, который когда-то давно начал войну между демонами и другими народами Тессерии. Лишь Божественный Небесный Зверь, ценой своей жизни сразил врага, запечатав его в Великих Вратах Инсель, открыть которые могли лишь четыре ключа. Однажды Зверь почти смог покинуть свою тюрьму и, жертвой паладинов, потерявших когда-то своё божество, был низвергнут назад. Альтаир часто слышал эту сказку от матери, наивно полагающей, что рано или поздно деспотии Нефилима придёт конец. Его мать была демоном, но столь благородным и смелым, что не считала нужным скрывать свою веру. Это её и погубило. Да, такие демоны тоже встречались в Хель, но, как правило, своё мнение они держали при себе, дабы избежать участи матери, родившей проклятое для их народа дитя.

– Пора вставать, милый, – посмеялась девушка, сложив белые крылья за спиной и осторожно поставив на пол золотой кубок с сапфирами. – Тебе нельзя смыкать глаз.

Её звали Аврора. Как среди демонов были те, кто хотел мира, так и среди паладинов находились предатели, жадные до власти. Аврора была одной из них. Она примкнула к армии демонов, поддерживая их тёмные замыслы, а те, поняв свою выгоду в этом союзе, без сомнения приняли паладина в качестве надзирателя и советчика, ведь кто как не «дитя» божества может рассказать о слабостях своего народа. Красота Авроры была неописуема, что не складывалось с паршивым характером и душой, чернее, чем у любого демона. Высокая стройная дева с длинными белыми волосами, шлейфом тянущимися за спиной. Чувственная и элегантная, эталон красоты паладинов. Аккуратные округлые черты лица, большие блестящие глаза манили к себе даже демонов. Её нежная улыбка скрывала тьму души, жестокость и фанатизм.

– Ох, мне так нравится смотреть на тебя, – коснувшись щеки, она робко улыбнулась. – Тело прекрасного демона в моей власти. Могу делать что хочу.

Альтаир молчал. Смотрел на обворожительного надзирателя с ненавистью, желая вырвать ей язык и никогда больше не слышать сладкого, раздражительного смеха. Аврора творила с узником всё что вздумается, прекрасно понимая, что ей за это ничего не будет. Издевательства были её ежедневным ритуалом, и лишь иногда бывали дни, когда паладин не появлялась в темнице, обычно перед чем-то действительно болезненным. Он настолько привык к боли, что мог вынести любую пытку без крика, молча и гордо. Для Авроры было лишь одно правило – не убивать его. Остальные заключенные, попавшие под её власть, умирали в течение недели, потому тюрьма пустовала.

– Какой прекрасный взгляд, – ноготком мизинца она потянула нижнюю губу вниз. – Ах, милый мой Альтаир, если бы Нефилим позволил, я бы переступила грань наших отношений. Не часто на свет рождаются такие красивые создания.

Недавно рассечённая бровь демона дрогнула. Скажи он хоть слово, Аврора расценит это как сигнал одобрения и начнёт свои издевательства. Сколько бы не старался держать рот на замке, в один момент терпение заканчивалось и что-то, да вырывалось в ответ. Из-за Авроры паладины больше не были для него святыми. Ничтожные, заносчивые создания, чьё существование и гордые речи раздражали.

– Молчишь, – Аврора тяжко вздохнула и подошла к нему ближе. – Милый, скажи мне хоть что-нибудь? Я ведь так стараюсь хорошо относиться к тебе. Разве это не значит, что ты стал для меня больше, чем узником, м?

Она встала перед ним на колени и, обняв демона за шею, заглянула в алые глаза. Лицо Альтаира исказилось в отвращении. Стиснул зубы, чтобы в очередной раз не выругаться на паладина, для которой всё это было игрой, чтобы скрасить досуг в мрачном подземелье, где все узники были не больше, чем вещами, которые можно пустить в расход. Сжав его щёки, впившись в кожу ногтями, она повернула лицо Альтаира к себе.

– Мне скучно, Альтаир, – шепнула девушка, настойчиво поцеловав его.

Отвращение взяло верх и, укусив паладина за губу, демон оскалился, подобно дикому зверю. Отпрянув, та лишь заулыбалась, вытирая большим пальцем кровь.

– Непослушная псина. Но твоя любимая простит эту ярость, – ласково прошептала она. – Ничтожество. Кто тебя ждёт вне Хель? Все живые существа презирают демонов, и ты не исключение. Нефилиму всё равно, что я сделаю, ли бы ты не умер в этом духами забытой темнице. Так почему ты отвергаешь мою любовь?

Хихикнула она, продолжала обнимать шею Альтаира, пока тот смотрел на неё, желая разорвать на куски.

– Лишь я вижу твою ценность, милый. Но что бы я ни делала, ты почти всегда молчишь. Так скучно, – она снова заулыбалась. – Что я могу сделать, чтобы ты всегда думал обо мне? Я ломала тебе кости, оставляла глубокие раны, жгла и била. Но ты до сих пор ни разу не воззвал ко мне. Может, раз ты всё равно не говоришь, перерезать тебе горло? Всё равно не умрёшь, ты же сильный, правда?

Аврора поднялась и, тряхнув длинными волосами, приподняла правую руку. Альтаир напрягся и дернулся, в надежде разорвать цепи, но цепи среагировали на это, загоревшись и подавляя волю демона. Зашипев, он без, сил опустил голову. Скалился, смотря в пол.

– Ad preces Divinae Bestiae, sub sacrae lucis tutela, ego, florum virgo, te voco, Hastam Sacram.

В её руке появилось бело-золотое копьё, у которого основание стеклянного лезвия украсили стебли шипованной чёрной розы, сбрасывая блестящую пыльцу. Прокрутив копьё в руках, Аврора осторожно коснулась лезвием подбородка парня, заставив его поднять голову.

– Я больше не буду просить тебя назвать моё имя, любимый, – зрачки голубых глаз сузились, блеснуло безумие. – Просто вырежу его на твоей груди.

Девушка замахнулась, целясь в шею. Удар. Скрежет белой стали. Собрав в себе оставшиеся силы, демон воспользовался оковами и, перебарывая боль, что рождала печать паладина.

– Что такое? – пытаясь сохранять свой прекрасный образ и нежный голосок, раздражённо произнесла девушка. – Не понимаю.

Остриё копья задрожало, застряв в цепях, которые Аврора сама же и призвала, удерживая демона. Разочарованно цокнув на непослушание, та резко подняла копьё вверх, освобождая от цепей. Узник дёрнулся вместе с ним и откашлялся кровью. Тихий смешок паладина отозвался неким страхом где-то в внутри. Прокрутив оружие в руке над головой, она немедленно продолжила попытки ранить Альтаира. Тот с трудом отбивался от быстрых атак паладина, защищая себя цепями, что сдерживали его на месте. Искры летели в разные стороны, крепкая сталь не ломалась даже от ударов священного копья. Дальше сопротивляться было невозможно. Из глаз, носа и рта демона текла кровь. Внутренние органы вздрагивали от острой боли, порождаемой печатью с цепями. Аврора торжественно подняла голову, гордо и с презрением смотря на пленника, и касалась лезвием копья его шеи. Демон не опускал глаз отказываясь принимать поражение.

– Твоя сила воли достойна восхищения, – усмехнулась та. – Но всё это не имеет смысла. Тебе суждено быть со мной, смирись и покайся.

Взмах. Альтаир не дрогнул, готовясь вновь стерпеть боль. Как вдруг, паладин замерла. Она ловко орудовала копьем, но сейчас, его лезвие будто столкнулось с препятствием, которое не могло преодолеть. Голубые глаза девушки открылись шире, не то в ужасе, не то в растерянности. Холодные тонкие пальцы коснулись потного лица демона. Жар и боль тела отпускают его. Запахло пионами. Такой знакомый и приятный аромат. Альтаир не встречал раньше никого, кто бы пахнул так же, особенно после пятнадцати лет заточения, но сейчас был убеждён, что чувствовал этот аромат прежде. Лицо Авроры исказилось в ярости и непонимании, увидев что-то за его спиной. Большие полупрозрачные белые крылья укрыли демона, а кончики призрачных пальцев еле касались дрожащего копья. Парень не мог свести взгляда с перьев, на которых блестели звезды и золотая пыль.

– Какого духа происходит, – с надрывом произнесла Аврора, продолжая попытки разрезать призрачное препятствие. – Кто посмел вмешаться? Кто? Паладин?!

Печати на ошейнике и замке растворились. Цепи с грохотом рухнули на пол, как и каменный крест, стоило демону встать и сделать несколько шагов вперёд. Защитник демона нежно касался его плеч, призраком обнимая за шею позади и согнув ноги, прижимался к горячему телу. Альтаир смотрел на свои ладони и не мог поверить, что в этот раз так легко освободился, причём на глазах самой Авроры. Та дрожала от переполняющей её злости, выжидая, когда неизвестный паладин расправит крылья и покажет своё лицо. Кому же хватило наглости вступиться за демона, чьё появление на свет было ошибкой.

Крылья зашевелились. Неизвестный ранее Альтаиру паладин расправил их, касаясь пола босыми ногами. Демон обернулся. За его спиной была девушка, внешне напоминающая пятнадцатилетнего подростка. Худая и хрупкая, как хрусталь, лёгкая, как перо. Белоснежные волосы вились, будто в воде, плавно и завораживающе. На лбу блестела четырёхконечная звезда, а кончики пальцев отливали золотом. Её полупрозрачное белое нагое тело, контуры которого проглядывал сквозь струящийся фатин, казалось до боли знакомым и близким демону. Шею начало жечь, и парень оскалился, почувствовав боль. В этот момент на его коже сами по себе проступали линии в форме крыльев паладина.

– Печать паладина?! – Аврора была ошарашена. – Когда? Кто посмел?!

– Паладин, – обронил демон, не сводя взгляда со спасительницы.

Незнакомка осторожно коснулась пальчиками его лица и, потянувшись к нему, поцеловала узника. Её касания были неощутимы, но в душе что-то отозвалось эхом, и сознание обуяла боль. Схватившись за голову, Альтаир отстранился и упал на колени. Аврора что-то кричала, размахивая копьём, искажая милое личико гневом. В ушах звенело. Казалось, что из них вот-вот пойдёт кровь. Но нежные руки касались его лица, успокаивая и охлаждая пыл. Все вокруг задрожало помехами и исчезло, оставив после себя пустоту.

Мир открыл глаза. Медленно падал снег. Тихо. Трещал костёр. Перед глазами только снег и ветви хвойных деревьев, цепляющих кронами серое небо. Лес. Когда они высадились на Санктум, паладин ничего не сказала о задании, кроме как что они ищут древний храм, постоянно оглядываясь по сторонам. Стоило ступить на сушу, предупредила о заклятии, погружающего человека в вечный сон. А что дальше? Мир никак не мог вспомнить. Кажется, он поддался чарам острова и был вынужден вернуться во времена, о которых предпочёл бы не вспоминать никогда. Отвратительное послевкусие, которое разбавляло приятное лёгкое тепло в груди. С первого раза пошевелиться не получилось, но, шумно втянув холодный воздух сквозь зубы, парень смог встать на локти. Большие крылья укрывали его тело, сохраняя тепло и жизнь в столь суровый мороз. Повернув голову, он увидел спину паладина. Укрыв его своими крыльями от холода, та сидела тихо перед костром, усадив рядом плюшевого лиса. Плечи Луны дрогнули, как только она поняла, что демон очнулся, но не обернулась. Мир помнил этот страшный сон. Не то сама Луна, не то частичка маны паладина в печати, принявшая её облик, освободила его от заклятья. Неожиданно.

– Луна, – сонно прохрипел парень. – Ты… В порядке?

Молчание. Мир не сводил с неё взгляда, от чего-то надеясь, что она обернётся. Точно ли это была она? Если подумать, демон никогда не присматривался к её лицу, то ли из-за капюшона, который почти не снимался, то ли из-за того, что никогда не придавал значения тому. До недавнего времени Луна для него была бесполезным безликим магом.

Опустил глаза, погладив бело-золотые перья её крыльев. Это второй раз, когда демон видит её крылья. Даже больше, чем у генерала Вольфрама. Жаль, что бесполезные. Сколько Найтвокер проспал с тех пор, как понял, что это всё было сном – неизвестно, но всё это время паладин старалась не отходить надолго, чтобы демон не замерз.

– Это была ты? – тихо спросил он.

– Где? – та не оборачивалась.

– В моём сне.

– Наверно я.

– Значит?..

– Мне неизвестно, что ты видел. Не волнуйся.

Мир выдохнул.

– Сколько я проспал с того момента?

– Почти сутки.

– Не хочешь повернуться, когда с тобой разговаривают?

Ответа не последовало. Мир стал выбираться из-под крыльев. Тело одолевала слабость. Сумев подняться, медленно подошёл и сел рядом, ближе к огню. Луна не реагировала, но её лицо насторожило демона. В глазах больше не было прежнего блеска. Большие тёмные круги, бледные губы, потрескавшиеся и кровоточащие. Она израсходовала всю ману, чтобы пробудить напарника ото сна. Стало ясно, что любительница хорошо поспать не сомкнула глаз, и не исключено, что тоже попала под влияние заклятия. Что такого могло случиться, чтобы после увиденного сна она выглядела настолько измученной.

– Так, ты в порядке? – поинтересовался Мир.

Та кивнула. Демон опустил глаза на её расцарапанную шею. На воротнике остались следы крови, а кожа исполосована затягивающимися царапинами. Стоило лишь протянуть руку, как Луна отстранилась и отвела взгляд в сторону.

– Я не очень, – Мир не стал поднимать тему царапин и высунул язык. – Будто песка нажрался. Сухо и на зубах что-то скрепит.

– Бывает, – Луна протянула ему булочку.

– Не хочешь отдохнуть? – он принял угощение, глядя на девушку.

– Всё в порядке.

Тишина. Аппетита у демона не было, но осилить небольшую булочку, заполняя пустоту в желудке, смог. Луна смотрела на пламя, холодно и безэмоционально, что заставило демона насторожиться.

– Можно вопрос? – снова заговорил Мир.

– Задавай.

– Что, – Мир замешкался, впервые подумав о корректности вопроса. – Что тебе снилось?

В ответ молчание. Демон откашлялся, скрывая раздражение.

– Может прекратишь? – демон внимательно наблюдал за реакцией девушки. – Вижу, что что-то произошло. Если тяжело, можешь выговориться.

Луна подняла уставший взгляд на Мира.

– И что ты сделаешь потом?

Оторопев, он поморщился. В отражении золотых глаз танцевали блики маленького пламени, смешиваясь со странным тягучим чувством душевной пустоты.

– Хочешь использовать меня?

– Ты не можешь обвинять меня в этом, то было чистосердечное признание, – ухмыльнулся Мир, скрывая растерянность.

– Мне всё равно, – её голос стал тихим. – Если ты готов убить Нефилима – я помогу.

– Ты сейчас серьёзно?..

– Взамен я попрошу верности. Ничего больше.

Будто в душу смотрит. Конечно, Мир не был уверен в способностях не самого умелого мага и рассчитывал, что именно ему придётся вытаскивать девушку из лап смерти. Особенно при угрозе в лице Скитальцев и информации о том, что Луна может знать о местонахождении гримуаров, открывающих врата Инсель.

– Я всегда честен с тобой, разве нет? – слукавил он.

– Нет, – паладин наклонила голову на бок. – Тебе интересно, что я увидела?

– Да. Думаю, это несколько сократит наши с тобой разногласия.

– Казнь.

– Чью?

– Свою.

– Ты преступница? – прямо спросил Мир.

– Нет, – девушка печально улыбнулась. – Я нарушила страшный запрет паладинов, но благодаря этому уберегла Парадиз от печального конца.

– Тогда зачем казнили? – демон поднял бровь.

– Я думала, что по обвинению в сговоре с демонами, – отвечала Луна неохотно. – А потом поняла, что народ Парадиз здесь не причём. Меня боялся король и власть. Они боялись моего отца, а с того дня и меня тоже.

– Король? Вау, заливаешь конечно

– Нет, – Луна неожиданно возмутилась. – Тогда Парадиз правил король.

– Хочешь сказать, ты родилась раньше, чем все земли объединились в Тессерию?

– Да.

– Погоди, – Мир помрачнел, придя к неутешительному выводу. – Неужели ты всё вспомнила?

Уголки губ Луны дрогнули. На самом деле, Найтвокер проникся сочувствием к напарнице. Такая глупая и наивная, несмотря на то, что пережила. За спасение своего народа была казнена и до сих пор не испытывает ненависть за справедливость. О своей жалости демон предпочёл умолчать. После стольких оскорблений в её сторону, посчитает подозрительным резкую перемену настроения демона.

– Значит, я прав. Это… Хорошо?

– Для метеоров и Скитальцев – не знаю. Для меня, – она, наконец, поднялась и отряхнулась. – Нет. Духи выбрали не того.

– О чём ты? – внимательно наблюдая за её действиями, Мир не спешил следовать примеру напарницы.

– Я… Кажется, в любой момент пробудится мой дар, – она вновь вздохнула, потушила костёр и закинула рюкзак на плечо.

– Так понимаю, ты мне ничего не скажешь, – Мир встал и лениво потянулся, чувствуя, что ему стало лучше. – Ладно, спишу на усталость.

Для Тессерии прошло пять сотен лет. Если Луна говорит правду, а с чего бы ей сейчас врать, то для неё война закончилась всего несколько лет назад. Воспоминания о ней могут убивать изнутри, впрочем, зависит от того, какую именно роль паладин играла в этой битве. Почему-то Мир не додумался просить об этом. Он не воспринимал этот разговор слишком серьёзно, поскольку напарница говорила спокойно, без тревожных звоночков.

– Хорошо, – Луна дернула плечами, складывая крылья и обращая их в печать. – Пошли уже. Нам предстоит найти одну очень важную вещь.

12

Альбус. Дурная кровь воина

Отбросив в сторону волчью голову чудовища и стряхнув с лезвия чёрного копья, украшенного вьющимися розовыми розами, смоляную кровь, Динара подняла взгляд к вершине горы. Вокруг лежали тела огромных горбатых волков с тёмной шестью, имеющий красный перелив. Их рёбра росли поверх шерсти, на теле было множество глаз, везде, кроме уродливой морды. Пасть не скрывала острых зубов, растущих в несколько рядов, рост одного такого волка равен росту взрослого человека и лишь иногда попадались вожаки – крупнее и свирепее, чем кто-либо в стае. Позади Динары, расправившись с последним монстром, был мужчина в чёрном балахоне. Его лицо скрывала тканевая маска, но белые волосы и голубые глаза выдавали в неизвестном паладина. Его звали Шедоу, один из известнейших адептов. Динара не знала его настоящего имени, да и необходимости в этом не было. Личность бойца не скрывали, но боевых товарищей и генерала он попросил не распространяться, чтобы не иметь проблем с высшим обществом Парадиза. Шедоу известен среди адептов не только своим умением проникать в самые укромные уголки Тессерии и вести бой, но и нелюбовью к правящей династии Парадиз.

Пейзаж мрачной Хель поражал. Из-под горы, лились водопады лавы, поднимая температуру воздуха. Земля народа демонов отличалась обилием гор, которые те делили с драконами, обустроившихся по соседству на территории вечно действующих вулканов. Лесов и полей почти не было, лишь чёрные скалы, под которыми кипела жизнь. Города томились глубоко под землёй, а врата их разбросаны по всей Хель, но замаскированные так, что без нужного знания можно пройти мимо заветной двери. Несмотря на дурную славу, вдоль и внутри гор территории демонов росли алые полупрозрачные кристаллы с редким вкраплением желтых пород. Редкая растительность имела власть лишь у подножий гор, и, чем выше приходилось подниматься, тем меньше на пути попадалась хоть какая-то зелень, даже в виде простого мха.

– Ну как? – поинтересовался Шедоу, наблюдая, как Динара хладнокровно выдирает большое чёрное сердце из груди вожака убитой стаи. – Возвращение на родину матери подняло настроение?

– Впечатляет, – та выпрямилась и бросила в ответ лёгкую непринуждённую улыбку. – Живописное место. Жалко, что с правителем не повезло.

– Рано или поздно у власти может оказаться дурной разум, – согласился мужчина, толкнув ногой один из трупов монстров.

Тело лениво поползло с края обрывистой, каменной тропы, парящей над землёй. Упав, скрылось в липком чёрно-красном тумане, что стелился там, внизу. Хель окутывал плотный тёмный туман. Столица этих земель, Оз, как и множество других городов с древних времён томились под землёй, но жуткий туман, если верить историческим справкам, появился незадолго до начала войны, обрекая демонов вечно жить без солнечного света. В настоящее время ни один из демонов, который ни разу не покидал родные земли, ни разу не видел солнца.

Динара тяжело вздохнула, подняв голову к небу. Плотные серые облака сливались с туманом, окутывающим землю и горы пеленой сна. Появилось некоторое сочувствие к жителям Хель. Не потому, что Динара демон. Увидев впервые солнце, чистое небо, вдыхая чистый воздух, не наполненный запахом гари, никто из них не захотел бы возвращаться назад. Мир тоже не захотел.

– Идём, – выдернул её из раздумий тихий голос Шедоу. – Времени не так много.

– Да, поторопимся, – кивнула женщина, бросая сердце вожака стаи на тропу.

Огромный каменный храм выделялся из мрачного пейзажа красными витражами и стенами, уходящих в чёрную скалу. Словно цветы вдоль тропы и на полуразрушенных ступенях росли кристаллы, излучающие лёгкий свет, став ориентиром. Каменные колоны, изображённые в виде крылатых исполинов, держали коринфский ордер. Всё сделано из чёрной породы горы, ведь мастера Хель целенаправленно выстраивали храм подобным образом. До начала Великой войны, вопреки слухам о кровной вражде паладинов и демонов, оба народа были союзниками, поддерживая равновесие в мире. Яблоком раздора стали гримуары и занявший тогда престол Хель никому ранее неизвестный Лиам Гримм.

– Ты знаешь, как открыть двери храма? – поинтересовалась женщина у паладина, поднимаясь по ступеням.

– Храм не закрыт. Это место пророчеств, которое предназначалось для потомков, запутавшихся в суждениях, – объяснил тот, идя впереди. – Но с началом династии Гримм храм должен был быть разрушен.

– Что помешало?

– Его невозможно разрушить. Не только древние паладины славятся могущественной маной, но и мастера Хель, строившие храм, – в голосе Шедоу звучала насмешка. – Современность и в подмётки не годится тем временам.

Они медленно шли по ступеням, заставляя растущие рядом кристаллы светиться ярче. Гостей ждали большие каменные двери с тем же узором, что врата в гробницу Божественного Небесного Зверя. Стоило преодолеть последние пять ступеней, как этот узор озарился алым цветом, активируя скрипучий механизм. Каменная крошка на ступенях задрожала, скатываясь вниз. Кристаллы замелькали, и перед дверью появилась красная печать-замок. Она была круглой, с шестиконечной звездой, узорами и шипованной розой в центре.

– Замок? – удивилась Динара, вспоминая слова Шедоу. – А как же свободный вход?

– Я ведь сказал, что храм разрушить нельзя. Скорее всего, это что-то вроде активатора защитного механизма, – паладин подошёл ближе и чуть коснулся пальцем магической печати. – В ней нет скверны. Только магия тьмы.

– И кто же из нас повернёт механизм? – скрестив руки на груди, она деловито подняла уголок губ.

– Я долго обхаживал это место, и выяснил одну очень интересную деталь, – сделав шаг вперёд, Шедоу прошёл сквозь печать и каменные двери начали отворяться перед гостями.

Не скрывая удивления, Динара потянула высокий ворот водолазки, наблюдая, как дверь послушно открывается перед паладином. Из тёмного коридора вырвался запах грозы и подступающего дождя. Кристаллы мелькали, приветствуя метеоров.

– Придание гласит: «Коль с миром явится создание, желая знать разгадку тайн, Ермиль откроет свои двери, даруя знание просящим», – мужчина выпрямился и, указывая рукой в тёмный коридор, повернулся к демону, будто приглашая войти. – Добро пожаловать в Ермиль, храм Равновесия земель Хель.

Впечатление это произвело колоссальное. Удивлённо открыв алые глаза, Динара сделала шаг вперёд, преодолевая печать. В коридоре стали зажигаться красные кристаллы, после чего приобретали фиолетовый оттенок. По стенам и потолку тянулись заросли ежевики, горящей в темноте тем же светом, что и кристаллы. Крупные ягоды свисали с потолка, маня гостей аппетитным сказочным видом. Опустив голову, капитан Цветущей Вишни увидела, что пола нет, но Шедоу, игнорируя это, переступил порог. Стены дрожали, сползая вниз заменяя пол и обрастая мягким ковром мха. Потолок вместе с ежевикой поднялся выше, формируя купол, на котором, сквозь листья, проглядывало нарисованное ночное небо.

– Не бойся, – Шедоу обернулся к женщине. – Если всё написанное в архиве правда, то храм примет нас дружелюбно.

– Потрясающий механизм, – демон последовала за товарищем, внимательно оглядываясь по сторонам. – Древние маги действительно могли создать такое. Нам есть чему учиться.

– Все храмы времён древних оснащены таким механизмом, повторяющим гробницу Божественного Зверя. Знаешь, даже современность не может разгадать загадки их механизмов.

Зал обернулся большим полем, в центре которого стояло каменное круглое изваяние, напоминающее солнечные часы. Вокруг него росли кусты ежевики и нежная глициния, источающая свет. Вместо цветов поле украшали кристаллы фиолетового и красного цветов, на которых замечались чёрные ящерицы с люминесцентным рисунком на спинках. Какие-то минералы были очень большими, выше Динары, они горели ярче и гораздо красивее, а внутри в танце застыли цветы и белые мотыльки.

Шедоу уверенно прошёл по каменной тропе, что не заросла полностью мхом к часам и, аккуратно убрав рукой заточившие его стебли ежевики, стал рассматривать замысловатые узоры. Динара присоединилась к изучению необычных «часов». Проводя пальцами по выгравированным на плоской поверхности рунам, пыталась понять, что за послание оставили древние маги.

– Похоже на какой-то механизм, – пробормотала женщина. – Язык древний, не разобраться.

Коснувшись, казалось бы, неподвижной стрелки циферблата, попыталась повернуть его. Безуспешно. Выпрямившись, она задумчиво коснулась подбородка. Плоская поверхность состояла из нескольких каменных колец с древними рунами. Стыки не прислонялись друг к другу вплотную, из-за чего появилось мнение, что они могут менять положение. Но если самим кольца не сдвинуть, тогда как? Заклинанием? Вряд ли. Раз храм открывает двери всем, то и запуск механизма должен быть универсальным для каждого, кто пришёл за ответами.

Продолжить чтение