Читать онлайн Мир-2023. Это только начало бесплатно

Мир-2023. Это только начало
  • Мир 2023
  • В начале пути

Серия книг о том, во что превратился мир в 2023 году. Стараниями современных политиков, бизнесменов и просто людей у власти – нашу планету поглотила суровая реальность. К которой человечество шло на протяжении всего своего существования. Воины, экономические разногласия и политические убеждения перестали существовать. Больше в этом не было никакой нужды. Мир изменился окончательно и безвозвратно. Книга о путешествиях простых людей, которым посчастливилось выжить в разгар тотального локдауна. О том, как изменилось общество и его основные взгляды на существование. Взгляды на последствия выбора сделанного в пользу денег и власти.

Ситуация в наши дни

Время идет медленно для человека, когда его свобода ограничена. Ситуация постепенно выходит из-под контроля, синдром холодильника берет верх над людьми. Режимы самоизоляции и комендантский час ни к чему не привели. Волнения приводят к частым столкновениям на улицах, в больших гипермаркетах и торговых центрах. После применения вакцин, слепленных на скорую руку, вирус получил сильный мутаген. Это привело к тому, что смерть людей стала не буквальной. Погибающие люди перестали умирать в том понимании, в каком это было до последних событий. Города миллионники стали рассадником ужаса, где смерть стала более чем обыденным явлением. Только она была иной – умершие бегали по улицам и разрывали голыми руками тех, кто не успел убежать. Политические режимы сыпались один за одним, пандемия брала верх над сознанием живых, что только ухудшало положение их дел в общем. Люди стали нападать друг на друга и анархия в полном своем проявлении поглотила мир, буквально за каких-то три месяца. Мировое правительство, выпустившее вирус в погоне за обогащением и тотальным контролем, кануло в небытие вслед за своими конституциями и отраженными в них законами. Все изменилось! И общество, каким его все знали, перестало существовать. Все стало очень и очень серьезно, слабые погибали сразу и те, кто сильнее не старался им помочь выжить. Человечество стало жадным за время развития эпохи технологий. Социальные сети воспитали последние два поколения на ненависти друг к другу, игры в формате постоянной жестокости вложили в головы детей только озлобленность, те выросли и стали жить по похожим принципам. Мир слетел с катушек и в нем уже никто не желал быть человечным. Военные, точнее их остатки, и остатки других вооруженных структур стали сбиваться в группировки и грабя, и убивая всех тех кто попадается им на пути – решали свои проблемы. Нежить распространялась по миру со скоростью вирусной простуды. И никто ничего не мог с этим поделать. Нежить доедала остатки в городах и расползалась по всему окружающему пространству, выжирая всю живность. Но самое стремное во всем этом то, что дохлые жрут все подряд и это продлевает их возможности оставаться на ногах. Когда не было мяса они толпами выедали траву с дождевыми червями, падалью до чистой земли и продолжали двигаться дальше. Сея смерть и разрушения. Электростанции по всему миру спустя некоторое время стали давать сбой и естественно те из них, что работали на ядерном топливе взрывались. Неся миру дополнительное зло. Все автоматические устройства летавшие над нашими головами для поддержания тотального контроля общества, также стали выходить из строя и сыпаться на головы тем, кто пытался выжить в этом новом мире.

ГЛАВА 1. Уходя из города

На выходе из города стояли заброшенные укреп-посты, которыми пытались сдержать сначала недовольных правительством жителей, а немного позже останки этих жителей. Но сдержать такие массы оголодавших дохляков было просто невозможно. Жаль ребят, которые пытались рискуя собой выполнить приказы тех, кто во всем этом был виноват. Многие из военных наплевали на присягу и стремились добраться до своих семей. Погибали и несли заразу все дальше. Как знать, может если бы не было так много малодушия среди них и удалось бы спасти пару небольших городов. Но увы…

Выйдя мимо трассы в лесополосу я шел передвигаясь от дерева к дереву, периодически обращая внимание на разгрузку. Дабы ничего не болталось и не гремело. Автомат висел на плече, его подобрал по пути, так же как и остальное снаряжение. Этого добра навалом валяется по городу, да и прежним хозяевам оно уже ни к чему. Я предпочитал холодное оружие, тихо, без лишнего шума можно было спасти себе жизнь. По этой причине перед самым выходом из города зашел в огромный строительный магазин и взял для личного пользования огромный пожарный топор с усиленной рукояткой и большим шпилем торчащем из массивного обуха на зеркальной стороне топорища. Так же прихватил несколько ножей, не армейские конечно, но лучше чем ничего. Продвигаясь по местности, всячески старался не привлекать к себе внимания, каждый раз вглядываясь под ноги, дабы не создать ненужный шум.

Не далеко послышались выстрелы и женский крик, в эти дни это означало только одно – у кого-то проблемы. Я не герой и даже не военный, я простой строитель, механик. Но любопытство, как обычно, взяло верх и было решено глянуть что там происходит? Поднявшись повыше, удаляясь от дороги я осмотрелся и решил взглянуть в бинокль, может кого увижу. Проводя обзор территории заметил армейский УАЗик и троих гражданских, их уже расстреляли. Понять возможности нет – живых или дохлых стреляли, слишком далеко, не видно состояние крови на одежде. Спустя минут пятнадцать стало ясно стреляли скорее всего живых, из задней двери УАЗика вышвырнули девчонку лет шестнадцати и с громким смехом спустили курок. Дело приняло крайне неприятный оборот, это были поехавшие вояки, которые устраивали дебош по любому удобному случаю. Надо двигать, людям уже не помочь, а эти уроды рано или поздно сдохнут сами. Слишком сильно орут, а еще военные и чему их там только учат в этой армии? Двигаясь в сторону Кропоткинской трассы я услышал выстрелы со стороны тех самых бандитов. Горластые. Разобрать, конечно, невозможно что орут, но судя по всему они свою судьбу нашли. Выстрелы стихли и окружающий мир накрыло тишиной. Я зашагал уже по трассе, потому как вокруг были одни поля и до леса было уже далеко. Меня было видно, но пока никого не было на горизонте я шел уверенно. Потому как и я мог увидеть приближающеюся угрозу за два-три километра. Прошёл уже несколько километров, часа четыре топал. Ни души, только пар диких петушков неуклюже перебежали трассу за это время. Одного из них удалось подбить палкой, привязал его к ремню. Вполне себе здоровая птица, после того, как пришел в себя пытался периодически улететь. Но это был мой ужин, что поделать, такова судьба. Ночь обещала быть долгой потому как оставаться на открытом месте опасно. Были случаи, когда дохлые откуда ни возьмись сотнями появлялись на поле и топали в направлении Юга. «Наверное решили к морю двинуть, ну а что, при жизни в России далеко не каждый мог себе это позволить» – шутил про себя, подбадривая рассудок. В бинокль увидел брошенный автобус с вывеской «Арбузы», стекла в нем были заварены, что было кстати, более чем, в моей ситуации. Дело к вечеру и это место вполне подходило для ночлега. Туда и двинул. Старый газовый баллон был предусмотрительно переделан в нечто напоминающее барбекю.«Годится» – подумал я и начал искать дрова. Баллон был достаточно глубокий и огня видно не было. «Отличная штука, пригодилась» – мысленно, снимая свою дичь с углей. Плотно поужинав обосновался в автобусе, предусмотрительно заклинив двери изнутри. Усталость сказывалась и сон ввалился в голову унося меня в страну грез, где не было нужды выживать. Звук переворачивающихся металлических бочек за автобусом вернул меня в реальность, на часах было почти четыре утра. Шевелиться особого желания не было, не хотелось выдавать себя. Прислушался пытаясь определить кто там за бортом, но это не были живые. Я закрыл глаза и расслабился. Во внутрь им не попасть, главное не выдать себя, тогда пройдут мимо. Двое или трое дохлых, это не страшно, с таким количеством можно справиться и одному. Утро пробудило во мне нестерпимое желание выпить горячий кофе, привычки прошлого не оставляли даже в эти времена. Хотя никакой проблемы в этом не было, термос еще не успел остыть с ночи и кофе под хорошую сигарету зашел просто идеально. Прислушался – тишина. Я разблокировал двери автобуса и зашагал в направлении следующего населенного пункта. Нужно пройти его до того, как настанет ночь и найти очередное укрытие до наступления темноты. Целью моего путешествия было добраться до моего города, где у меня были знакомые и друзья. Как ни крути, а выжить среди своих будет проще, чем скитаться одному ни пойми где. Проходя мимо небольшого пролеска мне послышался чей-то плач, на минуту подумал, что показалось, но нет. Медленно и аккуратно я стал продвигаться в направлении источника шума. Нужно быть осторожным, люди готовы на любые подлости ныне, расслабляться нельзя, не сейчас. Может быть засада, а может и кому-то нужна помощь. Нужно проверить. Пройдя метров двадцать из-за дерева я увидел кусок красной куртки, небольшого размера. Оглядевшись и прислушавшись ничего не заподозрил и решил пойти ва-банк. – Ты кто? – В ответ образовалась тотальная тишина. Сделал несколько шагов вперед и увидел ее. Это была девчонка лет двенадцати, вся в заляпанных вещах, по-детски зареванное лицо и растерянный взгляд. «Черт возьми, угораздило же меня сюда полезть, – про себя – теперь придется нянчиться».

– Тебя как зовут? – Спросил и понял, что сейчас она говорить не готова. Медленно опустил рюкзак, вытащил аккуратно упакованный в контейнер трофей прошлой ночи, который поделил на две части сразу после приготовления. Протянул ей и через пару секунд, она уже набивала рот отлично приготовленным диким петушком.

– Нам нужно двигаться, ты понимаешь меня? – Посмотрел на свою новую подопечную. Малая кивнула головой не сказав при этом ни слова. «Хорошо хоть не орет» – я взвалил рюкзак на спину. Двигаться придется в два раза медленнее, привалы будут частыми и это может стать для нас обоих не веселым концом. Но делать было нечего, бросить ее я не мог по понятным причинам, хотя это вероятнее всего нужно было сделать, многие бы поступили именно так. Полезнее для выживания на пути быть одному. Ну или по крайней мере не с подростком. Мы шли вдоль пересохшего русла реки, ГЭС выше по течению, наверное там что-то случилось и воды в русле практически не было. Малая топала рядом со мной и периодически от любого шороха цеплялась за рукав моей куртки. «Бедный ребенок».

Хотя в эти времена мы все были в одинаковом положении, и по сути своей я отличался от нее только тем, что когда-то читал пару книжек о выживании и умел использовать оружие, хоть как-то. Проходя мимо села расположенного за полем от трассы я заметил движение, это были дохлые. Они рвали на части животных в селе и им было не до нас. Вот уроды и хватает же ума не бежать сломя голову за нами, потому что добыча сейчас в руках. Я прекрасно понимал, что это максимум минут на пятнадцать и следующей закуской вполне можем стать мы, но бежать было нельзя, кинулись бы сразу за нами. Я заметил брошенные две машины на дороге метрах в ста пятидесяти. Выбор был невелик отбиться не получится, остается надеяться на то, что хотя бы одна из них заведется. Я велел мелкой прибавить шаг и буквально через пару секунд увидел как первая партия нежити уже переваливалась через штакетники на выходе из села в нашу сторону.

– Бегом! – И мы рванули к машинам.

Подбежав к одной из машин я увидел, что обе повреждены. Одна не двинется с места, вырваны шаровые на левом колесе, а у другой весь тосол вылился на землю, от удара поврежден радиатор. Знания механика вмиг натолкнули меня на мысль, что если заведется оторваться сможем, пока двигатель не перегреется и не сдохнет, если уже не сдох. Запрыгнув в салон заграничного коня я судорожно нащупал ключи и включил зажигание. В лобовое стекло я видел как толпа дохлых ломанулась по дороге и до нас уже оставалось метров семьдесят. Стартер лязгнул и трахома завелась, схватив мелкую за одежду я протащил ее в салон через себя и ударил по коробке. Через мгновение, с визгом резины, авто развернулся и начал набирать скорость. Тут из соседних кустов выбежал мужик и стал махать руками и что-то кричать. В тот же момент мелкая начала орать – «папа, папа». Я не долго думая двинул в его сторону, подскочил и заревел на него через закрытое стекло: – Бегом, а то все сдохнем!

Мужик запрыгнул в машину и мы уже втроем через секунду летели по трассе, а где-то позади нас бежала целая толпа дохлых. Что же в этот раз им не повезло. В машине царила тишина, мелкая прилипла к отцу и все молча радовались тому, что мы все еще живы. Спустя километров пятнадцать температура на двигателе стала высокой и нужно было либо решать вопрос с течью системы охлаждения, либо гнать пока не сдохнет мотор окончательно. Ехать на такой машине было опасно, так как в любой момент она могла просто встать и я решил свернуть на проселочную дорогу. В надежде найти укрытие и перевести дух или же попытаться починить железяку. В селухе никого не было, похоже была она заброшена за долго до того, как на мир опустился беспредел. Вероятности найти тут радиатор или хотя бы воду практически нет.

Я остановил машину у дома со словами: – Нужно найти хотя бы воду или дальше придется двигаться пешком. Бензин в баке еще есть, думаю километров на сто пятьдесят хватить должно, – я вышел из машины вслед за мной вышел мужик.

– Тебя как звать? – Спросил он хрипло.

– Зови меня Немец – ничего другого на ум не пришло, меня всегда так звали мои друзья и знакомые. Что поделать, Немец на Кавказе – вот и прилипло. Его имя я спрашивать не стал, да и он сам понял, что наше общение скорее вынужденное, нежели желанное. В ответ он не стал представляться.

– Давай проверим дома и сараи, может что полезное найдем. Нам однозначно нужна вода! – Я двинул в сторону ближайшего сарая. Дверь на сарае была повисшей на прогнивших металлических петлях. С неохотой скрипнула и отвалилась, поставил ее в сторону. Зашел, огляделся на полу валялся всякий старый хлам. Оглядевшись стало понятно, что тут делать нечего. Пошел в следующий сарай, двери заколочены, но от старости доски образовали щели между собой и было видно через них, что там вообще пусто. Несколько пустых мешков и гнилые старые тряпки. Похожая картина повторилась еще в трех сараях. Дойдя до последнего двора в этой селухе я увидел металлический гараж – ракушку. Это немного удивило. Дом тоже был еще в более менее живом состоянии, но в нем давно никого не было, заколоченные ставни и двери тому свидетельство. Наверное это был один из самых последних брошенных домов. Я поспешил к ракушке, но на дверях висел старый ржавый замок и попасть внутрь без труда не получилось. Легким бегом я вернулся к машине, чтобы посмотреть нет ли какого-то инструмента в багажнике. Возле машины стоял мужик с ведром воды.

– Я нашел старый колодец – сказал он.

– Хорошо, пойдем со мной поможешь вскрыть старый замок, забери мелкую, ей не стоит оставаться тут одной, – я полез в салон искать ручку или кнопку чтобы открыть багажник. В багажнике лежала сумка с ключами и небольшая монтажная монтировка. «То что нужно» – схватив монтировку сказал: – Двери не закрывайте, не нужно лишнего шума.

Замок на воротах ракушки лязгнул и свалился в траву, приоткрыв дверь я увидел переднюю часть старой Нивы. «Это уже что-то» – обрадовался я. Открыли воротину вдвоем, одному сделать это было бы труднее. Гордость советского автопрома блеснула ржавчиной и надеждой одновременно. Капот был приоткрыт, приподняв его я увидел, что моторный отсек разобран частично. Головки блока цилиндров на двигателе не было, но радиатор и патрубки висели на своих местах.

– Это конечно не Бог весть что, но приспособить это к иномарке шанс есть. Мужик открыл сумку которую взял с собой из багажника нашего автомобиля и дал мне ключ на десять. Спустя немного времени радиатор с жигуленка был успешно демонтирован и мы собирались вернуться к машине. Но мой спутник предложил заглянуть в дом.

– Давай посмотрим, может чего пригодится.

Я сказал что подожду его на улице, так как обременять себя лишним весов, если не получиться с машиной, желания не было, да и все необходимое у меня было. Спустя минут десять я сделал шаг в дом и не громким голосом позвал: – Вы где? Нам нельзя долго оставаться на одном месте, нет никаких гарантий, что дохлые не поперлись за нами вдогонку. А нам еще нужно понять, что будет с машиной.

Мужик вышел из соседней комнаты и в руках у него был охотничий нож, старый, ручной работы.

– Ну вот, думаю сгодится, другого оружия у меня под рукой нет, – пробормотал он и двинулся в мою сторону, к выходу, мелкая шла за ним. У машины на глаза попался мелкий котенок у которого не было сил даже мяукать. Я понимал, что это будет еще одной проблемой, но пройти мимо не смог, положил живность на задние сиденья машины вытащил консерву, открыл и сунул ему под нос.

– Малая, если твой отец не против, тебе, я думаю, будет лучше составить компанию нашему новому другу – я посмотрел на мужика. Тот улыбнулся и кивнул головой. Открыл капот и принялся снимать порванный радиатор. Тем временем мой спутник медленно передвигался вокруг машины подглядывая за происходящим вокруг. Спустя минут двадцать радиатор от жигуля уже был наглухо прикручен проволокой с забора к заводским креплениям иномарки. Оставалось только пролить его водой и прикрутить патрубки, которые немного не совпадали по размеру, но приладить все же шанс был. Вылил с полведра воды, радиатор сплюнул что-то грязное и вода полилась быстрее. Для надежности пролил остатком и намекнул, что было бы неплохо добыть еще. Уже начинало вечереть и машина шелестя шинами по свободной дороге увозила нас в неизвестность. Человек сидящий рядом со мной был не особо разговорчивым и это было большим плюсом. Малая с котенком посапывали на заднем сиденьи и на миг показалось, что вроде как все в порядке. Через час впереди стал виднеться населенный пункт и я сбросил скорость, чтобы не проскочить возможную объездную дорогу. Ехать через населенный пункт – затея так себе. В свете фар что-то промелькнуло перед капотом и машина подпрыгнула, удар передался от колес на подвеску и был достаточно ощутимым. В салоне все всполошились и начали вглядываться по сторонам. – Спокойно, вероятно дохляк решил проверить машину на прочность – сказал я и включил противотуманки. Ночью двигаться с фарами конечно удобно, но это привлекает много внимания, плюс шум от мотора. В общем было бы неплохо найти место для ночлега не въезжая в населенный пункт. Указатель на ферму блеснул отражателями и я принял решение съехать с дороги.

– Что ты делаешь? – недовольно обратился ко мне спутник.

– Нам лучше не привлекать внимание. Уже стемнело, фары и шум двигателя в населенном пункте верная смерть ночью. Если хочешь рискнуть я могу выйти из машины прямо тут – я посмотрел на него.

Мужик замолчал и повернулся в сторону дочери. Проезжая мимо полуветхих хозпостроек я заметил ангар недалеко от поля. Скорее всего там когда-то чинили сельхозтехнику. Для ночлега сгодится и вероятность того, что там кто-то будет не велика. Метрах в сорока я остановил машину и велел сесть за руль мужику.

– Я пойду на разведку, если не вернусь через пять минут уезжайте, значит я уже того. Понял? – Я открыл дверь и не дождавшись ответа вышел из машины. Под курткой в кобуре у меня висел ТТ, я вытащил его и протянул мужику, – Знаешь как использовать?

– Да – кивнул он.

– Свет фар не включать, двигатель не глушить. Я зашагал в сторону ангара. Огромная воротина была приоткрыта и внутри стоял запах отработки масла. «Хм. Не ошибся – подумал я, – точно ремонтный ангар». Пройдя пару метров внутри я услышал тихий шорох и понял, что не один. Из -за старого трактора выбежал дряхлый старик, точнее то, что от него осталось и прямым ходом, хромая, двинулся ко мне. Недолго думая я схватился за топор и в мгновение отбил обухом желание дохляка двигаться. Проломленный череп вонял сладковатым запахом гноя, густая слюна стекавшая с подбородка упыря вспенилась от предвкушения. Но не сложилось. Прислушиваясь постоял несколько секунд, но тут больше никого нет. Я поспешил выбежать на дорогу, чтобы мои спутники не уехали. Помахал рукой и машина подъехала к ангару.

– Пойдем приберемся, малой это видеть не обязательно – обратился я к спутнику.

Распахнул ворота ангара и машина въехала под крышу. «Хорошо, что мы убрали эту мерзость, хоть вонять не будет» – промелькнула мысль. Ворота закрывались на огромный засов изнутри, что хоть в какой-то мере гарантировало безопасность. Ночью было слышно как толпа дохляков со стонами и воплями прострадала мимо ангара в сторону населенного пункта. Одни из них создают шум в городе, другие на этот шум сползаются, по этой причине в таких местах очень опасно. Утром я проснулся от того, что котенок терся об меня носом. Встал открыл ему консерву и посадил рядом.

– Как прошла ночь? – спросил я в пустоту, в ангаре никого не оказалось. Пройдя к воротам обнаружил приоткрытую маленькую дверь в воротине. Вышел на улицу и там никого. «Странные люди, куда он хочет добраться с ней пешком? И как? Ну да ладно, это их выбор, баба с возу кобыле легче».

Сухпай зашел на утро как нельзя кстати и я стал готовиться выдвигаться. Впереди была нелегкая задача – преодолеть не маленький населенный пункт, судя по тому, что я видел на трассе. Ворота распахнулись и я выехал. Остановил машину, вышел, чтобы протереть стекло и заметил куски мяса, а так же часть руки торчащей из-под обломков раздолбанного в аварии бампера. Вытаскивать все это не было никакого желания, я открыл капот, убедился, что никакие кости не застряли в радиаторе и шланги на месте – пришел к выводу, что и так сойдет. Все равно через километров пятьдесят кончится топливо, и найти его вряд ли получится. Бензин стал дефицитом еще в первые дни бесчинства, так что вообще повезло, что получилось сэкономить пару дней пути на этой машине и возможно получиться сэкономить еще один. Двигаясь по трассе я заметил на обочине знакомую куртку красного цвета и сбавил ход. Но проехав еще метров сто я увидел разорванные тела мужика и его дочери. Остановился, вышел из машины и оглядываясь по сторонам подошел к тому, что осталось от бывших спутников. Тела были обезображены, но на них четко проглядывалось, что погибли они не от рук дохлых, а от рук людей. Вполне себе живых людей. Дохлые не режут ножом по горлу и точно не душат своих жертв детскими шарфами. Это уже потом все остальное сделала нежить. В округе орудовали больные на голову люди, встреча с которыми порой гораздо опаснее, чем встреча с толпой дохляков. Как же изменился мир. Даже ребенка не пожалели. Может человечество давно заслужило такую кару. Я вернулся к машине, сел за руль и в заднее зеркало увидел как в моем направлении бегут четыре человека с обмотанными тряпками лицами. И это были далеко не дохляки. Я поторопился переключить передачи чтобы убраться оттуда. Биться с ними я не видел смысла, хотя судя по всему оружия у них не было, давно бы начали стрелять, а вот ножей, я думаю, у них было достаточно. В тот момент почему то подумалось, что расстреливать их было бы как-то нечестно. Но проехав метров триста меня посетила мысль, что их жертвами могут стать невинные люди и я ударил по тормозам. Дождался пока они приблизятся настолько, что я смогу разобрать их крики. Сомнений не осталось – это они убили моих спутников. Я выскочил из машины, и направил в их сторону автомат- они растерялись, но не перестали бежать на меня, раздался залп и следом за ним крики двоих недобитых ублюдков. Я подошел ближе и задал вопрос: – За что вы убили ребенка с мужиком? Ответ посыпался вперемешку с нецензурной речью, прозвучало что-то типа – выживает сильнейший. Слушать было противно и не дождавшись окончания ответа на свой вопрос я добил обоих топором. Одному разломал череп, а другому немного промахнувшись снес половину лица с височной областью. Ну не тратить же патроны на эту шваль. Каким бы ни был век, но люди должны оставаться людьми, если они переступили грань – таких нужно просто уничтожать. Потому что выживут, оправятся после ранения и будут только злее, и еще более изощренно убивать невинных. Может моя политика и не совсем человечна, но такие времена – каждый имеет право на ошибку только один раз, переступил черту и все, либо ты человек, либо ты дохляк. Сдохшие от пуль начали шевелиться и мне пришлось добить каждого раздолбаев головы тяжелым обухом с пикой. По сути пришлось убить этих уродов дважды, может это и жестоко но определенное удовольствие это доставило. Особенно после того, что они сделали с беззащитными людьми. Я вытер топор об их шмотки, пошарил по карманам, забрал у одного армейский штык-нож, которым он наверное планировал завалить меня. После чего спокойно пошел к машине.

Глава 2.Попутчик

До города оставалось совсем немного и брошенных машин становилось все больше. Я надеялся на то, что смогу проехать через город, хотя рассудком я прекрасно понимал, что это маловероятно. Когда началась паника в городах творилось черти что, было много аварий и естественно с этим делом никто не разбирался. Брошенные машины без топлива то и дело постоянно попадаются на дорогах, от этого никуда не деться. Тем более что в России народ всегда жил небогато, запасов у людей практически не было. Первыми пострадали от всего этого дурдома продуктовые магазины, автозаправки и автосалоны. Люди брали что могли, но зараза распространялась настолько быстро, что зачастую даже самые успешные грабители не успевали воспользоваться награбленным. На трассе становилось все теснее и теснее и ехать быстрее чем тридцать километров в час уже не получалось. Страх прокатился по спине ознобом. Ведь из-за каждой машины могли выскочить либо дохлые, либо сумасшедшие в поисках наживы. Судя по всему свободная дорога закончилась. Я остановил машину и заглушил двигатель, двигаться на машине дальше просто не было возможности. Искореженный от взрыва автобус полностью перекрыл дорогу, люди пытающиеся объехать его по обочине просто перегородили дорогу друг другу. Следы перестрелки, несколько мертвых тел. Перепаханное поле с массой застрявших машин с одной стороны и металлический отбойник с другой стороны дороги, сулили мало перспектив найти объезд. Виднеются следы какой-то техники, видимо им удалось объехать по полю, но моя машина вряд ли на это способна. Нужно осмотреться и по возможности слить максимум бензина со всех машин, благо нет проблем найти тару, многие везли с собой запасы воды и почти в каждой машине есть канистры. Оглядевшись я почувствовал себя в относительной безопасности. Никакого шороха поблизости не было, так же не было и ветра. Тишина в такие моменты очень полезна. Неподалеку стоял большой автобус, я обошел его вокруг – убедился что все в порядке и нырнул ему под двигатель. Срезал трубку с ситемы отопления салона, первую что попалась на глаза. Она вполне подходила для того, чтобы слить бензин с машин. Частично вымочил при этом рукава в охладительной жидкости, что поделать – на войне, как на войне и на подобные моменты не обращаешь внимания. Хотя грязная одежда меня очень напрягает.

Прогуливаясь от машины к машине я все больше терял надежду найти топливо. Почти у всех машин были пробиты баки – топливо просто сливали таким образом. Удача! Нашел машину, одним колесом она висела на ограждении и у нее был почти полный бак. Набрал почти три канистры и принялся сливать остатки со своей машины. Канистры оттащил в поле недалеко от дороги и слегка присыпал землей. Мало ли, вдруг назад возвращаться, хорошо когда есть запас. Топая по дороге минут через двадцать увидел мотоцикл Урал, в аккурат стоящий на подножке на обочине, среди брошенных машин. В тот момент я подумал, что кто-то свыше все-таки присматривает за мной. Подошел к мотоциклу, повернул зажигание, но к сожалению ничего не произошло. Аккумулятор окончательно сел. Ну данную проблему решить можно, вокруг валом машин и уж точно приспособить автомобильный аккумулятор на эту модель мотоцикла не сулит никаких трудностей. Методом тыка был выбран аккумулятор из открытой хонды. Я всегда стараюсь изначально подходить только к открытым автомобилям и лишь в крайнем случае к закрытым. Были случаи когда срабатывали сигнализации и неплохие ребята гибли из-за этого. Провода для прикуривания также нашлись без проблем. Впоследствии они были переделаны мной в настенную проводку к привязанному небольшому аккумулятору на заднем крыле мотоцикла. В баке, конечно же, было пусто и мной было принято решение толкать мотоцикл обратно к моим запасам бензина. Так как поиск его на месте не дал результата. На руль повесил рюкзак, в котором иногда повякивал котенок сидящий в коробке от автозапчастей и шатающейся походкой под тяжестью байка, я потопал обратно. Возвращение с мотоциклом заняло минут сорок, не меньше. Но это было лучше, чем идти за бензином и потом тащить три канистры на себе к мотоциклу.

Итак, бензин в баке, канистры привязаны по бокам, решил стартером не крутить потому как не знал на сколько хватит аккумулятора. Подсос двух карбюраторов занял еще время, русская техника, что поделать. Но зато вполне выносливая и если заведется можно преодолеть любое поле. Пару раз дернул кикстартер и мот забормотал как будто знал, что от него требуется. Я даже не стал ждать когда прогреется мотор, сел и тронулся по тихому объезжая раздолбанные машины. Время от времени под колесами хрустели останки людей, я не обращал на это внимание. И был полностью сосредоточен на дороге. Двигатель немного прогрелся и я съехал в обочину, тут уже можно было двигаться немного быстрее. «Вот техника, – думал я, – придумана хрен знает в какие года, а по полю едет как по автобану». Спидометр то и дело показывал сорок – шестьдесят км в час. Быстро продвигаясь местами по кромке поля, а местами между машин я приблизился к городу. Судя по всему это был Кропоткин. Горка при въезде в город, висящий через всю дорогу стенд с когда-то давно рабочими камерами выглядели вполне знакомо. Но повсюду были следы апокалипсиса, разбитые машины или просто брошенные, трупов стало гораздо больше и что самое странное – не было видно ни одного дохляка. Не могу сказать, что меня это не радовало, но настораживало однозначно. Трасса проходила через город как бы захватывая его окраину с левой стороны. Была основная черта города с этажками и частным сектором справа, непонятного назначения строения и нечто напоминающее техзону. Если бы не было столько машин на этом участке, то на мотоцикле этот отрезок проходящий через город можно было бы проскочить минут за пять. Но разогнаться возможности нет. Медленно продвигаясь сквозь хаос оставленный людьми я рассекал тишину звуком двигателя, что в какой-то мере добавляло беспокойства. Проезжая мимо некогда рабочих придорожных кафешек я увидел как человек проскользнул в одну из них. Я остановился для того, чтобы принять решение, нужно ли мне уделить этому внимание или же не стоит. Открыл фляжку с водкой накатил грамм пятьдесят и сунул ее обратно в карман на рукаве. Мысли были смешаны в кучу, опасное это дело – можно потерять байк и всю снарягу, да и привыкать особо не хотелось ни к кому. Терять людей очень неприятно, а зачастую даже больно. Но любопытство опять взяло верх. Промелькнула мысль, что оружия в городе немало и я думаю, если бы хотели застрелить, то уже бы палили со всего чего только можно. Я подкатил к забегаловке, предварительно направив байк в сторону свободного выезда, спешился и не глуша двигатель выдвинул боковую подножку. Дверь в помещение была в шаге от мотоцикла я приоткрыл ее, сделал шаг внутрь и крикнул: – Есть кто?

В этот миг что-то из посуды упало за разделительной ширмой между столами и чья-то тень опустилась под стол. – Послушай, я тебя не обижу, я не из тех, кто убивает людей на дороге, – я оставался на месте, – если ты не хочешь выходить, то я сейчас просто уеду, я не могу долго стоять на месте, работает двигатель и это может привлечь внимание. Ответ не последовал и я принял решение удалиться. Выйдя из помещения на улицу я увидел как со стороны города, с большого перекрестка, который я проехал несколько минут назад, выбегает толпа дохлых. Я заглянул обратно в помещение с крикнул:

– Сюда бегут дохлые, у тебя нет выбора – хочешь жить быстро прыгай на мот. Бегом вернулся к мотоциклу, убрал подножку и заметил как сзади появилась девушка лет тридцати плюс – минус. Заострять внимание на ней не было времени, я запрыгнул на мот, она кое как села сзади и я рванул, голодной толпе до нас оставались считанные метры. Разогнать мот сильно не мог, слишком много машин брошенных на дороге, я свернул на тротуар и дал по газам полагаясь на память. Железная изгородь отделяющая проезжую часть в конце тротуара метрах в ста пятидесяти по идеи должна была заканчиваться. И там вполне можно было спрыгнуть на дорогу. Обычно я не люблю полагаться на авось, но тут уже просто не было выбора на дороге нас бы догнали за пару минут. Мот и без того неуклюжий, а с пассажиром сзади на малой скорости с затянутой вилкой в трассовый режим, практически не управляем на виражах. Тротуар быстро закончился, действительно изгородь тоже закончилась, но какой-то умник бросил машину прямо на выезде. Пришлось тормозить. Спрыгнув с мотоцикла я велел ей держать его. Звуки приближающейся толпы гнойной нежити были все ближе. Я подбежал и разбил прикладом стекло, в тот же миг заорала сигнализация. «Ну вообще шикарно» – подумал я. Быстро скинул на нейтраль, обежал машину и рывком спихнул ее в сторону. Набегу возвращаясь к мотоциклу дал короткую очередь в место, где как мне казалось, был источник звука – повезло, попал. Машина заткнулась с нее повалил дым и звуки характерные при замыкании электричества. – Черт, нас почти догнали! – дал по газам. Кое как преодолев еще метров двести объезжая брошенный транспорт я вырулил на трассу, где уже можно было более менее разогнаться. Мы ехали без разговоров, потому как нормально поговорить при скорости и грохоте мотоцикла не возможно. Ехали в никуда, не зная, где нам удастся остановиться и когда. Трасса становилась все свободнее и ехать стало легко. Я решил отъехать подальше от города, а потом уже знакомиться с новым балластом. И серая лента трассы подмигивая мне указывала дорогу в безопасность, по крайней мере хотелось в это верить. Спустя пару часов спина окончательно затекла от нагрузки, не очень удобная посадка сказывалась. Я начал присматривать место для парковки. Да и пора уже было перекусить и узнать имя второго члена экипажа. На горизонте появилась АЗС и за ней виднелся небольшой перекресток – съезд на проселочную дорогу. «Определенно сверну тут» – привычно бросил взгляд в зеркало заднего вида, дабы никого не снести при повороте на другую полосу. «Глупо как-то, ведь знаю, что там нет никого, да и вряд ли может быть» – мысль вернула в реальность и я свернул. Дорога оказалась тупиковой и заканчивалась у озера, вывеска при въезде гласит: «Лов рыбы запрещен, частная собственность». Остановка у озера весьма кстати, уже третий день не было возможности помыться и постирать сменку. Мот поставил на подножку и взялся вглядываться в бинокль.

– Как тебя зовут? – Спросил я.

– Тебе то что? – Ответ малость поставил меня в тупик.

– Если бы мне было все равно, тебя бы уже не было в живых. Тебя нужно обучать манерам или это просто стресс сказывается?

– Елена меня зовут – промычала нехотя барышня.

– Давай сразу расставим приоритеты, ты со мной до ближайшего безопасного места. Где я смогу оставить тебя в обществе людей, которые тебя не сожрут или не затрахают насмерть. В остальном, если хочешь выжить выполняешь все, что я говорю и без споров. Разговоры лишние тоже мне не нужны, говорим только по делу, остальное время я предпочитаю тишину. А в замен на это – будешь получать еду и воду. Уговор тебя устраивает? – Выдал я и повернулся в ее сторону цепляя бинокль на место.

– Более чем – прозвучал короткий ответ. Мне казалось, что общий язык нашли.

– Если что, меня можешь звать Немец, так привычней. Значит так, в рюкзаке есть еда и вода, остальное тебя не касается. Я иду купаться – ты готовишь стол и без фанатизма. Все, что там есть – это все наши припасы, лучше по чуть-чуть, чем сразу все, а потом ничего. И не забудь покормить и выгулять кота. Скинул все лишнее, взял мыло и зашагал в плавках к озеру с пакетом грязной сменки.

– Какого кота? – Вопрос прозвучал в спину, но я посчитал его риторическим. Когда я вернулся импровизированный стол с небогатыми харчами был готов. Котенок облизывался сидя у нее на руках, скорее всего налопался уже. Женщина сидела в ожидании и ничего не делала. Это сразу намекнуло мне о том, что совесть у нее есть, да и с субординацией порядок, вроде. Важные моменты особенно для тех мужиков, кто воспитан Кавказом.

– Ты чего не ешь? – Спросил я, -голодная небось?

– Сам сказал, без тебя ничего не делать.

– Я сказал делать то, что велю. Не более того, ешь и перестань меня накалять. Будь проще и все будет хорошо. – Я улыбнулся и дал понять, что теранить никого не планирую. Сменка развешанная на мотоцикле придавала ему странный вид, но выпендриваться я никогда не любил, важно сделать дело в конце концов – остальное лишняя суета. Я люблю чистую одежду и поэтому приходится таскать сменку. У каждого свои тараканы. Вечерело и становилось как-то жутковато, спать под открытым небом так себе перспектива. Но выбора не было, оттолкнул мот ближе к деревьям и перетащил все, что лежало вокруг него. Моя спутница должна была уже вернуться с «ванны», если так можно сказать. И пока ее не было я присматривал место на дереве, где можно было бы переночевать. Таковое нашлось быстро и я достал из рюкзака стяжные стропы для малых грузов и веревку для того, чтобы подвесить на ночь все хабари. Мадам вернулась и я показал ей на ветку.

– Лезь – сказал я. Остекленевшим взглядом она посмотрела на меня, но приказ был выполнен. Наверху, когда я объяснил как зафиксироваться стропой и подвесил хабари она поняла для чего это все и успокоилась. По ней стало это видно. Тонкой леской в радиусе пяти метров цепляя за кусты, траву и деревья я сделал круг и подключил свой приборчик, при размыкании контактов он начинал истошно пищать почти ультразвуком. Не особо громко, но человек реагировал на такой звук моментально даже во сне. Когда-то я увлекался электроникой и собрал эту штуку от нечего делать. Питание от аккумулятора. Теперь можно немного расслабиться и вздремнуть. Ночь была тихой, но спал я чутко, просыпаясь каждые минут сорок, да и не особо удобно на дереве спать в 37 лет. А вот Елена спала без всяких нервов, наверное это была ее первая более-менее спокойная ночь за последнии дни. Под утро я спустился вниз и разжег за кустами небольшой костерок, кофе не помешает с утра, да и бомж-пакет надо кипятком залить. Когда завтрак был готов я влез на дерево и на расстоянии позвал Елену по имени, что бы не напугать. Ну мало ли, кто ее знает, еще свалиться с ветки. Потом нянчиться с ней. Мы сидели у мотоцикла. Кот, который всю ночь спал на мне бегал по траве, но не отходил от нас больше чем на полметра. И если чего-то пугался, то сразу бежал на руки, будто осознавал, что сам не выживет.

– Как ты думаешь, кто во всем этом виноват? – Спросила она меня.

– Кто конкретно знать не могу, я простой рабочий – каменщик. Но о подобных вещах задумывался часто. Да и читал разное, иногда слушал на работе разные светлые головы. Тут сам черт не разберет кто виноват, ясно одно – Это искусственный вирус, его специально выпустили, чтобы заработать на вакцинах. Кто там у нас лоббировал вакцины в первую очередь? Президент? Хотя по сути виноваты деньги и жадность, которая ведет людей к пропасти, а в нашем случае упасть в эту пропасть можем и мы. Как и многие другие, кто еще не упал, хотя таких уже, наверное, можно пересчитать по пальцам. Сама видишь людей-то живых и нет практически, либо сумасшедшие, либо людоеды, да насильники. Кара все это свыше, не иначе. Устал Всевышний смотреть на мучения рода человеческого и решил нам помочь сдохнуть побыстрее – закончил я толкать речь, как вдруг со стороны леса выползла какая-то херня схожая с человеком по внешнему виду. Это оказался почти разложившийся труп, который рассыпался по кускам, но продолжал ползти в нашу сторону. Вонь стояла от этого существа несусветная. Елена с перепуганными глазами схватила котенка и отошла за мотоцикл, я же схватил топор и пробил череп до самой земли этой мерзости.

– Сразу и не сказать по тебе, что ты религиозный.

– А я и не пытался таким казаться, если что. Нужно собираться, ты, кстати, куда двигаешь?

– В Ставрополь, если повезет добраться, там у меня подруга, больше никого не осталось.

– Время глобальных перемен, – ляпнул я и завел мот, чтобы тот чуть прогрелся. Спустя несколько минут мы уже выезжали на ту самую дорогу, с которой вчера сворачивали к озеру. Мимо мелькали столбы, иногда брошенные машины и смерть. Такова в наши дни картина современной России, да пожалуй и большей части мира, доигрались. Все те, кто прошел через программу массовой вакцинации умерли в течении двух – трех месяцев, кто-то окончательно – кому повезло больше, а кто-то не до конца. Вот и поиграли в ученых, уничтожили все. Через несколько километров на пути встретилась небольшая толпа дохлых, а точнее целых семь с половиной штук. Расползлись по дороге так, что даже если я бы решился проскочить мимо них, пытаясь сбить кого-то из них байком – мы бы оказались на земле. Времени на то, чтобы прийти в себя и отразить атаку в такой ситуации, было бы вряд ли достаточно. Метров за семьдесят я принял решение остановиться, так как на горизонте других дохлых я не видел.

– Что ты делаешь? – голос Елены был тихий и напуганный.

– У нас вряд ли есть другой выбор, байк перегружен, мне не удобно маневрировать. Мы справимся не волнуйся – проскрипел я снимая с себя автомат, – что то пересохло в горле, – неспешно достал фляжку и сделал пару глотков горячительного. А тем временем дохлятина спешила к цели, как могла. Вид у них был так себе, скорее всего долгое время без мяса, они заметно ослабели и бежать у них не получалось. Падая и разбивая мертвую плоть о дорогу кто-то из них вставал и продолжал свой путь. Путь к концу. Я взял топор и пошел медленным шагом на встречу, страх и предвкушение боя делали свое дело. Но я был жив и отступать было некуда. Расстояние неизбежно уменьшалось… С разбега обухом пробил череп одному, с замаха сбил голову другому и проскочил в тыл, если так можно выразиться. Оставшиеся продолжали движение к байку, заторможенная реакция истощенных трупов была настолько малоэффективной, что на миг мне показалось будто они не опасны. Елена стояла у мотоцикла сжимая автомат в руках, но стрелять она не могла, так как я был все еще жив и точно мог бы угодить под пули. Догнав остальных я начал махать топором так, будто всю жизнь был обвальщиком мяса. Клочки трупов летели в разные стороны вместе с обрывками одежды. Свернувшаяся кровь литься из ран не хотела и просто выпадала на дорогу вонючими сгустками. Спустя минуты три все было кончено. Как мне казалось. Но нет, я забыл про половину трупа, которая пока я добивал ходячих ползла под машинами. Эта тварь выпала из зоны моего контроля и напала на меня сзади. Ухватилась за ноги обеими руками и пыталась прокусить мои берцы. Раздался выстрел и гнищее мясо кивнуло головой.

– Ты пальнула закрыв глаза? – Женщина стояла передо мной зажмурившись.

– Но ведь сработало! – Ответ показался мне в тот момент немного нелогичным, мягко говоря. Я подошел, забрал автомат и в грубой форме выругался на дохлятину. Хотя я думаю она поняла, что я не особо был счастлив и в большей степени это высказывание имело иную направленность. Дорога зашуршала под колесами байка с новой силой и хотелось думать, что самое страшное и сложное на нашем пути уже позади. Но как я ошибался в тот момент, я даже не мог представить, что нас ждет в недалеком будущем…

Глава 3. Новоалександровск. Парк «Маяк»

В направлении Ставрополя картина менялась только горизонтом, все же остальные негативные последствия глобальной разрухи являлись неотъемлемой частью пейзажа. Проезжая по селам, на пути попадались уже не только бегающие и ползающие трупы людей, но и животных. На подъезде к Новоалександровску, на поле я заметил очень странную картину. Это были лошади, каким-то образом зараженные вирусом. Они бегали по кругу в огромном загоне посреди поля. И не останавливались ни на миг. Тормознув у обочины я взял бинокль, чтобы взглянуть на то, что происходит и в тот же миг присел на корточки, махнув рукой Елене сделать так же. Картина была ужасна, издалека казалось, что лошади вполне здоровы и даже ухожены, но через бинокль я сразу определил что они заражены. Бегая по загону они вырывали куски плоти друг у друга, кровь и доносящиеся вопли дополнили полноту происходящего. Это ломало мозг, было не просто принимать происходящее. Елена попросила бинокль, я с предостережением сказал:

Продолжить чтение