Читать онлайн лИса бесплатно

лИса

I

Я бежала. Бежала со всех ног и без оглядки. Бежала как когда-то в детстве, когда охотничьи собаки учуяли меня и взяли след. Сейчас же все обстояло немного иначе – за мной гнались люди. И знаете, если выбирать кому достаться, я бы выбрала собак, ибо они свое дело знают – догнали, задрали, всё. А люди намного опаснее, кровожаднее и хитрее. Они сначала сделают вид, что желают только добра, а потом, как только ты отвернешься, вонзают в спину нож. Поэтому сейчас я бежала сломя голову и практически не разбирая дороги. На улице было сумрачно и это давало надежду на то, что мои преследователи угодят в какую-нибудь яму или просто заблудятся в лесу. Хвала небесам, поздняя осень давала о себе знать и поэтому сейчас темнело быстро, да и лес был полон небольших болотцев, которые уже начинали покрываться тонкой коркой льда. В надежде на то, что люди потонут в одном из этих болот, я остановилась и прислонившись к дереву, дала себе время на то, чтобы немного отдышаться. Прислушалась. Шагов слышно не было, но сердце стучало и билось о грудную клетку как бешеное. Откуда ни возьмись грянул выстрел. Он разрезал вечернюю тишину и напугал гнездящихся на верхушках деревьев птиц, что сейчас, со своим истошным «Кааар» покидали насиженные места и давали дёру подальше отсюда. Я же невольно вздрогнув от громкого звука, дернулась и ногу сковали острые как клыки волка тиски. Взвизгнув от дикой, пронзительной боли, я моментально осела на сырую холодную землю держась за пострадавшую ногу. Зашибись, похоже я угодила в капкан. Боль была просто адская и чем больше я пыталась снять с ноги капкан, который по размерам больше походил на медвежий, нежели на лисий, тем сильнее он вгрызался в мою ногу. Уже через несколько минут около меня была уже приличная лужица крови, а голова начинала ехать куда-то в неизвестном направлении. Решив, что нужно как-то из этой ситуации выходить, я не придумала ничего лучше, чем попытаться встать. Кровь хлынула из ран с новой силой, а я навострила уши. Среди шелеста ветра я отчетливо услышала человеческие шаги. Сердце снова застучало так громко, что заглушало звуки окружающего леса. Не собираясь сидеть и покорно ждать своей смерти, я побрела в глубь чащи, волоча пострадавшую ногу за собой и оставляя кровавые следы на земле. Разумеется, выбилась из сил я очень быстро и в очередной раз остановившись у дерева, чтобы передохнуть, потеряла равновесие и упала.

Сначала я подумала, что умерла, но сомневаюсь, что призраки испытывают боль, а у меня нога болела так, что хоть волком вой. Значит, не умерла. Но шмякнулась больно. Открыв глаза, первое, что я поняла – я нахожусь в яме. Большой, просторной, но холодной и жутко не удобной. Факт номер два – сама я отсюда выберусь вряд ли. Тем более с такой ногой. Еще раз попытавшись снять этот злосчастный капкан с ноги, я снова взвыла от боли, на этот раз громче прежнего. Послышались шорохи и я, прикусив щеку до крови только чтобы не выдать себя, прислушалась. Это были человеческие шаги. Снова. Меня затрясло, то ли от холода, то ли от страха. Шаги неумолимо приближались и с каждой секундой я словно физически ощущала приближение смерти. Мое тело напряглось как струна, я приготовилась к бою.

Это был мужчина. Не молодой, на вид ему было лет сорок с хвостиком. И не охотник. Он медленно осматривал меня, не подавая признаков агрессии или злобы. Совершенно спокойно осмотрев меня с ног до головы, он ушел, но спустя несколько минут вернулся. С веревкой. То ли от боли, то ли от безысходности, я осмелела.

– Ты что, вешать меня решил?

Мужчина улыбнулся и размотав веревку, привязал ее к дереву, а свободный край кинул мне.

– Дурная. Спасти тебя пытаюсь.

– А можно без оскорблений? Я хоть и живу в лесу, но не переношу хамов. – я взялась за веревку, но как только мужчина начал меня вытаскивать, нога зацепилась за корень и снова взревев от дикой боли, я отпустила веревку и шлепнулась.

Недолго думая, мужчина спустился ко мне. Снова осмотрев меня головы до пят, он подошел ближе.

– Не подходи.

– Должен же я как-то вытащить тебя. Снять капкан тут я не могу – у тебя откроется сильное кровотечение и это будет очень плохо. А если позволишь вытащить тебя, я смогу помочь. Там на верху приготовлена аптечка и все необходимое для первой помощи. Поэтому, выбирай – остаться тут и умереть или дать мне возможность помочь.

Я прикусила губу. Жить безусловно хотелось, но довериться незнакомцу – это было верхом самоубийства. Как на зло ногу начало ломить так, что я невольно заскулила.

– Верно, давай подождем пока у тебя заражение крови начнется. – мужчина посмотрел на наручные часы. – Если оно уже не началось.

Я вздохнула.

– Ладно. Вытаскивай меня отсюда.

– Неужели. – проворчал мужчина и подойдя ближе, аккуратно, словно что-то очень хрупкое, взял меня на руки. – Ты чего так съежилась? Расслабься, я не кусаюсь.

Наши тела были так близко, что я почувствовала его запах. От моего спасителя веяло дорогим парфюмом, кофе… и едой. При одной только мысли о еде, я почувствовала, как мой желудок свернулся в улитку и заурчал, от чего мой спутник чуть улыбнулся.

Вытащив меня из ямы, он осторожно усадил меня на собственную куртку и принялся освобождать меня из железных тисков и обрабатывать раны. Это было больно. Очень. Но я терпела и пыталась сильно не скулить. Нужно отдать ему должное – справился он с этим весьма быстро и вскоре, моя нога была обмотана бинтом по самое колено.

– Ну, вот и все, а теперь, – мужчина начал помогать мне вставать.

– Что теперь?

– Теперь пойдем домой.

На мой вопросительный взгляд он только добавил:

– Не могу же я бросить тебя тут одну, да еще и в таком положении. По живешь пока у меня, я по наблюдаю за твоей раной, а как только выздоровеешь – то велком обратно. Если захочешь конечно. Насильно оставлять тебя никто не собирается.

– Но ты сейчас уводишь меня насильно. – заметила я.

– Потому что сейчас ты нуждаешься в помощи.

– А ты всех раненых тащишь домой? Жена не против?

– У меня нет жены. И нет, не всех. Так что, идешь?

– А у меня есть выбор?

– Нет. – улыбнулся незнакомец и закинув сумку на плечо, взял меня на руки и понес куда-то в неизвестность.

Дом моего спасителя находился недалеко от леса. Это успокаивало, ведь в случае непредвиденной опасности можно было легко и незаметно удрать обратно в лес. Снаружи дом был великолепен, а внутри светлым, дорого украшенным и уютным. В нем имелось несколько этажей. На первом этаже располагались гостиная, просто нереальных размеров кухня и ванная комната с туалетом. Это все я осмотрела, пока мужчина уходил на второй этаж, но стоило ему появиться в поле моего зрения, как я сразу начала сохранять осторожность и бдительность.

– Вот. – он протянул мне какие-то вещи и пушистое полотенце, которое очень приятно пахло. – Сходи прими душ.

Я прикусила губу и задумалась. Я ведь так долго живу в лесу, что вряд ли смогу даже разобраться как это все работает.

Мужчина вздохнул.

– Извини, я не подумал.

– О чем не подумал? – не поняла я.

– Ты лесной житель и вряд ли разберешься сама. Если хочешь, я могу показать как пользоваться ванной комнатой. – в его словах не было ни намека на издевку или двуличный сарказм, за то была поразительная доброта. Это было мило.

Я только кивнула головой, давая немое согласие на проведение мастер-класса по принятию душа.

Следующие десять минут он рассказывал мне что и как работает, а потом, надев на мою пострадавшую ногу какой-то чехол, помог забраться в душевую кабину.

– Раздеться сама сможешь?

– И не надейся. В этом твоя помощь уж точно не нужна.

– Ладно, хорошо. Тогда, я подожду тебя за дверью.

– Зачем?

– Чтобы помочь вылезти. Тебе с твоей ногой вряд ли будет удобно самой это сделать. – сказав это, он положил вещи и полотенце на небольшую тумбу у кабины. – Вот, как закончишь, вытрешься полотенцем и наденешь эту одежду. Затем позовешь меня, а я приду и помогу выбраться.

– Хорошо.

Надо отметить, мужчина не обманул – покорно стоял за дверью и ждал когда я справлюсь с водными процедурами. И действительно, стоило мне только сказать, что я закончила, он тут же появился в дверях и аккуратно взяв меня на руки, помог выбраться из душевой кабины. Затем, без какого-либо намека на пошлость он помог мне высушить волосы, уши и хвост. Кстати выглядело это довольно забавно. А после водных процедур, он отнес меня на кухню, где уже просто восхитительно пахло чем-то вкусным. От запаха еды у меня снова заурчал живот.

Такого мяса я не ела уже давно. Откусив лишь кусочек, я вспомнила свое прошлое и еле как сдержала слезы, однако мужчине удалось заметить мое состояние.

– В чем дело? Тебе не нравится мясо?

– Нет, мясо потрясающее. Дело не в этом. – я украдкой смахнула слезинку рукавом рубашки.

– Что же тогда случилось?

– Ничего. Все прекрасно. – я нарочно улыбнулась и принялась дальше уплетать еду.

– Расскажи. – тихо попросил мужчина.

Я разозлилась и позволила себе повысить голос.

– Ты спас меня и я благодарна, но зачем лезть в душу?

– И тем не менее тебе больно.

– А ты что психолог?

– Не нужно быть психологом, чтобы понять одну простую истину: однажды тебе сделали очень больно. Тебя предали и из-за этого ты теперь не доверяешь людям. Я ведь прав?

Я промолчала, но мысленно дала положительный ответ.

– Кто сотворил с тобой такое? – мужчина всеми силами давал понять, что я могу верить ему, но я все еще боялась.

– Почему я должна делиться с тобой? – я щетинилась и всеми силами показывала нежелание разговаривать об этом.

– Ты не должна. Просто тебе станет легче когда выговоришься.

Я вздохнула.

– Что, просто вот так вот взять и рассказать все как есть?

– Да. Если хочешь.

Мужчина создавал впечатление надежного и верного человека и за мое недоверие мне даже было немного стыдно, но я ничего не могла с собой поделать. Мне было страшно. Я должна была убедиться, что он не поступит со мной так же, как когда-то поступили родные родители. Вздохнув, я спросила:

– Кто ты такой?

– Я друг.

Помолчали.

– Кто тебя так сильно ранил? – спросил мужчина и я решила открыться.

– Мама… – тихо, едва слышно произнесла я и опустила глаза, чтобы он не видел, как они предательски заслезились.

– Что? – шокировано переспросил он.

Я шмыгнула носом и начала свой рассказ:

– Я ведь не всегда была такой – уродиной с ушами и хвостом. Когда-то я была обычным ребенком. Нормальным то есть. Все было замечательно: я жила в любимой семье и горя не знала. Мои родители очень любили меня, дарили заботу и ласку все мои 13 лет…

– А потом?

– Потом мой мир перевернулся с ног на голову – в день своего рождения я проснулась такой. Ни с того, ни с сего у меня появились эти уши и хвост. Я в шоке заперлась у себя в комнате и не выходила оттуда почти весь день. Мне было страшно даже представить как отреагируют родители.

– Но это ведь не твоя вина…

– Все равно. Отныне я была такой. Когда первый шок прошел, я постаралась погрузиться в свои ощущения и попытаться убрать это уродство, но никак.

– И как отреагировали родители?

– На удивление спокойно. – я чуть улыбнулась, вспомнив как обрадовалась этому. – Я была просто счастлива от того, что они приняли меня такой. – улыбка сошла с моего лица и я добавила:

– Но обрадовалась я слишком рано. Через некоторое время, ближе к вечеру, мама позвала меня ужинать. Я удивилась тому, что никто больше не торопился за стол, ведь обычно мы ужинали всей семьей. А потом поняла почему. В еде был яд.

– В смысле?

– В прямом. Обычный крысиный яд. Меня хотела отравить собственная мать. Отравить как какую-то крысу.

– И как ты узнала про яд?

– По запаху. После превращения у меня обострились некоторые функции, такие как обоняние и слух. Последний мне кстати тоже однажды спас жизнь, ведь благодаря острому слуху, я услышала, что по мою душу идет охотник, которого наняла моя матушка.

– Подожди, то есть, ты хочешь сказать, что родная мать заказала тебя охотнику?

– Да. Думаешь из-за чего я живу в лесу, если могла бы жить в теплом доме?

У мужчины не было слов. Он кинул на меня сочувствующий взгляд и просто молчал, а я была благодарна ему за это. Он не стал успокаивать меня и говорить что-то глупое, по типу: «все будет хорошо» или «еще все впереди, уверен, ты вернешься домой». Нет. он просто молчал. И я тоже.

– Из-за чего она поступила так? Ведь для того, чтобы родная мать пошла на убийство дочери, нужен какой-то, не знаю, повод что ли.

– Она не смогла смириться с моим превращением. Позволить кицуне жить в доме… да лучше убить ее. К тому же ее наверняка заботило то, что скажут родственники, соседи, друзья. Никому не хочется иметь такую уродину-дочь.

– Не говори так. – мужчина смотрел на меня во все глаза. – Ты не уродина. Просто тебе нужно смириться, что ты не такая как все.

– Вот ты бы смог спокойно жить, зная о том, что твоя дочь такая? – я заглянула в его карие глаза.

– Да. – сразу и без колебаний ответил он. – И вот, что я скажу – в тот лес ты больше не вернешься. Будешь жить у меня.

– Но это невозможно. Я не могу всегда жить у тебя.

– Почему? Ты будешь жить у меня, а я буду о тебе заботиться.

Я сглотнула.

– Звучит, как начало какого-то порнофильма.

Мужчина засмеялся. Оказалось, что у него мягкий бархатный тембр.

– Дурная. Я имел ввиду, что буду заботиться как о тебе как о дочери.

Я покраснела.

– Не бойся. Я и пальцем к тебе не прикоснусь. Отныне ты в полной безопасности.

– Я ведь даже не знаю, как тебя зовут.

– Ян.

– Мия. – улыбнулась я и мы пожали руки.

Мы еще немного поболтали, а потом, Ян отвел меня в комнату на втором этаже и уложив меня в постель, пожелал спокойной ночи и вышел.

Заснуть я не могла долго – все ворочалась. В голову лезли дурацкие мысли, а потом, я услышала как во входную дверь позвонили и в дом вошел человек. Судя по голосу – парень лет двадцати – двадцати двух. Я долго вслушивалась в их разговор, но он был только о работе, поэтому в какой-то момент, я задремала, а потом и вовсе провалилась в сон.

II

Парень оказался сыном Яна и отношения у нас складывались просто хуже некуда. Он постоянно хамил, грубил и вел себя ну просто как мудак. А все из-за того, что он накидал пару версий происходящего и сам себя в этом убедил. Кстати говоря, версии были так себе и совершенно не соответствовали реальности. Так, по одной из них я являюсь чуть ли не пришельцем, который прилетел из космоса, чтобы сначала втереться в доверие, а потом поубивать всех членов семьи и заграбастать себе всё их многомиллионное состояние. Мда. Жесть. Зачем пришельцам деньги он кстати так и не уточнил, за то выдвинул еще парочку абсурдных версий, вплоть до того, что я являюсь любовницей его отца. Сказать, что мальчик дебил прямо на семейном ужине я постеснялась, но все же, я видела какую боль наши склоки причиняют Яну и пыталась заключить мир или хотя бы временное перемирие с парнем. Вот и сейчас, я стояла у двери комнаты Эдриана и как дура боялась зайти. Боялась ли я его как члена семьи Яна? Абсолютно нет. Но я боялась его как человека…

– Заходи уже. Я через дверь слышу, как ты топчешься. – послышался недовольный рык из комнаты.

Вздёрнув подбородок я вошла. Парень сидел за компьютером и что-то печатал, но увидев, что я вошла, быстро переключил экран на игры и с недовольной миной повернулся ко мне.

– Эд…

– Для тебя я Эдриан. Что тебе надо?

– Ты знаешь. Я хочу мира в семье.

– Неужто ты уже возомнила себя членом моей семьи?

Я вскинула глаза на парня.

– Нет. Я здесь просто гостья.

– Ну так и вали, гостья.

– Думаю, что ради Яна мы могли бы и подружиться. Ему очень больно видеть наши ссоры.

– Не делай вид, будто ты о нем заботишься.

– Но это так!

– Хочешь сказать, что его деньги тебя не интересуют? – парень просто впился в меня глазами.

– Нет.

– Тогда зачем ты здесь? Моего отца ты все равно не получишь, он любит мою мать. Да, они в разводе, но их любовь по-прежнему сильна.

– Господи Боже… – я закатила глаза и хлопнула себя по лбу. – Да сколько же тебе говорить-то? Я просто нуждалась в помощи – я попала в капкан, когда убегала от людей, а твой отец помог мне. Без него я бы погибла. Он не хотел оставлять меня раненую в лесу и поэтому принес сюда. Все. Давай закроем уже эту тему и будем относиться друг ко другу по-человечески.

– По-человечески? – ухмыльнулся парень, со скепсисом смотря на мои лисьи ушки. От этого мне стало так неприятно, что даже захотелось уйти. Но я смогла себя перебороть.

– Может, я и не человек, но ты не смеешь со мной разговаривать в подобном тоне. Ян хочет, чтобы я жила тут, значит я буду. И уйду я отсюда только тогда, когда он меня об этом попросит, а по сему, обращайся со мной нормально. Ян считает меня членом этой семьи и мне плевать нравится тебе это или нет. – я хотела уже уйти, но парень схватил меня за запястье, до боли сжав его.

– Не смей со мной разговаривать в подобном тоне, ясно? – прорычал он.

– А то что? Ударишь? – я гордо вскинула глаза на парня. – Прости, но меня это не пугает.

– Ты показываешь зубки, но учти, что они еще молочные. – парень выдержал паузу, гневно смотря в мои глаза. – Не советую ссориться со мной. Это может закончиться весьма печально.

– Я тебя не боюсь.

– А зря.

Я молча выхватила руку и вышла из комнаты, громко хлопнув дверью.

Следующие пару дней Ян и Эдриан пропадали на работе, а я оставалась дома одна. Точнее с прислугой. Вот тогда-то я и познакомилась с Мэг. Она работала горничной и я периодически помогала ей по дому, хоть она и была против. В обычный день, когда я в очередной раз помогала ей по хозяйству, мы разговорились об Эдриане.

– Скажи, он на самом деле такой засранец, каким хочет казаться?

Девушка задумалась.

– Ну, он далеко не ангел. Но согласись, все мы не ангелы, у каждого из нас есть характер и убеждения.

– Значит, все-таки засранец. – констатировала я.

– Мия, прошу, давай сменим тему? Если мы продолжим говорить об этом, у меня могут быть проблемы.

– Еще какие проблемы, Мэг. – послышался из-за угла кухни голос Эдриана, от чего девушка испугалась и уронила поднос с чайным сервизом на пол. Крошечные осколки разлетелись по всей кухне, а девушка испуганно смотрела на подошедшего парня, кажется, даже не дыша. – Ты переходишь границы. Трепаться не весть с кем о жильцах этого дома, благодаря которым ты работаешь тут – это низко.

Парень ушел в комнату, перед этим сказав девушке, что она купит новый сервиз за собственные деньги. Девушка же упала на колени и буквально разрыдалась.

– Засранец. – прошипела я и опустившись рядом с девушкой, принялась успокаивать ее.

На звуки битого сервиза прибежал Ян.

– Что случилось?

– Твой сын-придурок ни за что наорал на бедную девушку. – не сдержалась я.

– Нет, я сама виновата… – тихо сказала горничная, размазывая слезы по щекам. – Это было заслужено.

– Мэг, не защищай его! Он не разобравшись толком, наехал на тебя.

Как ни странно, Ян встал на сторону девушки.

– Не расстраивайся. Кому как не тебе знать какой он у меня взбалмошный. – мужчина вздохнул и легонько погладил девушку по плечу, а потом протянул купюру. – Вот, сходи в торговый центр, купи новый сервиз.

– Эдриан велел мне купить сервиз на свои деньги. – хлюпая носом, поведала девушка.

– Не нужно. Держи. – он вложил купюру в ладонь девушки и ушел на второй этаж.

Тем же вечером Ян постучался ко мне в комнату и протянул блестящий пакет.

– Что это? – я с интересом уставилась на мужчину.

– Посмотри и узнаешь.

Я осторожно взяла пакет и ахнула, вытащив оттуда шикарное вечернее платье.

– Оно просто божественное. Но зачем?

– Я приглашаю вас с Эдрианом в ресторан. По ужинаем по-семейному, по болтаем. Знаю, это нужно было сделать уже давно, но времени не было от слова совсем.

– Да, я слышала, как вы с Эдрианом обсуждали какую-то сделку несколько дней назад. И как? Удачно?

Мужчина улыбнулся.

– Удачно. Теперь у меня наконец-то есть время и на семью.

Мне показалось или он назвал меня семьей?

– Я очень благодарна тебе за платье, но я не могу пойти.

– Почему?

– Видишь ли, мои уши и хвост будут слишком заметны для людей и боюсь, что вечер будет испорчен.

– Насчет этого не волнуйся, я выкуплю весь ресторан и нам никто не помешает. Будут лишь официанты.

– Выкупишь ресторан? Но это же просто безумие. Это баснословная сумма!

Мужчина лишь засмеялся.

– Я имел в виду, что выкуплю его всего на пару часов, чтобы нам никто не мешал. Это не будет стоить слишком уж дорого. К тому же, многие бизнесмены прибегают к такой хитрости, чтоб поужинать с семьей в тишине и спокойствии.

– Значит, я для тебя уже семья? – осторожно спросила я.

Мужчина оставил меня без ответа. Попросив быть готовой к девяти часам, он вышел из комнаты.

III

Вечером того же дня мы поехали в ресторан. Если бы я только знала, чем это закончится… В принципе, все было хорошо – мы кушали, разговаривали о жизни, общались, пока Ян не сказал слова из-за которых весь вечер пошел прахом.

– Мия… За эти несколько дней, что ты живешь в моем доме, я привык и привязался к тебе. – было видно, что слова даются ему с трудом.

Продолжить чтение