Читать онлайн Азбука спасения. Том 48 бесплатно

Азбука спасения. Том 48

Автор-составитель Никодим Благовестник

ISBN 978-5-0059-7048-0 (т. 48)

ISBN 978-5-0055-9992-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ЛЮБОВЬ И ЗАПОВЕДИ

Что мы любим детей Божиих, узнаём из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его (1Ин.5:2).

Апостол Иоанн Богослов

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга, как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин.13:34,35).

Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня, а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам… кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое, и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим. Не любящий Меня не соблюдает слов Моих, слово же, которое вы слышите, не есть Мое, но пославшего Меня Отца (Ин.14:21—24).

Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его. Возлюбленные! мы теперь дети Божии, но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть. И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист. Всякий, делающий грех, делает и беззаконие, и грех есть беззаконие. И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха. Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает, всякий согрешающий не видел Его и не познал Его. Дети! да не обольщает вас никто. Кто делает правду, тот праведен, подобно как Он праведен. Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола. Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем, и он не может грешить, потому что рожден от Бога. Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего (2Ин.3:1—10).

Апостол Петр

Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов. Будьте страннолюбивы друг ко другу без ропота. Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией. Говорит ли кто, говори как слова Божии, служит ли кто, служи по силе, какую дает Бог, дабы во всем прославлялся Бог через Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь (1Пет.4:8—11).

Я весьма обрадовался, что нашел из детей твоих, ходящих в истине, как мы получили заповедь от Отца. И ныне прошу тебя, госпожа, не как новую заповедь предписывая тебе, но ту, которую имеем от начала, чтобы мы любили друг друга. Любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям Его. Это та заповедь, которую вы слышали от начала, чтобы поступали по ней (2Ин.1:4—6).

Рис.0 Азбука спасения. Том 48

Апостол Павел

Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви, ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: «не прелюбодействуй», «не убивай», «не кради», «не лжесвидетельствуй», «не пожелай чужого» и все другие заключаются в сем слове: «люби ближнего твоего, как самого себя». Любовь не делает ближнему зла, итак, любовь есть исполнение закона (Рим.13:8—10).

Святой Макарий Великий

Любящим Бога удобен и приятен труд исполнения заповедей, потому что любовь Божия делает подвиг легким и вожделенным.

Когда человек почитает сам себя рачителем заповедей, тогда явно он погрешает, и не хранит верно заповеди.

Преподобный Исаак Сирин

Христос… требует не делания заповедей, но исправления души, для которого узаконил заповеди подзаконным.

Хотя заповедей и много, однако же, необходимо сохранять их. В противном случае Спасителю не нужно было бы и давать их.

Заповеди постановлены вопреки страстям, для уврачевания преступной души.

В душе не могут быть видимы добрые дела, каким научил Господь, если не будут сохранены заповеди.

Господь многим убеждает к хранению заповедей по любви, чтобы ими сообщался душе свет.

Заповеди не тяжелы для любящих истину.

Душа, не сохранившая заповедей, не есть здравая.

Что врачевство для больного тела, то заповеди для страстной души.

Без делания заповедей, пока, прежде всего не пойдем оным путем, ведущим к душевной чистоте, не должно нам и желать, и надеяться душевного очищения.

Душа не в состоянии будет соделаться чистою, если не будет хранить их <заповеди>.

Если любишь чистоту сердца и.… духовное мудрование, то прилепись к Владычним заповедям… из любви к Давшему их, а не из страха, или за воздаяние награды.

Вожделевающим совершенства надлежит сохранять все заповеди, потому что сокровенное делание заповедей врачует душевную силу.

За сохранение заповедей ум сподобляется благодати таинственного созерцания и откровений духовного ведения.

Если зрение ума не будет очищено деланием заповедей, делами безмолвного жития, не приобретет в совершенстве света любви, не преуспеет возрастом в обновлении Христовом… то не возможет соделаться истинным зрителем Божественного созерцания.

Кто вожделевает исполнения воли Божией, тот небесных Ангелов будет иметь путеводителями.

Заповеди Божии выше всех сокровищ мира.

Кто стяжал их <заповеди>, тот внутри себя обретает Бога.

Преподобный Симеон Новый Богослов

Погубит душу свою тот, кто разоряет заповедь Мою

Всякий преступающий заповеди Божии есть противник Богу, воюющий против Него.

Христос заповеди Свои определил вообще для всех, и ничего не законополагал особо для монахов, и особо для мирян.

Кто, Божественною силою Христовою укрепляем, не возненавидит прежде от всего сердца своего всего мирского и плотского, тот никак не может исполнить заповедей Христовых.

Христианин, не прославляющий Бога исполнением повелений Его и соблюдением заповедей Его, ничем не лучше неверных, если не хуже их.

Христос алчет и жаждет, т.е. крайним и неудержимым желанием желает единого спасения всех человеков. Спасение же человеков есть удаление от всякого греха, какового удаления от греха невозможно справить без делания добродетелей и исполнения всех заповедей. Следовательно, когда исполняем мы заповеди Христовы, тогда питаем и насыщаем Христа, Господа всякой твари.

Те, которые будут соблюдать заповеди до конца жизни… восприимут потом и все блага, им предуготованные, а которые окажутся презрителями заповедей, нерадивыми и неблагодарными к Благодетелю своему, те ниспадут от благ тех, как ниспал и Адам из рая. И это постраждут они не потому, что такими быть предопределил им Бог, а от своего собственного неразумия и злоумия.

Кто не творит заповедей Христовых, пусть не думает, что не отрицается тем Христа. Нет, в каждом преступлении заповеди Христовой он отрицается Христа, как наоборот, кто творит заповеди Христовы, тот каждым исполнением заповедей исповедует Христа.

Заповеди Христовы да будут единым общим для всех нас путем, который вел бы нас на небеса и к Самому Богу.

Всякий подвизающийся и соблюдающий… заповеди Христовы бывает сыном и чадом Божиим, то, конечно, он бывает и верным и пред всеми обнаруживает, что он христианин.

Чрез исполнение заповедей Божиих возвращается внутрь нас, как некий многочастный плод, – любовь, милостыня, благоутробие, кротость, смирение, терпение искушений, непорочность и чистота сердца, посредством которой сподобляемся зреть Бога. И в чистом уже сердце воссиявает благодать и просвещение Святаго Духа, который возрождает нас, делает сынами Богу, облекает во Христа, возжигает светильник в душе нашей, делает нас чадами Света, освобождает души наши от тьмы, и отселе еще, в этой жизни делает причастными Вечной жизни, хотя мы того и не знаем.

Тот, кто всегда очищает себя деланием заповедей Христовых, если после того, как очистится и освятится Богом, умалит несколько делание заповедей, тотчас соразмерно с тем умаляется и в совести. Кто же вследствие того сознательно поработится какому-либо, хотя бы то одному греху, тот совершенно теряет и самую чистоту, подобно тому, как сосуд, полный чистой воды, весь оскверняется и от малого количества кала. Грех же здесь разумею я не тот, который и телом совершается, но всякое страстное влечение, бывающее невидимо в душе, с которым душа сослагается.

Ни мир, ни житейские дела не мешают исполнять заповеди Божии, когда имеется ревность и внимание.

Если кто станет говорить, что никто не может исполнить всех заповедей, то да ведает он, что ложно клевещет на Бога, будто Он заповедал нам невозможное.

Блажен тот, кто видит, что в нем вообразился Христос – Свет мира, потому что он наречется материю Христа, имея в себе Христа как плод чрева, как Сам Он неложнейший обетовал, говоря: мать Моя и братья Мои, и друзья Мои сии суть, – слышащии слово Божие и творящии его (Мф.12:48—50), – так что те, которые не хранят заповедей Божиих, сами своею волею лишают себя такой благодати, так как дело сие и было, и есть, и будет возможно, – и бывало, и бывает, и не перестанет бывать во всех тех, кои творят заповеди Господни.

Где со тщанием исполняются заповеди Божии, там бывает и явление Спасителя нашего Иисуса Христа. После сего явления Спасителя приходит и совершенная любовь. Ибо если не будет явления Христа в нас, то мы не можем ни веровать в Него, ни любить Его как должно.

Чем больше преуспевает кто в делании заповедей Божиих, тем более очищается, осиявается и просвещается, и сподобляется видеть откровения великих тайн, коих глубины не видел никогда и совершенно не может видеть никто из тех, кои не восподвизались прийти в такую чистоту.

Все заповеди, которые Христос заповедал апостолам, равно заповедал Он и нам, чтоб мы соблюдали их все до одной. И мы можем их соблюсти, даже находясь в мире, но не хотим, потому что слабоваты в вере и любви ко Христу.

Плод делания заповедей… есть умиленное сокрушение, а оно приносит плоды добродетелей или, лучше сказать, творит все добродетели, как открывает все Богодухновенное Писание.

Кто всяким образом и со всем усердием не соблюдает заповедей Божиих, не стяжавает добродетелей посредством исполнения сих заповедей, и не преуспевает чрез то шие и паче в исправлении сердца, а только воздерживается, как ему кажется, от злых дел, в добродетелях же не пребывает долгое время, но, предаваясь нерадению в исполнении заповедей Божиих, пресекает некоторым образом собирание сих добродетелей, тот не может сохранить даже того добра, которое, как ему думается, имеет, но чрез неделание заповедей теряет и его.

Те, которые покорствуют Богу и соблюдают неуклонно заповеди Его, те и временных благ причащаются в меру и с воздержанием, благодаря за них Бога, и от этих видимых и временных благ возводятся к оным невидимым и вечным за то, что повинулись Царю всех Богу и соблюли повеления Его. – Те же, которые поступают противно заповедям Божиим, находятся на противной Богу стороне, вместе с диаволом, поелику сделались врагами Бога.

Заповеди Господа нашего имеют воздаяние бесконечное и вечное, так как в тех, кои исполняют их, вселяют жизнь бессмертную и такие подают им блага, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1Кор.2:9), и напротив, наказания, какие ожидают преступающих их, суть вечны и нескончаемы.

Сколь изумительно дивна сила заповедей Божиих и в какое дивное состояние приводят они тех, которые творят и исполняют их! И я начал некогда исполнять заповеди Божии, когда немного выступил из глубины грехов и несколько освободился от покрывавшего меня мрака. При этом нередко, будучи тесним злыми навыками своими, боялся я за себя, но любовь и вожделение добра гораздо чаще направляли меня к добру. Вначале все, что я делал, было одно лишь удаление от зла, но потом оно само начало подвигать меня на добро. В это время одно особенно причиняло мне тяготу и неприятность – это злой навык сластолюбия, который уничтожается чтением Божественных Писаний и навыком в добрых деланиях.

Ибо как, когда утром восходит солнце, мало-помалу разгоняется тьма и исчезает, так и когда воссиявает добродетель, прогоняется грех, как тьма, и, наконец, совсем уничтожается. Тогда мы являемся добрыми и добродетельными во всем, как прежде были злы и порочны. Так помощью небольшого терпения и малого доброго произволения или, лучше сказать, помощью Бога Живого воссозидаемся мы наконец и обновляемся, после того как очистимся душою, и телом, и умом. Вследствие сего мы делаемся тем, о чем прежде не знали, будучи омрачены страстями, и получаем еще то, чего недостойны.

Строгое исполнение заповедей научает людей глубокому сознанию своей немощи.

В душе благодать Святаго Духа блюдется исполнением заповедей, а исполнение заповедей полагается, как основание для получения дара благодати Божией.

Не спасет, а погубит душу свою тот, кто разоряет заповедь Мою – Владыки всех и, как бы попирая и обходя ее, нарушает законы Мои и преступает повеления. Находясь вне двора заповедей Моих и вне ограды их, если он и спасет мир и живущих в мире, то и тогда будет чужд Мне и далек от овец Моих, в особенности же как разоривший ограду двора и давший овцам выход не через единственную дверь, а зверям – неправый вход, он понесет невыразимое мучение за всех овец и будет рассечен надвое, и преданный огню и тартару, будет, несчастный, добычею червей.

Преподобный Никита Стифат

Кто трудолюбно начал исполнять заповеди Божии и с теплым рачением взял на рамена свои легкий ярем подвижничества, тот не щадит здоровья тела, не ужасается тяжелости дел добродетели, не отступает в болезненном страхе пред трудами и не посматривает на другого кого, нерадиво и беспечно относящегося к подвигам, но с горячим желанием шествует стезею добродетелей, во всяком злострадании (при всяких лишениях), смотря на себя одного и на заповеди Божии, и каждодневно бросает в слезах семена свои на поле живых, пока породится в нем злак бесстрастия, возрастет в степень ведения Божественного и даст клас <колос>, приносящий зерно слова и порождения правды.

Преподобный Иоанн Лествичник

Никто не должен извиняться в неисполнении Евангельских заповедей своею немощию, ибо есть души, которые сделали более, нежели сколько повелевают заповеди.

Хранение заповедей есть знак любви, а начало любви есть множество смирения.

Святитель Василий Великий

Заповедь Божию исполнять должно не из угождения людям и не по другой какой страсти, но иметь во всем целью угодить Богу и прославить Бога.

Каждый из нас может исполнить трудное в заповедях, когда жизнь свою, как пред зрителем, открывает пред Богом всяческих.

Кто ходит во свете заповедей Христовых, тот во дни.

Вступивший в послушание Евангелию должен, прежде всего, очистить себя от всякой скверны плоти и духа, чтобы чрез это соделаться благоприятным Богу в делах святыни.

Не должно последовать человеческим преданиям до отриновения Божиих заповедей.

Неопустительно должно соблюдать все преданное Господом в Евангелии и чрез апостолов.

Рис.1 Азбука спасения. Том 48

Заповеди Божии надобно так исполнять, как повелел Господь. Ибо кто погрешает в образе действования, тот, хотя по видимому исполняет заповедь, однако же, не имеет похвалы от Бога.

Заповедь Божию исполнять должно не из угождения людям, и не по другой какой страсти, но иметь во всем целью угодить Богу, и прославить Бога.

Заповеди Господни исполнять должно с благою совестью и с благим расположением пред Богом и пред людьми. Ибо кто не так исполняет, тот осуждается.

Заповеди Божии исполнять должно с ненасытным желанием, непрестанно поспешая к большему и большему.

Кто исполняет заповедь Божию и не по здравому расположению, но, по крайней мере, видимо сохраняет в точности учение Господне, тому возбранять сего не должно, поколику он никому не вредит тем, а иные, может быть, получают от него и пользу, но надобно ему советовать, чтобы имел и мысль, достойную доброго дела.

Показывающий тщательность в менее важном, не должен презирать важнейшего, но, исполняя преимущественно важнейшие заповеди, обязан он успевать и в менее важном.

Учение заповедей Господних должно принимать, как такое учение, которое доставляет нам жизнь вечную и Царство Небесное, и с усердием надобно оное исполнять, хотя бы казалось и трудным.

Пусть заповедь Божия живет с тобою неразлучно, непрестанно сообщая тебе как бы некоторый свет и озарение для суждения о делах.

Заповеди Божии не иное что имеют в виду, как спасение послушного им.

Все они, по здраво понимаемому намерению Писания, состоят между собою в такой связи, что нарушением одной необходимо нарушаются все прочие.

Для исполнения… тех заповедей, какие даны нам от Бога, получили мы от Него и силы, чтобы невозможно было и негодовать на то, <что заповеди чрезмерно трудны>.

Кто в деле своем нарушает точность заповеди, тот, очевидно, слабо памятует о Боге.

Во всем должно нам остерегаться, чтобы под предлогом исполнения одной заповеди не оказаться нарушителями другой.

Хотя бы и весьма был известен или чрезмерно славен препятствующий исполнять заповеданное Господом или советующий делать запрещенное им, всякий любящий Господа должен такового бегать и гнушаться им.

Кто ревнует об исполнении заповеди, и делает не то, что приказывают, но чего сам хочет, тот какую получает награду? – Какая следует за самоугодие.

Заботиться и работать ради заповеди – похвальный признак христолюбивого и братолюбивого расположения.

Кто не имеет в себе любви, тот лишается Божественной благодати.

Любовь к Богу не есть что-либо учением приобретаемое. Ибо не у другого учились мы восхищаться светом, быть привязанными к жизни, не другой кто учил нас любить родителей или воспитателей. Так, или еще более, невозможно отвне научиться любви Божией, но вместе с устроением живого существа, разумею человека, вложено в нас некоторое прирожденное стремление, в себе самом заключающее побуждения к общению любви. И его-то взяв, училище Божиих заповедей имеет обычай тщательно возделывать, благоразумно воспитывать и, при помощи Божией благодати, возводить до совершенства. Поэтому и я, похвалив ваше тщание как необходимое для цели, при помощи Божией, приобщив к себе и вас в молитвах, по данной мне от Духа силе постараюсь пробудить сокрытую в вас искру Божией любви.

Впрочем, надобно знать, что хотя это (любовь) – одна добродетель, однако же, она силою своею приводит в действие и объемлет всякую заповедь. Ибо тот любит Меня, говорит Господь, кто имеет заповеди Мои и соблюдает их (Ин.14:21). И еще: на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки (Мф.22:40). Однако я не намерен теперь входить в подробности, потому что в таком случае неприметным образом в одну часть включил бы все учение о заповедях, но, насколько мне удобно и соответственно настоящей цели, напомню вам о любви, какою обязаны мы к Богу, сказав прежде всего то, что для исполнения всех тех заповедей, какие даны нам от Бога, получили мы от Него и силы, чтобы невозможно было и негодовать на то, будто бы от нас требуется что-то необыкновенное, и превозноситься тем, будто от себя привносим нечто сверх данного. И этими силами действуя правильно и как должно, благочестиво проводим добродетельную жизнь, а расстраивая их действие, увлекаемся в порок.

А определение порока таково: это лукавое и противное Христовой заповеди употребление того, что дано нам Богом для доброй цели, равно как определение добродетели, требуемой Богом, будет следующее: это употребление Божиих даров с доброю совестью, по заповеди Господней. Если же это так, то и о любви скажем то же самое. Именно: получив заповедь любить Бога, приобрели мы также и силу любить, вложенную в нас при самом первоначальном нашем устройстве, и доказательство этому не вне, но каждый может узнать сие сам собою и сам в себе. Ибо от природы в нас есть вожделение прекрасного, хотя по большей части одному то, а другому другое кажется прекрасным, и нежную любовь к свойственному и родственному имеем не учась, и благодетелям добровольно оказываем всякое благорасположение. Что же досточуднее Божией красоты? Какое представление приятнее Божия великолепия? Какое желание душевное так живо и невыносимо, как желание, порождаемое Богом в душе, которая очищена от всякого порока и с истинным расположением говорит: я изнемогаю от любви (Песн.2:5)?

Подлинно неизреченны и неописанны молниеносные блистания Божией красоты – ни слово не может выразить, ни слух вместить. Наименуешь ли блеск денницы, или сияние луны, или свет солнца – все это не достойно к уподоблению славы и в сравнении с истинным Светом далее отстоит от Него, нежели глубокая ночь и ужаснейшая тьма от самого ясного полудня. Если красота сия, не зримая телесными очами, а постижимая только душою и мыслью, озаряла кого-нибудь из святых и оставляла в них невыносимое уязвление желанием, то, возмущенные здешнею жизнью, говорили они: Горе мне, что я пребываю у Мосоха, живу у шатров Кидарских! (Пс.119:5); когда приду и явлюсь пред лице Божие! (Пс.41:3); и: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше (Флп.1:23); и: Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому (Пс.41:3); и: Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко (Лк.2:29).

Тяготясь сей жизнью как узилищем, столько были неудержимы в стремлениях те, у кого коснулось души Божественное желание. По причине ненасытимого желания созерцать Божественную доброту они молились о том, чтобы зрение красоты Господней простиралось на всю вечную жизнь (Пс.26:4). Так люди по природе вожделевают прекрасного, в собственном же смысле прекрасно и достолюбезно благое, а благ – Бог, к благому же все стремится, следовательно все стремится к Богу.

Поэтому что совершаем мы по произволению, то в нас есть и по природе, у кого рассудок не совращен лукавством. И любовь к Богу требуется от нас как необходимый долг, оскудение ее в душе есть самое несносное из всех зол. Ибо отчуждение и удаление от Бога несноснее мучений, ожидаемых в геенне, оно тяжело для страждущего, как для глаза лишение света, хотя и безболезненное, и как для живого существа лишение жизни. А ежели в рожденных есть природная любовь к родившим и это показывает и привязанность бессловесных, и в людях с первого возраста открывающаяся расположенность к матерям, то недостатком любви к Сотворшему нас и отчуждением от Него да не окажем себя неразумнее младенцев и свирепее зверей.

Если бы и не знали, каков Он по благости, по тому одному, что от Него получили бытие, должны мы безмерно любить Его со всею нежностью и непрестанно прилепляться к памятованию о Нем, как дети к матерям. Но благодетель выше любимых естественно, и привязанность к даровавшим какое-нибудь благо есть расположение, свойственное не людям только, но всем почти животным. Сказано: Вол знает владетеля своего, и осел – ясли господина своего. О, если бы не было сказано о нас последующих слов: а Израиль не знает (Меня), народ Мой не разумеет (Ис.1:3)! Ибо о псе и многих других подобных животных нужно ли говорить, какую привязанность оказывают они к тем, которые кормят их?

Если же по природе имеем любовь и расположение к благодетелям и решаемся на всякий труд, чтобы воздать за оказанное нам благодеяние, то какое слово может изобразить Божии дары? Они таковы по множеству, что превышают всякое число, так велики и важны, что достаточно и одного, чтобы обязать нас ко всякой благодарности Подателю. Умолчу о тех из нас, которые, хотя сами по себе и чрезмерны величием и приятностью, однако же, превышаемые светозарностью больших, как звезды сиянием солнечных лучей, не так ясно выказывают свою приятность. Ибо нет времени, оставив превосходнейшее, измерять благость Благодетеля меньшими Его дарами. Поэтому пусть будут преданы молчанию восхождение солнца, круговращение луны, благорастворение воздуха, смены годовых времен, вода из облаков, вода из земли, самое море, вся земля, рождающееся из земли, живущее в водах, роды живых тварей в воздухе, тысячи различий между животными – все назначенное на служение нашей жизни.

Но одного, хотя бы кто и захотел, нельзя миновать, об одном даре совершенно невозможно умолчать тому, кто имеет здравый ум и слово, хотя еще более невозможно сказать о нем как должно, а именно – что Бог, сотворив человека по образу и по подобию Божию, удостоив ведения о Себе, украсив пред всеми животными даром слова, дав ему наслаждаться безмерными красотами рая, поставив его князем над всем, что на земле, и после того, как перехищрен он змием, ниспал в грех, а чрез грех в смерть и во все, что достойно смерти, не презрел его, но сперва дал ему в помощь закон, для охранения его и попечения о нем приставил ангелов, для обличения порока и научения добродетели посылал пророков, порочные стремления пресекал угрозами, усердие к добрым делам возбуждал обетованиями, неоднократно на разных лицах для вразумления прочих предварительно показывал конец порока и добродетели и от тех, которые при всех таковых пособиях пребывали в непокорности, не отвратился, потому что не были мы оставлены благостью Владыки и не прервала любви Его к нам оскорбительная для Благодетеля наша бесчувственность к таким почестям, но мы воззваны от смерти и снова оживотворены Самим Господом нашим Иисусом Христом.

Причем еще более удивителен самый способ благодеяния: ибо Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба (Флп.2:6,7); взял на Себя наши немощи и понес болезни (Мф.8:17; Ис.53:4), был изязвлен за нас, чтобы мы «ранами Его… исцелились (Ис.53:5), искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою (Гал.3:13), претерпел поноснейшую смерть, чтобы нас вознести к славной жизни, и не удовольствовался тем одним, что оживотворил нас мертвых, но еще даровал нам достоинство божества, уготовал вечные упокоения, великостью веселья превышающие всякую человеческую мысль. Что же воздадим Господу за все благодеяния Его нам (Пс.115:3)? Но Он столь благ, что не требует воздаяния, а довольствуется тем, чтобы любили Его за дарованное Им.

Когда все это привожу себе на мысль, тогда (откроюсь в своей немощи) прихожу в какой-то ужас и страшное исступление от боязни, чтобы, по невнимательности ума или по причине занятия суетным отпав от любви Божией, не сделаться мне никогда укоризною Христу. Ибо тот, кто ныне обольщает нас и мирскими приманками всемерно старается произвести в нас забвение о Благодетеле, к погибели душ наших ругается и посмевается над нами, тогда пренебрежение наше обратит в укоризну Господу и будет хвалиться нашей непокорностью и нашим отступничеством, что он не сотворил нас и не умер за нас, однако же, имел нас своими последователями в непокорности и нерадении о заповедях Божиих. Эта укоризна Господу и эта похвальба врага для меня кажутся тяжелее геенских мучений – врагу Христову послужить предметом похвальбы и поводом к превозношению пред Тем, Кто за нас умер и воскрес, Кому, по написанному, тем более за сие мы обязаны (2Кор.5:15)!

И сего довольно о любви к Богу, ибо, как сказал я, наша цель – не все говорить, – что и невозможно, – но сделать краткое напоминание о главном, которое бы непрестанно возбуждало в душах Божественное желание.

Последовательность требует сказать о второй, по порядку и по силе, заповеди.

В предыдущих речах мы говорили, что закон есть возделыватель и воспитатель сил, какие заключены в нас в виде семени. Поскольку же нам предписано любить ближнего, как самих себя, то посмотрим: имеем ли от Бога и силу к исполнению этой заповеди?

Кто не знает, что человек есть животное кроткое и общительное, а не уединенное и дикое? Ничто так не свойственно нашей природе, как иметь общение друг с другом и нужду друг в друге и любить соплеменных.

А какие семена предварительно вложил в нас Сам Господь, от тех впоследствии требует и плодов, говоря: Заповедь новую даю вам, да любите друг друга (Ин.13:34). И желая возбудить душу вашу к сей заповеди, в доказательство, кто Его ученик, потребовал не знамений и чудес необычайных (хотя в Духе Святом даровал силу и на это), но что говорит? По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (35). И таким образом везде сочетавает сии заповеди, так что благотворение ближнему вменяет Себе. Ибо говорит: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть, и прочее, потом присовокупляет: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф.25:35,36,40).

Следовательно, чрез исполнение первой заповеди можно преуспеть и во второй, а чрез исполнение второй опять возвратиться к первой, и кто любит Господа, тот, конечно, любит и ближнего. Ибо любящий Меня, сказал Господь, заповеди Мои соблюдет (Ин.14:23). Сия же есть, говорит, заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас (Ин.15:12). И опять, кто любит ближнего, тот исполняет свою любовь к Богу, потому что Бог его милосердие переносит на Самого Себя. Поэтому-то верный служитель Божий Моисей оказал такую любовь к братиям, что из книги Божией, в которой был записан, желал быть изглаженным, если не будет прощен грех народу (Исх. 32:32). А Павел дерзал молиться о том, чтобы ему быть отлученным от Христа за братии своих сродников по плоти (Рим.9:3), желая, в подражание Господу, стать сам искупительною ценою спасения всех, а вместе и зная, что невозможно быть отчужденным от Бога тому, кто из любви к Богу, ради важнейшей из заповедей, отказывается от благодати Божией, и что чрез это получит во много крат более того, чем жертвовал. По крайней мере, сказанное достаточно доказывает, что святые достигали до сей меры любви к ближнему.

Рис.2 Азбука спасения. Том 48

Святитель Иоанн Златоуст

Ничего другого Христос, по Его же изречению (Мф. 22:37), и не требует от тебя, как любви к Нему от всего сердца и исполнения Его заповедей.

Кто любит Христа так, как должно любить, тот, конечно, старается уже и заповеди Его соблюдать, потому что если кто искренно расположен к кому, то старается все делать, чем может привлечь к себе любовь возлюбленного.

Если любить Бога – значит любить ближнего, так как Спаситель сказал Петру: Если ты любишь Меня, паси овец Моих (Ин.21:16), а любовь к ближнему имеет плодом своим хранение заповедей, то истинно сказано: На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. (Мф.22:40).

Много людей, которые говорят, что они боятся Бога и любят Его, а делами показывают противное. Но Бог требует любви, являемой в делах (Ин.14:15).

Возлюбим Господа по мере сил своих, отдадим все из любви к Нему: и душу, и имущество, и славу, и все прочее с радостью, с готовностью, с усердием, не считая этого полезным для Него, но для нас самих. Таков, действительно, закон любви: любящие считают счастьем для себя, когда страдают за любимых.

Ни одна из Христовых заповедей не была плотскою: Он повелел не овец и тельцов закалать, но служить Богу душевною добродетелью, и в награду за это предложил нам жизнь, никогда не престающую.

Заповеди Божии должно предпочитать и детям, и природе, и всему имуществу, и самой душе своей.

Заповеди Божии прекрасны и тогда, как только хвалят их, но они оказываются еще прекраснее, когда их исполняют.

Послушай Бога в заповедях, чтобы и Он услышал тебя в молитвах.

Заповедь трудна не сама по себе, но по нерадению слушающих.

Как на арфе мало того, чтобы извлечь мелодию из одной струны, но должно пройти по всем струнам с надлежащей стройностью, так и в отношении к душевной добродетели недостаточно нам для спасения… одной заповеди, но должно со тщанием соблюдать их все.

Здравомыслящих… к исполнению заповедей Божиих сильнее располагают благодеяния Божии, чем наказания.

Какая нам польза, если мы будем каждый день слышать (о заповедях Божиих), а об исполнении их радеть не станем?

Есть заповеди написанные, они все остаются доныне, если же некоторые из них отменены, то потому, что изменены не к худшему, а к лучшему.

Трудность происходит не от свойства заповедей, но от лености многих. Если же кто станет принимать их с усердием, тот найдет их легкими и удобоисполнимыми.

Любовь к Законодателю делает закон приятным, хотя бы по видимому он и заключал в себе какую-нибудь трудность.

Наследует обетования не тот, кто помнит заповеди, но кто исполняет их.

Искренно… преданные добродетели, стремятся исполнять заповеди только по любви к добру.

Кто исполняет все заповеди, тот, во всяком случае, ненавидит неправый путь.

Тот, кто повинуется человеческим законам, даже и в настоящей жизни не дождется такой чести <избранничества>, а исполняющий заповеди Божии имеет наградой за труды жизнь вечную.

Соблюдающие откровения Божии, во всяком случае, получают от Него спасение.

Если вы желаете называться народом Божиим, то слушайте Его заповедь, чтобы обладать этим великим достоинством.

Оскверняют заповеди Божии те, которые притворяются добродетельными, но на самом деле оскорбляют заповеди, поскольку исполняют их не от чистого сердца.

Кто живет по заповедям Божиим, тот, как надеющийся на Бога, действует смело, и будет иметь Его своим заступником в духовной борьбе с мысленными врагами, а если он и ослабеет, – то не потому, чтобы помощь Божия оказалась слабой, а потому, что сам он стал слабее вследствие беспечности.

Бог не предписал нам ничего тяжкого. Отчего же заповеди Его кажутся тяжкими? От нашего нерадения.

Те, которые приступают к Божественному закону со страхом и любовью, неуклонно назидаются и просвещаются, и от самой Истины научаются благочестию, потому что обретают самый источник Истины.

Не для нарушения древнего закона, но для большего сохранения его Христос дал закон новый.

Ни одна заповедь не тяжка и не прискорбна, напротив, каждая легка и удобоисполнима, так что, если бы мы имели искреннее желание, все могли бы совершить, хотя бы подвержены были бесчисленному множеству грехов.

Заповеди Его <Божии> гораздо тверже камня, помощью их праведник становится выше всех волн человеческих.

Кто тщательно соблюдает эти заповеди, тот побеждает не только гонения людей, но и козни диавольские.

Умоляю, будем всегда оставаться под руководством Пастыря. А мы останемся, когда будем слушать гласа Его, когда будем послушны Ему, когда не будем следовать за чужим.

Если бы… <Бог> не уготовлял нам Царства, а <диавол> – геенны, самого свойства их, заповедей, не довольно ли было бы для того, чтобы побудить нас быть в союзе с Первым?

Скажи мне, кто со здравым умом станет смеяться над тем, что соблюдается заповедь? Если же и будут смеяться, то такие люди станут смеяться не над нами, а над Христом.

Некогда и плевали на Христа, и били Его по ланите, и заушали, так и теперь Он терпит это, и нет здесь ничего несообразного. Поэтому-то уготована геенна, поэтому – червь нескончаемый.

Решись и ты лучше терпеть голод, чем преступить какую-либо из заповедей Божиих.

Когда любовь доставляет тебе удобство, Дух вспомоществует, надежда облегчает, бедствия делают тебя опытным и способным переносить все мужественно, когда, сверх того, ты имеешь и другое сильнейшее оружие – молитву и помощь, испрашиваемую по молитве, тогда что останется трудного в исполнении заповедей?

Заповеди Божии к тому и направлены, чтобы нам пребывать в мире с людьми, и вся наша жизнь хороша тогда, когда мы в мире друг с другом.

Если изберешь заповеди Господни, у тебя будет все прекрасное: свет, жизнь, покой, благословение, венец правды.

Христос не заповедует ничего невозможного, так что многие даже превзошли Его заповеди.

Когда есть здоровье, тогда немного нужно заботы о врачевании, и когда есть любовь, немного нужно заповедей.

Преподобный Ефрем Сирин

Кто соблюдает заповеди, тот любит себя

Злополучен и жалок, кто далек от любви. Он проводит дни свои в сонном бреду. И кто не станет плакать о том человеке, который далек от Бога, лишен света и живет во тьме? Ибо сказываю вам, братия: в ком нет любви Христовой, тот враг Христу. Не лжив сказавший, что ненавидяй брата своего человекоубийца есть (1Ин.3:15), и во тме ходит (1Ин.2:11), и удобно уловляется всяким грехом. В ком нет любви, тот скоро раздражается, скоро приходит в гнев, скоро распаляется ненавистью. В ком нет любви, тот радуется о неправде других, не состраждет к падающему, не простирает руки к лежащему, не подает совета низложенному, не поддерживает колеблющегося. В ком нет любви, тот ослеплен умом, тот друг диаволу, тот изобретатель всякого лукавства, тот заводчик ссор, тот друг злоречивых, собеседник наушников, советник обидчиков, наставник завистников, работник гордыни, сосуд высокомерия. Одним словом: кто не приобрел любви, тот орудие противника, блуждает по всякой стезе и не знает, что во тьме ходит.

Кто оставляет их <заповеди Христовы>, тот безумен, суетна надежда его. Кто поистине соблюдает их, тот переходит от смерти в живот (Ин.5:24).

Кто знает все Писание и нерадит о заповедях Христовых, тот биен будет много (Лк.12:47).

Кто исполняет волю Господню, тот будет признан мужем совершенным.

Кто соблюдает заповеди, тот любит себя, а кто пренебрегает ими, тот вредит душе своей.

Втайне, возлюбленный, исполняй заповеди Господни, и Господь воздаст тебе явно.

Убивает душу свою, кто уклоняется от заповедей Господних, неизглаголанную же радость наследует всякий, кто в действительности их соблюдает.

Не пренебрегай заповедью Божиею, хотя и нет обличителей, но ничто не укроется от Бога.

Для принятия заповедей Божиих имей простоту, а для отражения козней противника – хитрость.

Соблюдай заповеди Его <Божии>, и заповеди Его поведут тебя путем прямым.

Необходимо с великим смиренномудрием сохранять словеса Господни, потому что соблюдение заповедей Господних есть совершенство.

Кто боится Бога, тот не может согрешить, и если соблюдает он заповеди Божии, то далек от всякого нечестия.

Человек, ты сын персти! Смотри же, чему научил тебя Господь твой, не пренебрегай слова Господня, чтобы и Господь не отвергся от тебя и не осудил тебя.

Презрел я заповеди Твои, посему при конце ожидает меня огнь. Увы, день Суда близок!

Прекрасное дело – знать заповеди и тщательно исполнять их, напротив того, стыдно читать и не выполнять, читать много и не делать. Употребим же старание, братия мои, читать с благоразумием и поступать с разумением, потому что Судия наш, требующий отчета и в помышлениях, не оставит без исследования ни одной мысли.

Тяжко слышит душевное ухо наше, и не внятно ему учение Твое. А если бы послушало оно заповедей Твоих, то не обольщало бы нас земное имущество.

Глухой не чувствует сильного грома, и бесстыдный – гласа заповедей. Глухой не виновен в том, что не слышит, а преступать заповедь – явное бесстыдство.

Преподобный Марк Подвижник

Духовный закон суть заповеди Христовы, из которых первая и величайшая есть любовь, она не мыслит зла, но вся любит, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит (1Кор.13:5,7), по слову Писания. Сею любовью различаемся мы один от другого, но полноты ее достоинства никто из нас не достигает, а ожидает, что благодать Христова восполнит наши недостатки, если только мы не вознерадим о делании по силе нашей, ибо Бог знает, сколько мы не можем сделать по немощи и сколько не исполняем дела любви по нерадению. Но так как любовь укрепляется не только произвольными трудами, но и случающимися скорбями, посему-то много нужно нам терпения и кротости, при содействии помощи Божией.

Авва Евагрий Понтийский

Если любишь Христа, не забывай исполнять Его заповеди.

Авва Исайя

Заповедь Божия – есть жизнь вечная.

Тех, кои удаляются от Бога и нерадят о Его заповедях, окружают демоны.

Горе нам, что мы в исполнении Божественных заповедей не оказываем ни страха рабов, ни тщания наемников, ни любви сынов.

От неведения лукавства других, в человеке рождается любовь…

Кто повергается пред Богом с покорностью и со смирением внимает заповедям Его, тот приобретает любовь к Богу и ближнему, любовь же сия изгоняет страсти и смущения.

От незнания злобы человеческой рождается любовь…

Преподобный Нил Синайский

Никто не удостаивается приять небесные дары Святаго Духа, если не будет предварительно упражняться в изучении святых заповедей.

В число предателей включаются и христиане, которые не исполняют заповедей, пренебрегают ими, ведут себя высокомерно и следуют своим лукавым хотениям.

Где заповедь Божия, там, конечно, и искушение, и вражеские козни.

Не должно пренебрегать и малых по видимому заповедей, но надобно исполнять и их вместе с великими.

Авва Иосиф

Касательно соблюдения главных заповедей надобно твердо постановить, за них даже и смерти не должно избегать, если это необходимо будет, для них надобно непоколебимо говорить: я поклялся и постановил. Это должно быть для соблюдения любви, для которой все надобно презирать, чтобы не нарушилось спокойствие и совершенство ее. Также должно… и для чистоты целомудрия, не иначе надобно нам делать для веры, трезвости и правды, все это надобно соблюдать с неизменным постоянством, и отступать от них хоть немного было бы предосудительно.

Авва Иоанн

Не должно заповедовать вообще и, так сказать, обязательно требовать от всех то, что по причине дивной высоты не может быть достигнуто всеми, но преимущественно возбуждаются все советом и благодатию, так что большие могут увенчаться добродетелью совершенства, а малые, которые не могут исполнить меру полного возраста Христова, как будто остаются в неизвестности, будучи закрываемы блеском больших, как звезд; однако ж от мрака проклятий, существующих в законе, они свободны, не обрекаются на поражение настоящими бедствиями, не подвергаются вечному мучению. Итак, Христос никого необходимою заповедью не принуждает к достижению верха добродетелей, но призывает желающих по свободному произволению пользою совета воспламенять желание совершенства.

Ибо где заповедь, там необходимость, а где необходимость, там и трудность, где трудность, там и нерадение, где нерадение, там и грех, а где грех, там и наказание. А соблюдающие то, к чему принуждаются строгостью закона, избегают скорее наказания, которым он угрожал, нежели получают воздаяние или награду.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Постоянным уклонением от зла и исполнением евангельских добродетелей – в чем заключается все евангельское нравоучение – достигаем любви Божией. Этим же самым средством пребываем в любви к Богу: аще заповеди Моя соблюдете, пребудете в любви Моей (Ин.15:10), сказал Спаситель.

Исполняй заповеди Господа – и чудным образом увидишь Господа в себе, в своих свойствах.

Исполнение Евангельских заповедей настраивает ум и сердце к чистой, исполненной умиления молитве, а истинная молитва направляет мыслить, чувствовать, действовать по заповеданиям Евангелия.

Когда приступишь к исполнению велений евангельских, тогда с упорством воспротивятся этому исполнению владыки твоего сердца. Эти владыки – твое собственное плотское состояние… и падшие духи.

Опыт не замедлит открыть уму молящегося теснейшую связь между заповедями Евангелия и молитвою Иисусовою.

Истинный ученик Христов почитает исполнение заповедей Христовых единственною целью своей жизни. Эти всесвятые заповеди соделываются для него крестом, на котором он постоянно распинает своего ветхого человека со страстьми и похотьми его (Гал.5:24).

Чтоб помнить смерть, надо вести жизнь сообразно заповедям Христовым. Заповеди Христовы очищают ум и сердце, умерщвляют их для мира, оживляют для Христа: ум, отрешенный от земных пристрастий, начинает часто обращать взоры к таинственному переходу своему в вечность.

Веруй святым, животворящим Евангельским заповедям… исполнение которых составляет, так называемую, святыми отцами деятельную веру христианина.

Исполнением животворящих заповедей Евангельских поддерживается соединение христианина со Христом. Иначе не может член Христов пребывать в единении со Христом, как действуя из Его воли, из Его разума. И воля и разум Христовы изображены в Евангельских заповедях.

Заповеди Десятисловия сохраняли в человеке способность к принятию заповедей Евангелия. Заповеди Евангелия возводят в непорочность, превысшую той, в которой мы сотворены: они зиждут христианина в храм Божий.

Каждая заповедь Божия есть священная тайна: открывается она исполнением ее и по мере исполнения ее.

Навык к исполнению Евангельских заповедей соделывает кротость и смирение свойством души. Тогда Божественная благодать вводит в душу духовную кротость и духовное смирение.

Условие пребывания в любви Божией и в соединении с Богом заключается в соблюдении Евангельских заповедей.

Хочешь ли стяжать смирение? – Исполняй Евангельские заповеди: вместе с ними… усвоишь святое смирение, т. е. свойство Господа нашего Иисуса Христа.

В заповедях – не одно делание: в них сокровен и при посредстве их является духовный разум.

Исполнение заповедей Спасителя – единственный признак любви к Богу, принимаемый Спасителем.

Что заповеди Божии? Это – воля Божия, объявленная Богом человекам для руководства в действиях, зависящих от произвола их.

Красота подобия восстанавливается Духом, как и образ при крещении. Она развивается, усовершается исполнением Евангельских заповедей.

Желающий быть чистым исполнителем заповедей Христовых должен крайне храниться от пристрастий.

Когда сердце заражено пристрастием, – оно не может исполнить чистой и святой воли Христовой с подобающею святостью и чистотою.

Исполнение заповедей… или, правильнее, усилия к исполнению заповедей по необходимости обличают живущий в нас грех и возбуждают жестокую внутреннюю борьбу, в которой принимают сильнейшее участие духи злобы.

Жительство по Евангельским заповедям есть единый и истинный источник духовного преуспеяния, доступный для каждого, искренне желающего преуспеть, в какое бы наружное положение он ни был поставлен недоведомым Промыслом Божиим.

Исполнение Евангельских заповедей вводит человека в истинное богопознание и самопознание, в истинную любовь к себе, к ближнему, к Богу, в общение с Богом, которое развивается тем обильнее, чем усерднее и точнее исполняются Евангельские заповеди.

Всеоружие Божие – все Евангельские заповеди. Поправший одну из них – попрал все собрание их, весь закон.

Только содевающему все без исключения заповеди, возможно устоять против врага.

Угроза небрегущему о исполнении Евангельских заповедей заключается в предречении ему бесплодия, отчуждения от Бога, погибели.

Господь приходит в сердце исполнителя заповедей, соделывает сердце храмом и жилищем Божиим.

Исполнение заповедей в обществе человеческом доставляет исполнителю опытное, самое ясное и самое подробное познание падшего естества человеческого и падших духов.

Исполнение заповедей, предшествующее соединению ума с сердцем, различествует от исполнения заповедей, последующего соединению.

Между Евангельскими заповедями и крестом – чудное сродство! Делание заповедей привлекает на рамена делателя крест, а крест усовершает, утончает нашу деятельность по закону Христову.

Если хочешь быть верным, ревностным сыном Православной Церкви, то достигай этого исполнением Евангельских заповедей относительно ближнего.

ЛЮБОВЬ И ЗЛО

Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое (Мф.12:35).

И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла… И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь (Быт.2:9,16—17).

Рис.3 Азбука спасения. Том 48

Апостол Петр

Итак, отложив всякую злобу и всякое коварство, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие, как новорожденные младенцы, возлюби́те чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение, ибо вы вкусили, что благ Господь (1Пет.2:1—3).

Не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство; напротив, благословляйте, зная, что вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение. Ибо, кто любит жизнь и хочет видеть добрые дни, тот удерживай язык свой от зла и уста свои от лукавых речей; уклоняйся от зла и делай добро, ищи мира и стремись к нему, потому что очи Господа обращены к праведным и уши Его к молитве их, но лице Господне против делающих зло (чтобы истребить их с земли). И кто сделает вам зло, если вы будете ревнителями доброго? Но если и страдаете за правду, то вы блаженны, а страха их не бойтесь и не смущайтесь (1Пет.3:9—14).

Апостол Павел

Просим же вас, братия, уважать трудящихся у вас, и предстоятелей ваших в Господе, и вразумляющих вас, и почитать их преимущественно с любовью за дело их, будьте в мире между собою. Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло, но всегда ищите добра и друг другу и всем. Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе. Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошего держитесь. Удерживайтесь от всякого рода зла (1Фес.5:12—22).

Апостол Матфей

Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую, и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду. И кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два (Мф.5:38—41).

Святитель (Апостол) Ерм

Ходящие в невинности и простоте будут сильны против всякого зла и соблюдутся в жизнь Вечную.

Святой Антоний Великий

Человек, благочестиво живущий, не попускает злу войти в душу

Не воздавай злом за зло, ни оскорблением за оскорбление, ибо этим смиряет тебя Сам Господь, видя, что ты не смиряешься сам собою.

Те, кои с усилием стараются иметь временное стяжание, и, забыв о смерти и погибели души своей, любят вожделение злых дел, а о том, что спасительно для них, не заботятся, не представляют, бедные, что претерпевают люди от зла по смерти.

Бог не есть виновник зла. Он даровал человеку разум, способность различать добро и зло и самовластие, злые же страсти рождаются уже от нерадения и беспечности людей. Отнюдь не виновен в них Бог. По свободному выбору воли, демоны сделались злыми, равно как и большая часть людей.

Зло приражается к естеству, как ржавчина к меди, и грязнота к телу. Но как не медник произвел ржавчину и не родители грязноту, так не Бог произвел зло. Он даровал человеку совесть и разум, чтоб избегал зла, зная, что оно вредно для него и готовит ему муку. Смотри же внимательно, увидев какого счастливца в силе и богатстве, ни под каким видом не ублажай его, прельщен будучи демоном. Но тотчас смерть да будет у тебя пред глазами и никогда не возжелаешь ты ничего худого или житейского.

Человек, благочестиво живущий, не попускает злу войти в душу. А когда нет в душе зла, тогда она бывает безопасна и невредима. Над таковыми ни злобный демон, ни случайности не имеют власти, Бог избавляет их от зол и живут они невредимо хранимы, как богоподобные. Похвалит ли кто такого человека, он в себе самом посмеивается над хвалящими его, обесславит ли, он сам не защищается пред поносящими его, и не негодует за то, что так говорят они о нем.

Благо получает человек от Бога, как благого, а злу подвергается человек сам от себя, от сущего в нем зла, от похоти и нечувствия.

Самая большая и неисцелимая болезни души и пагуба ее есть богозабвение и тщеславие. Похотение зла есть лишение блага, благо же наше состоит в том, чтобы охотно делать всякое добро, которое угодно Богу всяческих.

Кто незлобив, тот совершен и богоподобен. Он исполнен радования и есть покоище Духа Божия. Как огонь сжигает большие леса, когда понебрежешь о нем, так злоба, если допустишь ее в сердце, погубит душу твою, и тело твое осквернит, и много принесет тебе неправых помышлений, возбудит брани, раздоры, молвы, зависть, ненависть и подобные злые страсти, отягчающие самое тело и причиняющие ему болезни. Поспешите стяжать незлобие и простосердечие святых, чтоб Господь наш Иисус Христос принял вас к Себе, и каждый из вас мог с радостью сказать: мене же за незлобие приял, и утвердил мя еси пред Тобою во век (Пс.40:13).

Не спрашивай о делах злых, но дальше от них держи внимание свое.

Если человек решится исправиться и начнет избегать всякого зла, вооружившись против него подвигами – плачем, сокрушением, воздыханиями, постом, бдениями, бедностью и многими к Богу молитвами, – то Господь по Своей благодати поможет ему и от всех душевных страстей избавит его.

Сживающиеся со злом никогда не будут в числе бессмертных (т. е. блаженным бессмертием).

Причина… всех зол есть заблуждение, прелесть и неведение Бога.

Бог приличнейшим образом положил преграду злу в людях тем, что даровал им ум, ведение, разум и различение добра, чтобы, познавая зло, что оно вредит нам, мы убегали его. Но безумный человек идет вслед зла, и даже величается им, и, как бы в сеть попавшись, бьется он, будучи опутан им внутри и не имея сил возникнуть когда- либо из-под него, чтобы увидеть и познать Бога, все создавшего во спасение и обожение людей.

Когда нет зла в человеке, тогда благодарение и одно, паче всякой многоценной жертвы, – приятно Богу.

Святой Макарий Великий

Душа может противиться греху, но не может без Бога победить или искоренить зло. В нас действует зло со всей силой и ощутительностью, внушая все нечистые пожелания, однако ж срастворено с нами не так, как иные говорят сие о смешении вина с водой, но как на одном поле растут и пшеница сама по себе, и плевелы сами по себе, или как в одном доме находятся особо разбойник и особо владетель дома. Зло старается утаиться и скрыться в мысли человека.

Для нас есть зло, потому что оно живет и действует в сердце, внушая лукавые и нечистые помыслы, препятствует нам приносить чистые молитвы, делая ум пленником века сего. Бывает и во зле, когда человек повинуется и делается готовым, тогда сатана побуждает и изощряет его, как разбойник – меч. Если… человек, побуждаемый сатаною, будет делать зло, то не сатана осуждается вместо него, но терпит истязание и наказание сам человек, как по собственной воле подчинившийся пороку. Сами люди не согласуются с благодатию, почему и совращаются, и впадают в тысячи зол.

Преподобный Исаак Сирин

Познание о зле без посредства демонов не приемлют чувства и не приводятся злом в движение, и ум не может сам собою сделать зла. Блажен человек, который познает немощь свою, потому что ведение сие делается для него основанием, корнем и началом всякой благостыни. Как скоро дознает кто и действительно ощутит немощь свою, воздвигает душу свою из расслабления, омрачающего ведение, и запасается осторожностию. Но никто не может ощутить немощь свою, если не будет попущено на него хотя малого искушения тем, что утомляет или тело, или душу. Тогда, сравнив свою немощь с Божиею помощию, тотчас познает ее величие.

Преподобный Симеон Новый Богослов

Человек получил власть не делать зла

Злыми делами нашими питаются демоны и получают силу воевать против нас, а нашим удалением от зла они истомляются алчбой и обессилевают. Те, которые делают зло, бывают обладаемы диаволом и явные показывают признаки, что имеют в себе и собою главу всякого зла. Все время, как мы подчиняемся и служим этому лукавому посредством злых дел, какие делаем, Благий Бог не имеет части в нас, и мы недостойны Царствия Его, так что ложно называем мы Его Богом и Отцом нашим, когда имеем диавола властителем над собою… и богом своим, коего и черты подобия имеем в себе, открывающиеся в злых делах наших.

Рис.4 Азбука спасения. Том 48

Кто видит, что он удободвижим на злые дела, и сознает, что обнажен от Божественной благодати, тот пусть позаботится о себе и о спасении души своей, убедясь из того, что находится вне спасительной силы христианства и что имя Христово не принесет ему никакой пользы, но что вместе с диаволом пойдет он в уготованный ему огнь адский. Кто верует, тот не одобряет ничего злого, но даже до смерти стоит за Христа и истину, не страшась. Зол всяк, кто принимает в душу свою семя злого диавола, плодоносящее в нем терния и волчцы греха, сии предвозжжения вечного огня адского. Таковы: зависть, ненависть, злопамятство, сердитость, самомнение, тщеславие, гордость, лукавство, подозрительность, клевета и всякая другая срамная и низкая страсть, оскверняющая душу, как говорит Христос Господь.

Отнюдь не должно нам говорить или думать, что кто-либо зол, но всех видеть добрыми. Человек получил власть не делать зла, но не получил власти не помышлять о нем

Авва Исайя

Злоба в сердце на ближнего уязвляет душу и отравляет зараженного ею. Как червь, подтачивающий древо, повреждает оное, так и злоба, питаемая в сердце человека, снедает оное.

Всех… зол глава одна – злоба врага. Зло, подобно темной стене, затемняет ум, и соделывает душу бесплодною. Храни очи свои – и сердце твое не узрит зла.

Святитель Афанасий Великий

В начале не было зла, потому что и теперь нет его во святых, и для них вовсе не существует оно. Не будет Он <Бог> Господом сущего, если зло, как… говорят, само по себе имеет самостоятельность и сущность. Зло не от Бога и не в Боге, что его не было в начале и нет у него какой-либо сущности, но люди, с утратой представления о добре, сами себе, по своему произволу, стали примышлять и воображать не сущее.

Святитель Василий Великий

Зло не живая и одушевленная сущность, но состояние души, противоположное добродетели и происходящее в беспечных чрез отпадение от добра. Посему не доискивайся зла вовне, не представляй себе, что есть какая-то первородная злая природа, но каждый да признает себя самого виновником собственного злонравия.

Зло, в собственном смысле взятое, получило начало в произвольных падениях.

Всякое же зло есть душевный недуг.

Избегающие зла заслуживают похвалу не тогда, как они раз или два уклонятся от греха, но тогда, как возмогут навсегда избежать искушения во зле.

Не тому, кто совершен, прилично воздержание от зла, но только еще начинающему надлежит уклоняться от стремления к злу.

Многие одобряют худые дела: шутливого называют забавным; сквернослова – знающим обхождение; чрез меру взыскательного и гневливого именуют человеком, не заслуживающим презрения; скупого и необщительного хвалят за расчетливость; расточительного – за щедрость, блудника и распутного – за умение наслаждаться и за развязность; вообще всякий порок прикрашивают именем соприкосновенной добродетели. Такие люди устами благословляют, а сердцем клянут; потому что своими похвалами навлекают проклятие на жизнь хвалимых, подвергая их вечному осуждению за то самое, за что одобряют их.

Совершенное злонравие – грешить и мыслию и делом.

Половина… зла, когда грех ограничивается одним мысленным устремлением.

Кто имеет возможность уврачевать зло, но добровольно и по любостяжательности откладывает сие, того, по справедливости, можно осудить наравне с убийцами.

Не Бог является причиной зол во аде, а мы сами, потому что началом и корнем греха от нас зависящее – наша свобода.

Зло есть лишение добра.

Зло не само по себе существует, но является за повреждениями души.

Если кто делает зло под личиною добра, то он достоин сугубого наказания.

Преподобный Ефрем Сирин

Памятуй о смерти, и не возносись, ибо еще немного, и сведен будешь во гроб, какую пользу принесут тебе злые дела?

Будьте… внимательны к тому, как приходит в силу все лукавое, с каждым днем преуспевает злое, возрастают пороки: все это предвещает наступающее смятение и великую скорбь, какая придет на все земные пределы. По грехам нашим с каждым днем преуспевает все это, от нашего расслабления возрастают пороки на земле.

Зломудрие немилосердно поражает своих любителей; нет порока, которому бы зломудрие не было матерью. Конечно, корень всех зол есть сребролюбие (1Тим.6:10), по изречению Апостола… но корень сей насажден зломудрием, ибо оно питает и возращает ветви порока. Что неприязненнее его в мире?

Оно <зломудрие> ненавидит истину, любит ложь, не принимает наставлений, любуется невежеством, не принимает обличений, отвергает вразумление, питает сластолюбие, небрежет о Боге, не стыдится людей. Начало его – небогобоязненность, а конец его – пагуба и наследие гибели.

Горе тому, кто, зная доброе, дает руку лукавому, потому что в день исхода его приимут его злые ангелы.

Если терпеливо сносишь людскую злобу, то узнаешь благородство доброты.

Если кто человеку сделает что доброе или худое, сие относится к Нему <Богу> Самому, потому от Него происходит всякий суд, воздающий по заслугам: Он отмщает за Свой образ.

Водворяются у нас зависть и коварство, преобладает ненасытность. Никто не памятует о Боге, никто не ждет, что по смерти будет судим. От того и умножилось зло, что уничижается нами Бог.

Злые дела, какие сделал я пред Господом всяческих, отлучают меня от сообщества святых. И поелику жизнью своею не служил я Богу, как они, то и не имею никакой части в добрых делах их. Увы, я погиб!

Низринутся и низойдут злые во ад, геенна поглотит их навек, тогда пожелают они, чтобы ни матернее чрево, ни гроб не рождали их. То и другое было бы сносно, а в геенне мучительно.

Если бы не пожелал я зла, то и не сделал бы. Невозможно не помыслить, но возможно не желать, и поелику пожелал я, то стал преступным.

Замышляющие злое скрываются во мраке, не хотят, чтобы виден был обман их, поэтому ищут тьмы и скрытности или, подобно стрелкам, вдалеке делают засаду и обаятельными, притворными и хитрыми словами уловляют братий своих в обман.

Всякое зло дерзко входит в род человеческий через господство страсти.

Против ухищрений и козней зла потребна молитва.

Святитель Григорий Богослов

Ежели не в наших силах остановить стремление зла, то по крайней мере ненавидеть и стыдиться его есть не последняя степень благочестия.

Божество, по естеству благое, нимало не виновно во зле, и злые дела принадлежат произвольно избирающему злое.

Великое врачевство против зла – исповедание греха и удаление от него.

Будь медлен на злое дело, а скор ко спасению… Ибо равно худы и готовность на худшее, и медленность к лучшему.

Кто сделал недоброе дело, тому сомнительный помощник – красноречие.

Из зол явное зло менее опасно, вреднее же то, которого не признают злом.

Святитель Григорий Нисский

Зло не самостоятельно, потому что не от Сущего имеет свою особность. А что не от Сущего, то, конечно, не существует особым естеством.

Если в одном и том же, что одному служит во зло, а другому нет, разность произволения то и другое показывает в противоположности, то ясно, что никакое зло не может состояться без нашего произвола.

Так как зло представляется чем-то противоположным любви, а Бог есть всесовершенная добродетель, то вне Бога зло, которого свойство состоит не в том, что оно в бытии, но в том, что оно не в добре… Слово «зло» есть наименование того, что вне понятия о добре. Зло представляется столько же противоположным добру, сколько несуществующее противоположно существующему. Итак, поелику мы по свободному устремлению отпали от добра, то, как о тех, которые не во свете, говорится, что видят тьму (ибо ничего не видеть значит видеть тьму), так и в нас, отпадших от добра, осуществилось тогда неосуществленное естество зла, и дотоле пребудет, пока мы вне добра. Если же свободное движение нашей воли прервет сношение с несущественным и сблизится с Сущим, то и сие, что теперь во мне, не имея более бытия, вовсе не будет иметь и того, чтобы оставаться во мне, потому что зло, вне произволения взятое, само по себе не существует.

Бог все сотворил на добро и причастным существенного дал рассудок, отличающий лучшее, познанная которым благовременность употребления каждой вещи доставляет употребляющим ощущение прекрасного. Поелику же погрешил человек в правом суждении о сущем, лукавым советом совращен у него правильный судящий рассудок, то перемена во времени, что в каждой вещи было полезного, превратила сие в испытание противоположного.

Если кто, предложив на столе все приготовленное для пиршества, положит вместе и какие-либо приборы, служащие к удобному принятию пищи… или небольшие ножи… или остроконечные серебряные снаряды… для удобного черпания вареных овощей, и потом кто-либо из приглашенных на пир, изменив употребление положенных на столе вещей, каждою воспользуется не надлежащим образом, ножом зарежет или себя, или кого-нибудь подле себя, а острием выколет глаз или у ближнего, или свой, то иной скажет, что такой-то во зло употребил приготовление дающего пир. Хотя устроивший пиршество сам предуготовил причину происшедшего, но в худом лежащего на столе употреблении, доведенном до сей беды, виновен безрассудно воспользовавшийся положенным.

Наклонность к худому происходит не от вне, по какой-либо понуждающей необходимости, но вместе с соизволением на зло составляется самое зло, тогда приходя в бытие, когда избираем его; само же по себе, в собственной своей самостоятельности, вне произвола, зло нигде не находится состоящим. Из сего ясно открывается самоправная и свободная сила, какую Господь естества устроил в естестве человеческом для того, чтобы от нашего произволения зависело все, и доброе, и худое.

Отступившие от сношения с добрым, и отступлением от лучшего осуществившие зло… прилагают все старание, и всячески промышляют, как и других присоединить к общению во зле.

Зло зарождается как-то внутри, составляемое свободным произволением тогда, как происходит какое-то удаление души от хорошего.

Вне свободного произволения нет никакого самобытного зла, но зло потому и называется злом, что оно не добро.

Как здоровье и болезнь, так и благость и злоба имеют состоятельность при взаимном отрицании, так что отсутствие одного делается осуществлением другого. Зло мы понимаем не как нечто самостоятельное в нашей природе, но смотрим на него как на отсутствие только добра.

Авва Евагрий Понтийский

Кто молится за врагов, тот не будет помнить зла.

Ангелы радуются, когда умаляется греховное зло, а демоны – когда умаляется добродетель.

Зло, собственно, не есть субстанция, но лишение добра, подобно тому, как мрак не другое что есть, как отсутствие света.

Зла не подозревает тот, кто свободен и обезопасен от зла.

Праздник Господень – забвение зол; помнящего же зло обымет плач.

Всякое злое пожелание отгоняй от себя, и не одолеют тебя враги твои.

Святитель Иоанн Златоуст

Зло не иное что есть, как неповиновение Богу

Терпеть зло не есть зло, а причинять зло есть зло.

Хотя бы кто совершил тысячу добрых дел, но сделал что-нибудь худое, будет возмездие ему за это худое.

Таково зло – не оставаться в пределах, которые от начала назначил нам Бог!

Злым есть польза от сообщества с добрыми: они их стыдятся, краснеют, совестятся, если и не отстают от греха, по крайней мере, делают зло скрытно.

Бог оставил между праведниками злых, чтобы они, будучи одинаковы с праведными по природе, сделались одинаковыми и по расположению воли.

Надо плакать больше всего о тех, кто творит зло, а не о тех, кто терпит зло.

В настоящей жизни нет зла, кроме… только порочности, и лукавства, и душевной испорченности.

Чем больше зла сделает нам враг, тем больше окажет благодеяний.

Занятие работою отклоняет душу работающего от всякого зла.

В том и заключается причина всех зол, что грехи других мы исследуем с великою точностью, а свои пропускаем с великою небрежностью.

Многие, по своим погрешительным мнениям, считают вредным для нашего достоинства разное – одни бедность, другие телесную болезнь, иные потерю имения, другие злословие, иные смерть, и непрестанно о том сокрушаются и плачут… А никто не плачет о живущих нечестиво, но, что всего хуже, часто даже называют их счастливыми, это бывает причиною всех зол.

Если кто-нибудь станет тебе строить козни и делать зло, будь выше этих стрел, потому что не переносить зло, а делать зло – вот что в действительности значит страдать от зла.

Хотя страждущие от злоумышленников и делаются славнее, но это зависит не от намерения злоумышляющих, а от мужества подвергающихся злоумышлению. Поэтому последним определяются и готовятся награды за любомудрие, а первым наказание за злобу.

Столь сильна добродетель, и столь бессильна злоба; первая – и среди страданий побеждает, а последняя и в том, что делает, показывает только собственное бессилие.

Кто умышляет сделать зло ближнему, тот ему нисколько не вредит, а если и вредит сколько-нибудь, то в настоящей только жизни, а себе готовит казни нескончаемые, муки невыносимые.

Не только делающие зло, но и одобряющие их подвергаются одинаковому с ними или даже более тяжкому наказанию.

Будем заботиться не о том, чтобы нам не потерпеть от врагов ничего худого, но о том только, чтобы самим не сделать никакого зла. Тогда мы действительно не потерпим никакого зла, хотя бы подверглись бесчисленным опасностям.

Когда ты строишь козни, то не думай, что строишь их другому, ты сплетаешь сети самому себе.

Кто делает зло, тот должен осуждать самого себя, потому что это путь к удалению от зла.

Все злые люди хуже и безумнее диких зверей.

Как можно дальше держать себя от сношения со злыми – это не только способствует благоденствию, безопасности, свободе и всякому удовольствию, но и есть величайшее счастье.

Если хочешь быть в безопасности, перестань делать зло, и будешь наслаждаться великим спокойствием.

Не сильный и не закоренелый во зле, сохраняя остатки добра, как более слабый в своей злобе, будет скрывать свои грехи и, чувствуя уколы совести, может покаяться и найти себе лекарство от своей злобы в исповедании (грехов) и искреннем покаянии.

Сила благодеяния является пищей для злобы благодетельствуемого человека <злого>.

Бесы прогоняются знамением креста, а злой человек противоборствует самому Господу; апостол Павел одним словом изгонял бесов, а злобы Александра ковача победить не мог.

Крайнее зло, когда не только грешат, и не только грешат дерзко, но изгоняют и тех, которые могли бы исправить это.

Большего наказания достойны не творящие зло, а побуждающие их ко греху.

Зло происходит не от природы, но от свободы, которая неправо мыслит.

Скопляющий внутри себя злобу, которая горче всякой желчи, потерпит жесточайший вред и причинит себе лютую болезнь.

Не спрашивай, откуда происходит зло, и не предавайся сомнению, но, узнав, что оно происходит от одной беспечности, удаляйся его.

Зло <происходит> … от беспечности, от праздности, от обращения со злыми и от презрения к добродетели.

Всякий делающий зло заслуживает наказания; кто же, принявши на себя образ благочестия, употребляет его для прикрытия своих злых дел, тот подлежит гораздо жесточайшему наказанию.

Диавол… не попускает ощущать зло, но множеством злых прикрывает гнусность зла, так, как если бы злому случилось жить между многими добродетельными, то он лучше бы увидел свою наготу.

Как добрым удивляются не только добрые, но и злые, так злых ненавидят не только добрые, но и злые.

Надобно отражать зло в начале; даже и в том случае, если бы первые преступления и не влекли за собою дальнейших, и тогда нельзя пренебрегать ими; между тем они доходят и до большего, когда душа вознерадит.

Всякое зло происходит от произволения и свободных намерений.

Ничто так не делает людей глупыми, как злоба.

Злоба бесстыдна и дерзка. Когда бы надобно было устыдиться, тогда она еще ожесточается.

Ничем так не услаждается Бог, как тем, когда мы не воздаем злом за зло. Но что я говорю: когда не воздаем злом за зло? Ведь нам заповедано воздавать противным – благодеяниями и молитвами.

Таково уж свойство злобы: она ни на что не смотрит, но всюду производит смятение.

Божие Домостроительство таково, что чем нам вредят, то самое служит к нашей пользе.

Мы вредим себе и тогда, когда делаем зло другому, и большая часть грехов наших происходит именно оттого, что мы не желаем добра самим себе.

От нас всегда зависит, чтобы не терпеть зла, а не от делающих нам зло. Или, правильнее сказать, мы сами имеем власть не только не терпеть зла, но даже испытывать добро <при этом>.

Если человек не хочет зла, то душа свободна, а если он не делает зла, то и тело свободно: все зависит только от одной злой воли.

От частого совершения зло становится трудно преодолимым, подобно тому, как рисунок, будучи легко начертан на доске, стирается без труда, а изображенный глубокими чертами изглаживается с трудом.

Гордость, а затем беспечность и сластолюбие – источники… зол.

Когда истребится зло, то тем более прекратится смерть, потому что невозможно оставаться реке, когда иссякнет ее источник, или быть плоду, когда засохнет корень.

Всегда должно иметь пред глазами Суд Божий – и все зло угаснет.

Не столько причиняет вреда тот, кто съедает плоть человека, сколько тот, кто угрызает душу его, так как, насколько душа драгоценнее тела, настолько тягостнее и причиняемое ей зло.

Зло, которое почитают ничтожным, легко оставляют в пренебрежении, а оставленное в пренебрежении оно усиливается, усилившись же, становится неизлечимым.

Ничего нет бессильнее злобы: она делает человека бессмысленным и безумным.

Как мертвые безобразны и зловонны, так и души погрязших во зле исполнены великой нечистоты.

Ты потерпел какое-нибудь зло? Но если хочешь, оно вовсе не будет злом. Возблагодари Бога, и зло обратится в добро.

Человеку, который борется со злом, невозможно не испытывать скорбей.

Зло так очевидно, что все осуждают его, даже и те, которые его совершают; а добродетель такова, что ей удивляются и те, которые не следуют ей.

Не будьте детьми по уму, но умальте себя во зле.

Злоба обыкновенно сама себе наносит раны.

Не только в лицо, но и в сердце получают удары злые от своей злобы, то может быть вылечено, а это не может, так как находится во внутренности.

Зло так велико, что поражает не только людей, но и неодушевленные предметы, грех превосходит всякое слово, всю силу мысли.

Рис.5 Азбука спасения. Том 48

Преподобный Исихий Иерусалимский

Как для потерявших аппетит и чувствующих отвращение к пище полезна горькая полынь, так для злонравных полезно терпеть злоключения. Каждодневные дела наши надобно ежечасно взвешивать, внимая им, а вечером необходимо облегчать бремя их покаянием, сколько сил есть, если желаем, с помощью Христовою, препобедить в себе зло. Надобно также смотреть, по Богу ли, пред лицем ли Бога и для единого ли Бога совершаем мы все свои чувственные и видимые дела, чтобы по неразумию не быть окрадаемыми при сем какими-либо недобрыми чувствами.

Преподобный Феодор Освященный

Злом должно называть один только грех, который, разлучая нас с Благим Богом, заставляет войти в общение с злым диаволом. Как скоро кто не хотел сам предаться греху и старался противиться сему злу, то другой никогда не мог подвергнуть его оному, подвергался же только тот, кто сам допускал к себе это зло, по невнимательности своего сердца и растлению воли.

Преподобный Исидор Пелусиот

Если спросит кого осмелившийся клеветать на истину: «Все ли Богу возможно?» и тот ответит: «Да», а спрашивающий присовокупит: «Следовательно, возможно и злое?» – то всего справедливее подвергнуть осмеянию, как невежду, не отвечающего, а паче спрашивающего. потому что зло не причисляется ко всему тому, что возможно Богу. Где именуется Бог, там, несомненно, последует добро. И кто имеет здравый ум, тому не придет и на мысль, что возможно Богу зло. Никто также не назовет немощью невозможность делать зло. потому что делание зла есть в собственном смысле немощь.

Хорошо не делать никакого зла, но лучше при сем даже охотно терпеть зло.

Преподобный Нил Синайский

Кто делает зло, тот наследник диаволов. Ограждай слух и очи, потому что чрез них входят все стрелы злобы.

Вознамерившийся сделать зло другому себе паче делает зло, по правдивому определению Всевидящего Бога.

Преподобный Марк Подвижник

Все злое и скорбное, случающееся с нами, приключается нам за возношение наше.

Всех зол предводитель есть неведение, второе же по нем, есть неверие.

Чужое зло не прибавляет (нам) греха, если мы не восприимем (не привьем, не присвоим) его худыми помышлениями.

Зло одно от другого получает силу, равным образом и добро возрастает (мужает, крепнет) одно от другого. То и другое причастника своего возбуждает и направляет больше простираться в предняя.

Все испытующий и доброго держащийся, по тому самому конечно удержится и от всякого зла (1Сол.5:21,22).

Есть зло, которое из сердца исходя охватывает, по причине давнего приражения и сосложения с ним сердца, и есть зло, мысленно борющее по причине ежедневных случаев.

Злоба, питаемая помышлениями, делает сердце дерзким, а истребляемая воздержанием и надеждою сокрушает его.

Тайный делатель зла хуже обижающих явно, потому он и наказывается строже.

Если не хочешь терпеть зла, то не желай и делать зла.

Как нельзя пасти овец вместе с волками, так невозможно получить милости тому, кто делает зло ближнему.

Без сокрушения сердца невозможно совершенно избавиться от зла.

Не испытывать приражений зла есть принадлежность одного Естества Непреложного, а не человеческого.

Блаженный Диадох Фотикийский

Зла нет в естестве, и нет никого, злого по естеству, ибо Бог не сотворил ничего злого. Но когда кто с похотением сердечным вносит в себя образ зла, тогда оно, несмотря на то что не есть в естестве, начинает быть, в таком виде, как возжелал сего тот, кто так делает. Почему должно, со всем тщанием непрестанно памятуя о Боге, не внимать обычным позывам на зло, ибо добро, сущее в естестве, могущественнее зла, прибывающего в естество совне через навык, так как то есть, а этого нет, разве только когда содевается.

Преподобный Максим Исповедник

Есть три зла, величайшие и злоначальные и всякого, сказать просто, зла породители: неведение, самолюбие и ненависть, друг с другом родственно сочетанные и взаимно друг друга поддерживающие. Ибо от неведения Бога – самолюбие, а от этого – ненависть в отношении к соестественному. И никто не противоречит тому, что лукавый производит и возбуждает их в нас, научая нас злоупотреблять своими силами – разумом, вожделением и энергией.

Зло для разумной души есть забвение естественных своих благ, происходящее от страстного отношения к плоти и миру, которое ум, став руководителем, уничтожает по своему ведению духовных порядков, истолковывая, как следует, происхождение и природу мира и плоти, и, гоня душу в сродную ей область духовную, куда отнюдь не переступает закон греха, не имея чувства, которое могло бы послужить ему, как бы мостом для препровождения его к уму (или в, умную духовную область); так как прежние отношения сего чувства к душе уже разрушились и все чувственные зрелища пройдены мимо, так что ум перешед их, уже совсем не чувствует их, став чужд им по настроению, как и по природе. Зло есть погрешительное суждение о познанных вещах, сопровождаемое неправильным их употреблением.

Три… есть начала, побуждающих нас на зло: страсти, демоны и злое произволение. Страсти, когда желаем, чего безрассудно, как то: или пищи не вовремя и без нужды, или жены без намерения деторождения и незаконной; также, когда гневаемся или огорчаемся на кого не должно, как то: на бесчестившего или вред нам причинившего. Демоны: когда они во время вознерадения нашего, усмотрев удобное время, внезапно налегают на нас и с великою силою возбуждают вышесказанные страсти и подобные им. Наконец, злое произволение, когда, зная добро, избираем зло.

Некоторые говорят, что не было бы зла в тварях, если бы не было посторонней некоей силы, увлекающей нас к оному. Но сила сия не иное что есть, как наше нерадение о естественной деятельности ума. Почему те, которые радеют о нем, всегда делают добро, а зла никогда. Итак, если и ты сего же хочешь, то отжени нерадение, и с тем вместе отженешь и зло, которое есть погрешительное употребление мыслей, сопровождаемое злоупотреблением и вещами.

Чем ты злонравнее, тем менее отрицайся от злострадания, дабы, смирен быв им, изрыгнул ты гордость.

Зло созерцается не в естестве созданий, но в погрешительном и неразумном их движении.

Где разум не властвует, там обыкновенно присуща власть чувственная, с коею срастворена сила греха, чрез сласть влекущая душу к желанию сродной с нею по естеству плоти, вследствие коего она на себя приняв, как бы естественное ей дело, страстное и сластолюбное попечение о плоти, отводит человека от настоящей естественной жизни и склоняет его сделаться для себя устроителем не имеющего самостоятельного существования зла.

Преподобный Илия Экдик

Не часто и не намеренно бывает не в добром чине тот, кто ненавидит зло, с тем же, кто еще лелеет причины зла, случается это часто и самоохотно.

Не связывай себя малым, и большим не будешь порабощен: ибо не бывает так, чтобы большее зло образовалось прежде меньшего.

Преподобный авва Дорофей

Зло само по себе есть ничто, ибо оно не есть какое-либо существо и не имеет никакого состава. Но душа, уклонившись от добродетели, делается страстною и рождает грех, и потом томится, не находя себе в нем естественного упокоения. И дерево разве имеет по естеству червей внутри себя? Но заводится в нем малая гнилость, от этой гнилости зарождается червь, – и сей самый червь съедает дерево. Так и душа сама производит зло, – и опять сама мучится от зла, как сказал Григорий Богослов: «огнь есть порождение вещества, и поедает вещество, как и злых зло».

То же самое видим и в телесной болезни: когда кто живет беспорядочно и не бережет здоровья, то происходит избыток или недостаток чего-либо в теле, и от этого потом человек делается больным, а прежде этого вовсе не существовало болезни, и она не была никогда чем-либо, и по исцелении тела, болезнь уже вовсе не существует. Так точно и зло есть недуг души, лишившейся свойственного ей и по естеству ей принадлежащего здравия, которое есть добродетель.

Злоба не имеет никакой существенности, ни состава, но получает бытие от нашего нерадения и опять истребляется и уничтожается нашим тщанием (о добродетели). Не делай зла даже и в шутку, ибо случается, что иной сначала шутя делает злое, а после и нехотя им увлекается.

Преподобный Иоанн Кронштадский

Любовь не мыслит зла (1Кор.13:5). Мыслить какое бы ни было зло есть диавольское дело: диавол в человеке и с человеком мыслит его. Поэтому никакого зла не имей в сердце на друга и не мысли его, да не срастворишься с диаволом. Побеждай благим всякое зло (Рим.12:21), которое видишь или которое кажется тебе. В этом состоит твоя мудрость духовная и подвиг христианской любви.

Злобы, как огня, бойся, ни из-за какого благовидного предлога, тем более из-за чего-либо тебе неприятного, не допускай ее до сердца: злоба всегда злоба, всегда исчадие диавольское. Злоба приходит иногда в сердце под предлогом ревности о славе Божией или о благе ближних; не верь и ревности своей в этом случае: она ложь или ревность не по разуму; поревнуй о том, чтобы в тебе не было злобы. Бог ни чем так не прославляется, как любовию вся терпящею, и ничем так не бесчествуется и не оскорбляется, как злобою, какою бы она ни прикрывалась благовидностью. Под маскою попечения о нищих, Иуда, скрывая злобу свою на Господа своего, предал Его за 30 сребренников. Помни, что враг неусыпно ищет твоей погибели и нападает на тебя тогда, когда ты мене всего ожидаешь его. Злоба его бесконечна. Не связывайся самолюбием и сластолюбием, да не удобно они пленят тебя.

Когда в сердце твоем возгорится злоба против кого-либо, тогда поверь всем сердцем, что она – дело действующего в сердце диавола: возненавидь его и его порождение, и она оставит тебя. (Не признавай ее за что-то собственное, не сочувствуй ей). Испытанно. Та беда, что диавол прикрывается нами самими, скрывает свою голову и свой хвост, притаивается, а мы слепые и думаем, что это все делаем только мы сами, стоим за дело диавольское, как за что-то свое, как за что-то справедливое, хотя всякая мысль о какой-нибудь справедливости своей страсти чисто ложна, богопротивна, пагубна. Тем же руководствуйся и относительно других; когда видишь, что кто-либо злобится на тебя, не считай его злобы прямым его делом; нет, он только страдательное орудие всезлобного врага, не познал еще совершенно его лести и обманывается от него. Молись, чтобы враг оставил его и чтобы Господь просветил его сердечные очи, помраченные ядовитым тлетворным дыханием духа злобы. Надо сердечно молиться Богу о всех людях, подверженных страстям: в них действует враг.

Ты озлобляешься на ближнего, презираешь его, говорить с ним мирно и любовно не хочешь за то, что он имеет нечто грубое, отрывистое, небрежное, неприятное тебе в своем характере, в своей речи, в своих манерах, – за то, что он сознает свое достоинство, быть может, и больше надлежащего, или что он несколько горд и непочтителен; но ты виновнее его, врач и учитель ближнего: врачу, исцелися сам; учитель, научися сам. Злоба твоя есть горщее зло всякого зла; злобою разве можно исправить зло? Имея бревно, разве можно вынимать у другого спицу? Зло, недостатки исправляются добром, любовию, ласкою, кротостию, смирением, терпением.

Признавай себя первым из грешников, которые тебе кажутся грешниками, или на самом деле грешники; считай себя хуже и ниже всех; исторгни всякую гордость и злобу на ближнего, нетерпение и ярость, и тогда врачуй других. А то покрывай снисходительною любовию грехи других. Аще беззакония все назриши в ближнем, что будет? Вечная вражда и нестроение, ибо кто без греха? За то и повелено нам оставлять долги должникам нашим, ибо если наши беззакония назрит Господь, кто из нас постоит пред правдою Его? Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный. На трапезе любви бываем у Самой воплощенной Любви, а любви не имеем друг ко другу. Странное дело! и заботы о сем нет. А сама любовь, без нашего усердия и старания и деятельности, не придет.

Никакого основания не имеет христианин в сердце иметь какую-либо злобу на кого-либо; злоба, как злоба, есть дело диавола; христианин должен иметь в сердце только любовь, а так как любовь не мыслит зла, то не должно мыслить касательно других никакого зла, например: я не должен думать о другом без явной причины, что он зол, горд и прочее, или – если я прощу обиду, то снова изобидит меня, посмеется надо мною. Надобно, чтобы зло не гнездилось в нас ни под каким видом; а злоба обыкновенно слишком многовидна.

Не поддавайся мрачным, злобным на ближнего расположениям сердца, но овладевай ими и искореняй их силою веры, при свете здравого разума – и будешь благодушен. Аз незлобою моею ходих. Такие расположения часто появляются в глубине сердца. Кто не научился овладевать ими, тот будет часто мрачен, задумчив, тяжел себе и другим. Когда они приходят, принуждай себя к душевному расположению, веселости, невинным шуткам: и как дым они рассеются. – Опыт.

Даждь мне, Господи, любити всякого ближнего моего, как себя, всегда, и ни из-за чего на него не озлобляться и не работать диаволу. Даждь мне распять мое самолюбие, гордость, любостяжание, маловерие и прочие страсти. Да будет нам имя: взаимная любовь; да веруем и уповаем, что для всех нас все Господь; да не печемся, не беспокоимся ни о чем; да будешь Ты, Боже наш, единым Богом сердца нашего и кроме Тебя ничто. Да будем мы между собою в единении любви, якоже подобает, и все разделяющее нас друг от друга и от любви отлучающее да будет у нас в презрении, как прах, попираемый ногами. Буди! буди! Если Бог даровал Самого Себя нам, если Он в нас пребывает, и мы в Нем, по неложному слову Его, то чего Он не даст мне, чего пощадит, чего лишит, в чем покинет? Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. С Ним како не вся нам дарствует так будь премного покойна, душа моя, и ничего не знай кроме любви. Сия заповедую вам, да любите друг друга.

Любящий Господь здесь: как же я могу допустить в свое сердце и тень злобы? Да умрет во мне совершенно всякая злоба, да умастится сердце мое благоуханием незлобия. Любовь Божия да побеждает тебя, злобный сатана, нас злонравных к злобе подстрекающий. Злоба крайне убийственна для души и тела: палит, давит, мучит. Никто, связанный злобою, да не дерзнет приступить к престолу Бога любви.

Нет, что ни говорите, а человек бывает иногда слишком раздражителен и зол не сам по себе, а при самом усердном пособии диавола. Вы только наблюдайте за собою или за другими во время раздражительности и злобы, когда вам или другому кому хотелось бы уничтожить лицо вам враждебное истинно или мнимо; сравните следующее за этим (иногда в скором времени – по действию Ангела Хранителя) спокойствие, кротость и доброту характера вашего или человека, за которым вы наблюдаете, с минувшим противоположным состоянием, и вы скажете себе: нет, это, кажется, совсем не тот человек, который незадолго перед этим злился и ярился – это человек, из него же беси изыдоша, седящий при ногу Иисусову (Лк.8:35) (кроткий и смиренный) оболченный и смыслящий. В нем нет и тени прежней злости и прежнего бессмыслия!

Некоторые отвергают бытие злых духов: но подобные явления в жизни людей ясно могут свидетельствовать об их бытии. Если всякое явление имеет соответствующую причину и от плодов познается дерево, то кто не увидит в безумно ярящемся человеке действующего внутри его злого духа, который не может являть себя иначе, как достойным себя образом! Кто в излиянии злобы человеческой не увидит начальника злобы? Кроме того, человек, подверженный раздражительности и дышащий злобою, весьма ясно ощущает в груди своей присутствие враждебной, злой силы; она производит в душе совершенно противное тому, что говорит Спаситель о Своем присутствии: иго Мое благо и бремя Мое легко есть (Мф.11:30). При том присутствии чувствуешь себя ужасно худо и тяжело – и душевно и телесно.

Не смущайся от ревущей в тебе злобы и порывающейся излиться в словах горечи, а повелевай ей молчать в тебе, замирать. Иначе, привыкши видеть твое повиновение и течь с твоего языка, она одолеет тебя. Как вода, стоящая за земляною плотиною, нашедши себе скважину, размывает ее больше и больше и просачивается через нее, если мы не закрепляем или слабо закрепляем ее и, наконец, при возрастающем послаблении с нашей стороны и при частых прорывах вода сильно проторгается, и чем дальше, тем сильнее и сильнее, так что, наконец, делается весьма трудным, даже невозможным заградить ее, – так и с злобою, скрывающеюся в сердце человека: если мы дадим ей пробиться раз, и другой, и третий, она будет все сильнее и сильнее вытекать и, наконец, может прорвать совсем и затопить твою плотину. Знай, что в душе стоят воды злобы, как говорит Псалмопевец: внидоша воды до души моея (Пс.68:2).

Никакого основания не имеет христианин в сердце иметь какую-либо злобу на кого-либо; злоба, как злоба, есть дело диавола; христианин должен иметь в сердце только любовь, а так как любовь не мыслит зла, то не должно мыслить касательно других никакого зла, например: я не должен думать о другом без явной причины, что он зол, горд и прочее, или – если я, например, сделаю ему уважение, то он возгордится, – если прощу обиду, то снова изобидит меня, посмеется надо мною. Надобно, чтобы зло не гнездилось в нас ни под каким видом; а злоба обыкновенно слишком многовидна.

Мало ли какое зло бывает у тебя на душе, но не все, что есть в печи, на стол мечи. Да будет оно одному Богу известно, ведущему все тайное и сокровенное, а людям не показывай всех своих нечистот, не заражай их дыханием сокрытого в тебе зла, затвори печь: пусть дым зла замрет в тебе. Богу поведай печаль свою, что душа твоя полна зла и жизнь твоя близка к аду, а людям являй лицо светлое, ласковое. Что им до твоего безумия? Или же объяви свою болезнь духовнику или другу своему, чтобы они тебя вразумили, наставили, удержали.

Злоба или другая страсть какая, поселяясь в сердце, стремится – по непременному закону зла – излиться наружу. Оттого обыкновенно говорят о злом или разгневанном человеке, что он выместил свою злобу на том-то или выместил гнев свой на том-то. В том и беда от зла, что оно не остается только в сердце, а силится распространиться вовне. Из этого уже видно, что виновник зла сам велик и имеет обширную область, в которой он царствует. Мир весь во зле лежит (1Ин.5:19). Как пары или газы, во множестве скопившись в запертом месте, усиливаются извергнуться вон, так страсти, как дыхание духа злобы, наполнивши сердце человеческое, также стремятся из одного человека разлиться на других и заразить своим смрадом души других.

Не допускай, чтобы диавол всеял в сердце твое злобу и вражду на ближнего, не давай ей никоим образом гнездиться в сердце твоем; иначе твоя злоба, хотя и не высказанная на словах, но выраженная только во взгляде, может заразить чрез зрение и душу брата (ибо ничто так не заразительно, как злоба, особенно она заражает удобно тех, которые имеют в сердце избыток недремлющей злобы), раздуть в нем искру злобы в целое пламя. Блюдись: в тоже меру меришь, возмерится тебе (Мф.7:2). Несть тайно, еже не явлено будет: ниже утаено, еже не познается, и в явление приидет (Лк.8:17).

Избегай лести, дерзости и самоуправства. Душа наша имеет к этому страсть, когда другие делают что-либо не по нас или не делают того, чего бы мы желали. Терпи, подумай, что было бы, если тебе другие мстили бы тотчас же, как ты сделал что-либо не по их воле или не исполнил того, что мог бы исполнить и должен исполнить?… А как хочешь, чтобы поступали с тобою другие, так поступай и ты с ними (Лк.6:31), или держись правила: мы оставляем должником нашим. Человек есть олицетворенный долг. Здесь надо вспомнить, что сердце наше чрезвычайно капризно, злобно и глупо: иной человек сильно не понравится ни с того ни с сего, как говорится, и мы питаем к нему в сердце злобу и готовы были бы ни за что оскорбить его. Надо презирать естественную и беспричинную злобу сердца и молить Бога, чтобы Он изгнал из сердца этот смрад адской бездны. Да помним, что нам заповедано: сия заповедаю вам, да любите друг друга (Ин.15:17).

Весьма часто мгла духа злобы окружает наше сердце и не дает нам мирно говорить с нашими ближними, которые раз или несколько раз обидели или высказали свое к нам недоброжелательство. Надо молить усердно Господа, чтобы Он Сам разогнал эту мглу злобы и исполнил сердце наше благости и любви, даже и к врагам нашим, ибо они в ослеплении страстей – гордости, зависти, любостяжания, злобы – не ведают иногда сами, что творят, как не ведали враги Господа Иисуса Христа, всю жизнь гнавшие Его и наконец умертвившие поносною смертью. Надо помнить, что в том христианская вера состоит, чтобы любить врагов: ибо, если любим только любящих нас, что лишше творим, и язычники не то же ли делают? (Мф.5:46,47)

Если ты хочешь быть смиренным, то считай себя достойным всякой злобы и злословия от других. Не раздражайся, когда тебя порицают или злословят. Говори: «Да будет, Отче Святой, Твоя воля!» Вспоминай сказанное Спасителем: Раб не больше Господина своего: если злословили Меня, то будут злословить и вас… Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел (Ин.13:16).

Помни изречение Священного Писания: Не будь побежден злом, но побеждай зло добром (Рим.12:21). Когда тебе грубят, тебя раздражают, на тебя дышат презрением и злобой, не плати тем же, но будь тих, кроток и ласков, почтителен и любящ к тем, которые недостойно ведут себя перед тобой. Если же ты смутишься и начнешь возражать с волнением, сам говорить грубо и презрительно, значит, ты сам побежден злом… Итак, не будь побежден злом, но побеждай зло добром (Рим.12:21). Оскорбившему тебя дай понять, что он не тебя обидел, а лишь себя. Пожалей, что он так легко побеждается своими страстями и болен душевно. Чем он грубее и раздражительнее, тем большую яви к нему кротость и любовь. Так ты верно победишь его. Добро всегда сильнее зла и потому всегда победоносно. Помни еще, что все мы немощны и легко побеждаемся страстями. Потому будь кроток и снисходителен к согрешающим против тебя. Ведь и ты болен тем же, что и твой брат. Прощай долги твоим должникам, чтобы и Отец небесный простил твои долги.

Человек, злобящийся на нас, – человек больной. Надо приложить пластырь к его сердцу – любовь. Надо приласкать его, поговорить с ним ласково, и если злоба не закоренела в нем, а произошла только временная вспышка, то посмотрите, как сердце его растает от вашей любви. Христианину нужно быть мудрым для того, чтобы зло побеждать добром.

Тебе не хочется молится за презираемого тобой человека, но потому-то и молись, что не хочется; потому-то и прибегай к Врачу, что ты сам болен злобой и гордостью, как болен презираемый тобой. Молись о том, чтобы Господь научил тебя незлобию и терпению, чтобы Он укрепил тебя любить врагов, а не доброжелателей только, чтобы Он научил тебя молиться за недоброжелателей так же искренне, как за доброжелателей».

Преподобный Петр Дамаскин

Если же кто не знает, какое желание или какое разумение должно оставить, то да испытывает всякое дело и всякое разумение удалением и воздержанием от него, и что приносит беспокойство и при исполнении своем наслаждение, а при возбранении огорчение, то худо. И его надобно презреть, прежде, нежели оно в нас замедлит, ибо иначе придется потрудиться, чтобы победить его, когда уже почувствуется от него вред. Это говорю о всяком деле и о всяком разумении, без которых мы можем быть живы телом и благоугодить Богу.

Авва Фалассий

Злом, собственно, должно почитать не то, что тяготит плоть, а душу очищает, но то, что оскорбляет совесть, а плоть услаждает. Зло устаревшее и подвига требует продолжительного, ибо укоренившаяся привычка скоро не сдвигается с места.

Преподобный Максим Грек

Виновником всякого зла бывает диавол, да и мы, без ума повинующиеся ему.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Оружие, данное Господом против зла, – смирение

Когда род человеческий провел многие тысячелетия в жестоком порабощении у падшего ангела, тогда явился на земле обещанный Богом Искупитель. Прежде, нежели приступим к описанию этого величайшего и чудеснейшего события, взглянем еще на состояние злосчастного мира в то время, как Господь низошел на землю и вочеловечился для обновления и спасения человечества. Мир был погружен на всем пространстве его в идолопоклонство. Люди, возненавидев друг друга, завидуя друг другу, полили всю поверхность земли своею кровию в ожесточенных бранях, в которых истребились и исчезли многочисленные народы, пожатые мечом и лишенные народности невольничеством и продажею на рынках вселенной подобно скоту или бездушному товару. Бедствия и гибель человечества признаны величайшею славою для человечества, и обагренные кровию собратий завоеватели объявлялись еще при жизни их богами. Другим злодеям, отличавшимся гнусными пороками, воздана божеская честь по смерти их. Удовлетворение постыднейшим страстям считалось высшим наслаждением.

Некоторые из отверженнейших человеков вступили в явное сношение с сатаною, облекшись в силу его, содействовали укреплению его господства над землею и человечеством. Это господство достигло полного развития. Под это господство склонился и избранный народ Израильский. Крайне умалившись числом и упав в гражданском отношении, народ этот подпал под власть народов идолопоклоннических. Внутренная, существенная сила его, заключавшаяся в общении с Богом посредством познания и исполнения Его воли, истощилась. Жизнь по заповедям Божиим, образующая в человеке чистоту ума и сердца, которую осеняет Божественная Благодать, просвещая человека истинным духовным разумом и Богословием, заменилась в большинстве школьным изучением Закона, соединенным с небрежением о богоугодном жительстве, которое книжники и фарисеи – так назывались иудейские ученые того времени – старались заменить притворством и лицемерством.

Эти омраченные сатанинскою гордостию ученые, исполненные презрения и ненависти ко всем прочим сословиям народа, рабы страстей, не способные к вере по своей неограниченной и исступленной привязанности к земной славе и земным преимуществам, способные по этой привязанности ко всевозможным преступлениям, совершители этих преступлений, захватили во власть свою вероучение, отвергли из него заповеди Божии, ввели в него свои нелепые предания, сами стремясь в слепоте своей к погибели, влекли к ней и руководимый ими народ. Немногие, весьма немногие человеки остались верными Богу самою жизнию своею и от такой жизни зависящим и воссиявающим истинным Богопознанием. Святыя имена их – в Святом Евангелии.

Теперь переходим к отраднейшему зрелищу. Приготовим, предочистим себя слезами покаяния и, отвлекши ум и сердце от всех земных попечений, присоединимся к сонмам Святых Ангелов, чтоб предаться вместе с ними священному созерцанию вочеловечения Бога-Слова, чтоб вместе с ними в священном удивлении и радости воспеть: Слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение (Лк.2:14).

Господь воспретил мщение, которое было установлено Моисеевым Законом и которым за зло воздавалось равным злом. Оружие, данное Господом против зла, – смирение.

Зло, будучи недостатком добра, может относиться только к ограниченным разумным тварям, в которых добро ограниченно. Недостаток не имеет места в бесконечном, ни приступа к нему. Бог – бесконечен, и добро Его – бесконечно.

Для победы над злом нам необходима помощь Божия. Когда содействует нам эта всесильная помощь, – мы побеждаем; когда она удаляется от нас, – мы побеждаемся.

Бог так чудно устроил дело спасения нашего, что зло, имея злую цель и действуя с намерением повредить рабу Божию во времени и в вечности, способствует этим его спасению.

Зло, содействуя по мановению Божию в неведении своем добру, не престает пребывать для себя и для совершающих его тем, что оно есть – злом.

Авва Зосима

Бесы боятся, если увидят, что кто-нибудь, будучи подвергаем оскорблению, бесчестию, ущербам, всяким другим неприятностям, скорбит не о том, что подвергся этому, но о том, что не перенес этого мужественно, ибо понимают, что он вступил на истинный путь и имеет твердое желание ходить по заповедям Божиим.

Блаженный Иоанн (Максимович)

Господь открывает Иову в образах тайну, тайну существования в мироздании злой воли падших духов, действующих в «сынах противления», и воли высшего из падших духов, – сатаны, в образе «Левиафана», духа, свободно падшего и свободно коснеющего в своей тьме. Эта тьма не существует, как что-то противоположное свету, но заключается лишь в воле противления Богу, в нелюбви свободного творения. Ибо свободное творение не может быть вынуждено к любви. Зла нет, как чего-то противоположного Богу.

Зло заключено в свободной воле, как воплощенного, так и невоплощенного духа. Потому зло бывает для людей, кажется им, в их земном масштабе, силой, не только противостоящей Добру, но и побеждающей Добро. Но это только так кажется тем, кто не воспарил к небу. Облака могут скрыть солнце, но не веру в то, что оно бесконечно выше всех облаков.

Преподобный Серафим Саровский

Тело есть раб души, а душа – царица. Потому часто бывает, что по милосердию Божию наше тело изнуряется болезнями. Из-за болезней же страсти слабеют, и человек приходит в себя… Кто переносит болезнь с терпением и благодарностью, тому вменяется она в подвиг, или даже более его.

Святитель Николай Сербский

Когда человек поворачивает свое лицо к Богу, все пути его ведут к Богу. Когда человек отворачивается от Бога, все пути ведут его к погибели. Когда человек окончательно отрекается от Бога и словом, и сердцем, он уже ничего не способен создать и сделать, что не служило бы к его полному разрушению, и телесному, и душевному. Потому не спеши казнить безбожника: он нашел своего палача в самом себе, самого беспощадного, какой только может быть в этом мире.

Преподобный Макарий Оптинский

Болезнь невольно заставляет помнить о будущей жизни и не увлекаться прелестями мира, да и ум после болезни бывает чище и прозрачнее, она же заменяет и недостаток дел наших.

Мы не знаем судеб Божиих, Он все творит на пользу, мы привязаны к здешним благам, а Он хощет даровать нам будущее благо здешними краткими болезнями.

Любвеобильный Отец наш все творит на пользу нашу: иногда телесными болезнями врачует душевные недуги, а иногда посылает болезни для испытания нашего терпения и для вящей награды душевными дарованиями, здесь или в будущем веке, и многие есть причины, кои мы постигнуть не можем.

Ты сама не знаешь, что у Бога просишь, – чтобы избавил от болезни, ты проси того, что Его святой воле угодно и тебе полезно. Терпение болезни с благодарением выше других исправлений пред Богом: ими и грехи очищаются, и от страстей избавляются.

Всякое слово друг от друга, трогающее и потрясающее вашу сердечную глубину, есть посланное от Бога обличение к познанию себя и исправлению.

Когда будешь относить всё к Богу и принимать скорбные случаи с самоукорением, считая себя достойною оных, то удобно и легко понесёшь, а если, напротив, будешь укорять других и считать виновными своей скорби, то более на себя их навлечёшь и отяготишь свой крест… как мы познаем сокровенные в нас страсти? И как можем оные истребить? Не долготерпением к нам ближних, но от нашего к ним долготерпения. Они показывают нам лежащие в нас страсти, но каким образом? Смотрением Божиим, то есть Бог посылает их сделать нам что-нибудь неприятное и противное, чтобы от того узнали, что есть в нас страсти и попеклись бы о искоренении оных, а виновников сего считать благодетелями, по слову аввы Дорофея, «о еже укоряти себе, а не ближнего». Конечно, скоро невозможно уврачевать сии болезни, но, познав свою немощь и укоряя себя, получать будешь облегчение.

Мы видим и несомненно веруем, что Промысл Божий, пекущийся о всякой твари, а вместе с тем и о нас, устраивает так быть для нашей душевной пользы, отводя нас от чего-нибудь неполезного или искушая веру нашу, иных же и наказуя за грехи, и с покорностью воле Его несем тяготу, на нас налагаемую по Его правосудию. Людей же, причиняющих нам скорби, должны почитать орудием, коим Бог действует в деле нашего спасения, и молиться за них. Другим же средством вы не можете найти себе утешения, а паче когда требуете от людей, чтоб вас любили, но, смотря сквозь завесу самолюбия, не вините себя…

Не знаю, почему вы опасаетесь гонения от известной особы? Может ли кто сделать вам оскорбление, если не попустит Бог? А когда что случится, то надобно принимать это с покорностью воле Божией, смиряться и считать оскорбляющих нас орудиями Промысла Божия: за сие Господь и избавит из рук их.

Святитель Тихон Задонский

Истинный враг наш – диавол, который и людей учит, чтобы нас гнали. И потому по большей части он является причиной озлобления нашего, а не люди. Он нас через людей гонит и озлобляет, и его надо ненавидеть, а людям соболезновать, что его слушают.

Святитель Иоанн Тобольский

Ни диавол и никто из людей один другому не может нанести никакого зла без попущения Божия …в Боге видим и могущество Его не допустить, пресечь исполнение злого намерения, и вместе с тем волю, попускающую совершиться тому или другому из зол. При этом рождается вопрос: зачем благоволит Бог попускать совершение греха, или какая побудительная причина у Бога к попущению людей на грех?

Безконечная благость Божия никогда бы не попустила быть на земле таким злым беззакониям, если бы отсюда она не производила величайших благ и сделанное по злобе не обращала бы во спасение.

Бог попустил умножиться братней зависти против неповиннаго Иосифа, но попустил для какого благодеяния? не для спасения ли от голодной смерти не только его родителей, братьев и родственников, но и всего Египта? Попустил Бог нечестивому Саулу всячески озлоблять кроткаго, незлобиваго Давида, но не для пользы ли самого Давида и всего царства Еврейскаго? Да, для величайшей пользы не только их, но и всего рода человеческаго, чрез потомка Давидова, Христа Спасителя нашего. Чрез попущение Божие завистливые первосвященники, фарисеи и старейшины еврейские, по зависти, предали на распятие Единороднаго Сына Божия, Иисуса Христа, и это попущение обратилось во спасение всего рода человеческаго. Таким образом, от каждого попущения происходят и открываются нам величайшие богатства славы Божьей и Его благодеяний каждому человеку и всему роду человеческому. Отсюда открываются нам благость Божья и милосердие Его, щедроты, всемогущество и величество, предвидение и промысел Его.

Все в мире, даже по виду злое (кроме греха), происходит по воле Божией. Богословы объясняют это таким способом. Начало зла (в собственном смысле) есть грех. В каждом грехе заключается: 1) причина, его производящая, и 2) ея неизбежныя последствия – исправление наказанием. Причина греха есть лживость или своеволие горделиваго грешника, наказания же вообще (как исправительныя, так и казни), будучи горькими последствиями своей причины, происходят по воле Божией, как причине не греха, но исправления или уничтожения оного.

Итак: если мы из понятия греха отбросим его причину – лживость и своеволие, то не будет ни одного из горьких или злых его последствий, которое бы не происходило по воле Божией или было бы Ему неугодно. Как горести греховныя частнаго человека, так и мирские, обыкновенно называемые естественными, бедствия, как-то: голодовки, засухи, моровые поветрия и тому подобные, часто не имеющие непосредственнаго отношения ко греху частного лица, происходят по воле Божией. А потому все бедствия и горести человеческие положительно происходят по воле Божией ради достижения праведных целей Промысла Божия; один только грех противен Богу (подобно тому, как зло противно добру, или ложь противна истине), но попускается Богом ради не нарушения личной человеческой воли, или его свободы.

Все святые все то, что встречалось с ними в жизни, приятное или неприятное, приписывали воле, действию Божию, потому что они не обращали своего внимания на чужие грехи, но все поступки людские рассматривали, как Божий дар или Божие попущение за свои грехи. Святые рассуждали так: всеблагий Бог никогда бы не попустил ничего злого, если бы Он не знал, что оттуда Он произведет многочисленные и великие благодеяния.

Многие обманываются, по своему крайнему невежеству думая, что только зло, проистекающее от естественных причин, (именно: наводнения, землетрясения, неурожаи, неблагоприятныя атмосферическия явления, повальныя болезни, внезапная смерть и т.п.) происходит по воле Божией; ибо по большей части такие несчастья не имеют прямого отношения ко грехам. Но злостные деяния, происходящие от противозаконного умысла человеческого, от неправды (каковы: ругательные слова, насмешки, обманы, подлоги, хищения, обиды действием, грабежи, разбои, убийства и т.п.), приключаются, по мнению названных выше людей, независимо от воли Божией и Его Промысла, но единственно по человеческой злобе и развращенной людской воле, которая сама причиняет и наносит ближним своим всякое зло. А потому не только в минувшее, давно прошедшее время, но и в настоящие времена нередко слышны жалобы: «Оскудение в пропитании и необходимых средствах для жизни произошло не от Бога, а от лихоимцев». Жалобы эти – жалобы людей, неведущих Бога: они не достойны христианина.

Если Бог не есть начало нравственного нашего падения (которое одно и есть истинное зло) и быть им не может: Чисто бо око Его еже не видети зла (Аввак.1:13), и возлюби правду, и возненавиде беззаконие (Пс.44:8), то вполне истинно, что всякия бедствия, проистекающия от вторичных причин, разумных или разума не имущих, каким бы образом ни произошли, происходят все по воле Божией, ниспосылаются Его крепкою десницею, по Его смотрению и Промыслу. Возлюбленный! Бог направил руку на ударение тебя; Бог подвинул язык обидящаго или клеветника на поругание или оклеветание тебя; Бог дал нечестивому силу на твое низложение. Сам Бог устами пророка Исайи подтверждает это, говоря: Я Господь, и нет иного; нет Бога кроме Меня; Я препоясал тебя, хотя ты не знал Меня… Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия; Я, Господь, делаю все это (Ис.45:5,7), Яснее подтверждает это пророк Амос: Бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы (Амос.3:6)? как бы говоря: нет ни одного бедствия, которое было бы не по воле Божией, которая злой умысл попускает, а к приведению его в исполнение указывает способ и подает силу.

Необходимо различать два рода попускаемых зол. Первый род зол, обнимающий разныя огорчения, тяготы, болезни, нанесение обид или безчестия (приведение в нищету, заключение в тюрьме, изгнание, ссылка), смерть, – все это не может быть даже названо в тесном смысле злом, а только горьким лекарством, посылаемым нам от Бога для душевного уврачевания нас. Второй род зол, называемый в собственном смысле злом, это – наши грехи, преступления Божиих заповедей. Первого рода зло попускает Бог по желанию Своему или как казнь для нечестивых, или как меру исправления для сынов и дщерей. О зле второго рода, т.е. о грехах, нельзя сказать, что совершения их желает Бог, но попускает только.

Грех не есть нечто реальное, а есть только призрачная противоположность истинному бытию. Грех существует по несовершенству, лжи и лукавству не повинующихся Богу сотворенных Им разумно-свободных существ, потому грех и произошел первоначально и ныне происходит против желания Божия, не от Бога, по Его, однако, попущению. Причина попущения греха скрывается до времени в тайне совершенного и непогрешимого Божия мироправления, или Его Промысла. Богу совершенно известно все будущее, и Он может легко не допустить ненавидимого Им греха, но попускает его, желая из зла произвести добро, из неправого правое, для вразумления и исправления людей, дабы они видели, какие последствия влечет грех и по отношению к согрешившему, и по отношению к его ближним, к обществу.

Для успокоения себя при нанесении нам обид известно одно только верное средство: когда тебя кто обидел или оскорбил, ты не обращай своего внимания на злость оскорбителя, но обратись к правосудному Богу, попустившему обидеть тебя твоему противнику, и не воздавай ему злом за сделанное тебе зло: ибо оно попущено Богом для достижения целей добрых и справедливых, хотя и неизвестных тебе до времени. Этого обычая держались все святые угодники Божии: они не разыскивали, кто и за что их оскорбил, но всегда обращали сердца свои к Богу, смиренно признавая справедливость Божия попущения, и потому они считали нанесенныя им обиды за благодеяния для себя, а своих противников – за благодетелей, говоря: вот наши истинные благодетели.

Все бедствия и горести человеческие положительно происходят по воле Божией ради достижения праведных целей Промысла Божия… Таким же образом Провидение Божие бодрствует и о нас, и бодрствует неопустительно, так, что и малейшие наши телесные стеснения не оставляет незамеченными у Себя. Вследствие этого каждому из нас, при телесной невзгоде, следует рассуждать так: болезнь эта или другая невзгода, – произошла ли она от моей неосторожности, или по злобе человеческой, или от чего-либо другого, – во всяком случае, приключилась не без Божия Провидения, которое определило ее соответственно моим силам, так что ея начало, ея тяжесть (ослабление или усиление) зависит от Него. Равным образом от Провидения Божия зависит способ врачевания и исцеления оной. Оно вразумляет врача и указывает на средства, или же противодействует всему, ибо и доброе и худое, жизнь и смерть, бедность и богатство – от Господа (Сирах.11:14). Равным образом, должно во всех приключениях, бывающих с нами, рассуждать, что они предвидены и допущены Богом.

Весьма благоразумно и благочестиво рассуждать, что всякое зло, беда или несчастие есть для нас спасительное наказание, посылаемое на нас свыше, но не Бог есть причиной нашей вины, т.е. греха, неизбежно влекущего за собою наказание по правде Божией.

Что разорительные войны и прочие беды происходят не без воли Божией, дело ясное (как указали мы раньше), но отсюда не следует еще, что не должно ни вооружаться против врагов, ни прибегать к врачеванию наших болезней, считая это противодействием воле Божией. Объясним это на примере болезни: по какой бы непосредственной причине не началась она, нет никакого сомнения (как замечено уже выше), что на то была воля Божия. Однако же больному неизвестно намерение Божие о времени продолжения его болезни, а потому не воспрещается больному прибегать к различным средствам исцеления себя от болезни. И когда он уже, после употребления многих врачующих средств, не получит выздоровления, то может быть уверенным, что на то есть воля Божия, чтобы ему терпеть продолжительнейшую и тягчайшую болезнь. Так смиренно рассуждай каждый болезненный брат, что Богу угодно продержать тебя еще в болезни. Но так как ты не знаешь, имеет ли Бог намерение, чтобы ты страдал до смерти, то безгрешно можешь прибегать к средствам врачевания для получения здоровья или хотя бы для облегчения болезни…

Таким же образом должно рассуждать о врагах и войнах. Бог многократно допускал неприятелям порабощать израильский народ, с тем, чтобы народ этот не бесчинствовал, не забывал о Боге своем и израильтяне, пока не сознавали на то воли Божией, сопротивлялись своим врагам.

Святитель Феофан Затворник

А Я говорю вам: не противься злому, иначе отдай себя на жертву своенравию и злобе людской. Но этак и жить нельзя? Не беспокойся. Кто заповедь эту дал, тот же есть и Промыслитель и Попечитель наш. Когда с полною верою, от всей души пожелаешь так жить, чтоб не противиться никакому злу, то Господь сам устроит для тебя образ жизни, не только сносный, но и счастливый. К тому же на деле бывает так, что противление больше раздражает противника и побуждает его изобретать новые неприятности, а уступка обезоруживает его и смиряет. Оттого бывает, что претерпи только первые натиски злобы, – люди сжалятся и оставят тебя в покое. А противление и месть разжигает злобу, которая от одного лица переходит в семью, а потом из поколения в поколение.

Извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимства, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство (Мк.7:21,22). Тут перечислены ходячие грехи, но и все другие, большие и малые, исходят из сердца, и вид, в каком они исходят, есть помышление злое. Первое семя зла – приходит на мысль сделать то и то. Отчего и как приходит? Часть этих помыслов можно объяснить известными законами сочетаний и сцеплений идей и образов, но только часть. Другая значительнейшая часть происходит от непроизвольного раздражения страстей. Когда страсть живет в сердце, то не может не потребовать удовлетворения. Это требование обнаруживается позывом на то и другое, с позывом же соединен предмет тот или другой. Отсюда мысль: «а, вот что надо сделать!» Тут происходит то же, что, например, при голоде: почувствовавший голод чувствует позыв на пищу, с позывом приходит на мысль и самая пища, отсюда решение – достать то или это и съесть.

Третья, может быть, еще большая часть исходит от нечистых сил. Ими переполнен воздух, и они стаями шныряют около людей, и всякий по роду своему рассеивает вокруг себя воздействие на людей, с которыми соприкасается. Злое летит от них, как искры от раскаленного железа. Где готовность принять ее, там искра внедряется, а с нею и мысль о злом деле. Этим, а не чем-либо другим можно объяснить неизвестно почему зарождающиеся злые помышления среди занятий, решительно не сродных с ними. Но эта разность причин не делает различия в том, как поступать со злыми помышлениями. Закон один: пришло злое помышление – отбрось, и делу конец. Не отбросишь в первую минуту, во вторую труднее будет, в третью еще труднее, а тут и не заметишь, как родится сочувствие, желание, и решение, и средства явятся… Вот грех и под руками. Первое противление злым помышлениям – трезвение и бодрствование с молитвою.

Вера, что все, и большое, и малое, – от Бога, научит принимать все как благо, каким злом ни казалось бы то.

Никодим Благовестник

Почему «в самоотвержении души обретается любовь Божия»? (Пр. Исаак Сирин). Потому что, рождаясь по грехопадении в плотском, тленном и страстном теле, человек вынужден бороться с невидимыми врагами его спасения – злыми духами тьмы, которые непрестанно днем и ночью хотят уловить его душу приманками соблазнов и увлечь ее в адскую бездну, как свою сослужительницу греху. И, если повинуясь заповеди Божией об отречении самого себя, человек преуспеет в том, чтобы благодать Духа осенила его свыше и защитила от власти тьмы, то чрез бренное тело лукавые не престают бороть его до последнего издыхания плоти…

Посему верным Господу надлежит быть бдительными всегда и непрестанной молитвой с призыванием святого имени Христова, защищать себя от вшествия срамных помыслов, чтобы чрез согласие с ними по нерадению, вновь не пасть во множество срамных грехов…

ЛЮБОВЬ И ЛИЦЕМЕРИЕ

Под видом любви скрывает лицемерие тот, кто устами благословляет, а сердцем уничижает. Преподобный Фалассий Ливийский

Апостол Матфей

Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи, итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте, по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их, все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих, также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель! А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы – братья и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах, и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник – Христос. Больший из вас да будет вам слуга: ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится (Мф.23:1—12).

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете (Мф.23:13).

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обрести хоть одного и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас (Мф.23:15).

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставляете важнейшее в законе: суд, милость и веру (Мф.23:23).

Апостол Лука

Между тем, когда собрались тысячи народа, так что теснили друг друга, Он начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие. Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы. Посему, что вы сказали в темноте, то услышится во свете, и что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях. Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать, но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь. Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены.

Итак, не бойтесь: вы дороже многих малых птиц. Сказываю же вам: всякого, кто исповедает Меня пред человеками, и Сын Человеческий исповедает пред Ангелами Божиими, а кто отвергнется Меня пред человеками, тот отвержен будет пред Ангелами Божиими. И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет, а кто скажет хулу на Святаго Духа, тому не простится. Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям, не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить, ибо Святый Дух научит вас в тот час, что должно говорить (Лк.12:1—12).

Апостол Павел

Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением. Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою (1Тим.4:1—5).

Любовь да будет непритворна, отвращайтесь зла, прилепляйтесь к добру, будьте братолюбивы друг к другу с нежностью, в почтительности друг друга предупреждайте, в усердии не ослабевайте, духом пламенейте, Господу служите, утешайтесь надеждою, в скорби будьте терпеливы, в молитве постоянны, в нуждах святых принимайте участие, ревнуйте о странноприимстве (Рим.12:9—13).

Святой Антоний Великий

Не будь лицемером или притворщиком, тем паче лжецом.

Святой Макарий Великий

Многие, строго наблюдая за внешним, упражняясь в науках и заботясь о жизни правильной, думают, что такой человек совершен, не вникая в сердце, не примечая там пороков, какие обладают душою.

Рис.6 Азбука спасения. Том 48

Святитель Григорий Богослов

Не смешон ли был бы для тебя ворон, эта самая некрасивая из птиц, если бы он, окрасившись чем-нибудь белым, стал представлять из себя лебедя? – Для меня он очень смешон. А если человек, низкий по нравам, величается благородством, уважать ли мне его?

Преподобный Иоанн Лествичник

Лицемерие есть матерь лжи, а часто оно бывает и поводом к оной. Ибо некоторые утверждают, что лицемерие есть не иное что, как поучение во лжи и изобретатель лжи, с которою сплетается достойная казни клятва. Лицемерие есть противоположное тела с душой устроение, переплетенное всякими вымыслами.

Преподобный Максим Исповедник

Лицемерие есть притворение дружбы или ненависть, прикрываемая видом дружбы, или вражда под прикрытием благоволения действующая или зависть, подражающая характеру любви, или жизнь красная притворным видом добродетели, а не действительной добродетелью, или притворение праведности, показанием только, будто она есть, соблюдаемое, или обман, имеющий вид истины, – что все ухитряются устроять в нравственной испорченности, подражающие змию.

Лицемер, пока думает, что не разгадан, покоен бывает и молчит, довольствуясь славою, какую имеет от того, что кажется праведным, когда же бывает открыт, то язвительные изрыгает слова, поношением других думая прикрыть собственную срамоту. Такому слово Писания, уподобив его порождению ехидны, как лукавого, повелевает творить достойные плоды покаяния, т. е. сообразно с тем, чем он кажется, переделать и свое сокровенное настроение сердца.

С целью повредить ближнему притворяющийся другом есть волк, овчею одеждою прикрывающий свое злодейство. Такой, встретив простой нрав, или что-нибудь по-христиански простосердечно сказанное или сделанное, схватывает и пожирает, и потом бесчисленными обдает поношениями тех, на слова и нравы коих нападает, яко соглядатай свободы братий, яже о Христе (Гал.2:4).

Притворяющийся с злою целью молчаливым, устрояет кознь против ближнего, не успев же в этом, отходит к страсти своей приложив терзание сердца. Но молчащий пользы ради, умножает дружбу и отходит, радуясь, как получивший просвещение, разогнавшее тьму.

Преподобный Марк Подвижник

Хвалящий ближнего по какому-либо лицемерству в другой раз разбранит его, и он пристыжен будет.

Кто в одно и то же время за одно похваляет, а за другое укоряет ближнего, тот одержим тщеславием и завистью: похвалами покушается он прикрыть зависть, а укорами выставляет себя лучшим его.

Как нельзя пасти вместе овец и волков, так невозможно получить милость тому, кто коварно действует в отношении к ближнему своему.

Если увидишь, что кто-либо лицемерно хвалит тебя, то в другое время ожидай от него порицания.

Авва Исайя

Да не будет иное в устах ваших, а другое в сердце, ибо Бог поругаем не бывает (Гал.6:7), но равно все видит и сокровенное, как явное.

Преподобный Нил Синайский

Никогда волк не беседовал дружески с овцою, а также немилосердый и ненасытный помысл не может быть в приязни с доброжелательством.

Святитель Дмитрий Ростовский

Есть ли покой в плотской любви – в сладострастном, бессловесном похотении? Нет и в этом покоя. Ибо плотская любовь не есть истинная любовь, но ложная, лицемерная, прельстительная, недоуменная, неверная, продолжающаяся до тех только пор, пока в ней все совершается по желанию и страсти. Насколько больше кого плотски возлюбишь, настолько больше тому бессловесно поработишься, настолько больше любимый лукавит, хитрит, растлевается, развращается, держит себя пред глазами так, а за глазами иначе – гордится, самолюбствует. Итак, в плотской любви никогда не найдешь истинной тишины и совершенного покоя, а найдешь одну только суетность и смущение, безумное себя связание, и прельщение, и от Бога отчуждение.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

О вреде лицемерства

Аще поститеся, не будите яко лицемери сетующе (Мф.6:16).

Возлюбленные братия! Господь наш Иисус Христос, заповедав нам пред вступлением в подвиг поста прощение ближним их согрешений, повелел самый пост тщательно охранять от лицемерства. Как червь, зародившийся внутри плода, истребляет всю внутренность плода, оставляя только его оболочку, так и лицемерство истребляет всю сущность добродетели. Лицемерство рождается от тщеславия (Мф.6:1,2,5,16). Тщеславие есть суетное желание и искание временной похвалы человеческой. Тщеславие является от глубокого неведения Бога или от глубокого забвения Бога, от забвения вечности и небесной славы, и потому оно в омрачении своем ненасытно стремится к приобретению земной временной славы. Эта слава представляется ему, как и жизнь земная, вечным, неотъемлемым достоянием.

Тщеславие, ищущее не самой добродетели, а только похвалы за добродетель, заботится и трудится единственно о том, чтоб выставить пред взоры человеческие личину добродетели. И предстоит лицемер человечеству, облеченный в ризу сугубого обмана: на наружности его видна добродетель, которой, в сущности, он вовсе не имеет, в душе его видны самодовольство и напыщенность, потому что он прежде всего обольщен и обманут в самом себе. Болезненно наслаждается он убивающим его тщеславием, болезненно наслаждается обманом ближних, болезненно и злосчастно наслаждается удавшимся лицемерством. Вместе с этим он соделывается чуждым Богу: пред Богом нечист всяк высокосердый (Притч.16:5).

Пагубны тщеславие и рождаемое им лицемерство в самом начале своем: они лишают человека всякой награды небесной, в единственную награду предоставляя ему избранную им вожделенную ему суетную похвалу человеческую. Такой приговор на тщеславных лицемеров произнесен Господом. Наставляя Своих учеников творению добрых дел втайне, Господь завещает: Внемлите милостыни вашея не творити пред человеки, да видими будете ими: аще ли же ни, мзды не имате от Отца вашего иже есть на небесех. Егда убо твориши милостыню, не воструби пред собою, якоже лицемери творят в сонмищах и стогнах, яко да прославятся от человек. И егда молишися не буди якоже лицемери, яко любят в сонмищах и в стогнах путий стояще молитися, яко да явятся человеком. Егда поститеся, не будите якоже лицемери сетующе: помрачают бо лица своя, яко да явятся человеком постящеся: аминь глаголю вам, яко восприемлют мзду свою. Ты же постяся помажи главу твою, и лице твое умый: яко да не явишися человеком постяся, но Отцу твоему, иже втайне: и Отец твой, видяй втайне, воздаст тебе яве (Мф.6:1,2,5,16,17,18).

Ужасны тщеславие и лицемерство в развитии своем и зрелости своей, когда они возобладают человеком, когда они обратятся в правило деятельности, в характер. Ими образуется фарисей, стремящийся с исступленною и слепою решимостию к совершению всех беззаконий и злодеяний, ими образуется фарисей, нуждающийся в личине добродетели только для того, чтоб свободнее и успешнее утопать в злодеяниях. Омраченные и ожесточенные фарисеи совершили ужаснейшее преступление между преступлениями человеческими: они совершили богоубийство. И если б могло существовать какое преступление более лютое – они бы не содрогнулись: посягнули бы на него.

Рис.7 Азбука спасения. Том 48

Такова плачевная картина нравственного опустошения, нравственных бедствий, совершаемых тщеславием и лицемерством в падшей человеческой природе. Искупитель наш, Господь наш Иисус Христос, даровавший нам действительнейшие врачевания против всех недугов наших, телесных и душевных, заповедует врачевать страсть лицемерства в корне ее, в ее начале, в тщеславии. Тщеславие алчет и жаждет славы человеческой. Господь повелел умерщвлять его свойственным ему гладом. Он повелел отнять у тщеславия пищу и питие – человеческую похвалу, повелел тщательно укрывать все добрые дела от взоров человеческих, повелел все добрые дела, самую любовь к ближним, приносить всецело в жертву единому Богу. И Ветхий Завет, преподающий святую истину таинственному Израилю живописью прообразований, установляет: Всяк дар жертвы вашея солию да осолится: да не оставите соли завета Господня от жертв ваших, во всяком даре вашем да принесете Господу Богу вашему соль (Лев.2:13). Соль во всяком даре, во всякой жертве Богу Израильтянина – мысль и цель богоугождения во всяком добром деле христианина.

Святые Отцы, учители Церкви, при свете Христовом, при свете Святого Духа, вглядевшиеся в глубину сердца человеческого, усмотревшие в этой глубине образ действия различных страстей, называют тщеславие страстью многообразною, самою тонкою, неудобопостижимою [Преподобный Кассиан Римлянин, Св. Иоанна Лествичника, слово 22-е, о тщеславии]. Все прочие страсти возмущают спокойствие человека, немедленно обличаются совестию, страсть тщеславия, напротив того, льстит падшему сыну Адама, приносит ему как бы наслаждение, представляется утешением духовным в награду за совершенное доброе дело. Все прочие страсти прямо нарушают противоположные им добродетели: так объедением нарушается воздержание, гневом – кротость, сребролюбием – щедрость. Тщеславие, по-видимому, не нарушает ни одной добродетели, оно, татебным образом отняв у человека памятование о Боге, о несказанном величии Божием, о несказанной святыне Его, пред которою самое небо нечисто (Иов.15:15), увлекает падшего человека взглянуть на себя с одобрением и удовольствием, полюбоваться собою. Несмь яко же прочие человецы, говорит оно! (Лк.18:11).

В ослеплении своем из удовлетворения самим собою, тщеславный благодарит Бога, забыв, что благодарение Богу падшим человечеством может быть приносимо только из видения множества собственных согрешений и немощей, видения, соединенного с видением неизреченных благодеяний Создателя к Его созданию, к созданию погибшему. Тщеславие радуется, когда увидит, что человек обогащается добродетелями: оно надеется обратить всякую добродетель в согрешение, надеется соделать всякую добродетель причиною и поводом к осуждению человека на суде Христовом. Оно покушается пророчествовать! Оно дерзостно стремится к творению чудес, и решается искушать Господа! Чуждое духовного дара, оно ищет представить себя имеющим дар, или, по крайней мере, внушить подозрение к себе в людях, как бы к чему-либо вышеестественному, оно ищет этим обманом бедственно утешить себя. Оно соприсутствует подвижнику при его посте, при его молитве, при его милостыне, при его бдениях, при его коленопреклонениях, стараясь восхитить жертву, приносимую Богу, и, осквернив ее человекоугодием, соделать непотребною.

Оно преследует раба Христова в уединении келлии его, в его затворе; не имея возможности доставить подвижнику душепагубную похвалу от посторонних зрителей, приносит ему похвалу в помыслах, рисует и изображает обольстительно в воображении славу человеческую. Часто оно действует без помысла и мечтания, но познается единственно по отсутствию из сердца блаженного умиления, блаженного памятования и сокрушения о согрешениях. «Если ты не имеешь сердечного плача», сказал некоторый великий Отец, «ты имеешь тщеславие» [Великий Варсонофий].

Противостанем с решимостию, с самоотвержением душепагубной и льстивой страсти тщеславия! Противостанем ей, утвердив на камени Христовых заповедей наше слабое сердце, которое само по себе удобно колеблется, как бы от ветров, от влияния и действия на него различных страстей. 0твергнув, и постоянно отвергая тщеславие, мы будем уже в безопасности от другой страсти, от ужасной страсти лицемерства. Добрые дела наши и подвиги будем совершать по наставлению Спасителя – втайне. Принимая участие в церковных последованиях, остережемся от проявления при них каких-либо особенных порывов нашей набожности, которые бы резко отличали нас от братий наших. «Обрати внимание на то», – сказал святой Иоанн Лествичник, чтоб, находясь между братиями твоими, тебе отнюдь не показаться праведнее их в чем-либо. Поступая иначе, соделаешь два зла: братий уязвишь твоим притворным усердием, а себе непременно дашь повод к высокомудрию. Будь усерден в душе твоей, не обнаруживая этого ни телодвижением, ни видом, ни словом, ни паданием» [Лествицы, слово 4-е].

Если же в уединенном затворе, при уединенной молитве, при душеназидательном чтении и размышлении, тщеславный помысел, проникнув сквозь заключенную дверь, проникнув к самому уму нашему, к самому сердцу, будет представлять нам для прельщения нашего славу человеческую, как украшенную блудницу, – возведем скорее мысль на небо пред Бога. Когда ум человеческий озарится духовным созерцанием Божественной славы и величия, и низойдет оттуда к созерцанию самого себя: тогда он видит уже не величие человечества. Он видит его нищету, греховность, немощь, падение; видит приговор смертный, изреченный на всех; видит тление и смрад всех при постепенном, никем неминуемом исполнении приговора. Он стяжавает правильное понятие о человеке, чуждое тщеславного обольщения, и восклицает вместе с Иовом: Владыко, Господи! ныне око мое виде Тя. Тем же укорих себе сам и истаях: и мню себе землю и пепел. Истинное смирение – от Богопознания. Аминь.

Святитель Феофан Затворник

Берегитесь закваски фарисейской и саддукейской, сказал Господь. Саддукеи – образец беспечности, фарисеи – представители людей, носящих лицо ревнителей. Те ничего не делают, а эти будто и хлопочут, но на деле у них ничего не выходит. У нас на них походят увлекающиеся идеями гуманности. Послушать, так только и речей что о благе народа, а народу никакого блага от этого не прибывает, ибо только говорят, а не делают. У них гуманность напускная, показывают только вид, что имеют ее, а в сущности, это эгоисты. Речи не требуют жертв – ну, они и расточают их, а коснись дело до жертв, они и назад.

Нынче почти все лицедеи, одни перед другими рисуются, как ревнители блага и особенно просвещения, и все остаются очень довольны, когда успеют засвидетельствовать словом, что они действительно таковы. Оттого у нас, коль скоро появится какое-либо благотворительное начинание – толки подымутся повсюду, а дело все-таки не спеется. Жертв от них не жди, им нужды нет до других, лишь бы их дела шли хорошо. Но бывает и так, что, не ломая головы над планами облагодетельствования ближних, они жертвуют лишь бы отделаться. То и другое осудил Господь, а велел нам преисполняться искреннею любовью друг к другу, которая не любит рисоваться.

Толкование на послание святого апостола Павла к Римлянам

Глава 12, стих 9. Любы нелицемерна: ненавидяще злаго, прилепляйтеся благому.

Любовь нелицемерная должна составлять душу и всех пред сим показанных действий, как изъясняет святой Златоуст: «Апостол, научая, как можно преуспевать в тех добродетелях, представляет матерь их – любовь. Если будешь иметь любовь, то не почувствуешь траты от денег, ни телесного труда, ни тяжести при научении других, ни пота при служении, напротив, все перенесешь мужественно, потребуется ли помощь ближнему телесными трудами, деньгами, словом или иным чем». Но она должна составлять душу и всех христиан во всех их действиях, служа отличительною чертою истинного христианства, как Сам Господь указал: о сем разумеют ecu, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Ин.13:35).

Рис.8 Азбука спасения. Том 48

Сознание, что так должно быть, глубоко лежит в сердце христиан, и все стараются являть себя и словом, и делом любящими других. Но как показывание себя любящим не всегда исходит от любящего сердца, то Апостол и приложил: любовь да будет нелицемерною, то есть, не внешне только показывайте любовь, но, главное, в сердце ее питайте. Святой Златоуст и говорит далее: «как Апостол требует не просто подаяния, но в простоте, не просто начальствования, но со тщанием, не просто милостыни, но с радушием, так не просто же требует он любви, но любви непритворной. Ибо такова истинная любовь, а если она такова, все прочее последует само собою».

Апостол не заповедь любви предписывает: это у него есть общепризнанная истина. Но указывает качество любви, в виде предостережения от уклонения к неправости в сем главном деле. Любовь печатлеется в сердце вместе с принятием возрождения, которое созидается на разрушении самости, как в другом месте пишет Апостол: любы Божия излился в сердца наша Духом Святым (5,5). Но потом возможно, что самость опять прокрадется в сердце и, оставляя на деле внешнюю любезность, ослабит любовь сердца или совсем изгонит ее оттуда и займет ее место. Тогда любовь хоть видна будет в делах, но будет уже лицемерная. Вот от сего и предостерегает Апостол.

ЛЮБОВЬ И МИР БОЖИЙ

Мир оставляю вам, мир Мой даю вам, не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается (Ин.14:27).

Апостол Иоанн Богослов

Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились (Ин.1:9—13).

Апостол Павел

Радуйтесь всегда в Господе, и еще говорю: радуйтесь. Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко. Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом, и мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе. Наконец, братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте. Чему вы научились, что приняли и слышали, и видели во мне, то исполняйте, – и Бог мира будет с вами (Флп.4:4—9).