Читать онлайн Сказки русских писателей. 1-2 класс бесплатно

Сказки русских писателей. 1-2 класс

Василий Андреевич Жуковский

(1783–1852)

Спящая царевна

  • Жил-был добрый царь Матвей.
  • Жил с царицею своей
  • Он в согласье много лет,
  • А детей всё нет как нет.
  • Раз царица на лугу,
  • На зелёном берегу
  • Ручейка была одна;
  • Горько плакала она.
  • Вдруг, глядит, ползёт к ней рак,
  • Он сказал царице так:
  • «Мне тебя, царица, жаль,
  • Но забудь свою печаль;
  • Понесёшь ты в эту ночь:
  • У тебя родится дочь».
  • «Благодарствуй, добрый рак;
  • Не ждала тебя никак…»
  • Но уж рак уполз в ручей,
  • Не слыхав её речей.
  • Он, конечно, был пророк;
  • Что сказал – сбылося в срок:
  • Дочь царица родила.
  • Дочь прекрасна так была,
  • Что ни в сказке рассказать,
  • Ни пером не описать.
  • Вот царём Матвеем пир
  • Знатный дан на целый мир;
  • И на пир весёлый тот
  • Царь одиннадцать зовёт
  • Чародеек молодых;
  • Было ж всех двенадцать их;
  • Но двенадцатой одной.
  • Хромоногой, старой, злой,
  • Царь на праздник не позвал.
  • Отчего ж так оплошал
  • Наш разумный царь Матвей?
  • Было то обидно ей.
  • Так, но есть причина тут:
  • У царя двенадцать блюд
  • Драгоценных, золотых
  • Было в царских кладовых;
  • Приготовили обед,
  • А двенадцатого нет
  • (Кем украдено оно,
  • Знать об этом не дано).
  • «Что ж тут делать? – царь сказал. —
  • Так и быть!» И не послал
  • Он на пир старухи звать.
  • Собралися пировать
  • Гости, званные царём;
  • Пили, ели, а потом,
  • Хлебосольного царя
  • За приём благодаря,
  • Стали дочь его дарить:
  • «Будешь в золоте ходить;
  • Будешь чудо красоты;
  • Будешь всем на радость ты
  • Благонравна и тиха;
  • Дам красавца жениха
  • Я тебе, моё дитя;
  • Жизнь твоя пройдёт шутя
  • Меж знакомых и родных…»
  • Словом, десять молодых
  • Чародеек, одарив
  • Так дитя наперерыв,
  • Удалились; в свой черёд
  • И последняя идёт;
  • Но ещё она сказать
  • Не успела слова – глядь!
  • А незваная стоит
  • Над царевной и ворчит:
  • «На пиру я не была,
  • Но подарок принесла:
  • На шестнадцатом году
  • Повстречаешь ты беду;
  • В этом возрасте своём
  • Руку ты веретеном
  • Оцарапаешь, мой свет,
  • И умрёшь во цвете лет!»
  • Проворчавши так, тотчас
  • Ведьма скрылася из глаз;
  • Но оставшаяся там
  • Речь домолвила: «Не дам
  • Без пути ругаться ей
  • Над царевною моей;
  • Будет то не смерть, а сон;
  • Триста лет продлится он;
  • Срок назначенный пройдёт —
  • И царевна оживёт,
  • Будет долго в свете жить;
  • Будут внуки веселить
  • Вместе с нею мать, отца
  • До земного их конца».
  • Скрылась гостья. Царь грустит:
  • Он не ест, не пьёт, не спит.
  • Как от смерти дочь спасти?
  • И, беду чтоб отвести,
  • Он даёт такой указ:
  • «Запрещается от нас
  • В нашем царстве сеять лён,
  • Прясть, сучить, чтоб веретён
  • Духу не было в домах;
  • Чтоб скорей как можно прях
  • Всех из царства выслать вон».
  • Царь, издав такой закон,
  • Начал пить, и есть, и спать.
  • Начал жить да поживать,
  • Как дотоле, без забот.
  • Дни проходят; дочь растёт;
  • Расцвела, как майский цвет;
  • Вот уж ей пятнадцать лет…
  • Что-то, что-то будет с ней!
  • Раз с царицею своей
  • Царь отправился гулять;
  • Но с собой царевну взять
  • Не случилось им; она
  • Вдруг соскучилась одна
  • В душной горнице сидеть
  • И на свет в окно глядеть.
  • «Дай, – сказала наконец, —
  • Осмотрю я наш дворец».
  • По дворцу она пошла:
  • Пышных комнат нет числа;
  • Всем любуется она;
  • Вот, глядит, отворена
  • Дверь в покой; в покое том
  • Вьётся лестница винтом
  • Вкруг столба; по ступеням
  • Всходит вверх и видит – там
  • Старушоночка сидит.
  • Гребень под носом торчит;
  • Старушоночка прядёт
  • И за пряжею поёт:
  • «Веретёнце, не ленись;
  • Пряжа тонкая, не рвись;
  • Скоро будет в добрый час
  • Гостья жданная у нас».
  • Гостья жданная вошла;
  • Пряха молча подала
  • В руки ей веретено;
  • Та взяла, и вмиг оно
  • Укололо руку ей…
  • Всё исчезло из очей —
  • На неё находит сон;
  • Вместе с ней объемлет он
  • Весь огромный царский дом;
  • Всё утихнуло кругом.
  • Возвращаясь во дворец,
  • На крыльце её отец
  • Пошатнулся, и зевнул,
  • И с царицею заснул;
  • Свита вся за ними спит;
  • Стража царская стоит
  • Под ружьём в глубоком сне,
  • И на спящем спит коне
  • Перед ней хорунжий сам;
  • Неподвижно по стенам
  • Мухи сонные сидят;
  • У ворот собаки спят;
  • В стойлах, головы склонив,
  • Пышны гривы опустив,
  • Кони корму не едят.
  • Кони сном глубоким спят;
  • Повар спит перед огнём;
  • И огонь, объятый сном,
  • Не пылает, не горит.
  • Сонным пламенем стоит;
  • И не тронется над ним,
  • Свившись клубом, сонный дым;
  • И окрестность со дворцом
  • Вся объята мёртвым сном;
  • И покрыл окрестность бор;
  • Из терновника забор
  • Дикий бор тот окружил;
  • Он навек загородил
  • К дому царскому пути:
  • Долго, долго не найти
  • Никому туда следа —
  • И приблизится беда!
  • Птица там не пролетит,
  • Близко зверь не пробежит,
  • Даже облака небес
  • На дремучий, тёмный лес
  • Не навеет ветерок.
  • Вот уж полный век протёк;
  • Словно не жил царь Матвей —
  • Так из памяти людей
  • Он изгладился давно;
  • Знали только то одно,
  • Что средь бора дом стоит,
  • Что царевна в доме спит,
  • Что проспать ей триста лет,
  • Что теперь к ней следу нет.
  • Много было смельчаков
  • (По сказанью стариков),
  • В лес брались они сходить,
  • Чтоб царевну разбудить;
  • Даже бились об заклад
  • И ходили – но назад
  • Не пришёл никто. С тех пор
  • В неприступный, страшный бор
  • Ни старик, ни молодой
  • За царевной ни ногой.
  • Время ж всё текло, текло;
  • Вот и триста лет прошло.
  • Что ж случилося? В один
  • День весенний царский сын,
  • Забавляясь ловлей, там
  • По долинам, по полям
  • С свитой ловчих разъезжал.
  • Вот от свиты он отстал;
  • И у бора вдруг один
  • Очутился царский сын.
  • Бор, он видит, тёмен, дик.
  • С ним встречается старик.
  • С стариком он в разговор:
  • «Расскажи про этот бор
  • Мне, старинушка честной!»
  • Покачавши головой,
  • Всё старик тут рассказал,
  • Что от дедов он слыхал
  • О чудесном боре том:
  • Как богатый царский дом
  • В нём давным-давно стоит,
  • Как царевна в доме спит,
  • Как её чудесен сон,
  • Как три века длится он,
  • Как во сне царевна ждёт,
  • Что спаситель к ней придёт,
  • Как опасны в лес пути,
  • Как пыталася дойти
  • До царевны молодёжь,
  • Как со всяким то ж да то ж
  • Приключалось: попадал
  • В лес, да там и погибал.
  • Был детина удалой
  • Царский сын; от сказки той
  • Вспыхнул он, как от огня,
  • Шпоры втиснул он в коня,
  • Прянул конь от острых шпор
  • И стрелой помчался в бор —
  • И в одно мгновенье там.
  • Что ж явилося очам
  • Сына царского? Забор,
  • Ограждавший тёмный бор,
  • Не терновник уж густой.
  • Но кустарник молодой;
  • Блещут розы по кустам;
  • Перед витязем он сам
  • Расступился, как живой;
  • В лес въезжает витязь мой:
  • Всё свежо, красно пред ним;
  • По цветочкам молодым
  • Пляшут, блещут мотыльки;
  • Светлой змейкой ручейки
  • Вьются, пенятся, журчат;
  • Птицы прыгают, шумят
  • В густоте ветвей живых;
  • Лес душист, прохладен, тих,
  • И ничто не страшно в нём.
  • Едет гладким он путём
  • Час, другой; вот наконец
  • Перед ним стоит дворец,
  • Зданье – чудо старины;
  • Ворота отворены,
  • В ворота въезжает он;
  • На дворе встречает он
  • Тьму людей, и каждый спит:
  • Тот как вкопанный сидит;
  • Тот, не двигаясь, идёт;
  • Тот стоит, раскрывши рот,
  • Сном пресёкся разговор,
  • И в устах молчит с тех пор
  • Недоконченная речь;
  • Тот, вздремав, когда-то лечь
  • Собрался, но не успел:
  • Сон волшебный овладел
  • Прежде сна простого им,
  • И, три века недвижим,
  • Не стоит он, не лежит
  • И, упасть готовый, спит.
  • Изумлён и поражён
  • Царский сын. Проходит он
  • Между сонными к дворцу;
  • Приближается к крыльцу:
  • По широким ступеням
  • Хочет вверх идти, но там
  • На ступенях царь лежит
  • И с царицей вместе спит.
  • Путь наверх загорожён.
  • «Как же быть? – подумал он. —
  • Где пробраться во дворец?»
  • Но решился наконец
  • И, молитву сотворя,
  • Он шагнул через царя.
  • Весь дворец обходит он;
  • Пышно всё, но всюду сон,
  • Гробовая тишина.
  • Вдруг глядит: отворена
  • Дверь в покой; в покое том
  • Вьётся лестница винтом
  • Вкруг столба; по ступеням
  • Он взошёл. И что же там?
  • Вся душа его кипит.
  • Перед ним царевна спит.
  • Как дитя, лежит она,
  • Распылалася от сна.
  • Молод цвет её ланит,
  • Меж ресницами блестит
  • Пламя сонное очей.
  • Ночи тёмныя темней,
  • Заплетённые косой
  • Кудри чёрной полосой
  • Обвились кругом чела,
  • Грудь, как свежий снег, бела,
  • На воздушный, тонкий стан
  • Брошен лёгкий сарафан,
  • Губки алые горят,
  • Руки белые лежат
  • На трепещущих грудях,
  • Сжаты в лёгких сапожках
  • Ножки – чудо красотой.
  • Видом прелести такой
  • Отуманен, распалён.
  • Неподвижно смотрит он;
  • Неподвижно спит она.
  • Что ж разрушит силу сна?
  • Вот, чтоб душу насладить,
  • Чтоб хоть мало утолить
  • Жадность пламенных очей,
  • На колени ставши, к ней
  • Он приблизился лицом,
  • Распалительным огнём
  • Жарко рдеющих ланит
  • И дыханьем уст облит,
  • Он души не удержал
  • И её поцеловал.
  • Вмиг проснулася она.
  • И за нею вмиг от сна
  • Поднялося всё кругом:
  • Царь, царица, царский дом,
  • Снова говор, крик, возня.
  • Всё как было; словно дня
  • Не прошло с тех пор, как в сон
  • Весь тот край был погружён.
  • Царь на лестницу идёт,
  • Нагулявшися, ведёт
  • Он царицу в их покой,
  • Сзади свита вся толпой,
  • Стражи ружьями стучат,
  • Мухи стаями летят.
  • Приворотный лает пёс,
  • На конюшне свой овёс
  • Доедает добрый конь,
  • Повар дует на огонь,
  • И, треща, огонь горит,
  • И струёю дым бежит.
  • Всё бывалое – один
  • Небывалый царский сын.
  • Он с царевной наконец
  • Сходит сверху; мать, отец
  • Принялись их обнимать.
  • Что ж осталось досказать?
  • Свадьба, пир, и я там был
  • И вино на свадьбе пил;
  • По усам вино бежало,
  • В рот же капли не попало.

Мальчик с пальчик

  • Жил маленький мальчик:
  • Был ростом он с пальчик,
  • Лицом был красавчик,
  • Как искры глазёнки,
  • Как пух волосёнки.
  • Он жил меж цветочков;
  • В тени их листочков
  • В жару отдыхал он,
  • И ночью там спал он.
  • С зарёй просыпался.
  • Живой умывался
  • Росой, наряжался
  • В листочек атласный
  • Лилеи прекрасной;
  • Проворную пчёлку
  • В свою одноколку
  • Из лёгкой скорлупки
  • Потом запрягал он,
  • И с пчёлкой летал он,
  • И жадные губки
  • С ней вместе впивал он
  • В цветы луговые.
  • К нему золотые
  • Цикады слетались
  • И с ним забавлялись.
  • Кружась с мотыльками,
  • Жужжа, и порхая,
  • И ярко сверкая
  • На солнце крылами.
  • Ночною ж порою,
  • Когда темнотою
  • Земля покрывалась
  • И в небе с луною
  • Одна за другою
  • Звезда зажигалась,
  • На луг благовонный
  • С лампадой зажжённой
  • Лазурно-блестящий
  • К малютке являлся
  • Светляк, и сбирался
  • К нему вкруговую
  • На пляску ночную
  • Рой эльфов летучий;
  • Они – как бегучий
  • Источник волнами —
  • Шумели крылами,
  • Свивались, сплетались,
  • Проворно качались
  • На тонких былинках,
  • В перловых купались
  • На травке росинках,
  • Как искры сверкали
  • И шумно плясали
  • Пред ним до полночи.
  • Когда же на очи
  • Ему усыпленье
  • Под пляску, под пенье
  • Сходило – смолкали
  • И вмиг исчезали
  • Плясуньи ночные;
  • Тогда, под живые
  • Цветы угнездившись
  • И в сон погрузившись,
  • Он спал под защитой
  • Их кровли, омытой
  • Росой, до восхода
  • Зари лучезарной
  • С границы янтарной
  • Небесного свода.
  • Так милый красавчик
  • Жил мальчик наш с пальчик.

Кот в сапогах

  • Жил мельник. Жил он, жил и умер,
  • Оставивши своим трём сыновьям
  • В наследство мельницу, осла, кота
  • И… только. Мельницу взял старший сын,
  • Осла взял средний, а меньшому дали
  • Кота. И был он крепко недоволен
  • Своим участком. «Братья, —
  •                                   рассуждал он, —
  • Сложившись, будут без нужды, а я,
  • Изжаривши кота, и съев, и сделав
  • Из шкурки муфту, чем потом начну
  • Хлеб добывать насущный?» Так он вслух,
  • С самим собою рассуждая, думал.
  • А Кот, тогда лежавший на печурке,
  • Разумное подслушав рассужденье,
  • Сказал ему: «Хозяин, не печалься;
  • Дай мне мешок да сапоги, чтоб мог я
  • Ходить за дичью по болоту. Сам
  • Тогда увидишь, что не так-то беден
  • Участок твой». Хотя и не совсем
  • Был убеждён Котом своим хозяин,
  • Но уж не раз случалось замечать
  • Ему, как этот Кот искусно вёл
  • Войну против мышей и крыс, какие
  • Выдумывал он хитрости и как
  • То, мёртвым притворясь, висел на лапах
  • Вниз головой, то пудрился мукой.
  • То прятался в трубу, то под кадушкой
  • Лежал, свернувшись в ком, а потому
  • И слов Кота не пропустил он мимо
  • Ушей. И подлинно, когда он дал
  • Коту мешок и нарядил его
  • В большие сапоги, на шею Кот
  • Мешок надел и вышел на охоту
  • В такое место, где, он ведал, много
  • Водилось кроликов. В мешок насыпав
  • Трухи, его на землю положил он,
  • А сам вблизи как мёртвый растянулся
  • И терпеливо ждал, чтобы какой невинный,
  • Неопытный в науке жизни кролик
  • Пожаловал к мешку покушать сладкой
  • Трухи. И он недолго ждал: как раз
  • Перед мешком его явился глупый,
  • Вертлявый, долгоухий кролик; он
  • Мешок понюхал, поморгал ноздрями,
  • Потом и влез в мешок, а Кот проворно
  • Мешок стянул шнурком и без дальнейших
  • Приветствий гостя угостил по-свойски.
  • Победою довольный, во дворец
  • Пошёл он к королю и приказал,
  • Чтобы о нём немедля доложили.
  • Велел ввести Кота в свой кабинет
  • Король. Вошед, он поклонился в пояс,
  • Потом сказал, потупив морду в землю:
  • «Я кролика, великий государь,
  • От моего принёс вам господина,
  • Маркиза Карабаса (так он вздумал
  • Назвать хозяина). Имеет честь
  • Он вашему величеству своё
  • Глубокое почтенье изъявить
  • И просит вас принять его гостинец».
  • «Скажи маркизу, – отвечал король,—
  • Что я его благодарю и что
  • Я очень им доволен». Королю
  • Откланявшися, Кот пошёл домой;
  • Когда ж он шёл через дворец, то все
  • Вставали перед ним и жали лапу
  • Ему с улыбкой, потому что он
  • Был в кабинете принят королём
  • И с ним наедине (и уж конечно,
  • О государственных делах) так долго
  • Беседовал, а Кот был так учтив.
  • Так обходителен, что все дивились
  • И думали, что жизнь свою провёл
  • Он в лучшем обществе. Спустя немного
  • Отправился опять на ловлю Кот:
  • В густую рожь засел с своим мешком
  • И там поймал двух жирных перепёлок.
  • И их немедленно он к королю,
  • Как прежде кролика, отнёс в гостинец
  • От своего маркиза Карабаса.
  • Охотник был король до перепёлок;
  • Опять позвать велел он в кабинет
  • Кота и, перепёлок сам принявши,
  • Благодарить маркиза Карабаса
  • Велел особенно. И так наш Кот
  • Недели три-четыре к королю
  • От имени маркиза Карабаса
  • Носил и кроликов и перепёлок.
  • Вот он однажды сведал, что король
  • Сбирается прогуливаться в поле
  • С своею дочерью (а дочь была
  • Красавицей, какой другой на свете
  • Никто не видывал) и что они
  • Поедут берегом реки. И он,
  • К хозяину поспешно прибежав.
  • Ему сказал: «Когда теперь меня
  • Послушаешься ты, то будешь разом
  • И счастлив и богат; вся хитрость в том,
  • Чтоб ты сейчас пошёл купаться в ре ку;
  • Что будет после, знаю я, а ты
  • Сиди себе в воде, да полоскайся,
  • Да ни о чём не хлопочи». Такой
  • Совет принять маркизу Карабасу
  • Нетрудно было – день был жаркий: он
  • С охотою отправился к реке.
  • Влез в воду и сидел в воде по горло.
  • А в это время был король уж близко.
  • Вдруг начал Кот кричать: «Разбой! Разбой!
  • Сюда, народ!» «Что сделалось?» —
  •                                                 подъехав,
  • Спросил король. «Маркиза Карабаса
  • Ограбили и бросили в реку;
  • Он тонет». Тут, по слову короля,
  • С ним бывшие придворные чины
  • Все кинулись ловить в воде маркиза.
  • А королю Кот на ухо шепнул:
  • «Я должен вашему величеству донесть,
  • Что бедный мой маркиз совсем раздет:
  • Разбойники всё платье унесли».
  • (А платье сам, мошенник, спрятал в куст.)
  • Король велел, чтобы один из бывших
  • С ним государственных министров снял
  • С себя мундир и дал его маркизу.
  • Министр тотчас разделся за кустом,
  • Маркиза же в его мундир одели,
  • И Кот его представил королю,
  • И королём он ласково был принят.
  • А так как он красавец был собою.
  • То и совсем немудрено, что скоро
  • И дочери прекрасной королевской
  • Понравился; богатый же мундир
  • (Хотя на нём и не совсем в обтяжку
  • Сидел он, потому что брюхо было
  • У королевского министра) вид
  • Ему отличный придавал – короче,
  • Маркиз понравился; и сесть с собой
  • В коляску пригласил его король,
  • А сметливый наш Кот во все лопатки
  • Вперёд бежать пустился. Вот увидел
  • Он на лугу широком косарей.
  • Сбиравших сено. Кот им закричал:
  • «Король проедет здесь, и если вы ему
  • Не скажете, что этот луг
  • Принадлежит маркизу Карабасу,
  • То он всех вас прикажет изрубить
  • На мелкие куски». Король, проехав,
  • Спросил: «Кому такой прекрасный луг
  • Принадлежит?» – «Маркизу Карабасу», —
  • Все закричали разом косари
  • (В такой их страх привёл проворный Кот).
  • «Богатые луга у вас, маркиз»,—
  • Король заметил. А маркиз, смиренный
  • Принявши вид, ответствовал: «Луга
  • Изрядные». Тем временем поспешно
  • Вперёд ушедший Кот увидел в поле
  • Жнецов – они в снопы вязали рожь.
  • «Жнецы, – сказал он, – едет близко наш
  • Король. Он спросит вас: чья рожь? И если
  • Не скажете ему вы, что она
  • Принадлежит маркизу Карабасу,
  • То он вас всех прикажет изрубить
  • На мелкие куски». Король проехал.
  • «Кому принадлежит здесь поле?» – он
  • Спросил жнецов. «Маркизу Карабасу»,—
  • Жнецы ему с поклоном отвечали.
  • Король опять сказал: «Маркиз, у вас
  • Богатые поля». Маркиз на то
  • По-прежнему ответствовал смиренно:
  • «Изрядные». А Кот бежал вперёд
  • И встречных всех учил, как королю
  • Им отвечать. Король был поражён
  • Богатствами маркиза Карабаса.
  • Вот наконец в великолепный замок
  • Кот прибежал. В том замке людоед —
  • Волшебник жил, и Кот о нём уж знал
  • Всю подноготную; в минуту он
  • Смекнул, что делать. В замок смело
  • Вошед, он попросил у людоеда
  • Аудиенции, и людоед,
  • Приняв его, спросил: «Какую нужду
  • Вы, Кот, во мне имеете?» На это
  • Кот отвечал: «Почтенный людоед,
  • Давно слух носится, что будто вы
  • Умеете во всякий превращаться,
  • Какой задумаете, вид; хотел бы
  • Узнать я, подлинно ль такая мудрость
  • Дана вам?» «Это правда, сами, Кот,
  • Увидите». И мигом он явился
  • Ужасным львом с густой, косматой гривой
  • И острыми зубами. Кот при этом
  • Так струсил, что (хоть был и в сапогах)
  • В один прыжок под кровлей очутился.
  • А людоед, захохотавши, принял
  • Свой прежний вид и попросил Кота
  • К нему сойти. Спустившись с кровли, Кот
  • Сказал: «Хотелось бы, однако, знать мне,
  • Вы можете ль и в маленького зверя,
  • Вот, например, в мышонка, превратиться?»
  • «Могу, – сказал с усмешкой людоед.—
  • Что ж тут мудрёного?» И он явился
  • Вдруг маленьким мышонком. Кот того
  • И ждал; он разом – цап! —
  •                                   и съел мышонка.
  • Король тем временем подъехал к замку,
  • Остановился и хотел узнать,
  • Чей был он. Кот же, рассчитавшись
  • С его владельцем, ждал уж у ворот,
  • И в пояс кланялся, и говорил:
  • «Не будет ли угодно, государь.
  • Пожаловать на перепутье в замок
  • К маркизу Карабасу?» «Как, маркиз,—
  • Спросил король, – и этот замок вам же
  • Принадлежит? Признаться, удивляюсь;
  • И будет мне приятно побывать в нём».
  • И приказал король своей коляске
  • К крыльцу подъехать, вышел из коляски;
  • Принцессе ж руку предложил маркиз;
  • И все пошли по лестнице высокой
  • В покои. Там в пространной галерее
  • Был стол накрыт и полдник приготовлен
  • (На этот полдник людоед позвал
  • Приятелей, но те, узнав, что в замке
  • Король был, не вошли, и все домой
  • Отправились). И, сев за стол роскошный,
  • Король велел маркизу сесть меж ним
  • И дочерью, и стали пировать.
  • Когда же в голове у короля
  • Вино позашумело, он маркизу
  • Сказал: «Хотите ли, маркиз, чтоб дочь
  • Мою за вас я выдал?» Честь такую
  • С неимоверной радостию принял
  • Маркиз. И свадьбу вмиг сыграли. Кот
  • Остался при дворе, и был в чины
  • Произведён, и в бархатных являлся
  • В дни табельные сапогах. Он бросил
  • Ловить мышей, а если и ловил,
  • То это для того, чтобы немного
  • Себя развлечь и сплин, который нажил
  • Под старость при дворе, воспоминаньем
  • О светлых днях минувшего рассеять.

Сергей Тимофеевич Аксаков

(1791–1859)

Аленький цветочек

Сказка ключницы Пелагеи

В некиим царстве, в некиим государстве жил-был богатый купец, именитый человек.

Много у него было всякого богатства, дорогих товаров заморских, жемчугу, драгоценных камениев, золотой и серебряной казны; и было у того купца три дочери, все три красавицы писаные, а меньшая лучше всех; и любил он дочерей своих больше всего своего богатства, жемчугов, драгоценных камениев, золотой и серебряной казны – по той причине, что был он вдовец и любить ему было некого; любил он старших дочерей, а меньшую дочь любил больше, потому что она была собой лучше всех и к нему ласковее.

Вот и собирается тот купец по своим торговым делам за море, за тридевять земель, в тридевятое царство, в тридесятое государство, и говорит он своим любезным дочерям:

«Дочери мои милые, дочери мои хорошие, дочери мои пригожие, еду я по своим купецким делам за тридевять земель, в тридевятое царство, тридесятое государство, и мало ли, много ли времени проезжу – не ведаю, и наказываю я вам жить без меня честно и смирно, и коли вы будете жить без меня честно и смирно, то привезу вам такие гостинцы, каких вы сами захотите, и даю я вам сроку думать на три дня, и тогда вы мне скажете, каких гостинцев вам хочется».

Думали они три дня и три ночи и пришли к своему родителю, и стал он их спрашивать, каких гостинцев желают. Старшая дочь поклонилась отцу в ноги да и говорит ему первая: «Государь ты мой батюшка родимый! Не вези ты мне золотой и серебряной парчи, ни мехов чёрного соболя, ни жемчуга бурмицкого; а привези ты мне золотой венец из камениев самоцветных, и чтоб был от них такой свет, как от месяца полного, как от солнца красного, и чтоб было от него светло в тёмную ночь, как среди дня белого».

Честной купец призадумался и сказал потом: «Хорошо, дочь моя милая, хорошая и пригожая, привезу я тебе таковой венец; знаю я за морем такого человека, который достанет мне таковой венец; а и есть он у одной королевишны заморской, а и спрятан он в кладовой каменной, а и стоит та кладовая в каменной горе, глубиной на три сажени, за тремя дверьми железными, за тремя замками немецкими. Работа будет немалая, да для моей казны супротивного нет».

Поклонилась ему в ноги дочь середняя и говорит: «Государь ты мой батюшка родимый! Не вези ты мне золотой и серебряной парчи, ни чёрных мехов соболя сибирского, ни ожерелья жемчугу бурмицкого, ни золота венца самоцветного, а привези ты мне тувалет из хрусталю восточного, цельного, беспорочного, чтобы, глядя в него, видела я всю красоту поднебесную и чтоб, смотрясь в него, я не старилась и красота б моя девичья прибавлялася».

Призадумался честной купец и, подумав мало ли, много ли времени, говорит ей таковые слова: «Хорошо, дочь моя милая, хорошая и пригожая, достану я тебе таковой хрустальный тувалет; а и есть он у дочери короля персидского, молодой королевишны, красоты несказанной, неописанной и негаданной; и схоронен тот тувалет в терему каменном, высоком, и стоит он на горе каменной, вышина той горы в триста сажень, за семью дверьми железными, за семью замками немецкими, и ведут к тому терему ступеней три тысячи, и на каждой ступени стоит по воину персидскому и день и ночь с саблею наголо булатною, и ключи от тех дверей железных носит королевишна на поясе. Знаю я за морем такого человека, и достанет он мне таковой тувалет. Потяжелее твоя работа сестриной, да для моей казны супротивного нет».

Поклонилась в ноги отцу меньшая дочь и говорит таково слово: «Государь ты мой батюшка родимый! Не вези ты мне золотой и серебряной парчи, ни чёрных соболей сибирских, ни ожерелья бурмицкого, ни венца самоцветного, ни тувалета хрустального, а привези ты мне аленький цветочек, которого бы не было краше на белом свете».

Призадумался честной купец крепче прежнего. Мало ли, много ли времени он думал, доподлинно сказать не могу; надумавшись, он целует, ласкает, приголубливает свою меньшую дочь, любимую, и говорит ласковые слова: «Ну, задала ты мне работу потяжелее сестриных: коли знаешь, что искать, то как не сыскать, а как найти то, чего сам не знаешь? Аленький цветочек не хитро найти, да как же узнать мне, что краше его нет на белом свете? Буду стараться, а на гостинце не взыщи».

И отпустил он дочерей своих, хороших, пригожих, в ихние терема девичьи. Стал он собираться в путь, во дороженьку, в дальние края заморские. Долго ли, много ли он собирался, я не знаю и не ведаю: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. Поехал он в путь, во дороженьку.

Вот ездит честной купец по чужим сторонам заморским, по королевствам невиданным; продаёт он свои товары втридорога, покупает чужие втридёшева, он меняет товар на товар и того сходней, со придачею серебра да золота; золотой казной корабли нагружает, домой посылает. Отыскал он заветный гостинец для своей старшей дочери: венец с камнями самоцветными, а от них светло в тёмную ночь, как бы в белый день. Отыскал заветный гостинец и для своей середней дочери: тувалет хрустальный, а в нём видна вся красота поднебесная, и, смотрясь в него, девичья красота не стареется, а прибавляется. Не может он только найти заветного гостинца для меньшой, любимой, дочери – аленького цветочка, краше которого не было бы на белом свете.

Находил он во садах царских, королевских и султановых много аленьких цветочков такой красоты, что ни в сказке сказать, ни пером описать; да никто ему поруки не даёт, что краше того цветка нет на белом свете; да и сам он того не думает. Вот едет он путём-дорогою со своими слугами верными по пескам сыпучим, по лесам дремучим, и, откуда ни возьмись, налетели на него разбойники, бусурманские, турецкие да индейские, и, увидя беду неминучую, бросает честной купец свои караваны богатые со прислугою своей верною и бежит в тёмные леса. «Пусть-де меня растерзают звери лютые, чем попасть мне в руки разбойничьи, поганые и доживать свой век в плену, во неволе».

Бродит он по тому лесу дремучему, непроездному, непроходному, и что дальше идёт, то дорога лучше становится, словно деревья перед ним расступаются, а часты кусты раздвигаются. Смотрит назад – руки не просунуть, смотрит направо – пни да колоды, зайцу косому не проскочить, смотрит налево – а и хуже того. Дивуется честной купец, думает не придумает, что с ним за чудо совершается, а сам всё идёт да идёт: у него под ногами дорога торная. Идет он день от утра до вечера; не слышит он рёву звериного, ни шипения змеиного, ни крику совиного, ни голоса птичьего: ровно около него всё повымерло. Вот пришла и тёмная ночь; кругом его хоть глаз выколи, а у него под ногами светлёхонько. Вот идёт он, почитай, до полуночи, и стал видеть впереди будто зарево, и подумал он: «Видно, лес горит, так зачем же мне туда идти на верную смерть, неминучую?»

Поворотил он назад – нельзя идти, направо, налево – нельзя идти; сунулся вперёд – дорога торная. «Дай постою на одном месте, – может, зарево пойдёт в другую сторону, аль прочь от меня, аль потухнет совсем».

Вот и стал он, дожидается; да не тут-то было: зарево точно к нему навстречу идёт, и как будто около него светлее становится; думал он, думал и порешил идти вперёд. Двух смертей не бывать, а одной не миновать. Перекрестился купец и пошёл вперёд. Чем дальше идёт, тем светлее становится, и стало, почитай, как белый день, а не слышно шуму и треску пожарного. Выходит он под конец на поляну широкую, и посередь той поляны широкой стоит дом не дом, чертог не чертог, а дворец королевский или царский, весь в огне, в серебре и золоте и в каменьях самоцветных, весь горит и светит, а огня не видать; ровно солнышко красное, инда тяжело на него глазам смотреть. Все окошки во дворце растворены, и играет в нём музыка согласная, какой никогда он не слыхивал.

Входит он на широкий двор, в ворота широкие, растворённые; дорога пошла из белого мрамора, а по сторонам бьют фонтаны воды, высокие, большие и малые. Входит он во дворец по лестнице, устланной кармазинным сукном, со перилами позолоченными; вошёл в горницу – нет никого; в другую, в третью – нет никого; в пятую, десятую – нет никого; а убранство везде царское, неслыханное и невиданное: золото, серебро, хрустали восточные, кость слоновая и мамонтовая.

Дивится честной купец такому богатству несказанному, а вдвое того, что хозяина нет; не только хозяина, и прислуги нет; а музыка играет не смолкаючи; и подумал он в те поры про себя: «Всё хорошо, да есть нечего», – и вырос перед ним стол, убранный-разубранный: в посуде золотой да серебряной яства стоят сахарные, и вина заморские, и питья медвяные. Сел он за стол без сумления; напился, наелся досыта, потому что не ел сутки целые; кушанье такое, что и сказать нельзя, – того и гляди, что язык проглотишь, а он, по лесам и пескам ходючи, крепко проголодался; встал он из-за стола, а поклониться некому и сказать спасибо за хлеб за соль некому. Не успел он встать да оглянуться, а стола с кушаньем как не бывало, а музыка играет, не умолкаючи.

Дивуется честной купец такому чуду чудному и такому диву дивному, и ходит он по палатам изукрашенным да любуется, а сам думает: «Хорошо бы теперь соснуть да всхрапнуть», – и видит, стоит перед ним кровать резная, из чистого золота, на ножках хрустальных, с пологом серебряным, с бахромою и кистями жемчужными; пуховик на ней, как гора лежит, пуху мягкого, лебяжьего.

Дивится купец такому чуду новому, новому и чудному; ложится он на высокую кровать, задёргивает полог серебряный и видит, что он тонок и мягок, будто шёлковый. Стало в палате темно, ровно в сумерки, и музыка играет, будто издали, и подумал он: «Ах, кабы мне дочерей хоть во сне увидать!» – и заснул в ту же минуточку.

Просыпается купец, а солнце уже взошло выше дерева стоячего. Проснулся купец, а вдруг опомниться не может: всю ночь видел он во сне дочерей своих любезных, хороших и пригожих, и видел он дочерей своих старших: старшую и середнюю, что они веселым-веселёхоньки, а печальна одна дочь меньшая, любимая; что у старшей и середней дочери есть женихи богатые и что сбираются они выйти замуж, не дождавшись его благословения отцовского; меньшая же дочь, любимая, красавица писаная, о женихах и слышать не хочет, покуда не воротится её родимый батюшка. И стало у него на душе и радостно и не радостно.

Встал он со кровати высокой, платье ему всё приготовлено, и фонтан воды бьёт в чашу хрустальную; он одевается, умывается и уж новому чуду не дивуется: чай и кофей на столе стоят, и при них закуска сахарная. Помолившись богу, он накушался, и стал он опять по палатам ходить, чтобы опять на них полюбоватися при свете солнышка красного. Всё показалось ему лучше вчерашнего. Вот видит он в окна растворённые, что кругом дворца разведены сады диковинные, плодовитые и цветы цветут красоты неописанной. Захотелось ему по тем садам прогулятися.

Сходит он по другой лестнице из мрамора зелёного, из малахита медного, с перилами позолоченными, сходит прямо в зелены сады. Гуляет он и любуется: на деревьях висят плоды спелые, румяные, сами в рот так и просятся, инда, глядя на них, слюнки текут; цветы цветут распрекрасные, махровые, пахучие, всякими красками расписанные; птицы летают невиданные: словно по бархату зелёному и пунцовому золотом и серебром выложенные, песни поют райские; фонтаны воды бьют высокие, инда глядеть на их вышину – голова запрокидывается; и бегут и шумят ключи родниковые по колодам хрустальным.

Ходит честной купец, дивуется; на все такие диковинки глаза у него разбежалися, и не знает он, на что смотреть и кого слушать. Ходил он так много ли, мало ли времени – неведомо: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. И вдруг видит он, на пригорочке зелёном цветёт цветок цвету алого, красоты невиданной и неслыханной, что ни в сказке сказать, ни пером написать. У честного купца дух занимается; подходит он ко тому цветку; запах от цветка по всему саду ровно струя бежит; затряслись и руки и ноги у купца, и возговорил он голосом радостным: «Вот аленький цветочек, какого нет краше на белом свете, о каком просила меня дочь меньшая, любимая».

И, проговорив таковы слова, он подошёл и сорвал аленький цветочек. В ту же минуту, безо всяких туч, блеснула молния и ударил гром, инда земля зашаталася под ногами, – и вырос, как будто из земли, перед купцом зверь не зверь, человек не человек, а так, какое-то чудище, страшное и мохнатое, и заревел он голосом диким: «Что ты сделал? Как ты посмел сорвать в моём саду мой заповедный, любимый цветок? Я хранил его паче зеницы ока моего и всякий день утешался, на него глядючи, а ты лишил меня всей утехи в моей жизни. Я хозяин дворца и сада, я принял тебя, как дорогого гостя и званого, накормил, напоил и спать уложил, а ты эдак-то заплатил за моё добро? Знай же свою участь горькую: умереть тебе за свою вину смертью безвременною!..»

И несчётное число голосов диких со всех сторон завопило: «Умереть тебе смертью безвременною!»

У честного купца от страха зуб на зуб не приходил, он оглянулся кругом и видит, что со всех сторон, из-под каждого дерева и кустика, из воды, из земли лезет к нему сила нечистая и несметная, все страшилища безобразные. Он упал на колени перед набольшим хозяином, чудищем мохнатым, и возговорил голосом жалобным: «Ох ты гой еси, господин честной, зверь лесной, чудо морское: как взвеличать тебя – не знаю, не ведаю! Не погуби ты души моей христианской за мою продерзость безвинную, не прикажи меня рубить и казнить, прикажи слово вымолвить. А есть у меня три дочери, три дочери красавицы, хорошие и пригожие; обещал я им по гостинцу привезть: старшей дочери – самоцветный венец, середней дочери – тувалет хрустальный, а меньшой дочери – аленький цветочек, какого бы не было краше на белом свете. Старшим дочерям гостинцы я сыскал, а меньшой дочери гостинца отыскать не мог; увидел я такой гостинец у тебя в саду – аленький цветочек, какого краше нет на белом свете, и подумал я, что такому хозяину, богатому-богатому, славному и могучему, не будет жалко цветочка аленького, о каком просила моя меньшая дочь, любимая. Каюсь я в своей вине перед твоим величеством. Ты прости мне, неразумному и глупому, отпусти меня к моим дочерям родимым и подари мне цветочек аленький для гостинца моей меньшой, любимой дочери. Заплачу я тебе казны золотой, что потребуешь».

Раздался по лесу хохот, словно гром загремел, и возговорит купцу зверь лесной, чудо морское: «Не надо мне твоей казны: мне своей девать некуда. Нет тебе от меня никакой милости, и разорвут тебя мои слуги верные на куски, на части мелкие. Есть одно для тебя спасенье. Я отпущу тебя домой невредимого, награжу казной несчётною, подарю цветочек аленький, коли дашь ты мне слово честное купецкое и запись своей руки, что пришлёшь заместо себя одну из дочерей своих, хороших, пригожих; я обиды ей никакой не сделаю, а и будет она жить у меня в чести и приволье, как сам ты жил во дворце моём. Стало скучно мне жить одному, и хочу я залучить себе товарища».

Так и пал купец на сыру землю, горючими слезами обливается; а и взглянет он на зверя лесного, на чудо морское, а и вспомнит он своих дочерей, хороших, пригожих, а и пуще того завопит истошным голосом: больно страшен был лесной зверь, чудо морское. Много времени честной купец убивается и слезами обливается, и возговорит он голосом жалобным: «Господин честной, зверь лесной, чудо морское! А и как мне быть, коли дочери мои, хорошие и пригожие, по своей воле не захотят ехать к тебе? Не связать же мне им руки и ноги да насильно прислать? Да и каким путем до тебя доехать? Я ехал к тебе ровно два года, а по каким местам, по каким путям, я не ведаю».

Возговорит купцу зверь лесной, чудо морское: «Не хочу я невольницы: пусть приедет твоя дочь сюда по любви к тебе, своей волею и хотением; а коли дочери твои не поедут по своей воле и хотению, то сам приезжай, и велю я казнить тебя смертью лютою. А как приехать ко мне – не твоя беда; дам я тебе перстень с руки моей: кто наденет его на правый мизинец, тот очутится там, где пожелает, во единое ока мгновение. Сроку тебе даю дома пробыть три дня и три ночи».

Думал, думал купец думу крепкую и придумал так: «Лучше мне с дочерьми повидатися, дать им свое родительское благословение, и коли они избавить меня от смерти не захотят, то приготовиться к смерти по долгу христианскому и воротиться к лесному зверю, чуду морскому». Фальши у него на уме не было, а потому он рассказал, что у него было на мыслях. Зверь лесной, чудо морское, и без того их знал; видя его правду, он и записи с него заручной не взял, а снял с своей руки золотой перстень и подал его честному купцу. И только честной купец успел надеть его на правый мизинец, как очутился он в воротах своего широкого двора; в ту пору в те же ворота въезжали его караваны богатые с прислугою верною, и привезли они казны и товаров втрое противу прежнего. Поднялся в доме шум и гвалт, повскакали дочери из-за пялец своих, а вышивали они серебром и золотом ширинки шёлковые; почали они отца целовать, миловать и разными ласковыми именами называть, и две старшие сестры лебезят пуще меньшой сестры. Видят они, что отец как-то нерадостен и что есть у него на сердце печаль потаённая. Стали старшие дочери его допрашивать, не потерял ли он своего богатства великого; меньшая же дочь о богатстве не думает, и говорит она своему родителю: «Мне богатства твои не надобны; богатство дело наживное, а открой ты мне свое горе сердешное».

И возговорит тогда честной купец своим дочерям родимым, хорошим и пригожим: «Не потерял я своего богатства великого, а нажил казны втрое-вчетверо; а есть у меня другая печаль, и скажу вам об ней завтрашний день, а сегодня будем веселитися».

Приказал он принести сундуки дорожные, железом окованные; доставал он старшей дочери золотой венец, золота аравийского, на огне не горит, в воде не ржавеет, со камнями самоцветными; достаёт гостинец середней дочери, тувалет хрусталю восточного; достаёт гостинец меньшой дочери, золотой кувшин с цветочком аленьким. Старшие дочери от радости рехнулися, унесли свои гостинцы в терема высокие и там на просторе ими досыта потешалися. Только дочь меньшая, любимая, увидев цветочек аленький, затряслась вся и заплакала, точно в сердце её что ужалило. Как возговорит к ней отец таковы речи: «Что же, дочь моя милая, любимая, не берёшь ты своего цветка желанного? Краше его нет на белом свете».

Взяла дочь меньшая цветочек аленький ровно нехотя, целует руки отцовы, а сама плачет горючими слезами. Скоро прибежали дочери старшие, попытали они гостинцы отцовские и не могут опомниться от радости. Тогда сели все они за столы дубовые, за скатерти браные, за яства сахарные, за пития медвяные; стали есть, пить, прохлаждатися, ласковыми речами утешатися.

Ввечеру гости понаехали, и стал дом у купца полнёхонек дорогих гостей, сродников, угодников, прихлебателей. До полуночи беседа продолжалася, и таков был вечерний пир, какого честной купец у себя в дому не видывал, и откуда что бралось, не мог догадаться он, да и все тому дивовалися: и посуды золотой-серебряной, и кушаний диковинных, каких никогда в дому не видывали.

Заутра позвал к себе купец старшую дочь, рассказал ей всё, что с ним приключилося, всё от слова до слова, и спросил; хочет ли она избавить его от смерти лютой и поехать жить к зверю лесному, к чуду морскому? Старшая дочь наотрез отказалася и говорит: «Пусть та дочь и выручает отца, для кого он доставал аленький цветочек».

Позвал честной купец к себе другую дочь, середнюю, рассказал ей всё, что с ним приключилося, всё от слова до слова, и спросил, хочет ли она избавить его от смерти лютой и поехать жить к зверю лесному, чуду морскому? Середняя дочь наотрез отказалася и говорит: «Пусть та дочь и выручает отца, для кого он доставал аленький цветочек».

Позвал честной купец меньшую дочь и стал ей всё рассказывать, всё от слова до слова, и не успел кончить речи своей, как стала перед ним на колени дочь меньшая, любимая и сказала: «Благослови меня, государь мой батюшка родимый: я поеду к зверю лесному, чуду морскому и стану жить у него. Для меня достал ты аленький цветочек, и мне надо выручить тебя».

Залился слезами честной купец, обнял он свою меньшую дочь, любимую, и говорит ей таковые слова: «Дочь моя милая, хорошая, пригожая, меньшая и любимая, да будет над тобою мое благословение родительское, что выручаешь ты своего отца от смерти лютой и по доброй воле своей и хотению идешь на житьё противное к страшному зверю лесному, чуду морскому. Будешь жить ты у него во дворце, в богатстве и приволье великом; да где тот дворец – никто не знает, не ведает, и нет к нему дороги ни конному, ни пешему, ни зверю прыскучему, ни птице перелётной. Не будет нам от тебя ни слуха, ни весточки, а тебе от нас и подавно. И как мне доживать мой горький век, лица твоего не видаючи, ласковых речей твоих не слыхаючи? Расстаюсь я с тобою на веки вечные, ровно тебя живую в землю хороню».

И возговорит отцу дочь меньшая, любимая: «Не плачь, не тоскуй, государь мой батюшка родимый; житьё мое будет богатое, привольное: зверя лесного, чуда морского я не испугаюся, буду служить ему верою и правдою, исполнять его волю господскую, а может, он надо мной и сжалится. Не оплакивай ты меня живую, словно мёртвую: может, бог даст, я и вернусь к тебе».

Плачет, рыдает честной купец, таковыми речами не утешается. Прибегают сестры старшие, большая и середняя, подняли плач по всему дому: вишь, больно им жалко меньшой сестры, любимой; а меньшая сестра и виду печального не кажет, не плачет, не охает и в дальний путь неведомый собирается. И берёт с собою цветочек аленький во кувшине позолоченном.

Прошёл третий день и третья ночь, пришла пора расставаться честному купцу, расставаться с дочерью меньшою, любимою; он целует, милует её, горячими слезами обливает и кладет на неё крестное благословение своё родительское. Вынимает он перстень зверя лесного, чуда морского, из ларца кованого, надевает перстень на правый мизинец меньшой, любимой, дочери – и не стало её в ту же минуточку со всеми её пожитками.

Очутилась она во дворце зверя лесного, чуда морского, во палатах высоких, каменных, на кровати из резного золота со ножками хрустальными, на пуховике пуха лебяжьего, покрытом золотой камкой; ровно она и с места не сходила, ровно она целый век тут жила, ровно легла почивать да проснулася. Заиграла музыка согласная, какой отродясь она не слыхивала. Встала она с постели пуховой и видит, что все её пожитки и цветочек аленький в кувшине позолоченном тут же стоят, раскладены и расставлены на столах зелёных малахита медного, и что в той палате много добра и скарба всякого, есть на чём посидеть-полежать, есть во что приодеться, есть во что посмотреться. И была одна стена вся зеркальная, а другая стена золочёная, а третья стена вся серебряная, а четвёртая стена из кости слоновой и мамонтовой, самоцветными яхонтами вся разубранная; и подумала она: «Должно быть, это моя опочивальня».

Захотелось ей осмотреть весь дворец, и пошла она осматривать все его палаты высокие, и ходила она немало времени, на все диковинки любуючись; одна палата была краше другой, и все краше того, как рассказывал честной купец, государь её батюшка родимый. Взяла она из кувшина золочёного любимый цветочек аленький, сошла она в зелены сады, и запели ей птицы свои песни райские, а деревья, кусты и цветы замахали своими верхушками и ровно перед ней преклонилися; выше забили фонтаны воды, и громче зашумели ключи родниковые; и нашла она то место высокое, пригорок муравчатый, на котором сорвал честной купец цветочек аленький, краше которого нет на белом свете. И вынула она тот аленький цветочек из кувшина золочёного и хотела посадить на место прежнее; но сам он вылетел из рук её и прирос к стеблю прежнему, и расцвёл краше прежнего.

Подивилася она такому чуду чудному, диву дивному, порадовалась своему цветочку аленькому, заветному и пошла назад в палаты свои дворцовые; и в одной из них стоит стол накрыт, и только она подумала: «Видно, зверь лесной, чудо морское, на меня не гневается, и будет он ко мне господин милостивый», – как на белой мраморной стене появилися словеса огненные: «Не господин я твой, а послушный раб. Ты моя госпожа, и всё, что тебе пожелается, всё, что тебе на ум придёт, исполнять я буду с охотою».

Прочитала она словеса огненные, и пропали они со стены белой мраморной, как будто их никогда не бывало там. И вспало ей на мысли написать письмо к своему родителю и дать ему о себе весточку. Не успела она о том подумати, как видит она, перед нею бумага лежит, золотое перо со чернильницей. Пишет она письмо к своему батюшке родимому и сестрицам своим любезным: «Не плачьте обо мне, не горюйте, я живу во дворце у зверя лесного, чуда морского, как королевишна; самого его не вижу и не слышу, а пишет он ко мне на стене беломраморной словесами огненными, и знает он всё, что у меня на мысли, и в ту же минуту всё исполняет, и не хочет он называться господином моим, а меня называет госпожой своей».

Не успела она письмо написать и печатью припечатать, как пропало письмо из рук и из глаз её, словно его тут и не было. Заиграла музыка пуще прежнего, на столе явились яства сахарные, питья медвяные, вся посуда золота червонного. Села она за стол веселёхонька, хотя сроду и не обедала одна-одинёшенька; ела она, пила, прохлаждалася, музыкою забавлялася. После обеда, накушавшись, она опочивать легла; заиграла музыка потише и подальше – по той причине, чтоб ей спать не мешать.

После сна встала она веселёшенька и пошла опять гулять по садам зелёным, потому что не успела она до обеда обходить и половины их, наглядеться на все их диковинки. Все деревья, кусты и цветы перед ней преклонялися, а спелые плоды – груши, персики и наливные яблочки – сами в рот лезли. Походив время немалое, почитай вплоть до вечера, воротилась она во свои палаты высокие, и видит она: стол накрыт, и на столе яства стоят сахарные и питья медвяные, и все отменные.

После ужина вошла она в ту палату беломраморную, где читала она на стене словеса огненные, и видит она на той же стене опять такие же словеса огненные: «Довольна ли госпожа моя своими садами и палатами, угощеньем и прислугою?»

И возговорила голосом радостным молодая дочь купецкая, красавица писаная: «Не зови ты меня госпожой своей, а будь ты всегда мой добрый господин, ласковый и милостивый, я из воли твоей никогда не выступлю. Благодарствую тебе за всё твоё угощение. Лучше твоих палат высоких и твоих зелёных садов не найти на белом свете: то и как же мне довольною не быть? Я отродясь таких чудес не видывала. Я от такого дива ещё в себя не приду, только боюсь я почивать одна; во всех твоих палатах высоких нет ни души человеческой».

Появилися на стене словеса огненные: «Не бойся, моя госпожа прекрасная: не будешь ты почивать одна, дожидается тебя твоя девушка сенная, верная и любимая; и много в палатах душ человеческих, а только ты их не видишь и не слышишь, и все они вместе со мною берегут тебя и день и ночь: не дадим мы на тебя ветру венути, не дадим и пылинке сесть».

И пошла почивать в опочивальню свою молодая дочь купецкая, красавица писаная, и видит: стоит у кровати её девушка сенная, верная и любимая, и стоит она чуть от страха жива; и обрадовалась она госпоже своей, и целует её руки белые, обнимает её ноги резвые. Госпожа была ей также рада, принялась её расспрашивать про батюшку родимого, про сестриц своих старших и про всю свою прислугу девичью; после того принялась сама рассказывать, что с нею в это время приключилося; так и не спали они до белой зари.

Так и стала жить да поживать молодая дочь купецкая, красавица писаная. Всякий день ей готовы наряды новые, богатые, и убранства такие, что цены им нет, ни в сказке сказать, ни пером написать; всякий день угощенья и веселья новые, отменные: катанье, гулянье с музыкою на колесницах без коней и упряжки по тёмным лесам; а те леса перед ней расступалися и дорогу давали ей широкую, широкую и гладкую. И стала она рукодельями заниматися, рукодельями девичьими, вышивать ширинки серебром и золотом и низать бахромы частым жемчугом; стала посылать подарки батюшке родимому, а и самую богатую ширинку подарила своему хозяину ласковому, а и тому лесному зверю, чуду морскому; а и стала она день ото дня чаще ходить в залу беломраморную, говорить речи ласковые своему хозяину милостивому и читать на стене его ответы и приветы словесами огненными.

Мало ли, много ли тому времени прошло: скоро сказка сказывается, не скоро дело делается, – стала привыкать к своему житью-бытью молодая дочь купецкая, красавица писаная; ничему она уже не дивуется, ничего не пугается; служат ей слуги невидимые, подают, принимают, на колесницах без коней катают, в музыку играют и все её повеления исполняют. И возлюбляла она своего господина милостивого день от дня, и видела она, что недаром он зовёт её госпожой своей и что любит он её пуще самого себя; и захотелось ей его голоса послушати, захотелось с ним разговор повести, не ходя в палату беломраморную, не читая словесов огненных. Стала она его о том молить и просить; да зверь лесной, чудо морское, не скоро на её просьбу соглашается, испугать её своим голосом опасается; упросила, умолила она своего хозяина ласкового, и не мог он ей супротивным быть, и написал он ей в последний раз на стене беломраморной словесами огненными: «Приходи сегодня во зелёный сад, сядь во свою беседку любимую, листьями, ветками, цветами заплетённую, и скажи так: «Говори со мной, мой верный раб».

И мало спустя времечка побежала молодая дочь купецкая, красавица писаная, во сады зелёные, входила во беседку свою любимую, листьями, ветками, цветами заплетённую, и садилась на скамью парчовую; и говорит она, задыхаючись, бьётся сердечко у ней, как у пташки пойманной, говорит таковые слова: «Не бойся ты, господин мой, добрый, ласковый, испугать меня своим голосом: после всех твоих милостей не убоюся я и рёва звериного; говори со мной, не опасаючись».

Продолжить чтение