Читать онлайн Витки вселенной бесплатно

Витки вселенной

Рецензия на книгу

«Витки Вселенной»

Повесть Лелы Такадзе «Витки вселенной» написана в модном нынче жанре фэнтези, но, безусловно, максимально приближена к традиционной реалистической прозе. И это оказался беспроигрышный вариант, вольно или невольно выбранный автором, – потому что в данном случае с точки зрения фабулы, развития сюжета все может происходить как угодно, где угодно и с кем угодно, с любыми ответвлениями и не нарушит внутреннюю логику произведения. Главное, чтобы этих ответвлений не было слишком много, и читатель успевал следить за происходящим, не теряя нить повествования, – но тут как раз этот баланс абсолютно и органично соблюден.

Книга начинается с того, что главную героиню – Каталину, самую обычную девушку, прилетевшую погостить к подруге в Испанию из Бостона, одним июньским днем прямо из центра Барселоны похищает таинственный байкер в антрацитовом шлеме – по той причине, что их «витки» пересеклись именно здесь и сейчас…

И жизнь Каталины, ее подруги и других персонажей повести начинает стремительно видоизменяться. Ведь еще несколько дней назад, находясь в далеком Бостоне, девушка и помыслить не могла, что живой и разумный мир простирается дальше атмосферы Земли. Она не представляла, что однажды нос к носу столкнется с его инопланетными обитателями, борющимися с одним из опасных межгалактических преступников. И уж тем более не догадывалась, как неодолимо будет тянуть ее к одному из инопланетян – Тааффу с Терры, «планеты без поцелуев»…

Сюжет достаточно динамичен, постоянно оставляет читателя в напряжении, но не утомляет, а, наоборот, поддерживает ожидание и разжигает интерес: что же произойдет дальше? И когда уже кажется, что развязка вот-вот близка, сюжет вновь делает неожиданный и непрогнозируемый кульбит. Огромное многообразие сюжетных поворотов, ситуаций, мизансцен, героев не раздражает, а, наоборот, дополняет впечатление читателя и логику повествования. Это действительно качественная литература именно в жанре фэнтези, такой сказки для взрослых, где важны придумки, интересные «изюминки», «сказочные» перевоплощения, непредсказуемость сюжета и так далее, но при этом обязательно нужна и какая-то реалистичность, чтобы у читателя не возникло чувство абсолютной отстраненности от происходящего… Все это присутствует в повести и добавляет ей плюсов.

К другим несомненным плюсам следует отнести баланс приключенческой, фантазийной, местами детективной, научно-познавательной (насколько это возможно в художественной и тем более фантастической литературе) и, назовем это так, романтической составляющей. В рукописи нет перекоса в ту или иную сторону, и это, несомненно, ее неоспоримое достоинство. Линия любви выписана очень точно и при этом очень тонко и пронзительно, без пошлости или, наоборот, излишней слащавости, точным и очень «женским», в самом лучшем смысле этого слова, пером.

Разумеется, нельзя не отметить и язык изложения – яркий и образный. Повествование ведется живо, увлекательно, с юмором и «изюминками», придающими, как известно, узнаваемость, колорит и жизненность любому литературному произведению. При этом ни речь автора, ни диалоги персонажей не перегружены неологизмами и терминами, непонятными читателю, поэтому произведение воспринимается легко, и нет непонимания того, о чем идет речь.

Ну и главный плюс – это абсолютное соответствие текста жанру, в котором он заявлен. То есть читатели, которым интересно фэнтези, непременно оценят книгу по достоинству, так как она являет собой абсолютный пример произведения данной области художественной литературы. Но и те, кто является поклонником традиционного реализма, наверняка не останутся равнодушными к хитросплетениям сюжетных линий и событий, происходящих в книге.

Ольга Шепитько

Глава 1

Неожиданное нападение

Порой жизнь преподносит нам такие сюрпризы, что совершенно не знаешь, как на них реагировать. Или хотя бы оставаться в здравом уме. Достаточно пары стремительных движений судьбы, легкого водоворота, и ты оказываешься вовлеченным в события, о каких невозможно даже помыслить. Смотришь вокруг и не понимаешь: в какой же момент все вышло из-под контроля? И действительно ли это то, чего ты для себя желал? Хотя провидение тебя и не спрашивает. Берет за шкирку – и вперед!

Долгожданный и не предвещающий ничего неординарного отпуск перевернул все с ног на голову. Солнечная и бурлящая Барселона встретила Каталину своими всегда шумными и живыми, но в этот раз почему-то разительно опустевшими улицами, лабиринтом притихшего старого города, трепещущими на ветру пальмами, извечно верещащими зелеными попугаями и мерно подкатывающим к бесконечной линии пляжа Средиземным морем. Этот привычный и такой знакомый пейзаж заставил довольно и расслабленно улыбнуться после утомительного и почти бессонного перелета из далекого Бостона, в котором девушка прожила последние лет семь. Возвращение на родину, пусть всего на пару недель, грело душу, и на эту поездку у Каталины были самые безобидные и позитивные планы. Рухнувшие в одночасье.

Нападение на нее стало столь неожиданным и абсурдным, что девушка даже не успела толком испугаться или оказать должное сопротивление. Да и кто мог подумать, что, едва прилетев в Барселону, она окажется похищенной. В прямом смысле этого слова! Днем она заселилась в пустующую квартирку своей кузины Алисии на относительно тихом проспекте Грáсиа близ госпиталя Сан Пау, оставила там вещи и прикупила кое-каких продуктов, резонно оценив свои физические возможности. Смена часовых поясов отдавалась в усталом теле вязкой тяжестью, и Каталина понимала, что бродить до самого вечера и ужинать в ресторане она уже не в состоянии. Но и ложиться спать посреди дня было совершенно неразумно. Уж лучше догулять хотя бы несколько часов, пройтись к морю, надышаться влажным воздухом нарождающегося лета, вспомнить так хорошо знакомый город, а потом уж к подушкам.

И все шло по плану, пока она не свернула в тихий переулок старой Барселонеты, чтобы срезать путь от городского пляжа до ближайшей автобусной остановки. То ли за ней следили, то ли поджидали, но стоило ей оказаться на узкой и безлюдной улочке, зажатой между плотно стоящими домами, как сзади послышался рев моторов, и рядом резко затормозили два мотоцикла. Одетый в черно-оранжевый мотокостюм долговязый тип легко спрыгнул со своего байка, без лишних разговоров схватил девушку в охапку и в мгновение ока силой усадил за спину второму. Пока опешившая Каталина пыталась хотя бы вскрикнуть, ее руки уже были протянуты вокруг торса сидящего и застегнуты наручниками. Еще через мгновение на нее напялили шлем, и оба мотоцикла рванули прочь.

Страх и ужас наваливались постепенно, по мере безумного полета по городу, особенно на поворотах, в которые устрашающие байкеры входили на почти не сброшенной скорости. Да и по пробкам центра они лихо протискивались то по обочине, то по междурядью, делая это столь стремительно и резко, что девушка инстинктивно цеплялась дрожащими пальцами за кожаную куртку ее похитителя, хотя наручники все равно не дали бы ей вылететь из седла. Внятные мысли покинули голову, и лишь леденящая паника металась по сознанию. Зачем ее схватили и что с ней сделают – даже эти вопросы перестали звучать, ибо Каталина просто отказывалась верить в то, что это происходило именно с ней. Так бывает исключительно в низкопробном кино!

Миновав суматошный центр, похитители устремились к северной части Эль-Гуинардó и петляли по лабиринту четко расчерченных перекрестков до тех пор, пока не выскочили на узкую и неприметную улочку де-Будапест. Она ползла вдоль подножия карабкающегося по холмам пустынного парка. Знатный отшиб, однако! Ни души вокруг, редкие припаркованные машины, невзрачный кирпичный дом, смотрящий на заросший колючей травой холм с хвойными деревьями, глухая стена соседнего кондоминиума и небольшой пятачок стоянки. Ничего хорошего от этого места ждать не приходилось.

Стоило им затормозить, ее похититель расстегнул наручники, чтобы встать с байка, и снова бесцеремонно застегнул их, едва седоки разъединились. Другой тоже спешился, и в полном молчании они потащили девушку к неприметному подъезду в торце здания. Все попытки кричать и вырываться оказались тщетными: в этом весьма безлюдном районе не появилось ни души. Да и сами похитители, не напрягаясь, волокли ее в нужном направлении. Ну вот, теперь ее здесь замучают и убьют, а она вообще не представляет за что.

Поднявшись по ступенькам на третий этаж, байкеры втолкнули Каталину внутрь полутемной от прикрытых жалюзи квартиры и провели в относительно просторную комнату, напоминающую гостиную. Сняв с нее, наконец, шлем и наручники, они силой усадили на стоящий у стены диван. После этого оба, так и не подняв непроницаемых визоров, обступили ее и пару мгновений помолчали. С дивана они казались еще более высокими и крепко сколоченными, что не оставляло никакой надежды на спасение. Тягаться с ними бесполезно. Каталина, чувствуя, как сердце выпрыгивает из груди, ждала своей участи, перебегая глазами от одного похитителя к другому, не в силах произнести ни слова. Да и что тут скажешь? «У вас здесь чистенько, но уныло»?

Наконец, тот, который вез ее, заговорил на испанском:

– Ты Каталина Ривера, верно?

Девушка кивнула, отмечая, что голос его был хрипловат, молод и звучал с совершенно незнакомым ей напевным акцентом. Прекрасно! Это точно не испанец, а значит, какой-то непонятный мигрант!

– Чем быстрее ты нам все расскажешь, тем легче для тебя будут последствия, – продолжил он.

Его высоченный подельник повернул голову к говорившему, как будто с сомнением, но тот никак не отреагировал. Каталина выжидательно молчала, слабо понимая, что она должна им рассказать, и похититель снова заговорил:

– Где скрывается окурок Глуурурк и что он сделал с Соледад?

Из всего сумбура и хаоса происходящего сознание девушки выцепило единственное знакомое ей имя, которое, правда, могло оказаться чьим угодно.

– Соледад? – неуверенно переспросила она, рисуя в памяти образ своей близкой школьной подруги, что осталась учиться в университете в Испании и перебралась из их родной Севильи в Барселону, где Каталина и планировала с ней встретиться в этот приезд.

– Да, Солеа, – странно произнес это имя вступивший в разговор второй похититель, стройный и долговязый, как вымахавший ясень. – Куда он ее дел?

Он говорил хмуро, отрывочно, словно каждое слово было слишком тяжелым и неподъемным, чтобы добавлять что-либо лишнее. Впрочем, и в его устах речь звучала с явственным чужеродным говором.

– Я знаю здесь лишь одну Соледад, Соль Перес. Она юрист…

– Да, верно, – настойчиво кивнул первый и сложил руки на груди.

– А что с ней случилось? – Каталина настороженно обвела растерянным взглядом незнакомцев.

Те переглянулись.

– Не прикидывайся, – недружелюбно хмыкнул долговязый. – Как раз у тебя мы и хотим узнать, что стало с нашей Солеа и что против нее задумал подонок Глуурурк! В городе его нет, как и всей работающей на него команды. Поэтому выкладывай.

Каталина непонимающе заморгала.

– Что значит вашей? Какое отношение вы сами к ней имеете? И почему вы решили, что я должна знать столь странные вещи? Я только сегодня прилетела в Барселону и с Соледад еще не созванивалась. Я понятия не имела, что с ней что-то произошло. А кто такой Глуу… Как его там? Что за имя такое дурацкое вообще?

Оба они презрительно фыркнули, и первый сдержанно произнес:

– Неужели Глуурурк представился тебе как сеньор Розарио Альварес? Может быть, под этим именем ты его вспомнишь быстрее? Я тебе помогу: владелец сети стоматологических клиник в Испании. «Уайт Смайл», знаешь же такую? Не стоит отпираться и тратить наше и свое время. Мы в курсе вашей плотной переписки о Соледад. Сомневаюсь, что он не обмолвился тебе о своих дальнейших планах на нее. Я сейчас не спрашиваю, зачем ты это сделала. Просто повторю элементарный вопрос: где этот ублюдок?

Каталина затравленно вздохнула, отказываясь понимать тот бред, который с трудом достигал ее сознания. Очевидно, что с подругой детства что-то стряслось, причем в минувшие сутки, ведь только вчера они обменялись с ней сообщениями, пока сама Каталина шла на посадку, и Соль радостно желала ей хорошего полета. Откуда же ей знать, что после этого произошло с Соледад? И как она могла переписываться о ней с человеком, чье имя даже не в состоянии выговорить? Скорее всего, ее приняли за кого-то другого. Это идиотская ошибка! И она отрицательно помотала головой. Ей было решительно нечего сказать на все это.

– Внесу ясность, – снисходительно добавил долговязый. – Хурартийский клан захватчиков, война на Терре, проникновение на вашу Землю и попытки изничтожить еще несколько планет соседних витков. Продолжать или сама догонишь, что мы в теме?

Каталина округлила глаза. Что они курили?! Однозначно, какие-то чокнутые наркоманы!

– Я не знаю, как реагировать на эту чушь! – более уверенно ответила девушка, понимая, что с ума сошла не она.

Правда, это не давало ей никакой надежды на спасение из рук спятивших придурков. Долговязый меж тем красноречиво и раздраженно выдохнул, но первый остановил его быстрым жестом.

– Покажем себя, миротворец?

– Можно, – согласно кивнул подельник. – Хоть поймет, что мы не шутим.

И они невозмутимо сняли свои перчатки и шлемы.

Возглас удивления застрял в горле у девушки, не способной более произнести ни звука от той картины, которая предстала ее и так подавленному и испуганному взору. Перед ней стояли… не люди? Потому что это были какие-то непонятные, очень высокие, стройные и крепко сложенные существа с фигурой и телом человека, но с полузвериными лицами, покрытыми короткой гладкой шерстью, с высоко вздернутыми к макушке мохнатыми ушами, темными кожаными кончиками широких носов и странными рожками, опушенными более редкими и контрастными шерстинками и торчащими из каких-то лохматых загривков. От человека в них угадывались привычная форма лица, совершенно осмысленный взгляд выразительных глаз с чуть раскосым разрезом, эмоциональная мимика, строго нахмуренные жесткие брови и плотно сжатые полоски губ.

Самый высокий выглядел значительно старше своего товарища, смотрел хмуро, почти исподлобья. Его темно-каштановая шерсть отливала дымчатым, чалым налетом, словно припорошенная сахарной крошкой. Она лоснилась на угрюмом лице и перетекала в подобие длинных карамельных прядей на голове, утекающих на спину перевязанным хвостом. Долговязый напряженно смотрел широко посаженными, насыщенно желтыми, шафрановыми глазами с огромными радужками и странно сжимал правую руку в кулак, словно что-то прятал. Другой же похититель, который привез Каталину на мотоцикле, оказался какого-то песочно-палевого окраса с взъерошенной чернильной шерстью на макушке, напоминающей отросшую челку и спускающейся с затылка растрепанными прядями по крепкой шее и плечам. Кончики его навостренных палевых ушей обводила черная кайма, перекликающаяся с опушкой песочных рожек. Глаза же прятались за непроницаемыми солнечными очками в хитрой обтекаемой оправе. Он выглядел значительно ниже товарища, но даже так был хорошо за два метра ростом.

В остальном этих удивительных существ полностью скрывала байкерская одежда, но удлиненные мохнатые кисти рук указывали на то, что не человеческими у них были не только лица. Выглядели они не отталкивающе, но настолько невероятно, что Каталина смогла издать лишь жалобный всхлип, глядя на похитителей как на плод воспаленной фантазии и рефлекторно вжимаясь в диванную спинку. Или она сама лишилась рассудка, или ее разыгрывают хорошо переодетые актеры.

– Узнаешь? – спросил чалый, недоверчиво сощурив шафрановые глаза.

Судя по всему, похитители различили на лице девушки достаточную долю отчаяния, потому что палевый скептически изогнул тонкие губы, странно опуская уши.

– Кажется, не узнает.

– Вы вообще кто? – наконец смогла произнести Каталина, неосознанно кутаясь в летний жакет, будто он мог волшебным образом оградить ее от неприятностей. – Если это какая-то злая шутка, я обращусь в полицию!

– Не мечтай, – поджал тонкие коричневые губы долговязый, недобро изгибая короткие пучки лохматых бровей. – Ты отсюда не выйдешь, пока не расскажешь нам все. Мы, собственно, терриане, если ты до сих пор не догадалась.

– Кто? – непонимающе скривилась Каталина. – Какие еще терриане? Вы сейчас прикалываетесь, да? Мне совсем не до шуток!

– Исконные жители планеты Терра восьмого витка, – спокойно уточнил палевый с таким видом, как если бы рассказывал о принадлежности Барселоны области Каталония. – Во временной цепочке мы опережаем Землю на три десятка тысячелетий и с антропологической точки зрения являемся давними прародителями вашей расы. Как-то так.

Каталина совсем обмякла на диване.

– Великолепно. Я не поняла ни черта! И, кажется, у меня тяжелые галлюцинации…

– Послушай, Каталина, или как тебя там! – начал терять терпение долговязый, переминаясь с ноги на ногу. – Перестань отпираться! Отвечай на вопросы. Нам нужен Глуурурк и Солеа!

– Да не знаю я, кто такой этот ваш Глуу… рурк! – воскликнула Каталина с отчаянием. – Ни он, ни какой-то Розарио Альварес. Я во всей Барселоне знакома только с кузиной Алисией и с подругой Соледад! Я здесь не живу!

– Мы тратим время, – буркнул себе под нос чалый, шумно выдыхая и недобро поморщив коричневый нос. – Она строит из себя незнайку, а Солеа – в беде. И что с ней могут сделать, мы догадываемся. Пора действовать, хватит!

– Эрбит, успокойся, – несколько напрягся палевый, протягивая к нему руку в надежде предотвратить нечто нежелательное. – Наша цель – все выяснить, чем мы сейчас и занимаемся. Мы ведь не догадываемся, где ее искать.

– Таафф, твоя дипломатия сейчас не к месту! – отрезал долговязый и странно тряхнул головой, на которой каштановые рожки подозрительно зашевелились. – Я знаю способ лучше. Я послушаю ее память. Она же все помнит!

– Эрб, не надо! – настороженно предупредил Таафф. – Это крайние меры! И не наши методы!

– Твои методы не работают, буду пробовать свои, – отрезал чалый и сделал решительный шаг к дивану.

Замешкавшийся Таафф не успел ничего сделать, как Эрб уже оперся коленом о диван и, крепко схватив обеими мохнатыми и широкими ладонями лицо Каталины, грубо прижался шерстяным лбом к ее лбу.

– Эрбит, контакт! – тревожно одернул его палевый. – Установи контакт!!! Немедленно!

Но чалый ничего не слышал и коснулся макушки девушки своими вполне подвижными рожками. В то же мгновение ее буквально обожгло каким-то странным наэлектризованным разрядом, пронзив все тело резкой болью. Каталина вскрикнула и неосознанно вцепилась в плечи долговязого, которые даже не дрогнули от ее жалких попыток освободиться. Волнообразная боль не проходила и с каждой секундой усиливалась. Паника окончательно сдавила горло, и девушка что было сил принялась колотить его руками и ногами, стараясь вырваться.

– Эрб, остановись! – резко выкрикнул Таафф. – Ты обожжешь ее! Черт, что ты творишь…

И он бесцеремонно схватил чалого и с усилием отлепил от девушки. Боль на удивление прекратилась, но сердце зашлось от шока, и Каталину всю затрясло. Она сжалась на диване в комок, закрываясь руками, и невольные слезы выступили на ее глазах. Эти существа не только выглядели не по-человечески и были настроены весьма воинственно, но еще и пользовались какими-то дикими методами причинять боль. Черт! Как же от них улизнуть?

Эрб не сопротивлялся и дал подельнику отшвырнуть себя на пол и зажать крепкими руками. Он сипло дышал, блуждая по комнате потерянным, отсутствующим желтым взглядом.

– Что ты себе позволяешь? – рассержено зашипел палевый, видимо, считавшийся главным, несмотря на более молодой возраст. – Я не узнаю тебя, миротворец хренов!

– Я видел ее, – бесцветным голосом пробормотал чалый. – В детстве, в университетские годы, я слышал обрывки ее голоса по телефону когда-то недавно. Но больше ничего… Совсем ничего. Грязные бесы!

– А окурок? – нахмурился Таафф, поднимаясь на ноги и пристально глядя на безвольно распластавшегося Эрба. – Ты что-нибудь увидел про него?

– Не успел, ты же мне помешал, – хмуро ответил чалый и неуклюже сел, растирая лицо руками и тщательно разминая разгоряченные рожки.

– Так мы ничего не добьемся, – вздохнул Таафф, поерошив растрепанный загривок на шее. – Ты лишь напугал девушку и чуть не опалил ее, а самого главного не выяснил.

– Извини, стратег, забыл про контакт, – с досадой зашипел чалый, прижав уши. – Просто уже достало.

– Всех достало. Ладно, – подытожил палевый. – Раз уж мы копнули, придется закончить этим же способом. Но по-нормальному. И не вмешивайся. Постараюсь все сделать безболезненно.

Каталина, с ужасом слушавшая совершенно непонятный ей диалог, догадалась, что похитители вновь задумывают какой-то отвратительный способ поиздеваться над ней. Она приготовилась обороняться, несмотря на атлетическое телосложение и численное превосходство этих странных звероподобных существ. Ну или хотя бы кричать. Однако палевый Таафф не стал на нее бросаться и, медленно подойдя, присел на край дивана. За темными очками не было видно глаз, но все его лицо не выражало никакой агрессии или ненависти. Наоборот, на нем промелькнула виноватая гримаса сожаления.

– Каталина, – негромко заговорил он хоть и сдержанным, но вполне миролюбивым тоном, – мой друг был груб с тобой. Такого больше не повторится. Мы переживаем за нашу подругу Соледад и хотим вырвать ее из лап Глуурурка любой ценой, если она еще жива. И мы это сделаем. Ты утверждаешь, что не знакома с ним, хотя мы знаем обратное. Позволь мне это проверить?

Его вопрос звучал вежливо, но настойчиво и не предполагал отрицательного ответа.

– Больно не будет, – добавил он.

Каталина, все меньше понимающая методы выяснения информации, о которых они говорили, подавленно нахохлилась. Они что, умеют читать мысли? Или как-то психологически воздействовать? Кто они вообще такие, черт подери? Что этот непонятный палевый тип собрался выяснять посредством мохнатых рожек? Ее словам они не верили, полагаясь на свои, неведомые ей способности. И, в общем-то, согласия на подобное не спрашивали. В сказочный хэппи-энд совсем не верилось, но спорить с двумя высокими, широкоплечими мужчинами, утверждающими, что они с какой-то там Терры, не имело никакого смысла.

– Полагаю, выбора у меня нет, – сдавленно произнесла Каталина.

– Верно, – снисходительно отозвался Таафф. – Встань, пожалуйста. Чтобы наши оссиконы, которые выделяют особое биомагнитное излучение, не причинили тебе физический вред, я должен буду забрать обратно на себя всю их энергетику. Для этого мне нужен контакт с тобой. Чем он больше, тем меньше их воздействие, и ты практически ничего не почувствуешь.

– Какой еще контакт? – подозрительно покосилась на него Каталина, медленно поднимаясь с дивана и с недоверием поглядывая на эти самые оссиконы, которые, казалось, тоже начали шевелиться в лохматой копне черного загривка.

– Просто контакт между телами, соприкосновение. Ничего сложного от тебя не требуется. Расслабься и не сопротивляйся.

То, что сопротивляться было неуместно, она прекрасно осознавала после стремительного нападения долговязого Эрба. Но встав с дивана, девушка поняла, что ноги, все еще дрожащие от шока, не держат ее. Таафф подхватил ее за предплечье.

– Тебе нужна опора, иначе ты упадешь. Идем сюда, – и указал ей на стену у окна.

Прислонившись, Каталина почувствовала себя немного увереннее, хотя внутри все сжалось в пружину от нежелания снова испытать те же болезненные ощущения. Однако палевый Таафф неторопливо приблизился к ней, стягивая с себя кожаную мотокуртку и оставаясь в обычной серой термокофте, и с коротким выдохом снял с носа солнечные очки. Под ними оказались совсем темные, едва ли не сливающиеся со зрачками графитовые глаза с затапливающими все радужками, которые были испещрены неровными бирюзовыми прожилками. Как и у второго мужчины, белки прятались под веками, отчего взгляд казался затягивающим и бездонным.

– Так я тебя почти не вижу, – обронил Таафф, – но буду лучше слышать.

Он придвинулся вплотную, оказавшись выше Каталины на целую голову, хотя она никогда не считала свои метр восемьдесят два даже средним девичьим ростом. Одной рукой он взял девушку за талию и осторожно прижал к себе, другой же обхватил за плечи. Он держал ее аккуратно и немного неуклюже, но расстояния между их телами больше не осталось. Таафф был теплый, слегка напряженный, пахнущий кожей, бензином и неожиданно шерстью вперемешку с чем-то непонятным, чужеродным, незнакомым. Каталина замерла от неоднозначности ситуации и не знала, как ей реагировать на столь бесцеремонное вторжение странного существа в ее личное пространство.

– Возьмись за меня руками, – тихо проговорил между тем Таафф. – Нужен максимальный контакт, иначе после первого грубого подключения может быть очень неприятно.

Каталина неуверенно протиснула руки под его объятиями и обхватила за стройный торс, ощущая под тканью особенно жесткие мускулы.

– Хорошо, начнем, – пробормотал Таафф, тем же кратким движением встряхивая рожками и направляя их в ее сторону.

Он склонил голову к лицу девушки, заслонив из обозрения Каталины весь существующий мир, и так же, как и Эрб, прижался своим лбом к ее, но более мягко и деликатно. Шерстяные пряди загривка, спадающие ему на глаза, непривычно щекотнули ее кожу. Смотреть тут и правда было не на что, осталась только непонятная, навязанная близость, чужая и неожиданная. Тепло его тела и едва слышного дыхания настойчиво окутало Каталину ватной пеленой, успокаивая и дурманя.

– Не дергайся, – шепнул Таафф и осторожно присоединил к ее макушке кончики меховых оссикон.

В то же мгновение горячая волна странной вибрации прошла по всему телу девушки и отдалась в держащем ее мужчине. Она не была обжигающей и болезненной, как с чалым, но пугала неизвестностью своей природы. Каталина непроизвольно вздрогнула и зажалась, понимая, что из плена этих крепких тисков ей не выбраться. Мало ли что будет дальше?! Таафф сжал бережнее, реагируя на панику и стараясь ее унять. Мягкие волны пошли одна за другой, спускаясь от лба до самых пяток, и растворялись где-то между их телами. Тепло окончательно проникло во все ее клеточки, и сознание затуманилось легким гулом, стоящим в ушах.

Неспешные образы начали всплывать в памяти обрывками картин, фраз, эмоций. Она увидела Соль, ее сосредоточенное лицо на школьных уроках физики в родной и уже такой далекой Севилье, ее задорный смех на пляжах Косты де ла Лус, куда они приезжали на каникулы вместе с родителями, ее споры в последнем классе школы о том, в каком университете лучше учиться, ее голос в телефонной трубке после переезда Каталины в Америку, ее веселые сообщения на экране мобильного и радость от предстоящей встречи, исходившей от их последней переписки.

Ауру воспоминаний прервал сдавленный вдох Тааффа, который хрипло прошептал:

– Отлично, Каталина! Видишь, не так уж и сложно. Главное, не отпускай меня. А теперь мне нужен Глуурурк. Я должен достать его из твоих воспоминаний.

Он снова коротко вздохнул, и тут же мягкие волны, шедшие от его оссикон, стали более жгучими и напряженными. Каталина дернулась и чуть слышно вскрикнула, чувствуя, как зудящая и покалывающая вибрация пробирается по всему ее телу, заставляя мелко задрожать, а сердце – забиться быстрее.

– Ш-ш-ш, – предупредительно выдохнул Таафф, и настойчивые руки еще крепче обвились вокруг ее тела, сокращая любое оставшееся расстояние между ними.

Он прижал ее к стене и обхватил ноги своими, а она неосознанно вцепилась в ткань термокофты на его подрагивающей спине. Каталина ощущала сквозь одежду каждый изгиб его тела, которое тоже начало слегка вибрировать в такт нарастающим волнам, что вовсе перестали жечь и гулко перекатывались по сплетенной плоти. Смущение и непонимание происходящего растворились в вязком тепле, исходящем от Тааффа и охватившем все ее естество.

В туманном шелесте воспоминаний прозвучали напряженные обрывки чьих-то чужих фраз с напевным говором… Где скрывается Глуурурк?.. Куда он ее увез?.. Владелец стоматологических клиник… Хурартийский клан… Окурок… И потом – тишина. Полная и беспросветная тишина. Сознание опустело окончательно, выдав крохи информации без остатка и сконцентрировавшись на нескончаемых ударах выпрыгивающего сердца, на сбившемся дыхании Тааффа, на обжигающем единении с его мышцами, на пробегающих по ним и ставших столь четко выраженными волнах.

Сделав шумный вдох, палевый отлепил от нее мохнатые оссиконы. Волны прекратились, но жар и дрожь все еще заставляли их держаться друг за друга какое-то время. Таафф медленно поднял голову и осторожно выпустил Каталину из оплетающих объятий. Прижавшись к стене и не в силах пошевелиться, она взглянула на него и заметила, что его полуприкрытые глаза были полны удивления, шерстяной загривок взмок, и его мелко потряхивало.

– Командир, ты в порядке? – донеслось до нее как сквозь туман.

– Да, – невнятно ответил тот, пытаясь справиться с участившимся сердцебиением и возвращая на место темные очки.

– Уверен? – переспросил его товарищ.

– Не очень, – уклончиво произнес Таафф и, сделав шаг обратно к Каталине, подхватил ее под руки, пока она, не замечая, сползала на пол на ослабевших ногах.

Он проводил ее до дивана и осторожно усадил, всматриваясь в слегка отрешенное и ошарашенное лицо.

– Как ты? – обеспокоено спросил он Каталину. – Я очень старался, но не знаю…

– Как видишь, жива, – ответила девушка, не удержавшись от иронии. – А вы со всеми так… обнимаетесь?

– Что? Обнимаемся? – настороженно переспросил Таафф, навострив уши. – А я тебя обнимал? Я же просто…

И он в замешательстве осекся.

– Что это было? – спросил низким голосом подошедший Эрб, озадаченно оглядывая обоих участников телепатического действа.

– Сам не знаю, – почесал затылок Таафф. – Со мной подобного никогда не случалось, я не могу это как-либо идентифицировать. Обычно погружение в воспоминания другого существа, не имеющего оссикон, проходит более… болезненно и некомфортно.

– Ну, это и выглядело странно, – хмуро заметил Эрб.

– Удивительно другое. Она действительно не знает Глуурурка.

– Как так не знает? – воззрился на палевого Эрб.

– Вообще. Ноль информации, – развел руками Таафф. – Она с ним никогда не переписывалась. Это была не она.

– Что же, нас подставили? – горько усмехнулся чалый.

– Похоже на то…

Глава 2

Западня

Крепкий кофе постепенно согревал и возвращал обессиленному телу бодрость. Никогда раньше Каталина не думала, что чашка обычного сваренного кофе может оказаться настолько необходимой, но она никогда и не предполагала очутиться в подобной ситуации, которая свалилась на нее в этот день. Она сидела на диване в гостиной похитителей и приходила в себя после необычного контакта с их оссиконами, отнявшего всю энергию.

В углу прямо на полу расположился чалый Эрб, расставив колени и облокотив о них длинные мохнатые руки. Теперь Каталина четко видела его правую кисть, не скрытую ни перчаткой, ни рукавом куртки. На ней не хватало двух крайних пальцев, а средний едва достигал кончика первой фаланги. Вся каштановая шерсть до локтя оказалась испещренной бугристыми змейками старых шрамов, так и не заросших до конца даже пушком. Голова Эрба была угрюмо склонена, уши рассеянно опущены. По прикрытым глазам казалось, что он находится в забытьи, но веки то и дело нетерпеливо подрагивали. Он меланхолично перебирал пальцами здоровой руки какую-то монету, будто медитировал или сконцентрировался на глубинных мыслях. Но время от времени ладонь начинала нездорово дрожать, и он на несколько мгновений зажимал монету в кулаке, пытаясь остановить неподконтрольные движения.

Вот уже час как Каталина наблюдала эту картину, не решаясь лишний раз пошевелиться при странном мужчине. Таафф после небольшого совещания с Эрбом решил смотаться домой к Соледад на разведку. А Каталину оставили набираться сил под присмотром чалого.

– Побудь-ка здесь, – прищурившись, сказал ему палевый. – Тут от тебя больше пользы. Девушка теперь тоже может быть в опасности, а кто как не ты учует беду раньше всех. Я пока разнюхаю обстановку. Не нравится мне все это. Да и Бору на подходе, дождись его тут.

Чалый согласно кивнул и молча закрыл за ним дверь. Он скинул с себя мотокуртку и, оставшись в текстильных мотоштанах и вполне человеческой белой футболке, устроился в дальнем углу, не обращая никакого внимания на девушку и периодически хмурясь. Не зная о причине его состояния и стараясь ни во что не вмешиваться, Каталина затаилась на диване и постаралась привести мысли в порядок. Итак, ее подругу детства Соль вроде бы схватил какой-то странный тип – то ли Глуурурк, то ли Розарио Альварес, а ее саму похитили необычные и явно неземные существа, думая, что это она помогла напасть на Соль. Сценарий событий лучше не придумаешь, прямая дорога в психушку! Ну или на киностудию с позорным бюджетом. Однако, похоже, ей вовсе не померещились эти двое звероподобных мужчин, один из которых только недавно обнимал ее неожиданно волнующими объятиями, а другой сидел сейчас прямо перед ней, медленно пожевывая какую-то конфетку и шевеля покрытыми дымчатым налетом ушами.

Вдруг он поднял на нее шафрановые и немного воспаленные глаза и глухо спросил, заметно растягивая гласные:

– Ты давно знаешь Солеа?

Девушка от неожиданности замерла и, все еще не решив, как лучше вести себя с этими типами, осторожно ответила:

– Мы вместе учились в школе. Считай, с детства.

– Какая она была? В смысле, в детстве?

– Но ты же сам все видел, – произнесла Каталина, пожав плечами.

– Не все, – пространно покачал головой Эрб, – лишь пару твоих обрывочных воспоминаний. Да, прости, что сделал больно. Я совсем забыл про контакт.

Каталине не хотелось развивать тему, в которой она все равно мало что понимала. Не кидается на нее, и то хорошо. Поэтому она, убрав с лица тяжелую прядь золотисто-охровых длинных волос, честно ответила:

– Ну, Соль, как я ее знаю, всегда была боевой девчонкой. Отстаивала свое мнение и не давала себя в обиду даже самым противным мальчишкам. Но с теми, кто общался вполне адекватно, любила дружить и возиться со всякими механизмами и конструкторами. Помню, как-то для одного задания по физике они с ребятами собрали целую модель управляемого самолета. Правда, выглядел он странновато, зато летал! И все завидовали. Мы думали, Соль подастся в инженеры или программисты. А она взяла и пошла учиться на юриста. Переехала из Севильи в Барселону да так тут и осталась.

Эрб невесело усмехнулся.

– Вполне в ее духе. Хотеть одного, а потом сделать совсем другое. Но здесь, в Барселоне, она хороший юрист. Лучший. Я бы тоже к ней обратился, будь я землянином.

И он задумчиво посмотрел в окно, прищурив явно утомленные глаза.

– А вы откуда знакомы с Соль? – в свою очередь спросила Каталина, пытливо приглядываясь к чалому.

Ни разу Соледад не обмолвилась об этих существах! Даже случайно или намеком, словно их в кругу ее общения не присутствовало. Но ведь эти двое, судя по всему, прекрасно ее знали и беспокоились о ней как о хорошей подруге, а не о безликой прохожей, которой хочешь помочь, но уже и не помнишь ее лица.

– Это долгая история, – передернул плечами долговязый Эрб. – Мы перебрались сюда с Терры, планеты вроде этой Земли. Ее исторического аналога в другом витке развития вселенной. Мы преследовали ускользнувшего от нас давнего врага. Глуурурк – подонок, межгалактическая мразь с Хурарта третьего витка. Надеялись перехватить его здесь. Но он неплохо окопался на вашей планете. Сначала пробовал провернуть дела на юге соседнего края, Франции. Потом переметнулся сюда и обустроился в Барселоне, открыл сеть клиник по протезированию зубов. Для всех он чистый бизнесмен, улыбчивый сеньор Альварес никому неизвестного происхождения. Но это все внешняя шелуха. И клиники его – лишь прикрытие. Чтобы не трогали. Он как был отребьем, так и остался. Выжидает, как бы испоганить обитаемую планету и в этом витке, урвать по полной. Измышляет очередной гнилой план. Но никто, кроме нас, не подозревает, что Розарио Альварес чем-то опасен, что его можно смело расстрелять в упор, и даже жалко не станет. Ну разве что заряда. Он и его не достоин. Но нам убивать его запрещено. Мы должны взять его с поличным и отдать на внегалактический суд. Правда, Глуурурк не дурак, ведет себя специально законопослушно, не подкопаешься. Каждый раз уходит с крючка, с точки зрения закона – вашего, нашего – на него здесь нет улик. Вот и следим за ним, ждем, когда же он даст нам хоть какой повод скрутить его. А Солеа… Она же лучший юрист, кто как не она смогла бы нам в этом помочь. За пару с лишним лет в Барселоне она стала нам как своя. Не землянка, а одна из нас. Связь мы с ней, конечно, никогда не установим, не закрепим, – и он вялым движением искалеченной кисти указал на дымчатые оссиконы. – Но на этой планете она единственное существо, знающее о нас. Кому мы доверяем.

Каталина с удивлением слушала этот немного сумбурный и скомканный рассказ, из обрывочных фраз которого было сложно составить полную картину, но даже так она виделась пугающей и фантастической. Какая-то незнакомая ей планета Терра, галактический преступник, ищущие его инопланетные мужчины, Соль, которая им в этом, оказывается, помогала. И ведь ни слова! А теперь она вообще пропала и, возможно, схвачена какими-то врагами. И лишь вот эти странные и невообразимые типы были готовы на все, чтобы ее вызволить, в том числе, и на похищение другого человека.

– Соль никогда про вас не рассказывала, – задумчиво произнесла девушка, отставляя опустевшую чашку на журнальный столик.

– И не должна была, – настойчиво кивнул Эрб, чуть хмуря пучки бровей. – Мы не те, кого бы приняли земляне. Вы к подобному совсем не готовы. А нам нельзя провалить это задание. Теперь самое главное – найти Солеа. Хотя бы живую! А дальше мы ее вытащим, плевать на методы. Как вызволять из беды своих, хвала вселенной, мы обучены.

– Вижу, ей повезло иметь таких друзей, – протянула Каталина, ежась от одной только мысли, что с Соледад могло произойти что-то действительно плохое.

– На то мы и друзья, – дернул кожаным кончиком широкого носа Эрб.

– А почему ты так странно ее называешь, если не секрет? – полюбопытствовала Каталина.

– Солеа? – поднял на нее глаза чалый и пожал плечами. – Мне так привычнее. Соль – в вашем крае так зовут Соледад. Соль – в вашем витке так зовут родную звезду, Солнце. Солеа – наше Солнце для Терры.

Каталина закусила губу. Сколько непостижимых вещей она узнала за последние несколько часов. И чем дальше она слушала, тем больше возникало вопросов. Но Эрб вовсе не горел желанием проводить ей углубленный экскурс в историю чужой планеты. Он снова свел брови и тряхнул головой.

– Жаль, я не могу показать тебе свои воспоминания. Про наше время с Солеа. Тогда ты бы не смотрела на нас подозрительно и недоверчиво. Но я тебя понимаю. Мы для всех чужие. Пришлые. Здесь никто не знает про Терру.

– А что это за планета такая? Никогда о ней не слышала, – выгнула брови Каталина.

– Это сложно объяснить, – коротко выдохнул чалый и пихнул монету в карман штанов. – Да и не забивай себе сознание лишним. Планета в аналогичной вашей солнечной системе. Вот и все.

Девушка нетерпеливо поерзала. Скудная информация совсем не укладывалась в полную картину. Что за Терра такая, о которой сложно говорить? Где она находится? И как они оттуда попали на Землю?

– Погоди, а почему ты не можешь передать мне свои воспоминания? – насторожилась Каталина, с подозрением поглядывая на его каштановые рожки, сейчас застывшие и спокойные. – В моих воспоминаниях вы же запросто покопались. Не понимаю, правда, как…

– Чьи оссиконы, тот и слышит, – указал чалый на мохнатые передатчики на макушке. – Были бы у тебя такие, и ты смогла бы считывать наши воспоминания. И много чего другого. Но, к сожалению, у землян их нет, и терриане никогда не смогут взаимодействовать с вами в полной мере… В необходимой, – пространно добавил он.

– Любопытно, – заинтересовалась Каталина, пытаясь осознать услышанное. – А что еще вы делаете с их помощью? В чем они так важны?

Эрб долго не отвечал, вновь уставившись в окно и щурясь, словно пытался подобрать правильные слова. Или те, которые ей позволялось услышать?

– Обмениваемся эмоциями и энергетикой при необходимости, – наконец заговорил он. – Порой проще дать прочувствовать то, что у тебя внутри, чем описывать словами или жестами. И наоборот: понять другого, когда дело касается важных вопросов. Или помочь физически, на уровне мозговых импульсов, если кому-то нанесен урон. Мы подключаемся оссиконами к ментальному полю и погружаемся в эмоциональное или физическое состояние. Таафф лучше объяснит, мне как-то сложно…

Каталина с трудом представляла, как такое возможно. Телепатия? Особенные ментальные способности? Магия? Как вообще вот этими рожками можно нырнуть в голову к другому существу и выудить оттуда фрагменты его прошлого, эмоции, ощущения? Она бы в жизни этому не поверила, если бы сама не испытала на себе воздействие необъяснимой силы. Ведь все ее воспоминания о Соль рождались в сознании именно под влиянием тех настойчивых вибраций, что шли от палевого Тааффа. И она была не в состоянии ни остановить их, ни управлять ими. И чего только не выдумала природа! А ведь подобные способности пришлись бы весьма кстати в повседневной жизни.

– А что… – не удержалась от ремарки Каталина. – Вам можно даже не признаваться, например, в любви? Ничего не говорить и просто соприкоснуться вот этими штуками?

– Говорить? – вздернул лохматую бровь Эрб. – Зачем говорить такое, когда надо ощущать? Это особое состояние: обмен друг с другом тем, что живет здесь, – и он приложил трехпалую кисть к сердцу. – В том, что вы называете любовью, оссиконы незаменимы.

– Это как? – еще больше удивилась девушка. – Нет оссикон, нет любви?

Чалый кинул на нее короткий хмурый взгляд и тяжело поднялся с пола, вытягиваясь во весь свой неимоверный рост.

– Нет оссикон, нет будущего…

И прошагал на кухню, чтобы налить себе стакан холодной воды.

Каталина нахмурилась. Что за странная тема с этими мохнатыми ментальными коммуникаторами, без которых терриане не видят счастливой жизни? Сколько загадок хранили эти существа? Чем еще они не походили на людей, кроме внешности и способностей? Да и как вообще такое возможно, что на абсолютно неизвестной планете Терра, которая непонятно где находилась, есть самая настоящая жизнь? Эти мужчины очевидно отличались от людей, но не разительно. И как они могли являться прародителями человеческой расы? От вопросов шла кру́гом голова, и так не совсем ясная после бессонной ночи в самолете. Похоже, отвечать на них было некому. Эрб истратил весь словарный запас и красноречиво дал понять, что беседа окончена.

В этот момент за распахнутым окном послышался рев моторов, и спустя несколько минут входная дверь раскрылась, впуская Тааффа и еще одного такого же, как он, террианина. Тот зашел вслед за палевым и подозрительно покосился на девушку, кладя запыленный красный шлем на комод и на ходу расстегивая черно-красную мотокуртку. Он казался коренастым и самым молодым на вид. Его кожу покрывала бурая в молочную крапинку густая шерсть, на подбородке явственно собравшаяся в подобие более длинной, жемчужной бородки, а на макушке торчащая вздыбленным крапчатым ирокезом. Небольшие уши были подраны в нескольких местах, отчего неуклюже висли и подрагивали кривыми краями при любом их движении, как надломанные ветви. Глаза у него оказались невиданного ментолового цвета и будто переливались мятными гранями.

Таафф сказал ему что-то на незнакомом Каталине напевном языке, кивая в сторону девушки и подталкивая его в плечо, и тот поспешно приложил руку к груди.

– Бору. Можно просто Ру.

Его голос звучал на испанском не менее неспешно и тягуче, но был весьма напряженным и настороженным.

– Очень приятно, Каталина, – отозвалась девушка, совершенно не представляя, чего ждать от третьего представителя инопланетной цивилизации.

Таафф стянул кожанку и пригладил порядком взлохмаченную копну загривка, прежде чем присесть на край старенького кресла. По всему его виду было ясно: хороших новостей он не привез.

При их появлении Эрб вышел из кухни и, как и Ру, приложил руку к сердцу, видимо, приветствуя этим жестом приехавшего товарища. Тот ответил тем же и устало плюхнулся в соседнее кресло.

– Командир? – вопросительно вскинул подбородок чалый.

Таафф помрачнел и отрицательно мотнул головой, удрученно опуская уши.

– Не удивлен, – хмыкнул Эрб, сцепляя руки за спиной. – Что делаем, стратег? Время утекает. Идет четвертый день. Нужен план.

– Я знаю, можешь не напоминать, – палевый задумчиво потер шею и напряженно повел плечами. – Дома у Соледад все так же глухо, никаких признаков жизни. Там точно никто не появлялся ни сегодня, ни в предыдущие дни. Обе клиники Глуурурка в Сантс-Монжуик закрыты, стоят на сигнализации, как и его офис. Вскрывать вторично смысла не вижу, Соль явно не там, как и сам окурок. Завод в Виладекансе опечатан. Можно установить слежку за его логовом в Педральбесе. Там слишком тихо и подозрительно. Но пока у нас ни одной зацепки.

– Могу взять на себя Педральбес, – мрачно ответил Эрб и смахнул с плеча карамельный хвост шерстяного загривка. – Если добро, то выеду прямо сейчас.

– Дай пару минут, – Таафф вскинул руку. – Ру, с чем приехал? Нехорошо вышло, зря сорвался из Льейды.

– Да уж, я и вижу, – пространно бросил бурый, почесывая за вислым ухом и задумчиво поглядывая на Каталину. – Командир, надеюсь, ты уже знаешь, как решить эту новую проблему? Извини, сеньорита, просто любой землянин, кто узнает о нашей инопланетной природе, становится для нас опасным. Такие вот дела.

Каталина рефлекторно выпрямилась на диване и не на шутку напряглась. Она для них опасна? Ах да, ведь вроде одна Соль знала об их существовании. А тут она свалилась им на голову. Правда, эти мохнатые мужчины сами ее похитили, но все же… А что обычно делают с нежелательными свидетелями? Правильно, устраняют. Девушка судорожно сглотнула, чувствуя, как по позвоночнику пробегает ощутимый холодок.

– Я не собираюсь о вас болтать, – поспешила она заверить недоброжелательного Ру.

Таафф резко выдохнул и, прижав уши, заговорил с бурым товарищем на том же незнакомом ей певучем языке, говоря напористо и осуждающе. Это явственно читалось в его тихих, но звучащих бескомпромиссно фразах. На это Ру виновато поднял темные мохнатые ладони и как-то вжался в кресло.

– Прости, Каталина, – пробормотал он после отповеди палевого.

– И я задал тебе вопрос, – вновь перешел на испанский Таафф, ничуть не смягчившись и требовательно ожидая ответа от Ру.

– Ну, в общем, у Таваскана в Льейде полный кавардак. Кто-то упорно пробивается на Землю. Но не с Терры. Приборы постоянно фиксируют магнитные всплески. Пока нам с твоим братом удается удержать портал под контролем с обеих сторон. Но мне это все не нравится.

– Согласен, ситуация не очень, – Таафф задумался, прикидывая в уме какой-то сложный алгоритм действий. – Тут что-то не сходится… Каталина, как ты? Пришла в себя, надеюсь?

– Да вроде я в порядке, – пожала плечами девушка, прислушиваясь к собственному состоянию. – А разве все могло плохо закончиться после этих ваших… манипуляций с воспоминаниями?

– Вообще-то нет, – осторожно отозвался Эрб и прошел к подоконнику, небрежно к нему приваливаясь. – Но ты странно отреагировала на подключение и выглядела очень бледной. Да и командир чуток намудрил с импульсами, как я заметил.

– Не пугай девушку зазря, – тихо, но строго отозвался Таафф, опуская голову и сосредоточенно шевеля оссиконами. – Я все контролировал, ей ничего не грозит.

На несколько мгновений повисла тишина, которую никто не брался нарушить. Палевый уперся руками в колени, и за его очками стали видны прикрытые веки. Каталина с удивлением заметила, как его черные оссиконы мелко подрагивают, впитывая какую-то неведомую информацию извне. Он казался сосредоточенным, но весьма удрученным. Что вообще творится? Какие еще опасности витают вокруг? И куда же подевалась Соль?

Но никаких вопросов никто больше не задавал. Видимо, у этих терриан было принято слушаться Тааффа, причем беспрекословно. Как удивительно… Кто он им? Стратег, командир… Именно так обращались к нему товарищи. Ну не солдаты же, в конце концов. Но что их связывает, кроме странной планеты? Дружба? Работа? Общее задание? И почему тот ментальный контакт, больше походивший на какие-то весьма интимные объятия, даже Эрбу показался не совсем нормальным?

– Послушайте… – подала, наконец, голос Каталина, и вся троица вопросительно повернулась к ней. – Соль – моя подруга, и я имею право знать, что здесь стряслось. Расскажите хотя бы, как и при каких обстоятельствах она пропала, и мы подумаем вместе, что дальше делать. Возможно, я смогу чем-то помочь.

– Ты права, Каталина, – кивнул Таафф, подаваясь вперед. – Мы потеряли с ней связь три дня назад. Заехали с Эрбом к ней домой в обеденное время, собирались обсудить пару моментов касательно законности кое-каких договоров окурка, которые попали к нам в руки. Оставили байки, как делали это часто, в ее гараже, зашли в дом. Но не успели потолковать. К ней подъехал давний клиент, и Соль попросила нас немного прогуляться. Как ты понимаешь, землянам мы не показываемся без экипа. Решили никуда не удаляться, так, прошлись до ближайшего тупика и там коротали время.

– Лучше бы не уходили! – буркнул чалый.

– Прошло часа три, клиент все не выходил, мы начали беспокоиться, – продолжил палевый свой рассказ. – Обычно встречи так долго не длятся. Решили на всякий случай проверить, все ли в порядке, ибо неприятные прецеденты случались, к сожалению. Однако, когда мы зашли в дом, перед нами предстала крайне странная картина. Вот, сама посмотри, – и палевый, пролистав что-то в мобильном, протянул ей включенный экран. – В гостиной, где Соледад всегда принимала посетителей, никого не оказалось. На столе были разложены документы, открыт ноутбук, рядом со стулом стоял кейс клиента и лежали его очки. Недопитые кружки с кофе, мобильные телефоны – все выглядело, будто они оба куда-то внезапно отошли, оставив абсолютно все вещи. Однако ни Соль, ни клиента в доме не обнаружилось.

– Было ощущение, – добавил Эрб, – что нечто внезапное прервало их во время деловой беседы, и они просто исчезли или сбежали. И никаких следов. Ни беспорядка, ни борьбы, ни чужого запаха или энергетики. Пшик – и нету. Машины на месте. Не по воздуху же!

Каталина с недоумением вгляделась в несколько фотографий прекрасно знакомого ей дома Соледад. Все, как и описал Таафф: замершая картинка с некогда живыми декорациями, где не присутствовало ни одного живого человека. Сомнений не оставалось: эти терриане действительно говорили о ее подруге, которая исчезла из собственного дома весьма таинственным образом.

– Как же такое может быть? – прищурилась Каталина, возвращая телефон палевому. – Даже если произошло что-то неожиданное, и им пришлось куда-то выйти или спасаться, то не на пустом же месте. Должны же быть какие-то предпосылки.

– Это и странно, – раздосадовано произнес Таафф. – Следов действительно мы не нашли никаких. Мы попытались связаться с кем-то из близких Соль и ее клиента: семья, друзья, коллеги. Но часть абонентов ничего нового о них не знала, а у некоторых почему-то были отключены номера.

– А может, все дело в клиенте? – предположила Каталина, пытаясь разобраться в этой темной истории. – Может, он и увез Соль насильно? Например, на такси. А оставленные вещи – это так, для прикрытия. Потому и номера в его телефоне могли быть подставными или несуществующими.

– Да, мы думали об этом, – кивнул Таафф, с досадой прижав уши к голове. – И прочесали все его окружение. Но родня уже на следующий день обратилась в полицию и, как и мы, тщетно пыталась его отыскать. Возможно, и он стал невольной жертвой. Поэтому мы отправились по следам Глуурурка. Клиники, офис, завод, частный дом. Но все оказалось закрыто и безжизненно. Окурок тоже исчез.

– Подожди, – снова нахмурилась Каталина и встала с дивана, чтобы нервно пройтись по гостиной, – при чем тут вообще этот ваш Глуурурк-то? Как моя подруга с ним связана? С чего вы решили, что это он ее похитил или причинил какое-то зло?

Таафф помедлил, прежде чем объяснить, и сделал долгий вдох. Кажется, ответ ей однозначно не понравится. Даже его товарищи уныло отвели глаза.

– Соледад помогала нам с уликами на Глуурурка, – наконец отозвался палевый. – И тот об этом знал.

– Ты хочешь сказать, что вы втянули мою подругу в ваши дурацкие галактические разборки? – Каталина остановилась напротив Тааффа, возмущенно обводя взглядом всех троих терриан. – И теперь, вместо того, чтобы искать этого самого Глуурурка, вы хватаете меня и говорите, что это я ему помогала?!

Каталина искренне рассердилась и разволновалась одновременно. Три дня как Соль куда-то делась, а они набрасываются на только что прилетевшую в Барселону, ни в чем не повинную девушку! Тоже мне – инопланетяне!

– На тебя был компромат, – внезапно угрюмо отозвался Эрб. – Поэтому тебя и брали.

Каталина в недоумении вскинула брови и ждала хоть каких-то объяснений.

– Мы нашли его в офисе окурка, – нехотя продолжил Эрб, засунув длинные ладони в карманы штанов. – В его рабочем компьютере, который мы взломали. Ваша переписка – в смысле, твоя с Розарио Альваресом. Там он давал тебе задание выманить Солеа на встречу в центре города, чтобы организовать несчастный случай и поквитаться с ней. А ты соглашалась. Ну и звучало обещание перевести тебе на счет хорошую сумму после выполнения задания.

– О, высшие силы! – закатила глаза Каталина, услышав очередную феерическую и дикую историю с ее участием, от которой голова начинала ощутимо наливаться болью. – Вы тут все ненормальные!

Она не знала, что еще сказать. Что надо было бежать в полицию? Но ведь терриане не смогли бы этого сделать, не раскрыв своей сущности. Что следовало не давать возможности Глуурурку навредить Соль и придушить его где-нибудь в подворотне? Но ведь им запрещено убивать этого типа. Что она ни за что не стала бы продавать жизнь подруги? Но ведь эти существа не знали Каталину и вполне могли поверить в причастность безликой девушки, давно переехавшей в Штаты. Что же теперь делать? Она в отчаянии присела на край дивана и обхватила себя руками.

– Каталина, ты вправе злиться на нас, – в хрипловатом и тихом голосе Тааффа явно слышались виноватые и досадные нотки. – Мы действительно не уберегли подругу от беды. И втянули в это и тебя. Но поверь, мы прорабатывали любые версии, даже те, от которых фонило подставой.

– Да нет, я понимаю, – немного сбавила тон Каталина, осознавая, что и сама ввязалась бы в любую авантюру на их месте. – Но теперь-то вы верите, что я не участвовала ни в каких похищениях или пособничестве против Соль? Если бы я только знала о грозящей ей опасности… – и она горестно вздохнула.

– Да, верим, – опустил уши Таафф. – Воспоминания не в состоянии соврать. А твои чисты.

– Короче, переписка с Глуурурком – это явный переброс на ложный след, – Ру раздраженно хлопнул ладонью по подлокотнику. – Окурок выиграл тем самым время! Два дня из трех вы прождали Каталину в Барселоне, думая, что она ваш ключ. Бесы вселенной, опять он наворотил! А я тут мотаюсь по всей Испании!

– Погодите! – Каталина чуть ли не подскочила на месте от внезапно уколовшей ее мысли, которая почему-то сразу не дошла до ее сознания. – Вы сказали, что видели ее последний раз три дня назад?

– Да, прошло больше семидесяти двух часов, – подавленно подтвердил Эрб.

– Чертовщина какая-то! – в сердцах воскликнула Каталина. – Только сейчас поняла. Она не могла пропасть три дня назад! Ведь все это время мы с ней списывались. И вчера, и позавчера. Она же знала, что я прилетаю в Барселону сегодня утром, и еще накануне желала мне счастливого пути и скорейшего приземления. Если бы ее похитили или с ней случилась какая-то беда в тот день, вряд ли она смогла бы писать мне как ни в чем не бывало. Но в ее словах не было ни намека на проблемы или трудности.

Тишина повисла в гостиной тревожной вибрацией. Троица напряженно переглянулась, не в силах как-либо прокомментировать услышанное. Наконец Таафф, первым придя в себя, пытливо посмотрел на девушку и спросил:

– Ты уверена, что в ее репликах не сквозило ничего странного или подозрительного? Она не писала, что куда-то уезжает или вроде того?

– Нет, абсолютно! – развела руками девушка. – Мы давно договаривались об этой встрече и как раз обсуждали с Соль планы на ближайшие дни. Мы хотели побыть немного в городе, а потом махнуть в какой-нибудь тихий отельчик под Барселоной, чтобы поваляться на пляже и отдохнуть от суеты. И эти планы оставались в силе. Соль еще обмолвилась, мол, народу в Барселоне разительно поубавилось, и я приезжаю в оптимальное время для отпуска.

– Ну уже хоть что-то! – с некоторым облегчением фыркнул Ру. – По крайней мере, она жива!

– Или нет, и за нее пишет кто-то другой, – все также мрачно возразил Эрб. – Для отвода глаз.

– Вопрос, с какого телефона, – вновь задумалась Каталина. – Если вы говорите, что ее собственный остался лежать дома на столе, то откуда она со мной переписывается? Взяла новую симкарту на старый номер? Купила зачем-то другой смартфон? Но какой в этом смысл?

– Вообще-то, все хуже, – буркнул чалый. – Мы забрали ее мобильник. Включенный и вполне работающий. Ну и позвонили на него. Хотели кое-что по связи проверить. Но ничего не получилось. Звонок не прошел. Нам заявили: неверно набранный номер. А когда с ее телефона себе звонили, то с соединением проблем не возникло. Так что кто и откуда тебе пишет, это большой вопрос.

– Здесь слишком много нестыковок, – устало отозвался Таафф, почесывая подбородок и о чем-то сосредоточенно размышляя. – И я, черти собачьи, никак не могу ухватить суть! Ситуация поменялась, появились новые вводные, нужно все проанализировать и составить другой план. Ладно, – и он решительно поднялся из кресла. – Думаю, нам пора отпустить девушку и заняться текущими проблемами. Каталина, где ты остановилась в Барселоне? Я подвезу тебя, куда скажешь.

– Эм-м, на самом деле совсем рядом. Я поселилась в квартире кузины недалеко от госпиталя Сан Пау, на проспекте Грасиа. Тут всего-то минут пятнадцать пешком от вашего дома, я и сама дойду, – ответила Каталина.

Правда, она была вовсе не уверена, что после всего произошедшего играючи осилит этот путь, но ясно осознавала, как остро нуждалась в передышке. Просто немного побыть одной, выдохнуть и попытаться привести мысли в порядок. Столько всего навалилось за такой краткий срок, что мозг не успевал реагировать. Лишь посылать тревожные сигналы перегруза.

– Погуляешь в другой раз, если ты не против, – серьезно отрезал Таафф, подхватывая мотокуртку и натягивая ее поверх термокофты. – Во-первых, я не очень уверен в твоей безопасности, и праздно бродить сейчас – не лучшее решение. Ну а во-вторых, я тебя сюда привез, я на место и верну.

И он протянул ей шлем, в котором она ехала к этому дому. Фиолетовый. Им Соледад пользовалась пару лет назад. Каталина с удивлением оглядела его, взяв в руки и впервые обратив на это внимание.

– Да, – несколько печально кивнул Таафф, – это старый шлем Соль. Мы всегда его возим с собой на всякий случай, хоть у нее и есть новый.

Каталина подхватила сумку и, прежде чем выйти вслед за ждущим ее у двери Тааффом, на автомате проверила, на месте ли мобильный телефон. Тот настойчиво мигал ей пришедшим сообщением. У самого порога она включила экран и увидела текст, который заставил ее остановиться.

Соледад Перес: «Ну что, подруженция, ты небось обошла весь центр? Ни слуху ни духу от тебя, вредина! А я ждала весточки. Рыпнулась вот позвонить тебе, но ты не на связи. Ладно, не ворчу. Сегодня отдыхай, я знаю, у тебя был трудный перелет. Наверняка уже спишь. Предлагаю встретиться завтра в полдень в нашем кафе „Долорес“. Жду».

Каталина, не зная, как отреагировать на столь таинственные обстоятельства этой истории, молча протянула Тааффу телефон. Он прочел сообщение и так же молча передал трубку товарищам. Те в замешательстве переглянулись.

– Опять подстава? – почесал за драным ухом Ру.

– Боюсь, что на этот раз просто западня, – недовольно зарычал Таафф.

Глава 3

Впервые

На письменном столе в квартире кузины Алисии стоял раскрытый ноутбук с развернутой картой Барселоны, где были помечены детали плана. Красной чертой выделялась улица, на которой находилось кафе «Долорес», а от него замысловатыми нитями тянулись маршруты возможных движений и потенциальных атак. Трое террианских мужчин склонились над экраном и проговаривали последние нюансы завтрашней операции. Сидя рядом с ними на стуле, Каталина с сомнением смотрела на черные крестики, рассыпанные плотным веером, которые означали особо опасные места. Все казалось каким-то сюрреалистичным, особенно на фоне мирно заходящего солнца, давно потонувшего за соседними домами проспекта Грасиа, едва притихшего в преддверии вечера.

Каталина действительно планировала вернуться в эту квартиру и побыть одной. Мало того, что все произошедшее казалось плодом воспаленной фантазии, так еще и бессонная ночь в пути давала о себе знать: сознание все чаще уплывало в сумбурные дали. Но сообщение от Соль многое изменило. Если это действительно писала она, а вся история с исчезновением – нелепое недоразумение, надо это поскорее прояснить. А если за подругу пишет кто-то другой, то страшно даже представить, что тогда случилось с ней самой. И так, и сяк без помощи троих инопланетных мужчин не обойтись. Поэтому Каталина и предложила им перенести все стратегические беседы к ней домой, чтобы хотя бы быть в курсе дел. Ну и находиться поближе к собственной кровати.

– Итак, повторим еще раз, – сосредоточенно произнес Таафф, неосознанным жестом потирая макушку между оссиконами. – Место действия – Готический квартал. Узкие улицы, часть из которых пешеходные, море туристов, магазинов, ресторанов. Развернуться практически негде. Байки придется оставить на ближайших парковках, будем готовы к пешему преследованию. Если там проявится враг, ему не составит труда затеряться в толпе. Отследим по энергетическим следам, если что. Хорошая новость – стрелять они вряд ли осмелятся, это вызовет слишком большой переполох. Полиция прибудет мгновенно. Бору, ты останешься ждать на маршруте вероятного следования наемников Глуурурка с улицы Лайетана. Оттуда легче добраться до «Долорес», хоть это и крюк от Сантс-Монжуика. Но это единственный возможный путь, по которому они могут приехать. Эрбит, твоя точка на де Ферран со стороны Ла Рамблы. Погуляешь, осмотришься. Именно оттуда Соль вероятнее всего пошла бы на встречу с Каталиной в указанном кафе. И если она действительно на свободе и объявится, заберешь ее оттуда. Я же буду ждать у самого «Долорес» на перехвате. Не забывайте, это узкая пешеходная улочка, я буду пешком, прямо на виду у врага. Связь стандартная, оружие не применять, только если форс-мажор. Задание ясно?

– Ясно, – коротко кивнул Ру, вновь приглядываясь к расчерченной карте. – Непонятно одно. Если это западня, то саму Соль проведут до кафе максимально незаметно. Рядом с ней никто палиться не станет, чтобы мы клюнули. А значит, основная масса работников окурка будет сидеть в засаде. И вот вопрос: а так ли нужен им подъезд с Лайетаны? Или они рассредоточатся по туристической толпе загодя? Не буду ли я на этой точке бесполезен?

– Не будешь, потому что им понадобится транспорт, – уверенно пояснил Таафф, отбрасывая со лба мешающуюся прядь чернильного загривка. – Если их цель – нас взять, то они позаботятся о нашей перевозке. Если их цель – нас устранить, то им опять же нужны машины для отхода и пригодная для этого улица. Эрб, вопросы?

Долговязый молча осмотрел весь выведенный на экран план, остановившись взглядом на всегда шумной улочке де Ферран, долго хмурил пучки бровей, а потом выпрямился и глухо произнес:

– Если Солеа попытается уйти от слежки и как-то нас предупредить, то нырнет вот сюда, – и он указал длинным пальцем на неприметный проулок под аркой, уводящий к окруженной домами небольшой площади. – До «Долорес» можно пройти и по этому маршруту. Преследователи не заподозрят подвоха. Зато там у нее будет больше шансов привлечь внимание людей. Если создать шумиху, ей удастся закрепиться на площади на некоторое время. Я буду стоять именно там.

– Верно мыслишь, миротворец, – согласно кивнул Таафф и что-то исправил на карте, перенося пару точек в другие места. – Принято. Теперь Каталина.

И он развернулся к ней, пристально глядя в глаза. Та вопросительно приподняла брови, ожидая указаний и для себя. Но Таафф лишь строго нахмурился и твердо произнес:

– Я категорически против того, чтобы ты в этом участвовала.

Ох, а вот этот разговор был действительно сложным. И спор длился аккурат с того момента, как они переступили порог ее квартиры.

– Мы сами справимся, – поддержал палевого Ру, уверенно кивнув и откидываясь на спинку стула. – Тем более, ты, сеньорита, вообще не в курсе, на что способны Глуурурк и его подчиненные.

Каталина вздохнула и, собравшись с разбегающимися мыслями, решительно ответила:

– Еще раз повторю. Моя роль в этом деле не такая уж и опасная. Я сама никакому Глуурурку не нужна. Я для него была всего лишь возможностью навести вас на ложный след, и то косвенно. И варианта тут, собственно, два. Если с Соледад все в порядке, и произошло какое-то недоразумение, мы просто с ней увидимся. И сможем, наконец, выяснить, что вообще случилось с ней в тот день. Но если ее схватили какие-то преступники, она их заложник. Мы должны показать, что готовы играть по их правилам и выполняем их условия, и тогда они наверняка сделают следующий шаг. А значит, как-то проявят себя, ведь именно это вам и нужно. Поэтому если я, как мы и договорились, буду ждать в кафе в назначенное время, в любом из двух вариантов вы что-нибудь да узнаете. А это лучше, чем ничего.

– Вариантов тут, Каталина, далеко не два, – Таафф и не думал уступать и продолжал внимательно на нее смотреть, постукивая пальцами по столу. – И твое счастье, что другие тебе даже не приходят в голову. Мой ответ: «Нет». Я не считаю твое присутствие в «Долорес» в качестве приманки безопасным.

– А я, может быть, не считаю безопасным то, что сегодня днем меня похитили посреди центра города какие-то непонятные типы, уверяющие, что прибыли на Землю с какой-то Терры, которая черт знает где находится! – Каталина выдала эту фразу более эмоционально, чем планировала, но усталость не давала сосредоточиться на такте. – И я, между прочим, этих странных типов уже пустила к себе домой. Троих, на минуточку, рослых мужиков, покрытых шерстью! И все, что вы мне о себе рассказали, пока кажется неубедительным абсурдом. Ты не считаешь, что поздновато говорить о моей безопасности?

Обведенные черной каймой уши Тааффа медленно опустились, а жесткие палевые брови сложились над кромкой очков в удрученную линию. Он сделал долгий выдох и тихо ответил:

– Каталина, ты совершенно права. Но я не хочу еще одной жертвы. Ты не должна пострадать в этой истории.

От него веяло столь искренними эмоциями, что девушке стало несколько неловко за свои резкие слова. Может быть, они и правда стремятся просто разгрести то, что свалилось на них с исчезновением Соль?

– Речь о моей подруге, – более спокойно произнесла Каталина. – И я не останусь в стороне. Я хочу сходить в это кафе и убедиться, что с ней все в порядке. Я не верю, что меня там непременно захотят прибить.

Таафф несколько мгновений подавленно молчал, перебирая в мыслях весь план по сотому разу и ероша встрепанную макушку, и, наконец, поднял голову.

– Хорошо. Я смогу тебя прикрыть. С этим я тоже должен справиться. Ты пойдешь в «Долорес», я останусь неподалеку от входа. В случае нештатной ситуации ты скроешься в служебном помещении, а мы будем действовать по установленному плану.

Ру что-то уточнил у палевого на тягучем террианском, и тот вдумчиво пояснил свою мысль.

– Ладно, теперь всем пора отдохнуть, завтра трудный день, – поднялся из-за стола Таафф. – Эрб, я на тебя рассчитываю, не подведи. Ты мне нужен утром бодрым и адекватным.

Эрб тоже встал на ноги и коротко кивнул, вновь зажимая подрагивающую кисть руки в кулак.

– Постараюсь, стратег. Знаешь же, не от меня все зависит.

Бурый Ру сочувственно посмотрел на старшего товарища и сжал запястье Тааффа.

– Я присмотрю за ним, не переживай. У вас дома еще остался травяной сбор? Ему надо хоть немного поспать, а то он так долго не протянет.

– Да, брат привез в прошлый раз в достатке, – ответил Таафф и прошел с друзьями до входной двери. – Поищи там на кухне. Завтра на связи. В одиннадцать чтобы все были на местах.

Эрб первым покинул квартиру, и Ру, тревожно взглянув на ждущую в прихожей Каталину, последовал за ним. К полному удивлению девушки, Таафф и не думал уходить. Он закрыл за ними дверь, а потом повернулся к ней и серьезно произнес:

– Мне придется остаться тут. Не переживай, я никак стеснять тебя не стану. Скажи, где мне лучше присесть, чтобы не беспокоить тебя.

От такой бесцеремонности Каталина растерялась. Мало того, что они схватили ее, подозревая в сотрудничестве со своим врагом, так еще и в покое никак не оставляют! Ей же тоже необходим отдых! И последние пару часов единственное, о чем она мечтала, это побыть одной. Выдохнуть и расслабиться, не задаваясь в тысячный раз вопросом, действительно ли ей повстречались покрытые шерстью мужчины или ей все это приснилось.

– Что-то не так? – переспросил Таафф и напряженно навострил мохнатые уши.

– Я правильно поняла, что ты собираешься провести здесь ночь?

Каталина произнесла этот вопрос относительно спокойным тоном, однако внутри растеклась неприятная тревога. С чего вдруг этот инопланетный мужчина решил, что может запросто распоряжаться ее личным пространством? Разве готова она полностью ему доверять? И почему ее опять никто ни о чем не спросил? Кажется, Таафф привык сам принимать все решения за окружающих…

Палевый выгнул бровь, видимо, не совсем понимая причину недовольства Каталины, и стянул с ног тяжелые байкерские ботинки, ставя их у выхода.

– Если ночью к тебе нагрянут наемники Глуурурка, кто, по-твоему, должен будет тебя от них оградить? Ты уверена, что успеешь дождаться полицию?

Каталина растерянно прошла за ним обратно в гостиную и с некоторой долей обреченности наблюдала за тем, как он забирает со стола ноутбук, явно намереваясь пристроиться с ним там, где ему укажут.

– Ты правда считаешь, что я кому-то из них могу быть нужна? – с сомнением уточнила она, все же осознавая, что отчасти Таафф прав.

Если допустить самый худший вариант, встречать нежданных гостей ей уж точно не хотелось.

– Я считаю, что тебя уже втянули в эти грязные игры, и ты порядочное время находишься на крючке у Глуурурка, – спокойно ответил Таафф и выжидательно склонил голову набок, смахивая назойливую черную прядь с глаз. – До утра может произойти все что угодно. И я снова повторю: я не хочу лишних жертв. Просто скажи, где мне можно устроиться. Я умею быть незаметным.

Каталина сделала долгий вдох. Что ж, ладно. Судя по всему, ей придется подчиниться. Она действительно не представляла, какие именно опасности могут теперь подстерегать и ее. Но провести ночь в одной квартире с инопланетным существом? Это даже звучало как-то дико.

– Гостиная в твоем полном распоряжении, – сдавшись, произнесла Каталина. – Подушку и одеяло я тебе сейчас принесу. Чувствуй себя как дома и все такое.

И она удалилась в соседнюю комнату, где у Алисии хранилось постельное белье. Похоже, самый лучший выход – поскорее перекусить и отправиться спать. Тело настойчиво напоминало о том, что не отдыхало толком двое суток, а завтра действительно грядет трудный день. Ох уж эта Барселона! Ну кто же знал, что вместо беспечного отпуска она получит вот это все?

Вернувшись в гостиную, она застала Тааффа сидящим на диване с раскрытым ноутбуком на коленях. Он опять погрузился в изучение карты и обдумывание такого непростого плана, как-то странно передергивая плечом, словно что-то ему мешало. При появлении девушки он оторвался от экрана и внезапно серьезно произнес:

– Я знаю, что ты сердишься. Прости.

И забрал из ее рук одеяло и подушку.

– Да ладно, забей, – вымученно махнула рукой Каталина. – Это не худшая ночь в моей жизни. Надеюсь, без глупостей. Мне только этого сейчас не хватало.

– В каком смысле? – не понял Таафф, опускаясь на диван и недоуменно поправляя очки. – Я же сказал, докучать не стану.

– В том, в котором мужчина может приставать к женщине, – назидательно уточнила Каталина, не оценив его неуместную скромность. – Это я так, предупредила. Чтобы без недоразумений. Потому что в данном случае полиция приехать успеет.

Палевый растерянно почесал лохматый загривок на шее и совсем прижал уши, выглядя при этом явно не в своей тарелке.

– Я, честно говоря, не очень понял… Но тебе не о чем беспокоиться.

Внезапная мысль вспыхнула в мозгу, заставляя с досадой прикусить губу. Вот черт! Они же с другой планеты! Может быть, там подобные ситуации складываются иначе? Или, может, они употребляют для этого совсем другие формулировки? А она тут удивляется, что он в некотором ступоре.

– На Земле, – все же решила пояснить она, – многие мужчины, оставшись наедине даже с малознакомой девушкой, не прочь с ней переспать. Теперь ты понимаешь, о чем я?

Мохнатое лицо Тааффа немного просветлело, и он, наконец, более расслабленно кивнул.

– Теперь да, – с легкой улыбкой ответил он. – Так бы прямо и сказала. Не переживай, я ничего тебе не сделаю. Я не из тех, кто ищет приключений. Особенно за Земле.

– Да? – с долей сомнения переспросила Каталина, все еще оглядывая его пристальным взглядом. – А почему особенно? Что с Землей не так?

Таафф внезапно впервые за все это время почти беззвучно рассмеялся и, подняв очки на макушку, откинулся на спинку дивана, с облегчением расслабляя затекшие за день мышцы.

– Мы с вами очень разные…

Каталина пространно хмыкнула и отправилась на кухню сообразить что-нибудь поесть. Разные. Очевидно, земляне и терриане разные в вопросах интимных взаимоотношений полов. Но вот что это означало? У них другая культура? Другая физиология? Другие принципы поведения или реакции? А самое главное: радоваться ли этому или, наоборот, напрягаться в свете предстоящей ночи со столь необычным персонажем в одной квартире? Ведь он даже не человек.

Девушка распахнула холодильник и выудила немногочисленные припасы продуктов. Да, то, что ей придется накормить сегодня еще и двухметрового мужчину, она не могла и представить. Пожалуй, если запечь по-быстрому курицу в ананасах и соорудить салат с кусочками бекона и розмарином, никто же не останется голодным? У самой аппетит напрочь пропал после тяжелого дня. Но как бы ей ни хотелось игнорировать присутствие за стеной Тааффа, оставлять его без ужина как-то… не гостеприимно.

Кем он вообще был, этот палевый Таафф? Имя такое странное, чуждое, протяжное, которое его друзья произносили на свой манер, не подвластный ее языку. Его все слушались, и он явно привык отвечать за собственные решения, озвучивая их четко и ясно. Но при этом оставался каким-то спокойным, рассудительным, деликатным. Кто же он? Какое прошлое скрывал за темными очками, которые не снимал даже в плохо освещенном помещении? Почему он почти не видел ее этими необычными графитовыми глазами перед сеансом телепатии? Чем он занимался на загадочной планете Терре, прежде чем попал на Землю? И как ему вообще жилось в этой мохнатой песочной шкуре? Летом, должно быть, жарко.

Бесконечное количество пустых вопросов роилось в голове, делая ее еще более тяжелой и гудящей. Каталина, недовольная своим эмоциональным состоянием, наспех накрыла на стол в небольшой кухне и позвала Тааффа ужинать.

– Я не голоден, спасибо, – пробормотал он, останавливаясь в недоумении на пороге и с удивлением глядя на тарелки, полные ароматной и аппетитной еды.

– Не знаю, чем вы тут питаетесь, – устало ответила Каталина и пригласила его жестом зайти. – Надеюсь, ты употребляешь земную пищу? Это сейчас единственное, что я в состоянии приготовить.

– Я ем все, – глухо ответил Таафф, неуверенно косясь на яства. – Но не стоило беспокоиться.

– Можно без расшаркиваний, – отмахнулась Каталина и первая села за стол, решив, что Таафф сам разберется, присоединяться ему или оставаться голодным до утра.

Палевый коротко хмыкнул и все же прошел в кухню, усаживаясь напротив и молча принимаясь за еду. Девушка тоже подумала, что лишние разговоры сейчас ни к чему, и попыталась запихнуть в себя хотя бы несколько кусочков. К завтрашнему дню, как ни крути, им обоим надо быть в форме.

Таафф действительно старался быть незаметным. Поблагодарив за ужин, который он примерно подчистил до блеска тарелки, и наскоро умывшись, он ретировался на диван, оставляя горящей небольшую лампу у журнального столика. И пока окончательно уставшая Каталина прибиралась на кухне и принимала душ, ей почудилось, что она в этой квартире одна. Хотя тревожные мысли не отпускали. В какой-то момент она подумала, а не написать ли Соледад и не спросить ли ее напрямую, где та сейчас находится и почему ее инопланетные приятели подняли на уши всю Барселону с ее поисками. Как бы ей хотелось верить в то, что подруга сидит сейчас в своем небольшом доме в районе Эль Коль, на узкой и безлюдной улочке де Моратó! И никакие опасности ей не угрожают. Но Каталина так же хорошо понимала: ее там нет, и мобильный телефон подруги лежал не рядом с ней, а в квартире терриан.

Девушка расчесала длинные охровые волосы, все еще мокрые после душа. Пора спать. Она переоделась в легкий спортивный костюмчик, подхватила из ванной шорты и футболку, в которых проходила весь день, и хотела было отправиться к себе, но невольно задержалась на пороге гостиной. Маленькая желтая лампа освещала небольшое пространство у дивана, да едва заметный призрачный свет от фонаря пробивался с улицы сквозь неплотно задернутые шторы. Подушка и одеяло уже были разложены, темные очки покоились на закрытом ноутбуке, но сам Таафф все еще сидел в какой-то странной позе, склонившись над коленями и зажав оссиконы в ладонях. Может, это особый вечерний ритуал?

Террианин остался в одних серых мотоджинсах, из которых торчали босые мохнатые ступни. Взгляд девушки скользнул вверх, и она с удивлением обнаружила, что всю его палевую спину и торс покрывали невероятные завитки чернильного узора на шерсти – яркого, четкого, симметричного. Они струились вязью незнакомого орнамента по стройному поджарому телу, по почти человеческому рельефу крепких мышц и заканчивались на плечах, оставляя руки нетронутыми и песочными. Зрелище было настолько необычным и красивым, что она засмотрелась им, оглядывая такую чужеродную и в то же время привычную фигуру этого высокого инопланетного мужчины. Теперь картина сложилась в единое целое, и черный растрепанный загривок, кончики ушей и вот этот витиеватый узор дополнили друг друга на палевой шкуре.

Но с ним самим явно что-то было не так. Слишком уж крепко обхватывали ладони эти коммуникационные рожки, очевидно доставлявшие ему ощутимый дискомфорт. Он дышал медленно, размеренно, глубоко. Дрогнувшее ухо сразу повернулось в сторону девушки, услышав шаги, но сам Таафф отмер лишь спустя несколько мгновений, с долгим и немного хриплым выдохом распрямляясь и оставляя в покое голову. Он казался еще более сосредоточенным и измотанным.

– Ты что-то хотела, Каталина? – сдавленно спросил он, глядя сквозь нее мутным и расфокусированным взглядом.

– Ничего особенного, – пожала плечами девушка. – Просто пожелать спокойной ночи. У вас на Терре так делают?

Палевый вымученно улыбнулся уголками губ и приложил ладонь ко лбу, после чего легким взмахом провел ею по оссиконам, стряхивая с них невидимую паутинку.

– У нас перед сном делают так, – ответил он тепло и задумчиво, мысленно переносясь очень далеко от этой потонувшей в летнем вечере гостиной. – В знак того, что все трудные мысли и эмоции следует отпустить в безвестность и спокойно уснуть.

Он снова странно поежился и потянулся было к голове, но одернул себя и рассеянно повел глазами.

– Почему ты на меня так смотришь? – прищурилась Каталина, пытаясь понять, что все это означает.

– Я не смотрю. Я едва тебя вижу, – отозвался Таафф. – А от очков устали глаза.

– Не видишь? А что у тебя со зрением? – с некоторым беспокойством спросила Каталина, замечая, как расширены сейчас его зрачки, почти слившиеся с радужками.

– Долгая история, – отмахнулся палевый. – Как-нибудь в другой раз.

Видимо, что-то все же сильно его беспокоило, потому что он вновь опустил голову и принялся разминать пальцами оссиконы. Может, устал и хочет спать? Или ему нужна помощь? Он вообще будет утром готов к их непростому мероприятию? Каталина помялась на пороге, не зная, что правильнее сделать: оставить его одного или же уточнить, все ли в порядке. Откуда ей знать, что с этими инопланетянами могло случаться на Земле!

Палевый, кажется, вовсе забыл о ее присутствии и с досадным шипением дернул ушами, явно злясь на свое не совсем здоровое состояние. Каталина нерешительно приблизилась. Все же он сидел в ее гостиной, и в случае чего разгребать придется ей.

– Таафф! – осторожно позвала она, надеясь, что не слишком исковеркала его имя земным произношением. – Что-то не так?

Услышав ее голос, он поднял голову и тихо проронил:

– Не обращай внимания. Просто старые травмы. Пройдет, и буду спать.

И он опять взялся за оссиконы, склонившись к коленям.

Старые травмы? Ах да, кажется, они упоминали войну на Терре. Наверное, он получил их тогда. Каталина совершенно не представляла, какими могли быть войны на других планетах, как и не могла вообразить, что где-то еще существует вполне разумная жизнь. На Земле враг всегда стрелял на поражение и разрушал все на своем пути взрывами и огнем. А как это происходило на Терре? Какое оружие использовали захватчики там?

Повинуясь странному порыву, Каталина подошла ближе и, отложив стопку своей одежды, участливо протянула руку к палевому плечу. Миг сомнений, и ее ладонь легла на комок напряженных мышц под шкурой. Ничего себе, как его прихватило… Таафф даже не шевельнулся, и девушка на свой страх и риск провела рукой вдоль плеча к шее. Его бы сейчас размять как следует, да вот уместно ли, позволит ли? Она снова провела ладонью, сжимая окаменевшие мышцы чуть настойчивее и ощущая под пальцами горячую шелковистую шерсть, плотно прилегающую к коже. Мягкими движениями она начала осторожно поглаживать и расслаблять инопланетное плечо.

Таафф внезапно сделал долгий вдох и выпустил из рук оссиконы. Он выпрямился и, на удивление не протестуя, подставил ей спину и шею со встрепанным черным загривком. Значит, принял помощь, не стал геройствовать. Каталина протянула вторую руку и уже более уверенно принялась массировать его одеревеневшие мышцы: осторожно, но тщательно и основательно. Постепенно ладони ее нагрелись от контакта с шерстью, и ей показалось, что террианин начал потихоньку выдыхать и расслабляться. Вскоре стало ясно: самым проблемным было как раз левое плечо, никак не желающее поддаваться. Сильно разминать его Каталина побоялась – с неизвестной ей травмой это могло оказаться опасным. Поэтому сосредоточилась на мягких и разогревающих движениях.

Таафф со вздохом явного облегчения приподнял голову, и в желтом свете лампы прямо на шкуре внезапно блеснуло два ряда странных стальных заклепок размером с горошину, обрамлявших по краям загривок с обеих сторон. Они начинались где-то у лба, теряясь в густых прядях, и тянулись вдоль ушей по макушке, стекая на затылок. На каждой из них виднелась какая-то полустертая гравировка.

– А что это у тебя на голове? Неужели пирсинг? – улыбнулась Каталина, обнаружив столь странное украшение в совсем не подходящем месте.

Таафф, не открывая глаз и не шевелясь, беспечно отмахнулся:

– Да так, баловство подросткового возраста.

Влекомая любопытством, Каталина осторожно коснулась стального ряда выступающих заклепок, которые оказались на удивление тёплыми, нагретыми плотным контактом со шкурой. Пальцы прошлись по ним от самого затылка до макушки, ощущая, как они слегка перекатываются, чуть оттягивая кожу.

– А как же они крепятся? Их можно снимать? – заинтересовалась девушка, понимая, что пирсинг был ввинчен намертво.

– Да все просто, – пожал плечами Таафф. – Прокалывается кожа, под ней раскрывается запирающий механизм, и все. Но снимать я бы не рискнул, шкуру жалко, – и он неспешно приподнял голову, подставляя ее прямо под ладонь Каталины.

– Ты сумасшедший… – шепнула она и интуитивно зарылась пальцами в его чернильную копну.

Черт! Что она вообще делает? Это уже совсем не спасительный дружеский массаж, и ерошить его шерсть и оглаживать затылок вовсе неуместно. Но ладонь против воли вновь прошлась по лохматому загривку. Он оказался неимоверно густым, немного жестким и совсем не походил на человеческие волосы. Черные пряди скользили под пальцами и щекотали своей незнакомой и удивительной структурой. Таафф медленно повел головой, желая направить ее ладонь туда, где было наиболее приятно, и едва слышно пробормотал незнакомые ей тягучие слова. Но стоило девушке подняться выше, к самой макушке, как он сбивчиво выдохнул:

– Оссиконы… не трогай…

Каталина замерла и поспешно отдернула руку. Все же жгучие рожки не внушали ей никакого доверия. Тактильный контакт разорвался, и Таафф сделал долгий и шумный вдох, возвращаясь из состояния прострации и неги. Он медленно выпрямился, и на его лице ясно читалось благодарное облегчение.

– Что это было? Что ты со мной сделала? – тихо и немного удивленно поинтересовался он, пошевелив поврежденным плечом и не обнаружив, видимо, прежних болезненных ощущений.

– Я немного размяла твои затекшие мышцы, а что? – несколько смутившись, переспросила Каталина. – Тебе было некомфортно? Я причинила тебе боль?

Таафф наконец открыл глаза и в замешательстве поднял на нее рассеянный взгляд, полный недоумения. Он вновь дернул плечом, а потом встряхнул оссиконами, но явно не получил ожидаемого результата.

– Что это?.. – растерялся он. – Как такое возможно?

– Да что происходит?! – не на шутку напряглась Каталина, уже тысячу раз пожалев, что не ушла сразу к себе в спальню.

Таафф осторожно взял ее за запястье и, помедлив пару мгновений, поднес ее ладонь к своей макушке, кладя поверх рожек. Они оказались еле теплыми и застывшими.

– От моей старой травмы, – объяснил он, – и от напряжения этих дней оссиконы разгорелись огнем. Жгли мне голову. А теперь они остыли, молчат, успокоились. И плечу легче. Как ты это сделала?

Каталина с сомнением сощурилась и неуверенно ответила:

– Не знаю насчет этих ваших оссикон, но твое плечо явно требовало хорошего массажа. И если от него тебе стало лучше, то ничего удивительного я в этом не вижу. У вас на Терре разве не делают массаж?

– Нет. Я не знал, что подобное существует. Но это было еще и приятно. Странно приятно. Я… Я не понимаю…

Таафф выпустил ее руку и выглядел совсем растерянным.

– Такое со мной впервые, – добавил он едва слышно.

Глава 4

Мотоциклы в гараже

Путь до кафе «Долорес» от места, где Таафф высадил Каталину, был не таким уж и долгим. Всего пара переулков пешком по самому центру, в гуще извечно гуляющих здесь туристов. Палевый протиснулся на байке максимально близко к точке сегодняшней операции и припарковался на крошечной площаденке. Каталина радовалась возможности немного пройтись и на миг представить, что это та самая беспечная поездка в Барселону, которую она так ждала! Девушка смотрела по сторонам, выхватывала глазами яркие вывески магазинчиков, кафешек и отелей центра, обходила особенно большие экскурсионные группы улыбающихся путешественников, вдыхала теплый и полный летними запахами воздух города. И с печальной тревогой озиралась по сторонам. Ибо чем обернется поход на встречу с Соль, абсолютно неизвестно.

«Долорес» было их излюбленным местом неподалеку от Ла Рамблы. Переехавшая в Барселону учиться в Международном университете Каталонии на юриста Соледад долго сокрушалась, что Каталина покинула Испанию и умотала вместе с родителями в далекие Штаты. Видеться они стали не так уж и часто, лишь в каникулы после сессий, когда Каталина могла себе позволить билет до Европы. Соль сразу заявила, что Америка ее не прельщает, и активно зазывала подругу к себе в гости, хоть и понимала, что встреча раз в году – это уже хлеб. Когда же обе они начали зарабатывать, стало полегче.

Каталина не раз бывала в шумной Барселоне, чтобы отдохнуть от чуждого Бостона, пошататься вместе с Соль по бурлящему городу, облазить музеи и магазинчики и, конечно же, перепробовать все местные вкусности. Обычно, находившись и насмеявшись, они надолго зависали в Бокерии – шумном и пахнущем всевозможными кухнями мира рынке, где каждый раз отведывали что-нибудь новое. Брали пластиковые тарелки, полные ароматной и не всегда знакомой еды, пару бокалов холодного вина и присаживались, где отыскивали место среди разномастной толпы.

А в «Долорес» всегда заглядывали выпить эспрессо или чай с маленькими, аккуратными пирожными. Поэтому идти этим утром в кафе и думать о поджидающих ее непонятных врагах вместо улыбающейся Соль было для Каталины более чем дико.

– Глуурурк хорошо с нами знаком, еще по войне на Терре, – объяснил ей за завтраком Таафф, пока они наскоро перекусывали испеченными девушкой блинчиками с кусочками яблок. – И он в курсе, что мы преследуем его и сделаем все, чтобы добыть нужные улики и сдать во внегалактический суд. У нас с ним разговор короткий. Как и у него с нами. Его цель – нас максимально быстро уничтожить. Нас или кого угодно, кто попытается ухватить его за руку. Хурартийские кланы захватчиков и так считаются во вселенной весьма опасными и беспощадными, но обычно они действуют силовыми методами. Нападение, разорение, уничтожение. Когда они дóлжно вооружены, им сложно противостоять. Даже отличной боевой тактикой. Но окурок несколько отличается от своих соплеменников. Вместо нахрапистой силы он выбрал путь постепенного внедрения и хитрости. Он всегда прибегал к самым изощренным методам получения чужих ресурсов. Но в этот раз я чую, что он задумал нечто особенно опасное и тонко просчитанное. Слишком уж долго он живет на Земле, слишком чиста его репутация со стороны человеческих законов. Слишком спокойно он реагировал на наше здесь присутствие и до сих пор не потрудился устранить нас при первой же возможности. Он к чему-то готовится, и очень тщательно. И то, что способен породить его чудовищный мозг, может оказаться фатальным для вашей расы и планеты в целом. Очень много непонятных нестыковок. Я все пытаюсь разгадать его гадкий план, но, к сожалению, Глуурурк все еще на шаг впереди. Как-то так…

Каталина с трудом усваивала эту новую и безумную информацию, что навалилась на нее столь внезапно за последние сутки. Неужели эти внегалактические суды, другие планеты с давно сформировавшейся на них продвинутой жизнью действительно существовали? Сколько раз она бывала в Барселоне и никогда не думала, что один из заурядных владельцев стоматологических клиник может оказаться инопланетным захватчиком. Или что проезжающий мимо байкер в веренице других, таких же, как он, вовсе не человек, а мохнатый террианин, преследующий врага. Насколько сложно этим мужчинам было скрывать свою природу и внешность от людей? Ведь нетрудно себе представить реакцию толпы, окажись среди них чуждое и непривычное существо, которого не должно быть на Земле. Какой опасности подвергали себя терриане, решившись задержаться на этой планете? С одной стороны, их могли раскрыть ее исконные обитатели, с другой – на них вел охоту их враг. Это же не жизнь, это борьба и постоянный риск!

Но вот и кафе. Все те же два окна до пола, маленькая лесенка, ведущая к входной двери, кривой и чахлый кипарис, скребущий своей кроной вывеску «Долорес». Каталина огляделась. Таафф должен был находиться где-то поблизости, и желательно не сильно на виду. Как он собирался это сделать на узкой улочке, где совершенно негде укрыться, девушка не представляла. Однако его она не заметила. Может, еще не подошел? Ведь они специально разделились, чтобы не появляться в точке встречи вместе.

Ладно, была не была! И Каталина немедля толкнула тяжелую дверь. Внутри как всегда витал терпкий и густой запах зернового кофе и дурманящий дух ванили, корицы и фруктов, исходящий от яркой витрины с десертами. Девушка пытливо осмотрелась, пробегая глазами по немногочисленным столикам в надежде увидеть знакомый силуэт. Но кроме пары посетителей, пьющих поздний кофе, она никого не обнаружила.

Каталина присела у окна так, чтобы видеть весь зал и улицу, и заказала латте. Теперь оставалось лишь ждать дальнейших событий, как бы они ни сложились. Она достала телефон и написала сообщение на забитый вчера номер Тааффа:

«Пока никого. Жду».

Ответ не пришел, и девушка понадеялась, что там, снаружи, все в порядке.

Посетители медленно сменялись, стрелка часов упорно продвигалась к часу дня, латте давно был выпит. Однако ни Соледад, ни какие-либо подозрительные личности, ищущие с ней встречи, так и не появлялись. Переписка с подругой застыла на вчерашнем ответе Каталины, где она подтверждала время и место, и довольном смайлике от Соль. От Тааффа не приходило вестей, и девушка не знала, что и подумать. С одной стороны, казалось, что все опасности, которых они ждали, и весь этот вчерашний безумный план – выдумки, бред, сценарий к малобюджетному триллеру, но никак не реальность. Барселона продолжала жить своей жизнью, солнце неустанно высвечивало фрагменты улицы зенитными лучами, люди за окном мелькали, улыбались, спешили и совершенно не думали о том, что среди них таятся какие-то наемники инопланетного захватчика. И во все это очень хотелось верить – отчаянно, неистово, упрямо. Что не было никакого Глуурурка, не было никаких хурартийцев и похищений!

Но, с другой стороны, Соль так и не пришла. И что это могло означать, Каталина не представляла. Не успела на встречу, застряв в пробке? Бред. Сломала ногу у собственного дома и попала в больницу? Чушь. Передумала и не предупредила? Ерунда! Значит, не должно было быть никакой встречи с Соль. Значит, действительно это просто западня, в которую заманили терриан, чтобы… Ну, что с ними собирался сделать Глуурурк, палевый вполне доходчиво объяснил. Не случилось ли чего на улице, пока она тут прохлаждается с опустевшей чашкой?

Каталина: «У вас все в порядке?»

Ответ пришел спустя пару минут, которые девушка провела в нервном ожидании, нетерпеливо одергивая на себе синюю футболку.

Таафф: «Выходи. Подхожу».

Значит, по крайней мере, живы.

Каталина подхватила сумочку и покинула «Долорес». На улице стало еще жарче и многолюднее, из распахнутой двери в тапас-бар по соседству слышались динамичная музыка и смех многочисленных посетителей. Девушка заозиралась и не сразу заприметила высокого стройного байкера в черной кожаной куртке и антрацитовом матовом шлеме с закрытым визором. Таафф ждал ее в отдалении и сделал знак рукой подойти.

– Ничего? – спросила она с тревогой, стоило ей приблизиться.

– Совсем, – покачал он головой, увлекая ее за собой в сторону парковки. – Более спокойное и пустое утро трудно себе представить. Я все ждал, что они нарисуются, хоть как-то проявят себя, дадут засечь. А тут полный штиль. Ни одного энергетического следа.

И он досадливо зашипел, в сотый раз прокручивая в мыслях последние события и пытаясь постигнуть коварную задумку врагов. Ни глаз, ни лица не было видно в темном шлеме, но по всей его напряженной фигуре Каталина поняла, что он удручен своей беспомощностью.

Девушка участливо прикоснулась к его запястью и слегка сжала жесткий кожаный рукав.

– Мы что-нибудь придумаем, – ободряюще произнесла она, не менее расстроенная и все больше переживающая за судьбу исчезнувшей в никуда подруги. – Не провалились же они все сквозь землю!

– Да, конечно, – встрепенулся Таафф и остановился у ожидавшего на парковке байка. – Мы с Эрбом побудем здесь еще немного, понаблюдаем. Может, что-то удастся ухватить. А ты возвращайся домой. Бору тебя отвезет. Если что, мы теперь с тобой на связи.

И Таафф протянул девушке фиолетовый шлем, в котором она сюда приехала.

Каталина задумчиво забрала его и подавленно уточнила:

– Можно мне немного пройтись по городу? Я не могу сидеть все время взаперти. Тем более, наемники этого вашего Глуурурка так и не появились. И я не думаю, что мне тут грозит какая-то реальная опасность.

– Каталина, я не вправе указывать тебе, что делать, – ссутулил плечи Таафф. – Как и не вправе запретить выходить из дома. Хотя именно это и было бы самым безопасным для тебя. Все, что здесь творится, я тебе объяснил и вчера, и сегодня. Жаль, что ты не до конца осознаешь всю степень беспредела, который может грянуть здесь со дня на день. Выбор за тобой. Я лишь не хочу, чтобы еще и ты пострадала от рук того, для кого уничтожение живого существа – чистое удовольствие.

Каталина прикусила губу и на мгновение зажмурилась. Какая-то чертовщина! Это все не может быть реальностью! Подруга не нашлась, а ей уготовано запереться дома и держать оборону с кухонным ножом. Как же хотелось открыть сейчас глаза и очутиться в той жизни, где не было еще никаких терриан, Глуурурков, вторжений, войн на чужих планетах и странных напевных голосов высоченных шерстяных мужчин! Как же хотелось получить от Соль сообщение, что она глупо проспала, допоздна провозившись с какими-нибудь хитрым договором, с облегчением выдохнуть и отправиться к ней домой. И просто побродить по Барселоне, не опасаясь ни похищений, ни нападений, ни каких угодно угроз.

Но Каталина прекрасно понимала, что это все наивные желания. Ибо перед ней все так же стоял Таафф, выжидательно опершись о руль скремблера, и ни одна из проблем пока не была устранена.

Девушка со вздохом кивнула и хотела уже пойти в сторону Лайетаны, где находился бурый, но Таафф остановил ее.

– Дождись Ру, пожалуйста, не броди одна. Он сейчас подойдет сюда.

Каталина с досадой помотала головой и с горечью произнесла:

– Могу я хотя бы отсюда и до Лайетаны побыть обычным человеком?

Таафф на это чуть отступил и бессильно развел руками.

Каталина развернулась и нервно зашагала прочь.

Залитая солнцем и шумная де Ферран больше не манила, а лишь раздражала суетливыми туристами и проезжающими мимо скутерами. Что делать дальше, Каталина не представляла. Поэтому как можно скорее добралась до небольшой парковки, где среди вереницы машин и мотоциклов стоял черно-красный дорожник, рядом с которым нервно выхаживал коренастый Ру в расстегнутой текстильной куртке и затасканных мотоджинсах цвета хаки с вшитыми наколенниками.

Стоило девушке приблизиться, он обеспокоенно и как-то напряженно спросил, не поднимая визора:

– Что у вас там произошло? Почему ты пришла одна? Я же должен был забрать тебя сам.

Каталина собиралась возмутиться и сказать, что в состоянии преодолеть пятьсот метров без риска для жизни, как вдруг ее мобильник настойчиво завибрировал, извещая о пришедшем сообщении. Она машинально достала его из сумочки и прочла текст.

Соледад Перес: «Каталина, ты куда пропала? Я не дождалась тебя в кафе. Может быть, мы не так друг друга поняли? Сейчас, конечно, в Барселоне творятся странные вещи, но я добралась до „Долорес“ без проблем. В любом случае, мне очень жаль, что мы не увиделись, хоть ты уже сутки в этом городе. И вообще, на кой ты остановилась у Алисии? Я же предлагала тебе сразу махнуть ко мне. Ладно, я домой, приезжай, буду ждать тебя там!!!»

Каталина растерянно опустила телефон. Что же все это могло означать? Ведь она же просидела в кафе все это время, как и договаривались. И если те, кто писал за Соль, хотели устроить встречу с Каталиной или с террианами для каких-то своих корыстных целей, то почему же никто из них так и не объявился? И почему теперь сама ли Соледад, или те, кто за этим стоял, назначали новую встречу у нее дома? Может быть, их просто пытаются навести на ложный след и запутать еще больше? Какой-то бред!

– Что? – нетерпеливо буркнул Ру, выводя девушку из раздумий. – Это от Соль?

– Да, – собираясь с мыслями, ответила Каталина. – И она зовет меня к себе домой.

Бурый раздраженно зарычал и нетерпеливо сжал кулаки в байкерских перчатках.

– Значит, вечеринка переносится в другое место, – недовольно проворчал он. – Хорошо, поехали.

– Куда? – не успела ничего сообразить Каталина, как Ру вскочил в седло и завел мотор.

– Что значит куда? Мне велено доставить тебя на проспект Грасиа, в твой дом. А нам, видимо, придется составлять новый план действий. Такие вот дела. Поторопись.

Девушка хотела возразить, что судьба подруги волнует ее ничуть не меньше, чем этих странных терриан, но спорить, судя по всему, было бессмысленно. Ру не собирался дискутировать и без колебаний выполнял распоряжение палевого. И в какой только момент сама девушка оказалась зависима от его решений? Теперь уж однозначно ей никто не разрешит… побыть приманкой. Ведь именно так выглядело ее участие для терриан. Вчера Таафф ей уступил, но сейчас эти трое наверняка предпочтут держать ее как можно дальше от потенциальной угрозы.

Каталине ничего не оставалось, как послушно сесть за спину к бурому, и он достаточно резко стартовал с парковки.

Вся дорога до дома заняла не больше четверти часа: Ру, кажется, тормозил лишь при виде красного светофора. Все остальное время он петлял между машинами и другими мотоциклистами как верткая змея и начинал сердиться при любой заминке. Понять его было нетрудно. И так-то ситуация складывалась паршиво: Соль пропала, время шло, любые попытки ее найти или встретиться оканчивались провалом. А бурый вынужден заниматься развозом всяких девиц. Поэтому, когда, наконец, он остановился напротив входа в ее дом, Каталина выдохнула с облегчением, возвращая ему шлем подруги. Ру забросил его в кофр и, торопливо приложив руку к сердцу в знак прощания, выкрутил газ, срываясь с места.

Каталина постояла некоторое время в растерянности и хотела зайти внутрь, но замешкалась и снова достала мобильник. Что же все-таки происходит? Вот их переписка с Соледад. С ее же номера. И стиль общения абсолютно ее. Если бы Каталина не была схвачена вчера террианами, ей бы и в голову не пришло, что эти сообщения могут принадлежать кому-то другому. И, скорее всего, не дождавшись сегодня подругу в «Долорес», она решила бы, что они действительно разминулись с ней по времени или произошла еще какая угодно глупая накладка. Но ни о каких нападениях и похищениях она бы точно не подумала.

Но терриане ей не приснились. И Соль действительно не пришла на встречу. А ее телефон она лично видела лежащим на комоде в квартире ее друзей. Что все это, черт подери, значит?!

Как же она сможет теперь просто вернуться домой и сидеть там в ожидании каких-либо новостей? Да и потом, что ей ответить Соль на сообщение? Что она подъедет попозже? Или не навестит ее вовсе? А если это действительно писала она, а не какие-то эфемерные враги, то ситуация вообще принимала абсурдные очертания. Каталине ужасно захотелось поскорее отыскать подругу живой и здоровой и крепко ее обнять!

Но ведь, в конце концов, она могла взять и отправиться к ней домой – без всяких планов, стратегических расчетов, рассредоточенных по улицам терриан. Просто приехать к ней в одиночку и выяснить, почему встреча перенеслась в другое место. Стоило бурому Ру исчезнуть из ее поля зрения, как сомнения вновь закрались в ее сознание. Прошли всего-то сутки, как Каталина прилетела в Барселону. И единственная неприятность, которая с ней произошла, – это ее похищение террианами. И все! Где этот Глуурурк? Где его устрашающие наемники? Где подозрительные машины, ожидающие в подворотнях? Может быть, их и не было вовсе? И подставная переписка в компьютере хурартийца – это незавершенный и сырой план? Пока что за Каталиной совершенно никто не охотился и не следил.

Девушка раздраженно передернула плечами и поспешила к ближайшей стоянке такси, чтобы доехать до Соледад как можно быстрее. На автобусы тратить время не хотелось. Если за исчезновением подруги кто-то действительно стоял, то ей ничего плохого не должны сделать. Им нужны терриане, а не она. Или же враг хочет, чтобы она пришла одна, а не с вооруженным сопровождением. Что ж, можно попробовать!

Желтое такси с приятным кондиционером относительно быстро домчало ее до тихой, карабкающейся в гору короткой улочки де Морато, где у Соль уже года полтора как имелся небольшой двухэтажный домик с маленьким, но уютным садом и просторным гаражом, в котором она держала машину и мотоцикл. Расплатившись, Каталина вылезла из такси и огляделась. Тишина, пара неторопливо бредущих прохожих, заливающиеся цикады и редкие кроны сосен, торчащих из неплодородной, заросшей колючками земли. Похоже, терриане еще не появлялись, иначе они наверняка дали бы о себе знать.

Впрочем, и каких-либо подозрительных типов или машин неподалеку от дома девушка тоже не заметила. Полупустые парковочные места вдоль улицы, доносящееся бормотание телевизора откуда-то из-за каменной ограды соседей, пролетающие с резкими вскриками чайки. Привычная картина. Пора все прояснить!

И Каталина без лишних раздумий шагнула к закрытой калитке, чтобы нажать на звонок. Через железные прутья были видны выложенные плиткой ступеньки, ведущие в тенистый садик перед домом, и запертая дверь. Тишина.

Снова звонок и снова тишина. Каталина отчетливо слышала переливчатую трель из прихожей Соль, но никаких признаков жизни внутри дома не наблюдалось. Какая-то мистика с этими встречами! Девушка достала мобильный телефон и позвонила подруге на ее номер. Но трубка бесстрастно сообщила ей, что номер заблокирован. Именно об этом ей и рассказывали терриане. Тогда она написала ей сообщение.

Каталина: «Соль, я стою у твоей калитки и звоню тебе в дверь. Ты дома?»

Послание ушло и благополучно доставилось. Как же странно: звонки не проходили, а сообщениями обмениваться они могли! Впрочем, без разницы: теперь кто-нибудь да должен объявиться. Ведь она пришла туда, где и была назначена ей встреча. Вопрос только, кем. Если это окажутся захватившие ее подругу преступники, то помощи ей ждать уже неоткуда.

Тишина. Каталина прошлась вдоль невысокой ограды, заглядывая в сад в надежде увидеть хоть что-нибудь. Но картина оставалась неизменной. Через несколько мгновений ее телефон завибрировал.

Соледад Перес: «А я стою перед раскрытой калиткой на улицу, и тебя нет. Ты сейчас не прикалываешься? Потому что ошибиться домом ты уж точно не должна!»

У Каталины невольно округлились глаза. Что это за глупая игра в кошки-мышки? Никакой Соль у калитки, разумеется, не было. И если это какие-то преступники назначили ей встречу, то вот она здесь, ждет у дома. Что еще им от нее нужно? Или это просто хулиганы?

Оставался единственный способ выяснить, что все это значит. Каталина сфотографировала запертую калитку и видневшийся за ней безжизненный дом и отослала изображение на номер подруги с подписью: «Твоя дверь все так же закрыта, и тебя тут нет».

Если мир не сошел с ума, то адресату нечего будет возразить на эти веские аргументы. Однако спустя минуту Каталина получила ответную фотографию, от вида которой у нее едва не выпал из рук телефон. На ней на фоне соседнего не докрашенного после ремонта дома с массивной деревянной дверью и обломанным козырьком была изображена распахнутая изнутри калитка и пятачок тротуара перед ней. Только вот Каталины там не стояло.

Соледад Перес: «Что за черт???»

Действительно, что за черт???

Каталина растерянно опустила телефон и оглянулась на всякий случай на соседский дом. Дверь и козырек на месте. Она тоже. Но тогда как?! В голове стало совсем пусто, и ни одна идея о том, что, собственно говоря, творится, никак не могла сформироваться. Логического объяснения всему этому она не находила, а гадать, кто и, главное, зачем это устроил столь изощренным образом, можно было до бесконечности, оставаясь без ответа. Каталина обессиленно вздохнула и присела на выступающий край ограды. Кажется, и в этот раз без терриан не обойтись…

Каталина: «Таафф, приезжайте к дому Соль. Тут творится абсолютная чертовщина. Врагов не видать, зато мистики выше крыши. Со мной все в порядке».

Она ждала от него чего-то разгневанного или сурового, но ответ пришел неожиданно лаконичным.

Таафф: «Принято».

Каталина на всякий случай внимательно посмотрела по сторонам и прислушалась к любым звукам, будь то шаги или проезжающие на ближайшем перекрестке машины. Но до момента, пока вдали не послышался рев мотоциклов, не происходило ничего подозрительного. Каталина поднялась с ограды, когда трое байкеров затормозили на свободном парковочном месте в нескольких метрах от нее.

Таафф подошел к ней первым и, пользуясь тем, что вокруг никого не было, поднял темный визор. Глаза скрывались за очками, поэтому оставалось лишь гадать, в каком он приехал настроении. Ведь он был категорически против ее участия в поисках Соледад. Но он молчал, ожидая, что девушка сама все объяснит.

Каталина без лишних слов протянула ему мобильник с раскрытой перепиской. Палевый внимательно просмотрел текст и фотографии, огляделся и подозвал друзей жестом руки. Долговязый нетерпеливо взял у него телефон и тоже долго изучал написанное, а потом передал трубку Ру. Кажется, все трое находились в некотором замешательстве. Ну хоть не она одна!

Бурый начал что-то обсуждать с Эрбом на террианском, явно удивленный и напряженный, а Таафф все так же молча шагнул к калитке и, положив руки на решетку, склонил голову, как это уже делал раньше, когда погружался в свои мысли. Может быть, именно так эти инопланетяне задействовали коммуникационные рожки? Может, он сейчас как раз считывает энергетическое поле в надежде понять, стояла ли здесь Соль двадцать минут назад?

Таафф оставался недвижным достаточно долго, а потом с шумным выдохом отлепился от решетки и полез в карман, доставая оттуда ключи. Каталина даже опешила, поняв, что они были от дома Соледад. Как? Она вот так доверила этим троим свое жилище? И они могли запросто входить к ней в любое время? Не всякому другу позволишь подобное. Значит, они были достаточно близки. Как же все это неожиданно и удивительно!

Отперев калитку, Таафф позвал остальных за собой и уверенно поднялся по ступенькам к входной двери, которую так же открыл, на ощупь выбрав нужный ключ. Все последовали за ним, и уже через минуту их встретила нагретая косыми лучами послеобеденного солнца просторная гостиная.

Каталина зашла туда со странными, смешанными чувствами. Она хорошо знала этот дом, останавливаясь в Барселоне то здесь, то у разъезжающей по постоянным командировкам Алисии, и провела вот в этой гостиной вместе с Соль много веселых вечеров вдвоем или с ее многочисленными друзьями. Тут всегда было уютно, гостеприимно, по-домашнему. Вон на том диване в дальнем углу они обычно смотрели телек и пили сангрию, вон там виднелась отделенная от гостиной барной стойкой кухня, где Каталина традиционно готовила для всех вкусности. А на низкой тумбочке притулилась любимая Соль старенькая магнитола, к которой она прикупила крутые колонки, и они наслаждались всякой дурацкой музыкой по настроению.

А вот там, у самого широкого окна, ведущего на задний двор, стоял письменный стол, за которым Соледад обычно работала с договорами. Сейчас на нем были разложены какие-то бумаги, пылился раскрытый и давно севший ноутбук, чьи-то очки в тонкой оправе и две яркие кружки. У Каталины пробежал холодок по спине, ведь именно эту картину описывал Таафф, рассказывая о том дне, когда Соль пропала. И именно эти кадры она видела в его телефоне.

Предметы так и стояли на своих местах, как безмолвные декорации. А вот подруги здесь уже не было. И Каталине казалось, что она без спросу вторглась в пространство, чья хозяйка бесследно исчезла.

Таафф между тем приспустил на окнах жалюзи, чтобы никто с улицы их не увидел, и терриане наконец с облегчением сняли шлемы, расправляя прижатые уши и оссиконы. Палевый хотел что-то сказать, расстегивая кожаную куртку и присаживаясь на ближайший пуфик, как телефон Каталины запиликал сообщением.

Соледад Перес: «Я не понимаю, что происходит. Ты мне пишешь, шлешь фотки, но тебя нигде нет. Я как из жизни выпала. Сегодня почему-то почти ни с кем не могу связаться. Да еще и мои друзья совсем недавно пропали. Не знаю, что и подумать. Бред какой-то!»

Девушка насторожилась.

Каталина: «А что за друзья и как они пропали?»

Соледад Перес: «Да так, пара моих иностранных приятелей. Ушли и исчезли. Даже свои мотоциклы не забрали из моего гаража. А теперь еще и ты».

Глава 5

Вспышка света

Каталина в растерянности сидела на краешке дивана и наблюдала за террианами, для которых все происходящее явилось очередным поводом для тщательных раздумий. Девушка и сама прекрасно понимала, что в столь запутанной ситуации просто так не разобраться. Но здравые идеи никак не приходили в голову. А поскольку в мистику, фантастику и прочие несуществующие глупости она не верила, то предпочла дождаться решения терриан. Хотя… Расскажи ей кто еще пару дней назад, что в Барселоне она столкнется с мохнатыми представителями инопланетной цивилизации, она сочла бы это не меньшей фантастикой и отмахнулась бы как от полной чепухи. И все же – терриане существовали, и все трое находились сейчас в поле ее зрения. Может, и с Соль случилось нечто столь же сверхъестественное? Боже, ну и поездочка в этот раз выдалась!

Бурый Ру, скинувший с себя мотокуртку и оставшийся в какой-то плотной облегающей майке без рукавов цвета хаки в тон к мотоджинсам, нервно прохаживался по гостиной, периодически почесывая за драным ухом и хмуря едва заметные белесые бугорки бровей. Он явно психовал из-за стремительно меняющихся событий и, судя по оброненным фразам, куда-то сильно спешил. Видимо, в Барселону он сорвался по просьбе товарищей исключительно из-за наводки на Каталину, и какие-то срочные дела на севере Испании звали его обратно.

А вот долговязый Эрб притих. Он вновь опустился в самом углу прямо на пол, судя по всему, предпочитая его любым удобным диванам и стульям, и устремил рассеянный и удрученный шафрановый взгляд в никуда, сцепив явственно задрожавшие кисти рук. Он даже не расстегнул мотокуртку, вовсе не замечая ни душного воздуха закрытого помещения, ни застрявшего в вороте длинного хвоста его карамельного загривка. В ярких глазах мелькало что-то слишком тяжелое и затаенное, что пугало и заставляло лишний раз не смотреть в его сторону.

Таафф же, не обращая ни на кого внимания, вдумчиво читал и перечитывал последние сообщения от Соль, неспешно поглаживая подбородок и неосознанно ведя ушами за нервной поступью Ру. Песочные оссиконы с черной опушкой ожили, медленно подрагивая в чернильной копне и улавливая незримое энергетическое поле. Каталина искренне надеялась, что он что-нибудь придумает. И ему, кого странным образом практически беспрекословно слушались оба его товарища, придет в растрепанную голову хоть какая-то идея о том, какой бред здесь творится и как им быть дальше. Потому что где теперь искать Соледад, девушка не представляла.

Ру приостановился рядом с Эрбом и о чем-то затвердил сначала на террианском, а потом внезапно вновь перешел на испанский.

– Миротворец, ты же сам видишь, что Соль отвечает, шлет фотки, а значит, она как минимум жива!

– Это ничего не значит, повстанец, – хмуро ответил чалый, поднимая на друга уставшие глаза. – Ее номер заблокирован, аппарат у нас. Сообщения приходят с какого-то другого устройства. А это говорит об одном.

– Эрбит, хорош уже жить прошлым! – озабоченно набычился бурый и нетерпеливо сжал кулаки, явно бессильный в каком-то давнем и непростом споре. – Я знаю, ты решил, что ты в ответе, но это не та же ситуация! Это другая жизнь! Ты понимаешь? И нам надо разобраться, что здесь за бесовщина творится, а не впадать в уныние.

– Это не уныние, – спокойно и тягуче отозвался Эрб, потянувшись к карману куртки и доставая непонятную конфетку, чтобы неуклюже закинуть ее в рот. – Это реальность. И Солеа в ней нет.

– Да с чего ты вбил себе это в башку? – начал сердиться коренастый Ру, глядя на чалого, тем не менее, сочувственно и с опаской. – Вспомни, как ты всегда нам говорил: не поверю, пока сам не увижу. И я, заметь, с тобой в этом начал соглашаться. Но вот в данном случае я не намерен верить в плохое. Дерьма в нашей жизни и так было будь здоров. Поэтому я предпочту считать Соль живой, если не увижу самолично обратное.

Эрб медленно склонил голову набок, словно более явная реакция на слова товарища стоила ему неподъемных усилий, и невесело усмехнулся, разжевывая конфетку.

– А для меня, Ру, веры давно не существует. Ни в хорошее, ни в наше традиционное дерьмо. Я просто делаю то, что должен. И говорю то, что вижу. А вижу я пустой дом.

И Эрб добавил что-то на террианском, вроде бы беззлобное, но однозначно нецензурное, на что Ру недовольно поморщил широкий темный нос и ощетинил крапчатый ирокез загривка. Каталина не успела напрячься из-за явственно назревающего конфликта, как Таафф остановил их резким взмахом руки и поднялся с пуфика.

– Перестаньте, – с непоколебимым спокойствием произнес он. – Оба.

Эрб даже не пошевелил ухом, а Ру раздраженно выдохнул и привалился к краю стеллажа.

– Каталина, – обратился палевый к девушке, протягивая ей обратно телефон, – напиши, пожалуйста, Соль и попроси ее сделать фотографию наших мотоциклов в гараже. А еще лучше – себя на их фоне.

– Ваших мотоциклов? – непонимающе уставился на него бурый. – Но они же стоят на улице.

И он удивленно кивнул в сторону выхода.

– Верно, повстанец, – уверенно кивнул Таафф. – Но она написала, что мы их так и не забрали из гаража. Значит, в ее понимании они там все еще стоят. Хочу кое-что перепроверить.

– Что ты задумал, командир? – растерянно буркнул Ру. – Я уже ни черта не соображаю…

– Сейчас все узнаем, имей терпение. Эрб подал мне одну идею насчет реальности.

– Я? – бесцветно отозвался тот с пола.

Таафф не счел нужным объяснять свою мысль раньше времени и выжидательно посмотрел на Каталину, пока она писала подруге сообщение. Девушка и сама гадала, что же палевый имел в виду и чем им поможет эта фотография, которой в принципе не могло существовать. Ведь мотоциклы действительно ждали на уличной парковке.

Но через пару минут пришел ответ.

Соледад Перес: «Не совсем поняла, зачем тебе понадобилась моя фотка с байками друзей, но вот, лови. Прямо сейчас сняла».

И далее прилагался снимок, на котором в ярко освещенном гараже, находящемся в боковой пристройке к дому, на фоне занимающего почти все пространство беленького «ситроена» и притулившихся вдоль стены двух мотоциклов – антрацитового скремблера и черно-оранжевого эндуро – была изображена слегка обеспокоенная невысокая блондинка с короткой стрижкой и ее неизменными очками в ярко-красной оправе. В этой девушке Каталина безоговорочно узнала свою подругу Соледад, а снятые мотоциклы она действительно только что лицезрела на парковке у дома. Она медленно перевела взгляд на терриан и протянула им телефон. Черт, фантастика не так уж и фантастична! Или они все дружно спятили.

Мужчины взяли из ее рук мобильный и уставились на экран. Даже Эрб нетерпеливо поднялся с пола и принялся разглядывать фото из-за спин товарищей.

– Бесы вселенной! – выдохнул Ру, дергая себя за молочную бородку. – Что это значит?!

Чалый дольше остальных пристально разглядывал присланное фото, сощурив глаза и все еще хмуря пучки дымчатых бровей, но так ничего и не изрек.

– Как такое может быть? – не выдержала не менее обескураженная Каталина и вопросительно взглянула на Тааффа. – Это же точно ваши мотоциклы? Они не могут находиться в двух местах одновременно. Или это какое-то искажение прошлого и настоящего?

Таафф, казалось, был вполне доволен полученным от Соледад ответом, и его сосредоточенный до этого лоб прояснился. Он повернул экран к Эрбу и произнес:

– Ты же помнишь эту картину? Ведь именно так мы закатили наши байки в день исчезновения Соль. Я еще сложил зеркала, чтобы не задеть ее машину, а у тебя на седле под сеткой лежал рюкзак.

– Да, верно, – вновь присмотрелся к фотографии чалый. – Но она не могла это снять прямо сейчас. Это же бред.

– Предлагаю проверить обстановку на всякий случай, – кивнул Таафф на боковую дверь, доставая из кармана связку ключей.

Они прошли по короткому коридорчику, ведущему из дома прямо в пристройку, где располагался гараж. Таафф отпер дверь и щелкнул выключателем. В небольшом помещении, пахнущем резиной и немного бензином, они обнаружили лишь малость запыленный «ситроен» и притулившуюся у самых ворот серебристую «ямаху», на которой подруга любила погонять по загородным шоссе. Немногочисленные полки вдоль стены заполняли разномастные ящики с инструментами и запчастями. Как говорила сама Соль, на всякий случай. Никаких других байков здесь однозначно не стояло.

– Что за дьявольщина? – в полном непонимании фыркнул обескураженный Ру, оглядывая бетонный пол в поисках каких-либо следов и ничего не находя.

– Думаю, время или реальность несколько изменились, – ответил Таафф. – Вернемся в дом. Надо потолковать.

Когда все в некоторой растерянности вновь расположились в гостиной, палевый прислонился к стене и скрестил руки на груди, продолжая что-то тщательно обмозговывать.

– У меня есть одна теория, – произнес он, наконец, озабоченно. – Я еще ни в чем не уверен, надо многое выяснить. Но могу сказать одно: время или пространство перестали быть привычными. В их течение явно кто-то грубо вмешался. И я догадываюсь, чьих это рук дело. Потому что на Земле такое не подвластно абсолютно никому.

– Дива Уронго?! – с отвращением и неверием одновременно прошипел бурый, агрессивно прижимая вислые уши.

– Возможно, – сдержанно хмыкнул палевый, чей кончик носа тоже презрительно дернулся. – Мы все прекрасно знаем, на что способна их каста. Кроме них, больше некому отважиться на такое.

– Даже странно, что Солеа не у них, – зловеще, с горькой усмешкой пробормотал Эрб и, не глядя ни на кого, ринулся на кухню, чтобы налить себе воды из-под крана.

– Думаю, Соледад пока что в безопасности, – уверенно покачал головой Таафф. – Но если мои догадки окажутся верными, то она сейчас хоть и здесь, но в то же время очень далеко от нас. Каталина, одолжи мне, пожалуйста, телефон, я должен кое-что спросить у нее.

Видимо, никто кроме палевого ничего не понимал в происходящем, поэтому все с нетерпением замерли, наблюдая, как он сосредоточенно набирает сообщение. Через несколько минут активной переписки на лице Тааффа впервые появилась легкая улыбка, тронувшая уголки коричневых губ, и он, потерев лоб, обратился наконец к друзьям:

– Соль, как и мы, несколько в шоке и просит прислать ответную фотографию.

Пока Каталина снимала вставших рядом террианских мужчин и отправляла фото подруге, Таафф поведал о своих догадках и информации, полученной из переписки.

– Соль действительно находится у себя дома. Теперь мы убедились, что пишет нам именно она. Говорит, что очень переживала из-за нашего с Эрбом исчезновения. Как, собственно, и мы за нее. По ее словам, в Барселоне осталось очень мало людей, и город пустеет с каждым днем, будто все куда-то постепенно разъезжаются. А вот наш Глуурурк и вся его братия на месте – клиники, конечно, закрыты, но завод в Виладекансе и не думал останавливаться. Она говорит, что только вчера скаталась по 32-й магистрали мимо этого неприятного места и точно видела там подъезжающий транспорт и нездоровую активность со стороны складов. Боюсь, окурок что-то замышляет, и на сей раз очень крупного масштаба. Как-то так.

– Я все же не догнал, – раздраженно сощурился Ру. – Как Глуурурк может таскаться по опустевшей Барселоне, если мы его не видим так же, как и саму Соль?

– Мы вообще в одном и том же городе находимся? – задала Каталина вопрос, вертевшийся на языке у каждого.

– В том-то и дело, что в одном, – уверенно кивнул палевый. – Но вот реальность у нас, очевидно, разная. Мы с вами и большей частью жителей попали в одно измерение, а Соль, остальные и вся компания Глуурурка – в другое. И то, видимо, люди до сих пор перемещаются между этими реальностями. И не спрашивайте меня, как такое возможно, – развел он руками. – Я с подобными материями никогда не сталкивался. Все это нам еще предстоит выяснить.

– Уф-ф, – шумно выдохнул бурый и тяжело опустился на стул. – Дурдом какой-то! Такого с нами раньше точно не приключалось. Я, конечно, уже ничему не удивляюсь в этой вселенной, но чтобы быть в разных реальностях одного витка… Это уж слишком. Их же запрещено дробить!

– Поэтому-то я и думаю, что у окурка имеется какой-то очень серьезный план, раз он умудрился осуществить столь сложное и незаконное вмешательство в течение реальности, – произнес Таафф, поправляя на носу очки. – И если мы сумеем собрать достаточно информации, это будет нашим шансом. Причем неоспоримым. За подобные преступления карают не хуже, чем за развязанные войны. От суда за Терру Глуурурку удалось улизнуть в этот виток. Но на сей раз мы не должны его упустить. Я ему такой возможности больше не дам – сыт по горло! Однако самое главное то, что Соль жива и в данный момент ей ничто не угрожает. Миротворец, ты услышал меня ушами?

Эрб, стоя у барной стойки с уже пустым стаканом в руке, ничего не ответил и пространно кивнул. Его губы что-то прошептали самому себе, и Каталине показалось, что она различила тревожные слова: «Это лишь пока».

– Ой, а вот и Соледад откликнулась, – от завибрировавшего в руке мобильника Каталина вздрогнула, вырываясь из напряженных размышлений и открывая очередное сообщение. – Пишет: «Парни, это действительно вы! Как же я извелась за эти дни! Берегите себя! Мы вместе придумаем, как вернуть нас в одну параллель. А почему Эрбит такой измотанный? С ним все в порядке?»

– Дебил! – сквозь зубы, но беззлобно ругнулся Ру. – Теперь она дергаться из-за тебя будет! И так все непросто.

– Умолкни, повстанец, – строго остановил его Таафф, смерив не терпящим возражений взглядом. – У нас есть более важные задачи, чем пустые перепалки. Нам предстоит понять, что именно задумал Глуурурк, что наворотила каста Уронго для создания параллельных реальностей в земном витке и как до них добраться. Придется смотаться на завод в Виладекансе и капитально прошерстить всю техническую начинку. Если не отыщем хоть какой-то намек на проект по раздвоению реальностей, у нас не будет никакого шанса вернуть все назад.

– А кто такой этот Уронго? – поинтересовалась Каталина, которая слушала весь диалог с ощущением, что сама только что провалилась в какую-то потустороннюю реальность, где слабо понимала смысл даже простых слов, произнесенных на вполне внятном испанском, хоть и с напевным акцентом.

– Кто такая, – с шипящей усмешкой поправил ее Таафф и хрустнул пальцами в сжатых кулаках. – На Земле ее назвали бы женщиной. Женой Глуурурка. На Хурарте же Уронго – феминная особь, давшая жизнь отпрыску окурка. Его партнерша в продолжении рода. Урожденная представительница касты творителей. Тех, кто не заправляет процессами, как сам Глуурурк, допущенный до клана захватчиков, а создает для них возможности. Физические, технические – любые. На нее работают лучшие умы ее десятой касты, и именно она способствовала разрушительному успеху Глуурурка в войне на Терре. А я скажу про нее так: жестокая мразь, падкая на чужую боль и собственный статус. Готовая воплощать такие извращенные идеи, которые не рождаются даже в голове окурка. Жаль, что до сих пор мне не выпало шанса прожечь ей башку. Но однажды я обязательно это сделаю!

И Таафф глухо рыкнул, отчего Каталина невольно дернулась, не поспевая за произносимыми и такими страшными словами.

Информации стало слишком много. Она откровенно не умещалась в сознании, все чаще оповещавшем о перегрузе. Нужно было срочно сделать перерыв, побыть одной, очистить мозг от всей этой мешанины новостей и попытаться с ними ужиться. Ибо вернуться к прежней жизни не получится, пока они не окунутся по самые уши в этот чудовищный кавардак. И как бы Каталине ни хотелось максимально отстраниться и предоставить террианам самим разбираться со своими врагами, она не могла оставаться в стороне. Ее подруга оказалась в каком-то непонятном измерении, и ее оттуда надо вытащить. Как и всех остальных.

Мужчины засобирались. Бурый Ру первым вскочил в седло красно-черного дорожника и, сказав, что будет контролировать какой-то непонятный портал на севере близ поселка Таваскан, в Льейде, резко сорвался с места. Таафф и Эрб планировали пробраться на завод, и палевый, на этот раз более спокойно и участливо, спросил Каталину, где бы она хотела прогуляться. Видимо, для ее неукоснительной отсылки домой у него уже не нашлось никаких оснований. Поэтому девушка попросила подвезти ее к площади Испании, все равно им по пути. Сейчас именно это место звало ее сильнее всего.

Притормозив у широкого тротуара всегда суетливой и оживленной площади, Таафф приоткрыл визор, чтобы его было лучше слышно за шумом проезжающего транспорта, и произнес:

– Каталина, теперь только у тебя осталась связь с Соль. Будь осторожна. Если мы что-нибудь отыщем, я бы хотел списаться с ней.

– Конечно, – кивнула девушка, протягивая ему шлем подруги. – Мой номер у тебя есть, звони, если понадоблюсь.

– И ты, – коротко ответил палевый и захлопнул визор, прежде чем газануть вслед за отъезжающим Эрбом.

Каталина глубоко выдохнула и поняла, что страшно проголодалась. За всеми этими перипетиями она и не заметила, что время давно приблизилось к четырем, а с самого завтрака она выпила один латте. Однозначно стоило перекусить, пока она не углубилась в дебри самого любимого уголка Барселоны. Ну или пока не приключилось чего-нибудь в духе прошедших суток. Ближайшее кафе отыскалось быстро, и хоть время в Испании было уже совсем не обеденное, Каталина обрадовалась даже обычному бокадильо с хамоном.

Наскоро разделавшись с необходимым перекусом, она перешла на другую сторону площади и побрела к возвышающемуся на холме Музею искусств. Туристы значительно поредевшими группками все еще курсировали от автобусов к фонтанам, от смотровой площадки до входа в галерею, но Каталина торопилась дальше: туда, где вьющаяся тихая дорога уводила ее в сторону от суеты, от шума, от людей и посторонних мыслей. Она хорошо знала этот путь: попетлять по изгибам холма среди разлапистых крон и укромно разбросанных особнячков с очередными музеями, подняться еще выше, оставив бурлящий город где-то там, за пределами слышимости, нырнуть в недра глянцевых магнолий, шуршащих платанов, остроконечных кипарисов и зонтичных пиний и добраться до канатки. А дальше снова ввысь, над садами, над тропами до самой вершины холма Монжуик.

Но и выйдя из душной кабинки канатной дороги и вдохнув полной грудью посвежевший и дурманящий лесной свежестью напополам с сохнущей под солнцем травой воздух, Каталина не остановилась. Она прошла мимо старой крепости, мимо очередных путешественников, неприступной каменной стены и добралась до деревянного парапета перед крутым склоном, уводящим прямо к морскому порту. Вот именно здесь, где палило летнее солнце, звенела камерная тишина, разбавленная далеким детским смехом и вскриками чаек, где легкие кеды покрывались песчаной пылью утоптанной дорожки и поскрипывали под ленивыми порывами вольного ветра разлапистые колючие кактусы, – именно здесь можно было с облегчением выдохнуть, взяться за теплое дерево перил и уставиться на бескрайнюю водную гладь далеко внизу. До самого горизонта.

Каталина подставила лицо солнцу. Что бы ни случилось дальше в ее жизни, она постарается сделать все, чтобы отыскать Соль, в какой бы реальности та ни оказалась. И если для этого потребуется вновь скооперироваться с невообразимыми террианами, что ж, значит, отпуск выдался неординарным. Главное, не поддаваться панике и дозировано принимать всю новую информацию. Сейчас же явно был подходящий момент для паузы.

Девушка долго так стояла, пытаясь очистить сознание, а потом отправилась бродить по самым отдаленным тропинкам крепостной территории и прилегающего к ней ботанического сада. Иногда она встречала прогуливающихся и любопытных туристов, которые делали бесконечные селфи на фоне фонтанчиков, беседок и пальм, и думала о том, что все они счастливые люди. Счастливые в своем неведении. Они не знали ни об инопланетянах, ни о вторжении на Землю, ни о непонятном раздвоении реальности. Они просто жили привычной и предсказуемой жизнью. И Каталина продолжала им завидовать.

Когда спустя пару часов она немного притомилась и присела на лавочку передохнуть, вынутый из сумки телефон замигал пришедшим сообщением.

Таафф: «Подскажи, когда и где можно будет с тобой пересечься? Есть новости».

Каталина несколько встревожилась. Как знать, что за новости они узнали на заводе Глуурурка!

Каталина: «Вообще-то я в ботаническом на Монжуике. Спускаться минут сорок. Можно там же, на площади Испании».

Таафф: «Я недалеко, на де Санс, мне проще забрать тебя оттуда. Выйди к ближайшей проездной дороге и скинь точку».

Только в этот момент Каталина поняла, что ходить еще сорок минут она была не в состоянии, и предложение Тааффа оказалось как нельзя кстати. Забравшись в дебри сада, она совсем не подумала о том, как будет возвращаться! А день и так выдался неспокойным. Она устало поднялась с лавочки, оглядываясь в поисках какой-нибудь асфальтированной дороги, но внезапно пришло еще одно сообщение.

Таафф: «Это твое любимое место?»

Каталина с удивлением улыбнулась. Неожиданный вопрос, совсем не в духе лаконичного и делового террианина.

Каталина: «Одно из. А что?»

Таафф: «В твоем состоянии ты могла отправиться туда, где тебе комфортнее всего».

Каталина пространно хмыкнула, заправляя тяжелую охровую прядь за ухо. Неужто у нее на лице было написано отчаянное желание отключиться от того, что навалилось на нее в последние пару дней? И как только палевый успел все это заметить?

Каталина: «Ты телепат?)))»

Таафф: «Вроде того. Жду точку!»

Девушка искренне рассмеялась, впервые ощущая некоторое облегчение от этого почти ничего не значащего диалога. Он оказался куда приятнее похищений, кланов захватчиков и разных реальностей. Ну хоть ненадолго!

Когда спустя минут двадцать к автобусной остановке на извилистой и тенистой улочке Монжуика, где стояла Каталина, подъехал антрацитовый скремблер с высоким байкером в темном экипе, девушка с удивлением заозиралась. Но Таафф был на этот раз один. Он протянул ей шлем и кивнул себе за спину, приглашая сесть. Действительно, не на остановке же беседовать. Вдруг информация была не очень позитивной. Каталина уже застегнула ремешок и забралась в седло, обхватывая террианина за торс, но тот, прежде чем стартануть, обернулся к ней и внезапно произнес:

– Мне тоже здесь нравится.

Каталина не успела улыбнуться в ответ, как они сорвались с места и помчали вниз по петляющему серпантину.

Вечерняя Барселона затянула их в шевелящийся поток медленно ползущего транспорта. Неторопливые машины, рычащие мотоциклы, юркие скутеры – все это жадно поглотило их, но Таафф на удивление не гнал. Нет, он влезал в любую лазейку и просачивался везде, где видел хотя бы метр свободного пространства. Но Каталина ощущала, что он делал это спокойно, легко, словно не вез ее домой для какого-то явно непростого разговора, а ловко катался по городским пробкам. Она с удивлением осознала этот факт, когда на одном из неизбежных светофоров Таафф вновь обернулся к ней, но ничего не сказал и расслабленно выдохнул под ее ладонями.

Однако все, что происходило дальше, походило на внезапно развернувшийся прямо перед ними жестокий боевик. Без каскадеров. Они уже свернули на тихий проспект Грасиа, уже оставалось проехать лишь пару перекрестков до дома Алисии, как внезапно Таафф дернулся корпусом вперед, высматривая что-то в боковом зеркале, и резко потянул Каталину за руки на себя, заставляя прижаться крепче и обхватить его за талию сильнее. Она не успела ничего сообразить, рефлекторно вцепляясь в его куртку, как мотор взревел, и они рванули вперед по узкой обочине, объезжая медленные машины.

Перекресток они пролетели, кажется, на красный свет под истошные сигналы резко и неуклюже тормозящих автомобилей, но Таафф не сбавлял скорости, а упорно уворачивался от любых препятствий. Каталина не решалась обернуться, чтобы понять, от кого они столь стремительно спасаются, но, судя по реву моторов, их однозначно преследовали. Черт!

Впереди замаячил ее дом, и Таафф сиганул с проезжей части прямо на тротуар, сбивая с грохотом чей-то оставленный у дерева велосипед. Но внезапно яркая вспышка света с треском ударилась о ближайший платан, разнося часть его ствола на опаленные щепки. Палевый резко затормозил и круто развернул байк так, что Каталина едва не слетела с седла, но уже в следующее мгновение он сам спихнул ее прочь и толкнул в сторону дома.

– Беги!!! – рявкнул он и с рыком выкрутил газ, срываясь обратно.

В ушах стояла какофония визга шин, тормозов, надрывного рева множества двигателей, и Каталина замешкалась на секунду, еще не осознавая, что происходит. Она успела ухватить взглядом несущиеся на них джипы, откуда вырвались очередные вспышки, на этот раз ударившие со шквальным треском прямо под ее ногами. Девушка в ужасе вскрикнула и бросилась бежать прочь, стремясь как можно быстрее добраться до входа в дом.

Новая вспышка прошлась черным паленым следом по стене, осыпая девушку ворохом почерневшей каменной крошки, и Каталина поспешно стерла пыль с визора шлема. Осталось немного, всего пара метров. Ноги заплетались, глаза ничего не разбирали, уши заложило от оглушающего грохота крушащихся мусорных баков, от криков прохожих и очередного визга тормозов. Там же Таафф! Прямо под этими чертовыми вспышками! Его же убьют!

Это была последняя мысль, заставившая ее обернуться у самой двери, когда новый огненный луч адской болью полоснул ее по предплечью, отчего она хрипло вскрикнула и упала навзничь, ударяясь спиной о жесткий асфальт. Воздух в легких закончился вместе с выдохом, и вязкая тьма опустилась на ее взор.

Глава 6

Пряная шерсть

Где-то очень далеко, на краю сознания прорезался тревожный вой сирен. Скорая? Полиция? Враги? Или это лишь звон в ушах, застлавший слух назойливым фоном? Глубокий вдох наполнил легкие пыльным, прогорклым от гари воздухом, и горло рефлекторно сжалось в попытке прокашляться. И в тот же миг телу вернулись ощущения, взорвавшись режущей болью в левом плече. Глаза сами собой распахнулись, едва различая сквозь не сошедший морок беспамятства край стены и кусок предвечернего неба сквозь рваную, колышущуюся листву платана.

Каталина тихонько застонала, обнаружив себя все еще лежащей на тротуаре прямо у входа в дом. Тело с трудом слушалось, объятое пламенем, но до ушей вновь донеслось приближающееся завывание сирен. Непослушной рукой она раскрыла визор и жадно вдохнула воздух. Он сказал бежать. А она не успела. Смертоносные и устрашающие вспышки стихли, однако страх и паника подстегнули девушку кое-как перекатиться на бок и попытаться подняться с земли. Вокруг не было совершенно никого. Ни прохожих, ни машин. Ни Тааффа. Исчез и он, и их преследователи. Все замерло, пропитанное клубящейся пылью, поднятой с асфальта. Валялись обугленные остатки мусорных баков, источая удушливый запах оплавленного пластика и горелых нечистот, поперек улицы лежала тлеющая ветвь дерева, срезанная одним из неизвестных ей лучей, вдалеке маячила покореженная легковушка, рядом с которой крутился единственный перепуганный хозяин с телефоном в руке. Видимо, остальные прохожие предпочли ретироваться сразу.

Надо бежать. Он сказал ей бежать! Вой сирен приближался, и Каталина совершенно не была уверена, что готова сейчас к расспросам полиции или встрече с новыми врагами. Все потом. Спотыкаясь и скуля от боли, она доковыляла до входной двери и с трудом отперла замок, практически заваливаясь в прохладный и освещенный приглушенными лампами подъезд. Надо дойти до квартиры. Черт, что же с ее рукой?

Каталина кое-как стянула с головы шлем и бегло глянула на свое плечо, пытаясь дышать ровно и глубоко и все равно срываясь на сдавленные стоны. Особенно жалобный и долгий вырвался из ее груди, стоило ей увидеть обожженный до лохмотьев рукав некогда почти новой синей футболки и обугленную вмятину на предплечье вперемешку с сочащейся кровью. Господи, что это?! Она нервно сглотнула.

Как же теперь добраться до пятого этажа, когда тяжело сделать даже пару шагов от этой прорезающей все тело боли? И куда делся Таафф, ринувшийся прямо под огонь преследователей? Выжил ли он? Кто вообще на них напал и что это были за вспышки?

Сознание скакало по бессмысленным вопросам, лишь отнимающим силы, и Каталина, собравшись с духом, двинулась в сторону лестницы. Как некстати в этом доме не имелось лифта! Раньше она всегда радовалась возможности подниматься пешком, если речь шла не о высотке в центре Бостона. Но сегодня ей, кажется, не одолеть эти несколько пролетов. Может быть, вызвать скорую? Вдруг ей нужна срочная операция или хотя бы швы?

С трудом миновав один пролет, Каталина обессиленно сползла на пол и поняла, что не может больше пошевелиться. Посмотреть еще раз на раненое плечо не хватало духу, и она удивилась, что не оставила за собой кровавых следов, хоть по руке и ползли липкие подтеки. Перед взором поплыли назойливые всполохи, затмевая взор и затапливая слух ватной мутью. Сколько так просидела, сцепив зубы и пытаясь успокоить зашедшееся сердце, она не знала, но вскоре внизу заскрежетал замок – отпираемый долго, странно, не ключом, – и гулко ухнула дверь. Тяжелые стремительные шаги, неровные, но решительные, и вмиг рядом с ней возникла высокая фигура в кожанке и закрытом шлеме.

– Таафф… – лишь смогла выдохнуть она, пока тот, глухо зарычав, подхватил ее на руки вместе с сумкой и шлемом и поспешил вверх по лестнице.

Неловко справившись с ключами, палевый занес девушку в квартиру и прошел с ней в спальню. Он усадил ее на кровать и сорвал с головы свой шлем. Каталина с беспокойством оглядела его в поисках каких-либо травм, но нашла один протертый след на колене да подпаленную прядь загривка на холке. Уши его были навострены, оссиконы настойчиво вскинуты, тонкие коричневые губы выгнуты в раздраженном оскале. Он зашипел, склоняясь к ее раненому плечу и пристально оглядывая, и, кажется, от души выругался на террианском.

– Я за аптечкой, – бросил он и, подхватив шлем, стремительно исчез из квартиры.

Каталина выдохнула и обессиленно повалилась на кровать. Он был цел, она – дома. Пронесло? Или ее сегодняшнее ранение – это лишь начало? Она и подумать не могла, что все станет настолько реальным. Солнечная Барселона приготовила ей в этот раз слишком изощренный сюрприз: пропавшая Соль, разделенные реальности, вспышки света и проявивший себя враг. Что именно произошло, она не представляла, но обожженное плечо горело все сильнее и явственно сигналило о том, что спокойная жизнь действительно закончилась. С того момента, как сегодня днем она узнала, что с подругой все в порядке, она наивно понадеялась, что, по крайней мере, в этом измерении им ничто не угрожает. Как же она ошибалась! И был прав Таафф, говоря, что самое лучшее для нее – сидеть дома. Впрочем, теперь даже здесь могло стать небезопасно.

Каталина прикрыла глаза, пытаясь совладать с непрекращающейся болью и сумбурными мыслями под явно усилившийся шум с улицы. Наверное, полиция подъехала. Хоть бы они не остановили Тааффа, ведь тогда для него все может закончиться очень плохо. В какой-то момент ей почудилось, что сознание начало проваливаться в мутную даль, где неумолимо подкатывали вязкие черные волны, готовые захлестнуть ее целиком и утопить в своих пучинах. Одна из них уже подобралась к ногам с кипящим шипением, когда хрипловатый и напряженный голос террианина вдруг разорвал пелену видений, заставив девушку открыть глаза.

– Эй-эй, Каталина, очнись! Посмотри на меня!

Таафф, присев рядом на кровать и пристально глядя на нее, склонился и осторожно провел рукой по ее голове. Мохнатая ладонь была горячей и слегка подрагивала.

– Вот так, – тихо продолжил он, видя, что девушка пришла в себя. – Сейчас я обработаю твою рану и наложу специальную повязку. Потом сделаю тебе небольшой укол противовоспалительного и успокаивающего. Все лекарства универсальные, землянам подходят, за это не беспокойся. Потерпишь?

Он скинул с себя порядком запыленную мотокуртку, оставшись в одной темно-коричневой футболке, и вопросительно выгнул палевую бровь над очками. Каталина заметила лежащий рядом с ним стальной контейнер с дорожной аптечкой и согласно кивнула.

– Да, конечно. В конце концов, не ногу же мне оторвало, – попыталась она разрядить обстановку и с помощью Тааффа вновь села.

Тот укоризненно цикнул, явно недовольный такой шуткой, и принялся за работу. Он оборвал остатки обгорелого рукава, открывая обожженную рану, и тщательно ее осмотрел.

– Могло быть хуже, – пробормотал он себе под нос. – Всего лишь поверхностный ожог. Главное, что ты жива.

И раскрыл контейнер, доставая какие-то капсулы с растворами и бинты.

– Ты сам как? – встревоженно спросила Каталина. – Тебя не задели… эти огненные штуки?

– Не бери в голову, видишь же, я на ногах, – коротким кивком отмахнулся Таафф, принявшись промывать рану. – Попали в тебя, а не в меня.

И из его груди вырвалось очередное досадное ворчание, а брови удрученно поползли вниз. Каталина опечаленно вздохнула и постаралась не реагировать на болезненные прикосновения холодных и чем-то пропитанных бинтовых тампонов и усилившееся жжение, но в какой-то момент все же несдержанно вскрикнула.

– Еще немного, – сосредоточенно шепнул Таафф и начал плотно перебинтовывать предплечье. – Теперь укол. Я сделаю его в другое плечо, хорошо?

Каталина слабо кивнула, наслаждаясь тем, что опаленная рана, наконец-то, скрыта и защищена. Укола она не почувствовала, настолько он был легким и быстрым.

– Тебе надо переодеться, – произнес палевый, указывая на ее перепачканную кровью футболку, от рукава которой остались лишь черные обрывки, и собирая обратно в контейнер медицинские принадлежности. – У тебя есть что-нибудь… Эм-м… Не через голову?

Даже сквозь пульсирующую боль Каталина не удержалась от легкой улыбки. Таафф явно не шибко разбирался в названиях человеческой одежды.

– Кофта на пуговицах подойдет? – уточнила она, понимая, что палевый был прав: поднять руку у нее точно не выйдет.

– Без разницы, – заключил Таафф и встал с кровати. – Главное, чтобы было удобно.

Каталина встрепенулась, но он остановил ее жестом руки и сам распахнул шкаф, вопросительно глядя на девушку. Та указала ему на нужную кофту. Хорошо, что такая имелась, иначе пришлось бы заворачиваться в полотенце или ходить в простыне. Да, но как же теперь снять остатки футболки? Любое лишнее движение рукой отдавалось простреливающей болью.

Впрочем, Таафф быстро развеял ее сомнения, достав из кармана складной нож и без промедлений разрезав ткань прямо на ней.

– Ой… – вырвалось у Каталины, когда она поняла, что предстала перед чужим для нее мужчиной в одном лифчике и шортах.

– Что-то не так? – с опаской застыл Таафф, явно напрягшись и не зная, то ли ему собирать обрывки ткани, то ли все же сперва убрать подальше нож.

– Нет, ничего, – отмахнулась Каталина, потянувшись за кофтой. – Я просто… Не думала, что придется так скоро раздеваться при тебе.

И она вымученно улыбнулась, попытавшись скрыть неловкость ситуации в этой не самой лучшей шутке.

– В смысле? – брови палевого выгнулись в растерянном недоумении, совсем как вчера при разговоре о предстоящей совместной ночи. – Это что-то особенное значит, что ли?

Он перевел взгляд на ее здоровую руку, второпях запахивающую полы кофты и неуклюже порхающую по пуговицам. Каталина начала нервничать, коря себя за неуместные реплики и не очень понимая те эмоции, что прорисовались на лице палевого. Он смотрел на нее с очевидным замешательством. Не с любопытством, как чужестранное существо на представительницу другой цивилизации. Не с беспокойством или заботой, как на пострадавшую во внезапном нападении врагов. Он смотрел удивленно, настороженно, словно перед ним оказалась задачка со всеми неизвестными, к которой он не знал как подступиться и не находил внутри себя ответов на какие-то внезапно возникшие вопросы. Девушка не видела выражение его глаз, но услышала короткий удрученный вздох. Кажется, у терриан и эти ситуации складываются совершенно иначе, чем на Земле. Они действительно были разными!

– Забей, – тряхнула головой Каталина, стремясь как можно быстрее закрыть эту тему. – Болтаю чепуху. Спасибо тебе за помощь! Но расскажи мне, что вообще произошло? Кто на нас напал? Что это были за вспышки?

Таафф указал на подушку, призывая Каталину прилечь и вновь присаживаясь на край кровати: как-то тяжело, устало, сутулясь.

– Ты же поняла, что это не огнестрел, – ответил он понуро, медленно опуская уши. – Если коротко: в нас стреляли из оружия с индуцированным излучением. По-вашему – лазером. Оно поражает не патронами, а энергетическими лучами. Поэтому ты получила скользящий ожог. Тебе сильно повезло, ведь эти лучи способны запросто прожечь плоть насквозь за считанные секунды. Такое оружие используем и мы на Терре, и хурартийцы третьего витка. Ну и все, кто работает в Барселоне на Глуурурка. Так что кто нас преследовал, думаю, очевидно.

– Вот черт! – вырвалось у Каталины, которая покосилась на проступающие под своим рукавом очертания бинтовой повязки. – Но как? Вы же говорили, что они все исчезли и находятся вместе с Глуурурком в том, другом измерении. Почему они поджидали нас у моего дома?

– Много вопросов, верно? – невесело усмехнулся Таафф и неосознанно почесал сзади шею, с раздражением обнаруживая там обгоревший клочок загривка. – Я не знаю, откуда они взялись. Я попытался увести их от тебя, но когда они развернулись, нас заприметила полицейская машина. Мне удалось скрыться на ближайшем повороте, а они прекратили стрелять и поспешили улизнуть. Я уже сообщил Эрбу, он попробует их отследить. Но в целом я этого и ожидал…

– Что они попытаются нас… сжечь? – решила внести ясность Каталина, ощутимо ежась от осознания чудовищности происходящего.

Таафф пару мгновений помолчал, недовольно сжав зубы, и сделал глубокий вдох.

– Я что, собственно, хотел рассказать… – он явно ушел от прямого ответа, хмурясь и вскидывая на нее взгляд. – Мы нашли кое-что на заводе. Думаю, именно поэтому нам вдогонку и выслали отряд наемников.

– И что там было? – напряженно спросила девушка, предчувствуя плохие новости.

– У Глуурурка в Виладекансе вовсе не цех по выплавке зубных протезов. Он приобрел акции на производство и сборку мелкой бытовой техники и ее начинки. Ничего подозрительного, банальный бизнес. Из интересного лишь модули и микросхемы. Он рассчитывал, что мы туда не сунемся. Но раз противостояние зашло так далеко… В общем, мы взломали в рабочих компьютерах все, что смогли, и нашли следы шифра.

– Шифра? Но от чего? – насторожилась Каталина, слабо представляя, как он может быть связан с происходящим.

– От расположения модулей в каком-то неизвестном мне устройстве, – пояснил Таафф и устало потер макушку между оссиконами. – И поскольку речь идет о хурартийском типе шифровки данных, то, вероятно, именно это устройство окурок от нас и скрывает.

– А как же его разгадать, этот шифр? Вы с таким знакомы?

– Я – нет, а вот мой младший брат Теллур – да. Во время войны на Терре он служил капитаном в спецотряде межпланетарной разведки и неплохо владеет подобной техникой шифрования. Я переслал ему все данные, будем ждать.

– Думаешь, там окажется что-то, связанное с изменением реальности? – осторожно спросила Каталина, которой вся эта сложная схема поиска информации казалась просто неподъемной.

Таафф неопределенно пожал плечами, явно удрученный и раздраженный чем-то совсем иным. Некоторое время он молчал, переведя взгляд на уже опустившиеся за окном сумерки, разбавленные мягким желтым светом фонарей, и лишь его прижавшиеся уши да стиснутые мохнатые кулаки выдавали в нем не самое веселое состояние. Какая-то снедающая его мысль крутилась на языке и все никак не произносилась, будто он и так знал ответ и не понимал, к чему озвучивать очевидное.

Наконец, он вновь посмотрел на девушку и хрипло проговорил:

– Ты пострадала из-за нас. Ты попала под выстрелы, которые предназначались мне, а не тебе. Я непозволительно расслабился, думал, успею засечь опасность. Слишком открыто ехал к твоему дому. И облажался. Я все осознаю и понимаю, что никакими «прости» мне не оправдаться.

Его опушенные черным оссиконы внезапно медленно прижались к макушке, выражая тем самым высшую степень вины и досады на самого себя. Каталина явственно ощутила волну этих тяжелых эмоций, которые так и пропитывали всю его притихшую ауру.

– Не ты же в меня стрелял… – ответила Каталина примирительно, желая хоть как-то сгладить эту ситуацию.

Но Таафф порывисто поднялся с кровати и бросил на нее подавленный взгляд.

– Я это допустил, – произнес он практически по слогам, после чего развернулся и покинул ее спальню.

Судя по скрипнувшей двери в ванную и шелесту воды, он не оставил ее в квартире одну.

Каталина обессиленно выдохнула и забралась под легкое покрывало, чтобы больше не шевелиться и не бередить лишний раз руку, которая уже не горела столь нестерпимо, но начала неприятно ныть. Если терриане и правда нашли что-то тщательно скрываемое, тогда не удивительно, что их тут поджидала какая-то банда с неземным оружием наперевес. Но если враг знает все адреса, то что их остановит от нападения ночью, пока она будет спать? Проберутся в дом, спалят в момент входную дверь и пришьют ее вот в этой кровати, оставив от нее лишь горстку пепла. Или ринутся в квартиру к террианам и устроят огненное сафари уже там. Как же теперь себя обезопасить? Может, надо бежать из города?

Оставаясь без ответов, мысли совсем спутались в голове, которая постепенно становилась тяжелой и мутной. Наверное, это подействовал укол. Наконец из ванной вернулся умытый Таафф. Шерсть на его лице блестела от влаги, а чернильный загривок сбился мокрыми прядями к уху.

– Как ты? – спросил он Каталину, поправляя очки и пристально глядя на нее от дверного проема.

– Хочется спать, – призналась она.

– Это нормально. Постарайся уснуть, так организм быстрее восстановится.

Каталина кивнула, но незаданный вопрос все же беспокоил.

– Таафф…

Тот выжидательно вскинул подбородок, навострив уши.

– А ты… Побудешь здесь? Вдруг, пока я сплю, эти типы решат еще разок заглянуть на огонек…

Глаз было не видать, но Каталина явственно поняла, что палевый их нетерпеливо закатил под скакнувшими в недоумении бровями и сделал неопределенный жест рукой в попытке остановить поток ее неуместных слов.

– Не стоит задавать мне вопросы, на которые ответ может быть лишь один, – строго покачал он головой и, подойдя к окну, задернул штору. – Я буду в гостиной.

Он уже вернулся к двери, но приостановился, и в навалившейся полутьме Каталина едва различила, как уголки его губ приподнялись вверх.

– Ты очень необычно произносишь мое имя.

– Ой, – растерянно выдохнула Каталина. – Я все исковеркала, да? Скажи мне, как правильно?

Таафф беззвучно рассмеялся и взглянул на нее поверх очков.

– Спи. Мне все нравится.

И осторожно прикрыл за собой дверь.

Девушка улыбнулась в ответ и натянула покрывало до самого подбородка. Не в силах противиться болезненной усталости, она закрыла глаза и вскоре провалилась в тяжелый сон.

Когда спустя долгое время она пробудилась, за окном стояла ночная темнота. Каталина медленно оглядела комнату, пытаясь прийти в себя после небытия, в котором она пребывала. Часы на мобильном показывали почти полночь. Рука по-прежнему ныла и казалась огненно-горячей и опухшей. Пошевелить ею было невозможно, не причинив себе еще большую боль. Девушку мучила жажда, и она, с трудом поднявшись с кровати, потихоньку вышла из спальни, сразу увидев горящий в гостиной свет от маленькой лампы у дивана и услышав приглушенный разговор на террианском.

Там она обнаружила Тааффа и Эрба, которые, склонившись над планшетом и тщательно изучая информацию, дожевывали скромные бокадильо и полушепотом перебрасывались репликами. Чалый выглядел крайне вымотанным и сидел ссутулившись, с трудом концентрируя взгляд на экране, но был вполне целым и невредимым. Палевый же сосредоточенно вглядывался в изображение и периодически рисовал что-то карандашом в небольшом блокноте. Рядом с диваном Каталина заметила пару рюкзаков, видимо, с личными вещами терриан. Судя по всему, этой ночью она снова будет не одна. Но на сей раз ее это успокаивало.

Таафф первым поднял голову при появлении девушки.

– Каталина, ну как, отдохнула немного? – спросил он своим всегда тихим и вкрадчивым голосом.

– Вроде бы, – неуверенно ответила она и направилась на кухню, чтобы напиться воды.

Опустошив целый стакан, девушка сообразила, что причиной жажды, скорее всего, был жар, охвативший ее тело. Как знать, чем землянам грозит ранение межпланетным лазерным оружием? Вдруг помимо ожога она прихватила и какую-нибудь заразу? Каталина недовольно фыркнула. Что за глупости, какие заразы! Ее хорошенько опалило, и нечего себя накручивать!

Умывшись и тщательно расчесав спутанные длинные волосы в ванной, она прошла к террианским мужчинам. При ее появлении они прервали разговор и несколько стушевались. То ли ситуация стала еще хуже, то ли они просто не знали, что ей сказать в свете произошедшего. Первым отмер Таафф, уступая ей место на диване и подбирая с его подлокотника какую-то темную толстовку.

– Каталина, ты одолжишь мне телефон? – попросил он, кивая на спальню. – Мы так и не связались с Соль, а нам есть что обсудить.

– Конечно, – спохватилась девушка, присаживаясь на край дивана. – Почему же ты сам не взял? Тем более, если срочное.

– Я без спросу не беру, – возразил Таафф и сходил за ее мобильным, сразу набирая какое-то сообщение.

Эрб между тем закончил с бутербродом и убрал бумажные обертки в какой-то пакет из супермаркета, лежавший здесь же, на полу.

– Что же вы всухомятку-то? – опомнилась Каталина, с трудом соображая, что именно из запасов нормальной еды и напитков у нее имелось в холодильнике. – На кухне есть сок. И минералка. Или хотите, заварю вам чай. А вот готовку ужина я уже вряд ли осилю…

На это Таафф по-доброму, но строго шикнул на нее, совершенно не желая принимать какую-либо помощь и продолжая переписываться с Соль. Он бесшумно прохаживался по гостиной босиком, переодевшись на сей раз в простые синие джинсы и черную футболку без рукавов, которая шла к его чернильному загривку и темной кромке ушей. Эрб же хмуро взглянул и внезапно произнес:

– Напавших на вас наемников я упустил. Чтобы ты знала. Так что они все еще живы.

– А если бы догнал, то?.. – Каталина с опаской посмотрела на чалого и вопросительно приподняла брови.

– Сама как думаешь? – буркнул Эрб и откинул с плеча порядком растрепавшийся карамельный хвост загривка. – На войне либо ты врага, либо враг тебя. Пока что пострадала ты, а не они.

Каталина затравленно сжала зубы. Как же она была далека и от войны в принципе, и тем более от противостояния инопланетным вторженцам! Так сложно представить, что в обычной мирной жизни Барселоны есть место выстрелам из неземного оружия, преследованиям для устранения врага и смертельной опасности, что нависла над ней лично и над этими удивительными и чужестранными мужчинами. И так непривычно, что в данном случае скрываться нужно даже от полиции, чья помощь им совершенно недоступна.

– К вам с командиром выслали не самых сильных, – между тем продолжил Эрб, потянувшись к одному из многочисленных карманов джинсовой жилетки, надетой поверх термокофты, чтобы выудить очередную конфетку. – Я должен был их без проблем догнать и устранить. Я вышел на них в Саррие и вел по шестнадцатой магистрали из города. Там есть отличный отрезок без камер, оптимальный для зачистки без палева. Но все четыре джипа удивительным образом смылись. Нырнули в траффик и исчезли из виду.

– Ты хочешь сказать, затерялись среди других машин? – уточнила Каталина, несколько холодея от описанной картины.

– Нет, – упрямо тряхнул головой Эрб, тщательно разгрызая конфетку, от которой повеяло терпким травяным запахом. – Были – и нету. Как стерли. С такого расстояния я бы точно не потерял их. А тут…

И Эрб, не желая быть понятым, выругался сквозь зубы на террианском.

– А куда же они могли деться с трассы? – задумчиво нахмурилась девушка.

– Лично я считаю, что они исчезли в той параллельной реальности, – оторвавшись наконец от переписки, объяснил Таафф, присаживаясь на стул возле журнального столика. – Я предполагал, что Глуурурк не оставит наше измерение без присмотра. Он знает, что мы здесь и ищем его. Видимо, за всеми нашими действиями начали тщательно следить. И в свете подставной переписки я уверен, что Соль неспроста оказалась не с нами. Все эти манипуляции предназначены для того, чтобы максимально долго и эффективно удерживать нас подальше от него самого в том измерении. Так окурок обеспечил себе некоторую фору для свободных действий. Ну а чтобы мы раньше времени ему не помешали, он выслал наемников для нашей ликвидации. Правда, те тоже облажались и сунулись за нами в разгар людного вечера. Так что… Наша безопасность – это временный вопрос. Мы все должны быть начеку.

Продолжить чтение