Читать онлайн Путешествие викинга Таппи по Бурлящим морям бесплатно

Путешествие викинга Таппи по Бурлящим морям

История первая

В которой мы снова встречаемся с Таппи и узнаём о его большой мечте

Далеко-далеко отсюда, в уютной, тёплой Избушке посреди Шептолесья живёт викинг по имени Таппи. Возможно, ты уже знаком с ним по прошлым историям и помнишь, что Таппи – огромный богатырь, может, даже выше твоего папы! Таппи носит длинную бороду, у него огромный живот и большой нос, но его всё равно никто не боится. Кто посмотрит в его добрые глаза, тот сразу понимает, что сердце Таппи так же велико, как и его пузо, а тепло его улыбки способно растопить лёд. Именно поэтому у Таппи в Шептолесье много друзей. Его лучшие друзья – это, конечно, весёлый, хотя и немного трусливый олень Хиххи и болтливый ворон Говорунд, но есть ещё медведь Брюхни, белка Шмыгда, бобёр Хрустни и многие другие звери.

Конечно, Таппи дружит и с людьми, причём его самые большие друзья – это дети. Почему? Если ты слышал о его прошлых приключениях, то наверняка помнишь. Дети не умеют долго унывать, любят играть, громко смеются и просто обожают сладости, и потому Таппи превосходно с ними ладит.

А ещё ты наверняка помнишь, что Таппи – викинг! Мама или папа рассказывали тебе, кто такие викинги? Так вот, в давние времена на далёком севере жили отважные, воинственные люди, которые каждую весну спускали на воду большие суда и отправлялись в дальнее плавание. Они открывали новые земли, основывали королевства, торговали, сражались и добывали сокровища, а осенью возвращались домой к семьям, чтобы рассказать о своих приключениях. Было среди них много плохих людей с чёрными сердцами, но Таппи не относился к их числу. С другими викингами его роднили любовь к морю и страсть к приключениям.

В один из первых дней весны, вскоре после свадьбы великана Скалвалуна и ведьмы Скрипильды, Таппи и его неразлучный друг Хиххи отправились к берегу Ледового залива. На небе сияло солнце, дикие вихри спали за далёкими горами, а вокруг зеленел лес, едва проснувшийся после долгой зимы. День был таким прекрасным и тёплым, что Ледовый залив стал стесняться своего имени. Таппи собрался его немного приободрить, но внезапно услышал стук молотков.

– Эй, это Сигурд и Хасте! – радостно воскликнул викинг. – Они строят корабль!

Таппи не ошибся. Охотник Хасте и кузнец Сигурд, которые недавно стали друзьями Таппи и даже помогли проучить злого ярла Свирепуса, принесли к берегу доски и энергично стучали молотками, так что эхо разносилось по округе.

– Привет, Таппи! – Они радостно поприветствовали друга. – Мы тебя с самого утра дожидаемся! Где ты был?

– Дома! – объяснил им Хиххи. – Вы думаете, что так легко съесть завтрак из двенадцати яиц и десяти колбасок?

Наверняка мама или папа тебе уже говорили, что завтрак – это самый важный приём пищи в течение дня. Наш викинг следовал этому правилу, но порой так увлекался едой, что забывал обо всём на свете. Так случилось и в этот раз. Таппи немного смутился, но затем закатал рукава и побежал помогать Сигурду и Хасте.

– Что-то я задержался, – сказал он, извиняясь, – но зато я столько съел, что хватит сил для большой работы! С чего начнём?

– Мы привезли доски от купца Толстопузли, – сообщил Сигурд. – Теперь их нужно как следует обтесать, а потом начать сколачивать. У тебя будет лучший корабль на свете!

– Таппи… – пробормотал Хиххи. – Нам действительно нужно строить именно корабль? А пусть это будет, например… Например, стойло для оленей?

Все прервали работу и посмотрели на оленя, у которого при виде досок, молотков и работающих друзей скривилась мордочка.

– Странно, – удивился Хасте, – я всегда думал, что олени любят путешествовать.

– Разумеется, но на своих ножках, – ответил Хиххи. – И в те края, где тихо и спокойно. Но с Таппи это невозможно! Мало того что мы вечно мчимся куда-то к горизонту, так ещё и встречаем по дороге всяких драконов, великанов, троллей, водяных и прочих опасных существ. Мы куда-то плывём, скачем, летим, катимся кубарем… Можно с ума сойти! Олени так себя не ведут!

Трое друзей разразились таким громким смехом, что даже Эхо ахнуло от удивления.

– Ты прав, Хиххи, обычные олени так себя не ведут, – заметил Сигурд, – но ведь ты необычный олень!

– К тому же без твоих замечательных идей Таппи не справился бы! – добавил Хасте. – Ему нужен помощник, который будет его поддерживать.

– И не забывай, что мы скоро вернёмся, – сказал Таппи. – Лето у Ледового залива так прекрасно, что его обидно пропускать.

Хиххи немного успокоился и тяжело вздохнул:

– Ну ладно. Так чем я могу помочь?

Строительство корабля – дело невероятно сложное, и здесь даже для маленького оленя найдётся работа. Целый час Хиххи накалывал рожками доски в тех местах, где нужно было вбить гвозди, а затем, когда ему это наскучило, он убежал к берегу играть и резвиться. Его место заняли другие друзья, готовые помочь. Медведь Брюхни, первый силач во всём Шептолесье, носил и подавал самые крупные детали корабля; бобёр Хрустни, непревзойдённый плотник, умело прилаживал доски, а маленькая белка Шмыгда законопачивала все дырки и щели. Ворон Говорунд, сидя на дереве с умным видом, давал работникам ценные советы. После полудня появился великан Скалвалун с новой партией древесины, а затем прилетела на метле ведьма Скрипильда и приготовила вкуснейшую похлёбку. Пришёл даже купец Толстопузли. Правда, сам он за работу не брался, но зато подарил друзьям великолепные гвозди, канаты и ткань для паруса. Потому неудивительно, что к концу дня новый корабль уже качался на волнах Ледового залива.

Таппи встал, подбоченившись, и с гордостью посмотрел на выполненную работу. Корабль был такой прекрасный, изящный и несомненно надёжный в путешествии по Бурлящим морям.

– Великолепная работа! – воскликнул викинг. – Будет немного тесновато, но мы как-нибудь поместимся.

– Это ещё не всё, – добавил Сигурд и показал Таппи вырезанную им из дерева фигуру. – Ты прекрасно знаешь, что носы кораблей настоящих викингов украшают головами драконов. У тебя огромное и отважное сердце, Таппи, но в мореплавании ты разбираешься плохо. Поэтому я сделал для тебя такую драконью голову, которая всегда укажет тебе дорогу и даст совет в трудной ситуации.

Фигура, которую держал Сигурд, действительно напоминала голову дракона. Неожиданно она весело подмигнула Таппи.

– А я дарю тебе лук, из которого ты всегда попадёшь в цель, – сказал Хасте. – Я знаю, что ты никогда не станешь охотником, но в долгих морских странствиях он тебе очень пригодится.

Таппи принял оба подарка и поблагодарил друзей, но тут же почувствовал что-то неладное.

– Эй, погодите-ка! – Он с недоумением широко открыл глаза. – Не хотите ли вы сказать, что не поплывёте со мной?

– Именно так, – вздохнул Сигурд. – Я бы, может, и хотел с тобой поплыть, Таппи, но меня ждёт кузница!

– А мне пора возвращаться в родную Дубравку, – признался Хасте. – Кто, кроме меня, будет охотиться и приносить добычу для моих друзей? И кто защитит их от опасностей?

– Я понимаю. – Таппи с грустью кивнул. – Но мы же ещё увидимся, правда?

– Обязательно! Мы обещаем это!

Сигурд и Хасте улыбнулись.

– Тогда, может быть, мы споём на прощание? – предложил Таппи, совсем подобрев.

– Нет-нет, только не это! – внезапно запротестовал Сигурд, которому Говорунд уже успел наболтать о полном отсутствии музыкальных талантов у Таппи. – Мы ведь не хотим, чтобы с гор сошла лавина, а звери убежали из леса.

– Может, мы лучше разожжём костёр на поляне возле Избушки и устроим прощальный пир со вкусной едой? – предложил Хасте.

Слово «еда» оказывало на Таппи волшебное действие, поэтому он сразу же согласился. В тот же вечер деревья Шептолесья с высоты своих крон глядели на высокий костёр возле Избушки и слушали истории о далёких странах из уст Хасте, Сигурда и Говорунда. Таппи же сидел и молчал. В глубине его огромного сердца зарождалось чувство тоски по Избушке и Шептолесью, но одновременно с каждой минутой в нём росла тяга к приключениям, и Таппи понимал, что в итоге ей придётся подчиниться.

«Дальние странствия бывают опасными, – подумал викинг, ложась в кровать и накрываясь одеялом. – Но у меня есть такой замечательный корабль и такой верный друг, как Хиххи, а потому разве может приключиться что-нибудь плохое?»

С этой мыслью он успокоился и погрузился в глубокий сон, а на следующее утро съел сытный завтрак (а как же иначе?!), попрощался с друзьями, поклонился Шептолесью, взял Хиххи под мышку и направил свой корабль в Бурлящие моря.

А ты, если хочешь узнать, что случилось дальше, залезай под тёплое одеяло и попроси маму или папу перевернуть страницу…

История вторая

В которой Таппи вразумляет великана и успокаивает целое море

Море было великолепно. Волны то с шумом поднимались, то величественно опускались, с любопытством рассматривая изящный корабль с драконьей головой и красно-белым полосатым парусом, бесстрашно плывущий к дальним берегам. Изучали они также мечтательного великана-бородача, что стоял у рулевого весла, и перепуганного оленя, забившегося в угол на носу судна, а затем мчались дальше вперёд, чтобы передать новость другим волнам.

– Таппи! Таппи! – голосили чайки над головами, а морские ветры задорно посвистывали.

Викинг радостно махал птицам, а затем протягивал руку к огромному мешку со съестными припасами, подаренными Толстопузли, и подкидывал в воздух печенье. Чайки тут же подхватывали угощение и с удовольствием ели, помахивая в знак благодарности крыльями.

– Таппи, а ты погасил огонь в очаге? – неожиданно спросил Хиххи, и в его глазах блеснула надежда.

– Да, – ответил викинг.

– Ты уверен?

– Да. Я залил его ведром воды.

– Ага, – пробормотал олешек, но тут же снова подпрыгнул: – А ты снял стираное бельё с верёвки?

– Стираное бельё? – Таппи нахмурил густые брови. – Хм, а я не помню.

– Нам надо вернуться! – Хиххи резво подскочил, едва не перевернув корабль. – Представляешь, что будет, если снова появится Дикий Вихрь и всё наше бельё порвёт в клочья? Или унесёт далеко за горы? Поворачивай, немедленно поворачивай!

– Да ну! – Викинг махнул рукой. – Если бельё попрежнему висит, Сигурд и Хасте наверняка это заметят и внесут в Избушку.

– А если нет? Таппи, давай не будем рисковать. Нам надо вернуться.

– Если нет, то я поговорю с Вихрем и пригрожу, что затолкаю его в бочку, если он немедленно не отдаст нам одежду. Не переживай, Хиххи. Наслаждайся моментом!

И Таппи вновь с восхищением посмотрел по сторонам. Волны весело плескались, чайки кричали над головами, а какой-то робкий и совсем не грозный морской ветерок посвистывал на канатах.

– А чем тут наслаждаться? – Хиххи кинул взгляд на море и вздрогнул. – Таппи! – закричал он, оживлённый новый мыслью: – А ты запер Избушку?

– Да, – вздохнул викинг, уже немного нервничая, что случалось с ним нечасто.

– Ты уверен? Абсолютно уверен? А ты представляешь, что будет, если тролль Задиральд заберётся в дом и съест твои носки? Или украдёт у тебя Душку-Подушку?

Эта мысль немного встревожила Таппи, и он грозно нахмурил брови. Викинг не был до конца уверен, закрыл ли он дверь в Избушку на ключ, а потому задумался, не стоит ли вернуться. Пару долгих минут решалась дальнейшая судьба морского похода… И тут неожиданно заговорила Драконья Голова.

– Осторожно! – взревела она. – К нам приближается Большая Волна!

Таппи подбежал к борту и стал напряжённо вглядываться в даль. Действительно, на горизонте показалась Большая Волна, и она катилась с диким ревом.

  • Ха-ха-ха!
  • Я – Большая Волна!
  • Я – гроза кораблю!
  • Высока и страшна.
  • Раздавлю, разобью!
  • Что в стихах сочиню,
  • Не моргнув, утоплю!

Таппи тут же позабыл о тролле и крепче схватился за рулевое весло.

– Хиххи, держись! – крикнул он.

– Легко тебе говорить! У тебя огромные лапищи, а у меня маленькие копытца! Мне нечем держаться!

Олешек был прав. Викинг кинулся на помощь другу, вмиг подхватил его и ловко привязал к мачте.

– Теперь тебя никуда не смоет! – сказал Таппи и снова ухватился за рулевое весло. – Драконья Голова, курс вперёд, прямо на Большую Волну! Покажем ей, как нужно себя вести в Бурлящих морях!

– Ты совсем с ума сошёл, Таппи! – кричал Хиххи и сучил ножками. – Я хочу на сушу! Я не гожусь для морских приключений!

Однако Таппи и Драконья Голова не слушали его отчаянных криков и держали курс прямо на Большую Волну. Та в последний момент сообразила, что её хотят научить уму-разуму, но только взлохматилась, вспенилась, забурлила и ещё больше разогналась.

– Таппи! Потоплю твоё корыто и на корм отправлю к рыбам! – зашумела она.

– Только попробуй! – крикнул в ответ Таппи, и в следующий миг нос корабля пронзил Большую Волну.

Раздался оглушительный плеск, отовсюду полилась вода, но корабль умело прошёл Волну насквозь и вынырнул на противоположной стороне.

– О-го-го! – кричал Таппи. – Мы проучили эту недобрую Волну!

– О-го-го! – радостно вторила ему Драконья Голова.

– А мне совсем-совсем не понравилось… – бормотал Хиххи, промокший до нитки. – Хорошо, что всё уже закончилось!

– Как бы не так! – сообщила Драконья Голова. – Новая Большая Волна мчится в нашу сторону!

– О нет…

И эту Волну корабль рассёк без труда, но следом шла другая Волна, и ещё одна, и ещё… Волны всё надвигались одна за другой, и каждая из них казалась выше и сильнее предыдущей. Они так грозно ревели, накатывая на маленький кораблик, что раскачали всё море, ещё недавно такое тихое и спокойное.

– Так не может дальше продолжаться! – крикнул Таппи, мокрый с ног до головы. В его бороде запутались водоросли, а на макушке в волосах застряла немного ошалевшая рыбка. – Эти волны взбаламутили всё море! Не ровён час действительно кого-нибудь потопят! Их нужно остановить! Драконья Голова, ты видишь, откуда они идут?

– Вижу! – ответила Драконья Голова, также мокрая и рассерженная. – Мы уже скоро там будем!

– А не кажется ли вам, что эти Большие Волны просто хотят убедить нас вернуться? – пролепетал Хиххи, но его никто не услышал.

Драконья Голова не ошибалась. Таппи рассёк ещё три особо вредные Большие Волны и только тогда заметил великана, стоящего по колено в воде с сумкой, перекинутой через плечо. Великанище то и дело нагибался, доставал со дна морского огромный камень, а затем, подняв его высоко над головой, со всей силы кидал в море. Море вскипало, и тут же появлялась очередная Большая Волна, готовая топить, разрушать и… сочинять стихи.

Ты, наверное, помнишь, что Таппи по-настоящему злился лишь тогда, когда кто-то на его глазах собирался нанести вред кому-то другому. Хотя великан был во много-много раз больше Таппи, викинг, не раздумывая, сжал кулаки и закричал во весь голос:

– Эй, великан! Что взбрело в твою пустую голову?

– А? – спросил великан не слишком вежливо, а это означало, что Таппи не ошибся, и морские вихри действительно выветрили из его великанской головы все умные мысли.

– Зачем ты кидаешь эти камни и поднимаешь Большие Волны? Ты посмотри, что ты наделал, – всё море взбаламутил! Ты хочешь кому-то навредить? Хочешь чей-то корабль перевернуть?

– Э-э-э… – Великан заморгал глазами и огляделся по сторонам, будто бы только сейчас заметил, что он натворил. – Но… Но это не я! Это Кракен!

– Глупости не болтай! – Таппи нахмурил брови. – Ведь я вижу, как ты кидаешься скалами!

– Я только пытаюсь напугать Кракена! – пожаловался великан. – Вот уже несколько дней он держит меня за ногу и не хочет отпускать!

Ты наверняка никогда не слышал о кракенах – и хорошо, потому что этих существ в нашем мире не было и нет. Они появляются только в сказках, но ни к чему хорошему это не приводит, потому что кракены – это злобные и отвратительные чудовища. Они напоминают по форме огромного осьминога и прячутся на морской глубине, похищая корабли и неосторожных мореплавателей. Таппи не поверил своим ушам и удивлённо спросил:

– А зачем Кракен тебя поймал? Ведь ему не по силам слопать такого большого великана, как ты.

– Это всё из-за моей сумки, – признался великан, показывая её Таппи.

И в тот же миг, как бы в подтверждение этих слов, из воды показалась одна из ног-щупалец Кракена и шлёпнула великана с такой силой, что тот едва не перевернулся.

– Я Огромвалун, двоюродный брат Скалвалуна! Я узнал, что он собирается жениться, и собрал ему на свадьбу подарки! Мёд, орехи, пироги, калачи и пряники! Ох, чего там только нет! И всё было бы хорошо, если бы Кракен не унюхал эти лакомства. Он схватил меня и держит вот уже несколько дней – хочет у меня эту сумку отобрать! Если так пойдёт дальше, то я опоздаю на свадьбу!

– А ты уже опоздал! – крикнул Хиххи и тут же об этом пожалел, потому что лицо великана скривилось от злости.

– Что?! – проревел он так, что тучи в страхе разбежались. – Я опоздал на свадьбу двоюродного брата? Это твоя вина, проклятый Кракен! Вот тебе за это!

И Огромвалун схватил самую высокую скалу, а Таппи понял, что новая Волна будет больше и сильнее всех предыдущих. Нужно было как-то её остановить!

– Подожди! – завопил Таппи, перекрикивая великана. – Ничего страшного!

– Что?! – Огромвалун остановился.

– Ведь тебе ничто не мешает всё равно отправиться в Шептолесье, поздравить своего двоюродного брата и вручить ему подарок, – объяснил викинг. – Он ещё больше обрадуется!

– Но как это сделать, если Кракен по-прежнему меня держит? Мне надо придавить его скалой!

– Погоди! – крикнул Таппи, кидая взгляд на мешки с припасами от Толстопузли. – Есть другой способ.

Кракен, державший за ногу Огромвалуна, оказался исключительно прожорливым. Он отпустил ногу великана лишь тогда, когда Таппи выкинул за борт все три мешка с вкусностями, полученными от купца. Так он лишился всех своих припасов, но зато не только освободил великана, но и принёс облегчение всему морю, которому уже порядком надоели Большие Волны. Кракен помахал на прощание одним щупальцем – остальными он удерживал подаренные мешки – и исчез на глубине.

– Ох, я тебе очень-очень признателен, Таппи! – радостно воскликнул Огромвалун, массируя ногу, освобождённую из мощного щупальца Кракена. – Как я могу тебя отблагодарить?

– Достаточно, что ты пообещаешь мне в следующий раз подумать о других, прежде чем начнёшь что-либо делать, – прокричал ему в ответ Таппи. – Ага, и ещё одно! Не покажешь ли ты мне какое-нибудь место, где можно найти что-нибудь съестное?

– Плывите на запад! – посоветовал Огромвалун. – И вскоре вы увидите берег острова Медовуна – вот там вы вдоволь наедитесь! Удачи!

– Удачи и тебе, Огромвалун!

И великан отправился через волны к Ледовому заливу и Шептолесью, а Таппи, довольный своим первым приключением, отвязал Хиххи от мачты и взял курс на остров Медовун.

История третья

В которой Таппи совершает большую ошибку, но зато обретает нового друга

После того как наш отважный викинг без колебаний отдал Кракену три мешка съестных припасов от Толстопузли, его корабль стал легче пёрышка. Добрые Морские Ветры наполнили собой красно-белый парус, и корабль бодро заскользил по спокойным водам Бурлящих морей. Таппи удобно уселся на палубе и посмотрел на Хиххи:

– Ну вот, наше первое приключение закончилось. Теперь-то ты наконец согласишься со мной, что мореплавание – это приятное дело?

– Интересно, как долго ты будешь так думать! – буркнул Хиххи, по-прежнему с лёгкой обидой, указывая копытцем на место, где прежде лежали мешки с едой.

– Таппи посмотрел в ту же сторону и сразу загрустил.

– Что ж, – вздохнул он. – Нам нечего есть. Это плохо, потому что на пустой желудок сложно управлять кораблём. Да и вообще с пустым брюхом всё намного труднее. Будем надеяться, что до того самого острова Медовуна осталось недалеко. Эй, Драконья Голова! Сколько ещё до Медовуна?

В ответ раздался храп. Драконья Голова, устав бороться с Большими Волнами, погрузилась в спокойный сон, зависнув прямо над волнами.

– Должно быть, близко, – Таппи сам себя успокоил. – Эй, Хиххи! Знаешь, о чём мы позабыли?

– Закрыть дверь в Избушке на ключ? – обрадовался олешек.

– Ох, дорогой Хиххи, тебе уже не надо об этом переживать, – сказал Таппи с умным видом. – Большие Волны были такими холодными, что я сразу всё вспомнил. Я закрыл Избушку на ключ и отдал его на хранение медведю Брюхни! Я о другом хотел сказать. Ты знаешь, Хиххи, что в давних историях все корабли носили разные имена? А наш корабль мы до сих пор никак не назвали. Мы должны для него что-нибудь придумать.

Хиххи, однако, не хотел делиться идеями, а Таппи, который давно ничего не ел, быстро потерял интерес к этой забаве, к тому же в голову ему ничего не приходило. Поэтому друзья плыли в тишине, которую прерывали только шум волн и храп Драконьей Головы. Время тянулось немилосердно. Неожиданно над кораблём зависла серая туча и с интересом взглянула на путешественников.

– Приветствую тебя, Туча! – поздоровался Таппи, как всегда, вежливо. – Ты знаешь дорогу к острову Медовун?

– Знаю! – ответила Туча.

– Это замечательно! – обрадовался викинг. – Это далеко?

– Нет, близко! – улыбнулась Туча. – Но вам следует повернуть на восток, и немедленно!

– Прекрасно! – воскликнул Таппи и налёг на рулевое весло. – Без тебя мы могли бы заблудиться! Спасибо тебе!

Туча ничего не ответила и поспешно удалилась, сделав вид, что её прогнал какой-то своевольный ветер. К сожалению, это была не обычная туча, а вредная Туча Врунья, которая обожала обманывать мореплавателей. Ты наверняка знаешь, что нет ничего хуже лжи, но Туча Врунья не имела об этом понятия, потому что её никто не воспитывал. И потому Таппи и Хиххи отправились туда, куда они совсем не собирались. А остров, который вскоре открылся их взгляду, назывался не Медовун, а Поганец, и ничего хорошего он друзьям не сулил.

Сначала из моря выросли чёрные, хмурые горы, о подножие которых со зловещим гулом разбивались волны. Над вершинами кружили чайки, издававшие вместо радостных криков какой-то пронзительно-скрипучий визг. Даже толстые серые тучи над островом имели злобный и отталкивающий вид.

– Может быть, я ничего не понимаю в путешествиях, – заметил Хиххи, – но этот остров совсем не похож на Медовун.

– Перестань ныть! – строго сказал Таппи своему другу. – Конечно же, это Медовун, и мы сейчас хорошо покушаем. Вон там удобная бухточка! Ох, подожди ещё минутку!

Последние слова были обращены к брюху Таппи, которое на слово «покушаем» ответило громким урчанием – таким громким, что неожиданно проснулась Драконья Голова. Она фыркнула, словно была лошадиной, а не драконьей, а потом зевнула и огляделась по сторонам.

– Кажется, я заснула, – сообщила она. – А где мы сейчас?

– Это остров Медовун, – ответил Таппи.

– Ага. Это значит, что я хорошо выспалась. Медовун лежит в двух днях пути от того места, где мы встретили великана Огромвалуна!

– Вот зануда! – вздохнул Таппи, а брюхо поддержало его долгим урчанием. – Держим курс на эту маленькую бухту!

Викинг не хотел признаваться друзьям, что никогда он не был так голоден, как сейчас. А в таких ситуациях его разум работал не наилучшим образом. Именно поэтому, убеждённый в своей правоте, он направлялся прямо к берегу. И вскоре нос корабля уткнулся в песок. Радостный Таппи выскочил на берег.

– Хоп-хоп! – закричал он. – Есть тут кто-нибудь? Кто-нибудь, кто хотел бы угостить голодного викинга? Хоп-хоп!

Наверняка мама и папа говорили тебе, что громко кричать нельзя. Таппи, вообще-то, помнил об этом, но ему так сильно нужна была помощь, что он решил временно этого правила не придерживаться. Поэтому он кричал во всю глотку, всё громче и громче, пока не разбудил чародея Торбула, жившего на вершине самой высокой горы Поганки.

– Что тут такое происходит, тысяча чертей? – проворчал тот себе под нос. – Кто так шумит на моём острове, разрази его гром? Неужели это моя славная дружина?

Ты наверняка уже догадался, что чародей был очень плохо воспитан и показывал это на каждом шагу. Он закинул в угол свои тёплые тапки, которые держал лишь для того, чтоб показать, что они ему не нужны. Затем он утёр нос рукавом, немного поворчал и подошёл к окну.

– Бурчи! – пробормотал он. – Подай мне подзорную трубу!

Бурчи, маленький мохнатый тролль с густой взъерошенной шевелюрой, выскочил из-за угла и подбежал к чародею, волоча по полу прибор, отобранный некогда Торбулом у какого-то купца.

– Осторожно, сломаешь! – огрызнулся Торбул и вырвал подзорную трубу из рук тролля-помощника с такой силой, что тот покатился и приземлился на пятую точку. Чародей внимательно посмотрел в сторону бухты и увидел Таппи, а за ним корабль и стоящего на его носу маленького оленя.

– Так-так… – пробубнил довольный Торбул и снова утёр нос. – И что мы имеем? Вполне приличное суденышко, в самый раз для моей славной дружины, вкусного оленя и крупного богатыря, который мог бы носить меня на плечах. В последнее время мне как-то совсем не хочется ходить. Эй, моя славная дружина! – рявкнул он через окно. – Подъём! Мы выступаем на берег! Подарки приплыли!

Славная дружина чародея Торбула состояла из трёх троллей, у которых так густо разрослись волосы, что в головах уже не осталось места для мозгов. Потому они были не в состоянии придумать ни одной умной забавы, кроме как колошматить друг друга палками по башке, от чего глупели ещё больше. Поэтому прошло довольно много времени, прежде чем Горбульгуль, самый умный из всей троицы, понял, что приказ обращён к ним.

– Парни! – проревел он. – Надеваем шлемы! Берём щиты и палки! Идём на берег!

– На берег! – заорал второй тролль по имени Буль-гуль, который был способен повторить только два последних слова Горбульгуля.

Третий, которого звали Буль, не умел даже этого. Поэтому он просто издал воинственный рёв и помахал кулаком. Товарищи надели ему на голову шлем, который когда-то, в лучшие времена, служил обычным котелком для супа, а потом все похватали палки и, оскалив зубы, стали ждать чародея.

Торбул, сморкаясь и кашляя, спустился вниз верхом на сопящем от усилия Бурчи.

– Послушайте меня, моя славная дружина! – торжественно объявил он. – На берег нашего любимого острова Поганца высадился страшный викинг вместе с вкусным оленем и вполне приличным судёнышком! Викинга связать, корабль забрать, оленя…

Чародей остановился и задумался при этих словах. Его погреб был забит мясом, колбасами и пирогами, некогда украденными у одного купца, и вот уже довольно много времени он опасался, что его славная дружина когда-нибудь найдёт дорогу к этому погребу и всё слопает. Торбул, как и подобает настоящему злому волшебнику, не имел ни малейшего желания делиться с кем-либо своими припасами. Поэтому он придумал отличное решение.

– А оленя можете сами съесть!

Славная дружина обрадовалась и трижды подпрыгнула, сотрясая замок Торбула, а потом помчалась к берегу. Чародей от души высморкался в рубашку Бурчи, вновь уселся ему на голову и велел отнести себя на верхний этаж башни. Там он со зловещим хохотом взял в руки подзорную трубу и стал наблюдать за событиями на берегу. Он не знал, что, кроме Горбульгуля, Бульгуля и Буля, о его коварном плане услышал кое-кто ещё – тот, кто, к счастью, хорошо знал Таппи и – как и ты! – очень его любил. Это был ворон Говорунд, который как раз пролетал над островом Поганец и присел на крышу башни, заинтересовавшись криками троллей. Услышав слова чародея, он раскинул крылья и помчался к бухте. Таппи уже терял надежду, а вместе с ней и силы, когда рядом с ним на песок приземлился Говорунд.

– Таппи! – прокричал ворон. – Злой чародей Торбул хочет взять тебя в плен! Он послал за тобой своих разбойников! Они идут сюда, идут!

– А у них нет чего-нибудь поесть? – спросил Таппи с надеждой, но Хиххи не дал ему договорить:

– Ты слышал, что сказал Говорунд? Это никакой не Медовун, Таппи! Это ловушка! Тролли! Чародей! Бежим отсюда!

– Но это должен быть Медовун… – попытался поспорить Таппи, но в тот же миг из-за деревьев вывалился Горбульгуль и замахнулся палкой.

Следом показалась и остальная славная дружина.

– О, именно о них я и говорил! – прокричал Говорунд, сорвался с места и взлетел, теряя перья. – Пока! До свидания! У меня срочные дела!

Волшебные вороны из Шептолесья были любопытными птицами, но не отличались храбростью, потому не стоит удивляться их нежеланию драться. А тем временем намечалась крупная потасовка. Тролли были такими страшными, что даже деревья побледнели от ужаса.

– Схватить викинга! Забрать судно! Сожрать оленя! – Горбульгуль так яростно заорал, что даже горшок лопнул у него на голове.

Бульгуль хотел было по старой привычке повторить то, что прокричал самый умный из их троицы, но во время бега ему в нос набилось столько мух, что пришлось остановиться и высморкаться. Ситуацией воспользовался Буль:

– Схватить оленя! Забрать викинга! Сожрать корабль! – проревел он, довольный собой, в несколько длинных прыжков добрался до корабля, ухватился обеими лапами за борт и вонзил свои зубища в древесину.

Драконья Голова вытянулась от неожиданности и закричала:

– Что здесь происходит?! Кто посмел укусить порядочный корабль?

И неожиданно Голова, словно настоящий дракон, плюнула огнём. Буль запищал и отскочил в сторону. И тогда Хиххи собрался с духом и со всей силы боднул его своими рожками. Тролль снова запищал и подпрыгнул выше самых высоких сосен.

Таппи только теперь понял серьёзность ситуации. Ты наверняка уже знаешь, что у нашего викинга очень доброе сердце, он очень редко приходит в ярость. Происходит это в основном тогда, когда кто-то угрожает его друзьям. Поэтому он грозно нахмурил брови и топнул так, что весь остров затрясся.

– Что такое? – закричал он. – Вместо того чтобы угостить нас пряниками и пирогами, вы тут кулаками размахиваете?

Таппи подождал, пока Буль снизится после прыжка, и за миг до приземления наградил его мощным викинговским пинком. Тролль с диким визгом полетел прямо в башню чародея Торбула, а Таппи, тяжело дыша, двинулся на двоих его приятелей.

– Хватай их, Таппи! – выкрикивал осмелевший Хиххи.

Тем временем чародей Торбул, по-прежнему стоявший на голове Бурчи и наблюдавший за битвой из окна своей башни, от переживаний выпустил из рук подзорную трубу.

– Что они там устроили?! – вопил он, подпрыгивая на голове бедного тролля. – В бой, моя славная дружина! В бой! В…

Вдруг Торбул услышал всё нарастающий визг подлетающего Буля.

– Что происходит? – удивился чародей. – Это комета?

Когда Буль влетел в окно и рухнул прямо на Торбула, раздался страшный грохот. Оба они прокатились по полу и упали без движения, а над их головами закружились звёздочки. Бурчи, также ошеломлённый ударом, встряхнул лохматой головой и заморгал. Вдруг оказалось, что без чародея, стоящего у него на голове, думается намного лучше. Так он пришёл к первому самостоятельному выводу в жизни.

– Интересно, кто такой этот Таппи? – сказал он сам себе и выбежал из башни.

Тем временем наш викинг под подбадривающие возгласы Хиххи вёл ожесточённый бой с Горбульгулем и Бульгулем. И хотя Таппи был отважным и мужественным викингом, тролли об этом не знали, а потому без всякого уважения схватили его за бороду и потащили по земле, злобно хихикая.

Продолжить чтение