Читать онлайн Милосердие как призвание бесплатно

Милосердие как призвание

Слово об авторах

Харламов Евгений Васильевич – заслуженный работник здравоохранения РФ, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой физической культуры, ЛФК и спортивной медицины Ростовского государственного медицинского университета (РостГМУ).

Это человек, который в жизни всегда занимал активную гражданскую позицию – участвовал в формировании студенческих отрядов, был комиссаром и командиром зонального студенческого отряда, бойцом ССО на целинных стройках Казахской ССР.

С его помощью для студентов РостГМУ были внедрены современные виды оздоровительной физкультуры среди лиц с ограниченными возможностями здоровья.

Е. В. Харламов входит в состав постоянно действующей комиссии ЦК Профсоюза работников здравоохранения РФ по защите социальных прав работников образовательных и научных медучреждений РФ.

Будучи главным внештатным специалистом МЗ РФ по спортивной медицине в ЮФО, он увлекает студентов своей целеустремлённостью, оптимизмом, показывает пример самодисциплины, полной самоотдачи любимому делу.

На его счету более 450 научных и методических статей, учебники и учебные пособия: «Российская школа бескорыстия», «Социомедицинские последствия Отечественной войны 1812 г.», «Физическая культура и здоровье», «Лечебный массаж», «Гимнастика и массаж ребёнка первого года жизни», «Активный отдых (студента и лиц умственного труда)», «Исторический выбор», «Деонтология жизни», «50 лет с Alma mater», «Наследники духовных традиций медицины» и др.

Е. В. Харламов – победитель всероссийских конкурсов на тему «Лучший учебник и учебное пособие» за ряд учебных изданий, посвящённых 100-летию высшего образования на Дону, а также истории становления Ростовского государственного медицинского университета.

За свой многолетний плодотворный труд, подготовку врачебных и научно-педагогических кадров награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Склярова Елена Константиновна – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии Ростовского государственного медицинского университета (РостГМУ). Родилась в Ростове-на-Дону. Окончила исторический факультет Ростовского государственного университета (РГУ, ныне ЮФУ). Защитила кандидатскую диссертацию на тему «Становление системы здравоохранения Великобритании».

Автор ряда научных статей и монографий, посвящённых истории Варшавского университета и Ростовского медицинского университета:

• «50 лет с Alma mater»,

• «От Варшавского университета до РостГМУ (к 100-летию высшего медицинского образования на Дону)»,

• «Ростовский государственный медицинский университет в годы Великой Отечественной войны»,

• «Женщины – выпускницы Ростовского медицинского университета в годы Великой Отечественной войны»,

• «Становление высшего фармацевтического образования на Дону»,

• «Огненный выпуск 1941 г.: Учителя и Ученики» и др.

Е. К. Склярова – автор ряда научных исследований по истории медицины Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии:

• «Лондон в системе управления здравоохранением Великобритании»,

• «Здравоохранение городов Великобритании и Ирландии в XIX в.»,

• «Урбанизация и зубоврачевание в викторианском Лондоне»,

• «Эдвин Чедвик – создатель системы общественного здравоохранения. Подарок России или Великобритании?» и др.

Автор ряда учебников и учебных пособий для студентов медицинских и фармацевтических вузов:

• «История медицины»,

• «История фармации»,

• «Деонтология жизни»,

• «Вузы Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны»,

• «Наследники духовных традиций медицины» и др.

В сферу научных интересов входят проблемы истории России и Великобритании, медицины и фармации, социальной политики и здравоохранения, истории Варшавского университета и Ростовского государственного медицинского университета.

Склярова Е. К. – победитель ряда всероссийских конкурсов на тему «Лучший учебник и учебное пособие» за ряд изданий, посвящённых 100-летию высшего медицинского образования на Дону, истории Ростовского государственного медицинского университета, а также за ряд учебников по истории медицины и истории фармации.

Член Российского общества историков медицины (РОИМ), а также Ростовского регионального общества историков медицины.

Награждена памятной медалью «Доктор А. П. Чехов» от Президиума Ростовского областного комитета Профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации.

Прошла стажировку по истории медицины в университете Оксфорда в Великобритании.

Киселёва Ольга Федоровна имеет два высших образования: филологическое и богословское. После окончания Ростовского государственного университета работала редактором, корректором, а затем в 1999 г. начала учиться в Православном Свято-Тихоновском государственном университете заочно, который окончила в 2005 г. На учебу дал благословение Святейший Патриарх всея Руси Алексий II.

Вот что она сама рассказывает об этом: «При встрече со Святейшим произошёл конфуз. Я забыла, как правильно к нему обращаться, и сказала: «Благословите, батюшка». Он переспросил: «Как, как вы меня назвали?» – «Батюшка, – ответила я Владыке. – А вы разве нам не батюшка?» Святейший замечательно рассмеялся, посмотрел по-доброму и сказал: «Конечно, батюшка» и благословил. С тех пор моя жизнь, хоть и по-разному складывается, но идёт по пути, благословленному Святейшим».

В 2006 г., по благословению архиепископа Ростовского и Новочеркасского Пантелеимона, вышла первая книга О. Ф. Киселёвой «Как побеждаются недуги» – советы и наставления святых отцов по преодолению болезней. Книга нашла своего читателя среди онкобольных. На средства благотворителя она ещё дважды переиздавалась.

О. Ф. Киселёва – также автор книг «Традиции православного воспитания», «Справочник православного паломника».

Она автор и редактор ряда учебных пособий по истории медицины «Российская школа бескорыстия» (в соавторстве), «Деонтология жизни» (в соавторстве), «50 лет с Alma mater» (в соавторстве), редактор книги «Наследники духовных традиций медицины».

В 2015 г. О. Ф. Киселёва награждена памятной медалью «Доктор А. П. Чехов» комитетом Ростовского областного Профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации.

Предисловие

Среди множества работ философов XIX в., посвященных проблеме познания человека, следует отметить труд «Наука 0 человеке» русского философа и православного богослова В. И. Несмелова (1863–1937). В нём, основываясь на христианской антропологии, автор поднял вопрос о том, что такое человек по своей природе, как ему следует жить, познать себя и соответственно этому осмыслить и направить свою жизнь. Он считал, что только нравственная деятельность человека, направленная на исполнение высших духовных законов, может придать человеку осознание ценностей его личности и определить её разумную деятельность в мире. Начало личности формируется в соответствии с моральным сознанием, осознанием ценностей и долга по осуществлению задач, направленных на исполнение высших ценностей. Человек, чтобы состояться, должен, прежде всего, думать не о благе своей жизни, а находить истинную жизнь, сообразуясь с Божественными законами. «Единственная ценность, какую не создаст и не может создать физический мир и какую может внести в мировую жизнь одна только человеческая личность, заключается в нравственной деятельности человека»[1].

Стакан воды… Он бывает нужен каждому из нас в разных обстоятельствах жизни. Как мы бываем благодарны тому, кто его приносит в нужное время, нужный час, нужные минуты нашей жизни. Стакан воды – как мало и как много. В общечеловеческом значении – это доброе дело, кусок хлеба нуждающемуся, доброе и утешительное слово врача, дающее надежду на исцеление, ободряющее больного. Всякое, даже «малое доброе дело уже есть великая ценность в вечности»[2]. Это милосердие, сострадание, благотворительность.

В. И. Даль (1801–1872) – русский писатель, лексикограф, этнограф. Малоизвестно, что он первоначально получил медицинское образование, поступив на медицинский факультет Дерптского университета. С честью выдержав экзамен на звание доктора медицины, он занимался изучением методов трепанации черепа, скрытого изъязвления почек, операциями по удалению катаракты. В годы Русско-турецкой войны (1828–1829) он показал себя как военный врач. С 1832 г. служил ординатором в военно-сухопутном госпитале Санкт-Петербурга. По поручению военного ведомства составил учебники ботаники и зоологии.

После переезда в Москву В. И. Даль приступил к публикации своих трудов по филологии. В «Толковом словаре живого великорусского языка» (т. 1–4, 1863–1866) он сделал упор на разговорную речь для включения слов в письменный русский язык. В течение 53 лет занимался собиранием распространённых слов по всей России, желая сохранить особый дух, присущий русской нации, передать его посредством речевых средств. В словаре нет слова «милосердный», но есть слово «милостивый». Его синонимы – «добрый», «сострадательный», «доброжелательный». К «милостивому» относится также слово «милосердный». Есть также слово «милостивец» – благодетель, доброжелатель[3].

«Благодетельствовать» по В. И. Далю означает благотворить, делать добро, служить бескорыстно, заботиться о счастье ближнего. А слово «благодетель» означает «доброделатель», делающий добро другому, оказавший большую пользу или услугу[4].

После Октябрьской революции 1917 г. вышел новый словарь, основная масса слов которого была взята из классической литературы от А. С. Пушкина до М. Горького, а также из научной и деловой лексики, сложившейся в XIX в. В создании словаря приняли участие многие известные учёные-языковеды России того времени. Всю работу по изданию словаря, его проработке возглавил профессор Д. Н. Ушаков. В словаре слово «благотворительность» трактуется как оказание материальной помощи бедным, безвозмездная работа, а «милосердие», как готовность из сострадания оказывать помощь тому, кто в ней нуждается[5].

Даже после Октябрьской революции 1917 г. такие понятия, как благотворительность, сострадание, милосердие остались неизменными. Вероятно, весь многовековой уклад и мировоззрение россиян способствовали сохранению традиций прежних поколений – бескорыстной помощи ближним, бедным и больным.

В России милосердие всегда было связано с благотворительностью, в особенности в области медицины. Об этом и пойдёт речь в нашей книге.

Глава  I. Истоки милосердия на Руси

История российской благотворительности, развиваясь под влиянием православия, была нормой жизни для аристократии, зажиточного купечества и крестьян. Неотъемлемой частью поведения россиян являлись подаяния нищим, сиротам, тюремным узникам, пожертвования на храмы. Благотворительность, как повседневная форма православного благочестия и милосердия, сформировалась ещё в Древней Руси.

Милосердие – готовность помочь немощным, больным, сиротам, престарелым выражалось на Руси в делах благотворения, оказания помощи тем, кто в ней нуждался. В христианской этике милосердие – это долг человека, который стремится к совершенству. Милосердие – это не только проявление бескорыстного доброделания, но и понимание других, сострадательное отношение и деятельное участие в их жизни. Милосердие и сострадательное отношение к людям всегда были долгом и обязанностью христианина. Со времён принятия христианства на Руси церковь стала занимать ведущую позицию в делах милосердия и благотворительности.

В 988 г. Православие становится официальной государственной религией, и вся церковно-монастырская помощь стала осуществляться за счёт жертвователей. В соответствии с Уставом князя Владимира под патронаж церкви попадали больницы, богадельни, странноприимные дома (приюты). По Уставу купеческой организации князя Всеволода, регламентирующей и финансирующей деятельность монастырей, они должны были служить филантропическим целям на случай старости, болезней, инвалидности.

Приходы церквей оказывали помощь в строительстве богаделен, больниц, собирали деньги на нужды бедных. Монастыри на Руси при поддержке княжеской власти оказывали помощь неимущим, содержали больных, сирот и убогих. Среди них особо выделялись Троице-Сергиева Лавра, Киево-Печерская Лавра, Белозерский монастырь. В течение столетий в них, а также во многих монастырях Волыни, Владимира, Великого Ростова находили пристанище убогие благодаря пожертвованиям богатых и знатных людей того времени.

С XI в. образцами общественного здравоохранения стали лечебницы при монастырях, одной из которых была лечебница, построенная в XIV в. при святителе Сергии Радонежском. Здесь больным оказывалась бескорыстная помощь, которая впоследствии стала основой и примером больничного уклада для всех монастырей.

Особенностью благотворительности древнерусского периода было участие в судьбе нищих и обездоленных. Это было необходимым условием для спасения души по христианскому учению. Всяческое благодеяние должно было быть, по возможности, тайным, анонимным. Только так можно получить душевную пользу от добрых дел, снискать Божию милость. Удельные князья, богатые и знатные люди накануне больших церковных праздников тайно посещали тюрьмы, богадельни, больницы и бедных, чтобы раздать милостыню. В Древней Руси все нуждающиеся, больные и неимущие были средством нравственного воспитания, помогая людям учиться любить ближнего.

Великая княгиня Ольга, приняв православную веру, занималась попечительством о бедных и бездомных. Во многих древнерусских летописях она упоминается как добрая христианка, которая окружила своей заботой немощных и больных.

Её внук, Великий князь Владимир, принявший православие и крестивший Древнюю Русь, определил общественное призрение (заботу о сиротах, обездоленных) как одну из главных функций государства. Его Устав, принятый в 996 г., став основой для деятельности благотворительных учреждений, действовал до XVIII в. В основе Устава лежали правила и законы православной греческой церкви[6].

В соответствии с Уставом на содержание монастырей, церквей, богаделен, больниц, странноприимных домов выделялась церковная десятина. Великого князя Владимира Красное Солнышко люди прозвали так за его доброту и милосердие. Он построил церковь в Киеве во имя Пресвятой Богородицы, участвовал в строительстве других церквей. Они стали фундаментом православной веры, укрепляя добрые начала в русском народе. Князь Владимир устраивал пиршества на своём княжеском дворе, в котором, с его изволения, принимали участие и бедные слои населения. Он раздавал неимущим всё необходимое для них. По его приказу для людей, которые не могли сами прийти на княжеский двор – «немощным и больным, развозились припасы по их дворам»[7]. Летописец Нестор объяснял милосердие князя Владимира воздействием на него христианства. При церквах, построенных благодаря покровительству князя Владимира, за счёт его казны, кормились убогие, сироты и вдовы.

Один из самых почитаемых князей Древней Руси – князь Ярослав Мудрый (978—1054). Он был сыном Великого князя Владимира Крестителя. Великий князь Ярослав Мудрый продолжил традиции благотворения. Он учредил сиротское училище на 300 воспитанников. В народе его прозвали Мудрым за любовь к просвещению, заботу о русском народе, мудрость в решении государственных вопросов.

Он не любил воевать, как его предшественники. При нём получили своё развитие первые в Древней Руси библиотеки, монастырская медицина и просвещение. Благодаря его поддержке преподобные Антоний, Домиан, Феодосий Печерский помогали больным, нищим и бездомным. Около Киево-Печерской Лавры был построен приют для нищих, слепых, хромых и прокажённых.

Великий князь Владимир Мономах (1053–1125) считал своей обязанностью заботу о страждущих и больных. Своим детям и внукам он завещал исполнять свой наказ о защите и помощи нуждающимся. Его сын, Великий князь Ростислав, все имущество, оставленное в наследство, раздал церкви, монастырям и нуждающимся. Великий князь Роман Мстиславович также посвятил свою жизнь делам милосердия, не оставив ничего себе из имущества. Даже хоронили его на народные пожертвования. Необходимо отметить и благотворительную деятельность Великого князя Черниговского Николая Давидовича, жившего в XII в. Он построил на свои средства монастырь, целиком предназначавшийся для больных. Врач Пётр Сирянин обслуживал эту обитель и заботился о находящихся там больных.

Малоизвестным фактом является благотворительная деятельность князя Александра Невского, прославившего себя победой над шведами в Невской битве 1240 г. и немецкими рыцарями (Ледовое побоище 1242 г.). Он был мужественным и храбрым воином, дальновидным политиком. За счёт своей казны князь Александр Ярославович выкупал из плена русских воинов, раздавал милостыню. В 1247 г. он издал Указ об обязанностях бояр брать под свою защиту всех обездоленных – вдов, сирот, больных.

Начиная с XIII в., при содействии монастырей для больных и престарелых, не способных себя содержать, устраивались «скудельницы» (вероятно от слова «скудость»). О скудельнях или «убогих домах» упоминается в Новгородской летописи (1230 г.), в Софийском временнике (1474 г.). Такие «убогие дома» появились в Новгороде, Киеве, Владимире, Москве. До XV в. благотворительность, в большей мере, осуществлялась отдельными людьми, от имени князей или бояр, но не была государственной политикой.

Русское государство сложилось на Руси в XV веке в эпоху правления Великого князя Ивана III Великого (1440–1505). Он проводил успешную внутреннюю и внешнюю политику по собиранию русских земель, свержению монголо-татарского ига. В результате его 43-летнего правления в Восточной Европе на месте разрозненных феодальных княжеств была создана новая крупная держава, воспринимавшая себя, как возрождённая Древняя Русь.

В ходе правления Ивана III произошло объединение значительной части русских земель вокруг Москвы, а также превращение этого города в центр единого Русского государства. Было достигнуто окончательное освобождение страны от зависимости Золотой Орды, принят свод законов Русского государства.

В конце XV в. Великий князь Иван III издал законы о выделении средств монастырям и церквям на нужды благотворения. В исторических документах встречаются также описания организации общественного призрения (приютов для сирот, вдов и т. п.)[8]. В Москве был воздвигнут нынешний кирпичный Кремль.

В эпоху Ивана III впервые в государственных документах появляется термин «Россия» и герб – двуглавый орёл. Заветной целью его деятельности было собирание земель вокруг Москвы, ликвидация удельной разобщённости русских князей ради создания единого Русского государства.

Его жена Софья Палеолог (1455–1503) – Великая княгиня Московская, бабушка Ивана Грозного, происходившая из византийской императорской династии Палеологов, поддерживала желание своего мужа, князя Ивана III, расширить и укрепить Московское государство. Софья Палеолог родила великому князю Ивану III девять детей – пять сыновей и четырёх дочерей.

Легенда гласит, что в состав приданого Софьи Палеолог входили книги, вошедшие позже в основу собрания знаменитой библиотеки Ивана Грозного. По прибытии в Москву в 1472 г. Софья Палеолог увидела последствия пожара Москвы 1470 г. Поняв, что книги могут сгореть, она распорядилась хранить их от пожара в подвале под церковью Рождества Богородицы в Кремле.

Царь Иван IV, вошедший в историю как Иван Грозный, в «Судебнике» 1550 г. повелел заботиться об убогих, нищих, калеках и вдовах. Документ предписывал направлять средства из государственной казны богадельням и на пропитание страждущих. В одном из изданных Указов при его правлении предписывалось организовать в каждом городе богадельни и больницы. Нередко Иван Грозный, посещая эти учреждения и замечая непорядок, жестоко наказывал нерадивых служителей. По его повелению один из приказов занимался управлением и попечительством о страждущих. Дела общественного призрения стали считаться делами государственной важности.

О праведной жизни и любви к ближнему повествует древнерусский памятник XVI в. «Домострой». Он составлен известным государственным деятелем, священником Сильвестром в виде поучений и посвящён его сыну Анфиму. Здесь Сильвестр назидал сына следовать христианским законам: быть щедрым и милостивым, нищелюбивым и странноприимным, защитником обездоленных. «Тем, кто старше тебя, честь воздавай, немощных и скорбных любовью утешь, а младших, как чад, возлюби – ни одному созданию Божью не будь лиходеем»[9]. Для спасения души и устроения всех домочадцев в душевном и телесном покое хозяину и хозяйке также следует «заботиться о нищих и странниках, убогих, вдовицах и сиротах, подобает их окружать заботами, удовлетворяя их нужды душевные и телесные… и в церкви Божии (и церковникам), и в монастыри, и темницы приноси или посылай милостыню свою по силе своей возможности. Если же нет ничего, так ты хоть слово скажи утешное»[10]. Придавая большое значение делам милосердия, Сильвестр в одном из поучений писал: «Если муж сам не учит добру, то накажет его Бог, если же и сам творит добро, и жену и домочадцев тому учит – примет от Бога милость»[11]. Праведной жизнью всякого человека считалось жить благословенным трудом.

Первый царь из династии Романовых Михаил Фёдорович(596—1645) поручил Патриаршему приказу позаботиться об открытии сиротских домов, пожертвовал земли на нужды Покровского монастыря в Москве. Его сын, Алексей Михайлович (1629–1676) содержал в своём дворце богомольцев, болеющих, странников. Принятое при его царствовании Соборное уложение (1649 г.) содержало статьи об общественном призрении, содержании богаделен для больных и престарелых нищих[12].

Одним из замечательных людей XVII в. был московский благотворитель Фёдор Михайлович Ртищев (1626–1673). Он принадлежал к числу выдающихся государственных деятелей России того времени. Вся его жизнь являлась служением страждущим и нуждающимся в помощи.

По его распоряжению была организована специальная служба, объезжавшая Москву, подбирая упавших и валявшихся на улицах столицы людей. Среди них были пьяные и больные, престарелые и слепые, и другие калеки. Их привозили в особый дом, устроенный за счёт его денежных средств, оказывали помощь в зависимости от причин и обстоятельств, лечили или отпускали.

Ф. М. Ртищев купил дом, предназначавшийся для престарелых, слепых, больных, потратив на его содержание свои последние доходы. После его смерти дом, ставший больницей, носил имя Фёдора Михайловича Ртищева. Приют ещё долго существовал благодаря поддержке анонимных дарителей. Благодаря его благотворительности образовались два типа заведений: 1) амбулаторные приюты (для нуждающихся во временной помощи), 2) постоянные учреждения (богадельни, где больные жили до самой своей кончины). Так добрый почин Ф. М. Ртищева способствовал дальнейшему развитию и устройству благотворительной деятельности в государственных масштабах.

Изображение Фёдора Михайловича Ртищева было включено при создании памятника «Тысячелетие России». В отделе «Просветителей» его фигура помещена на горельефе в углублении, между патриархом Никоном и святителем Димитрием Ростовским.

В XVII в. Указ царя Фёдора Алексеевича, изданный в 1682 г., предписывал нищенство не считать неприкосновенным. Отныне только больные, калеки, неспособные работать могли рассчитывать на государственную помощь. Люди, способные к труду, должны были работать. Для этого создавались специальные дома трудолюбия.

Глава II.Благотворительная деятельность в Российской империи (XVIII–XX вв.)

В XVIII в. в результате успешной внешней и внутренней политики Петра I (1672–1725) Русское государство стало Российской империей. В этот период вышли новые законы императора Петра I, благодаря которым забота о нищих, старых и больных людях стала возлагаться на Патриарший и Монастырский приказ. С 1721 г. эти проблемы были возложены на Синод.

В период правления Петра I милостыня и попрошайничество были запрещены. Именно государство должно было заботиться о немощных гражданах.

В созданных Петром I домах трудолюбия люди получили возможность зарабатывать себе на пропитание, а для престарелых и немощных предназначались специальные учреждения. Монастыри, по мнению Петра I, должны были заботиться О престарелых и военных, оставшихся без средств в старости. В Указе от 31 января 1712 г. он повелевал «по всем губерниям учинить гошпитали для самых увечных, таких, которые ничем работать не смогут, также зело престарелым»[13]. Очередной Указ Сената 1723 г. подтверждал это требование – «слепых, дряхлых, увечных и престарелых, которые работать не могут… тех отдавать в богадельни»[14].

В соответствии с Указом Сената от 29 июля 1719 г. особое внимание уделялось солдатам увечным, а также не имевшим средств на пропитание. Они направлялись в монастыри, должны были получать денежные оклады и хлебное жалование.

По распоряжению Петра I раненым воинам государство выдавало деньги на лечение. Кроме того, проводились бесплатные медицинские осмотры. Государственная власть проявляла заботу и внимание к военнослужащим, которые в разные годы защищали Отечество.

В 1720 г. в Морском Уставе особым пунктом выделялось положение о заботе воинов, проходивших службу во флоте: «Ежели кто изувечен будет в бою или иным случаем во время службы своей, что он к корабельной службе не годен будет, того в гарнизон или статскую службу употребить, повысив чином; а ежели так изувечен будет, что никуда не годен будет, то только в госпитале кормить до его смерти»[15].

Государственная политика в области благотворительности и общественного призрения продолжилась при императрице Елизавете Петровне (1741–1761). Она возложила строительство богаделен в губерниях на статс-контору, обязывая помещиков заботиться о прокормлении увечных, больных и престарелых крестьянах, не забывая и о солдатах, уволенных из армии и раненых.

В период её правления придворным архитектором Растрелли был построен Зимний дворец, служивший с тех пор главной резиденцией российских монархов, а также Екатерининский дворец в Царском Селе. Сегодня эти сооружения стали крупнейшими музеями России и мира.

Благодаря Указу императрицы Елизаветы Петровны в 1749 г. был основан город Ростов-на-Дону. Первоначально он назывался Темерницкая таможня. Весной 1750 г. в таможне были построены пристань, склады, гарнизонная казарма. В 1756 г. здесь была основана международная «Российская и Константинопольская торгующая компания». Темерницкий порт стал единственным русским портом на Юге России, через него велась торговля со странами Чёрного, Эгейского и Средиземного морей. В 1761 г. указом Елизаветы Петровны крепости было дано имя митрополита Ростовского и Ярославского Димитрия. Впоследствии название крепости трансформировалось: крепость Димитрия Ростовского, Ростовская крепость, просто Ростов, наконец, чтобы отличить от древнего Ростова Великого (под Ярославлем) – Ростов-на- Дону. Сегодня это – крупнейший город на Юге Российской Федерации, административный центр Южного федерального округа и Ростовской области.

Благотворительной деятельностью отличалась и императрица Екатерина II (1762–1796). При ней открылись новые учреждения для увечных, больных, престарелых, а также разработан ряд соответствующих законодательных актов. В документе «Учреждения для управления губерний» от 7 ноября 1775 г. вводилась система общественного призрения, предусматривая создание Приказа общественного призрения, ряда административных органов, занимающихся помощью убогим. На них возлагалась обязанность по организации и содержанию больниц, аптек, богаделен, домов для неимущих больных[16].

С конца XVIII в. России вырабатывалась система общественного призрения и благотворительности, оказания различной помощи нуждающимся всех возрастов и сословий. В её основе лежали духовные начала, заложенные в Православии. Русская Православная Церковь продолжала заниматься благотворительностью.

Ввиду отсутствия общественных заведений в России государство пыталось возложить на монастыри заботу и уход за больными. В 20-40-е гг. XVIII в. в соответствии с законодательными актами монастыри должны были стать госпиталями, а монахи – были обязаны ухаживать за страждущими. Но, несмотря на все правительственные распоряжения, только богатые монастыри могли заниматься благотворительной деятельностью в таком масштабе. Так, например, Киево-Печерская Лавра за счёт крупных частных пожертвований и средств, выделяемых Коллегией экономии, смогла построить и содержать «странноприимницу» (приют) и больницу, израсходовав на их строительство более 100 тыс. рублей[17].

В 1763 г. в Москве при поддержке Екатерины II был открыт первый Воспитательный дом с больницей, и такой же в Санкт-Петербурге.

Императрица Мария Фёдоровна (1759–1828), жена царя Павла I, продолжила российские традиции благотворительности, создав ряд воспитательных заведений. В 1796 г. она возглавила Воспитательное общество благородных девиц.

В 1797 г. в России появилась одна из крупнейших филантропических организаций «Ведомство по управлению благотворительными учреждениями» или «Учреждения Императрицы Марии».

Созданный ею Опекунский совет занимался вопросами, касающимися воспитательных, вдовьих домов, богаделен, больниц. В начале XIX в. в «Учреждении Императрицы Марии» ежегодно бесплатно обучались около 10 тысяч девушек, а в больницах бесплатно лечились более 20 тысяч больных, более чем 40 тысячам помощь оказывалась амбулаторно[18].

При содействии императрицы Марии Фёдоровны в 1803–1805 гг. началось строительство больницы для бедных в Санкт-Петербурге, которую позже официально учредил уже император Александр I.

Впоследствии она получила название «Мариинская больница».

Мариинская больница (Москва)

Члены Опекунского совета – почётные опекуны, ближайшие помощники Марии Фёдоровны, избирались из лиц самого высокого ранга, высшей знати с согласия императора. Они без всякого денежного вознаграждения, заботясь о своём Отечестве и людях, осуществляли посильную помощь и контролировали различные благотворительные учреждения, находившиеся в ведении императрицы.

Среди них особо выделялись почётные опекуны, действительные тайные советники А. А. Саблуков и И. В. Тутолмин. Они оказали большую помощь в строительстве и организации Мариинской больницы.

А. А. Саблуков, сенатор и президент Мануфактур-коллегии, являлся Почётным опекуном Петербургского Воспитательного дома, ведал делами государственной казны. Пользуясь доверием Марии Фёдоровны, он осуществлял контроль за строительством больницы для бедных, занимался управлением больницей.

Будучи Почётным опекуном, И. В. Тутолмин, член Государственного Совета и сенатор, управляющий Гатчинским воспитательным домом, также принимал активное участие в организации больницы для бедных. После смерти А. А. Саблукова он был назначен председателем Опекунского совета. В центре его внимания были также организация и управление больницей.

Опираясь на верных и надёжных помощников Опекунского совета, Мария Фёдоровна в течение 25 лет руководила деятельностью больницы, вникая во все её дела. После смерти Марии Фёдоровны, в память о ней больница стала называться Мариинской.

С 1840 г. управляющим Мариинской больницей был назначен внук императора Павла I и Марии Фёдоровны принц П. Г. Ольденбургский (1812–1881). Он был главным начальником женских учебных заведений Ведомства императрицы Марии, попечителем Императорского училища правоведения, Санкт-Петербургского Коммерческого училища, Императорского Александровского лицея, почётный член различных учёных и благотворительных обществ, председатель Российского общества международного права, попечитель Киевского дома призрения бедных, покровитель Глазной лечебницы. На его средства закупались лекарства, различное оборудование и приспособления для больных. П. Г. Ольденбургский даже разработал особую «гидростатическую кровать с резиновым матрасом для больных с пролежнями»[19].

В 1839 г. он был назначен Почётным опекуном в Санкт- Петербургском Опекунском совете и членом Советов Воспитательного общества благородных девиц. В том же году ему было поручено управление Санкт-Петербургской Мариинской больницей для бедных.

Продолжая благородное дело Марии Фёдоровны в отношении страждущих, принц П. Г. Ольденбургский возглавил в 1860 г. управление Ведомства императрицы Марии. Унаследовав от неё трудолюбие и ответственность, он считал своим долгом помогать бедным и больным, содействовал созданию новых больниц, богаделен, помогал существующим благотворительным учреждениям.

В 1867 г. с Высочайшего разрешения открыл в Санкт- Петербурге на собственные средства детский приют на 100 детей под наименованием «Приют в память Екатерины и Марии», который с 1871 г. был переименован в «Детский приют Екатерины, Марии и Георгия». Многими преобразованиями обязано ему и ремесленное училище при Московском воспитательном доме, переименованном позже в Императорское Московское техническое училище.

В 1889 г. в Санкт-Петербурге за большие заслуги перед Отечеством на поприще попечительства и благотворительности перед зданием Мариинской больницы на собранные общественные средства был установлен памятник принцу П. Г. Ольденбургскому. Его автором стал известный скульптор И. Н. Шредер.

На памятнике была сделана надпись: «Просвещённому благотворителю принцу Петру Георгиевичу Ольденбургскому. 1812–1881». Он стоял на постаменте в военном мундире с эполетами. Левая рука принца опиралась на книги, положенные на полуколонну. На боковых гранях памятника были бронзовые барельефы со сценами приёма им экзаменов в Екатерининском институте и Училище правоведения, а также в детской больнице с изображением принца у кровати больного ребёнка. В 1930 г. памятник был разрушен.

Попечительство, помощь Мариинской больнице продолжались и при поддержке императора Александра II. Благотворителями больницы стали Великий князь Владимир Александрович, Великая княгиня Мария Павловна, Великая княгиня Екатерина Михайловна и другие члены царской семьи. Содействовали дальнейшей работе Мариинской больницы и члены Попечительского совета, среди которых были известные врачи и общественные деятели, такие как Е. В. Боткин, М. П. Буяльская, О. Н. Миклухо-Маклай и др. До падения Российской империи Мариинская больница продолжала действовать и оказывать помощь бедным больным. Вся попечительская и благотворительная деятельность находилась под опекой государства и династии Романовых до 1917 г.

1 Несмелое В. И. Христианская психология и антропология // Наука о человеке. Казань: Заря-Тан, 1994. Т. 1. С. 122.
2 Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) О доброделании и милосердии. СПб.: Возрождение, 2012. С. 7.
3 Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1955. Т. II. С. 32.
4 Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х т. – М.: Гос. изд-во иностранных и нац. словарей, 1955. Т. 1. С. 92.
5 Толковый словарь русского языка: в 2-х т. / под ред. проф. Д. Н. Ушакова. М.: ОГИЗ, 1935. Т. 1. С. 147, 150; Толковый словарь русского языка: в 2-х т. / под ред. проф. Д. Н. Ушакова. М.: ОГИЗ, 1935. Т. 2. С. 214.
6 Горелова Л. Е. Благотворительность в русской медицине // Русский медицинский журнал. 2004. № 8. С. 570–572.
7 Изборник: Повести Древней Руси. Л.: Лениздат, 1983. С. 12.
8 Благотворительность в России и государственная политика /С. С. Сулакшин. Д. В. Бачурина, М. В. Вилисов, Г. Г. Каримова, И. Р. Киш, О. В. Куропаткина, Л. А. Макурина, А. С. Сулакшина. М.: Научный эксперт, 2013. С. 37.
9 Домострой. М.: Образ, 2007. С. 9.
10 Указ. соч. С. 58.
11 Указ. соч. С. 59.
12 Прохоров В. Л. Российское предпринимательское благотворение. М.: Союз, 1998. С. 69.
13 Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 1. Т. 4. СПб., 1830. № 1856. С. 168 (далее ПСЗ).
14 Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 1. Т. 4. СПб., 1830. № 2447. С. 791.
15 Мельников В. П. История социальной работы в России / В. П. Мельников, Е. М. Холостова. М., 1998. С. 160.
16 Российское законодательство X–XX веков. – В 9 т. Законодательство периода рассвета абсолютизма. Т. 5. М., 1987. С. 259 – 266.
17 Благотворительность в России и государственная политика /С. С. Сулакшин. Д. В. Бачурина, М. В. Вилисов, Г. Г. Каримова, И.Р Киш, О. В. Куропаткина, Л. А. Макурина, А. С. Сулакшина. М.: Научный эксперт, 2013. С. 42.
18 Там же.
19 Емельянов О. В. Традиции благотворительности и попечительства в истории российской медицины // Российский семейный врач. 2005. Т. 9. № 4. С. 62.
Продолжить чтение