Читать онлайн Марципановые сны бесплатно

Марципановые сны

Предисловие

Сон – странная штука. Когда засыпаешь, не думаешь о том, что увидишь во сне. Когда спишь – снятся удивительные вещи и места, в которых никогда до этого не бывал. Пробудившись, помнишь лишь отрывки сновидений. А порой и вовсе не помнишь ничего. Иногда я просыпаюсь в отличном настроении, и мне кажется, что жизнь улыбается. Словно мне что-то снилось удивительное, вот только не припомню что. А порой после сна голова кажется тяжелой, мысли путаются, не хочется видеть друзей и начинать новый день. Почему же сны так влияют на нас?

Почему они указывают нам, с какой ноги вставать и влияют на настроение? Они решают, когда нам засыпать и когда просыпаться. Неужели у них безграничная власть ночью?

Меня зовут Кира. Мне десять лет. В день моего десятилетия со мной начали происходить странные вещи. Я путешествую во снах. До этого со мной ничего подобного не случалось. Зачастую я вообще не помнила, снилось ли мне что-то или я спала без задних ног. Но теперь, когда я просыпалась, я помнила все свои сновидения. Мои путешествия казались вполне реальными. У меня появилась вторая, тайная, жизнь, о которой никто не знает – жизнь во снах. «Как?» – спросите вы. Я и сама не знаю, как мне удается путешествовать в необыкновенных мирах. Я, как и все нормальные люди, ложусь в кровать и закрываю глаза. И тогда начинает происходить нечто невообразимое. Это как путешествие в параллельный мир. Проснулась – и я снова дома, в теплой кровати. Каждый раз, во сне, у меня появляется удивительная сила, сверхъестественная способность, которой я могу пользоваться в своих путешествиях. Не подумайте, что я много играю в компьютерные игры, и потому мне снятся бежалки, стрелялки, и десять жизней в запасе. Все, что происходит со мной во сне, похоже на настоящую жизнь. Только правила там другие. А порой совсем правил нет.

Часто люди просыпаются утром и не помнят того, что происходило с ними ночью, не помнят собственный сон. Но я другая. Я помню все. Не могу вычеркнуть из памяти ни одну деталь, находящуюся в моем сне. Мои друзья едва могут вспомнить, снилось ли им хоть что-то сегодня ночью. Почему же большинство людей не помнят свои сны? Или кто-то не хочет, чтобы люди это помнили? Что же скрывается за этой таинственностью? Мне предстоит это узнать, путешествуя во снах.

Сон первый. Знакомство с приундером

Очутилась я в незнакомом для меня месте. Темно, страшно. Ранее я никогда здесь не бывала. Мои глаза кое-как привыкли к темноте, и теперь я могла немного рассмотреть, что происходит вокруг. Темная липкая земля. Туфли приклеиваются, и мне сложно сделать шаг. Я старалась рассмотреть, что же находится под моими ногами, но так и не могла понять что. И на грязь не похоже, и твердым это не назовешь. На моей руке оказались часы, на которых было «4:00». Время уменьшалось. «3:58», «3:57», словно кто секундомер включил. Я не знала, что это значит. Вдалеке виднелся слабый свет. Я пошла вперед. Иду, иду, а свет все так же далеко от меня. Я попробовала бежать, но липкая земля удерживала меня. Она будто пыталась приклеить мои ноги, не пуская дальше. Как я не старалась прибавить ходу, тусклый огонек был по-прежнему далеко. Неужели я бегу на одном месте? Что делать? Не могу же я оставаться в этом мраке. Как найти выход? Отдохнув немного, я снова принялась бежать, но делала это не быстрее, чем улитка. Но вдруг я оттолкнулась и как прыгнула… Кто бы мог подумать, что я так умею прыгать. Вот бы мальчишки из моего двора увидели это. А то они только смеются надо мной, обзывают «коротконожкой» и гусеницей из-за того, что ноги у меня не такие длинные. Да я вообще не очень-то высокого роста. И бегать быстро не могу. И тем более прыгать. А сейчас я прыгнула всего раз и оказалась на берегу большого озера. Вот он – свет, видневшийся вдали. Он близко. На берегу я увидела огромную черепаху. Я подошла ближе. Она показалась мне громадиной. Да это же целый паром! На ее спине расположилась огромная площадка, где в одном месте встречались люди, звери, какие-то неведомые существа.

– Вы желаете переправиться на другую сторону реки? – услышала я низкий голос.

– Да, желаю, – робко ответила я.

Я была не готова к такому вопросу, тем более когда его задавала огромная голова черепахи. Древняя, словно скала, она открыла глаза и низким голосом произнесла:

– А чем платить будешь?

Хороший вопрос.

И чем я могу заплатить? Я засунула руки в карманы. Резинка для волос, конфета, засушенный листик, игрушечный пупсик, две жемчужные бусинки, заколка. Стоп. Игрушечный пупсик? Что? Мне десять лет, а в моем кармане игрушечный пупсик? Позор! Хорошо, что этого не видела Катька Зверева. Она рассказала бы всему классу. Как мне стыдно. Я подумала: а не вывалить ли мне все из карманов? Пусть выбирает на свой вкус. Но побоялась, что присутствующие будут смеяться надо мной и моим пупсиком. Я достала заколку для волос. Но черепаха покачала головой от недоумения. Я нащупала в кармане засушенный листик и конфету. Но каменное лицо уже выражало недовольство. Наконец я вывалила из карманов все на небольшой столик подле черепахи.

– Игрушечный пупсик! – крикнул кто-то из толпы. – У нее игрушечный пупсик.

«О, начинается», – подумала я про себя.

– Игрушечный пупсик? – все чаще слышала голоса.

Народ стал сходиться к столу и рассматривать моего пупсика.

– Ох, подумаешь!?! Я и сама знаю, что уже давно выросла с того возраста, когда в пупсики играют. Да, я выгляжу глупо и смешно. Но прошу, только не говорите про пупсика Катьке Зверевой. Она меня долго в покое не оставит.

– Да ты представляешь, какое у тебя сокровище?

– Что? Вы о чем?

– Здесь игрушки очень высоко ценятся. Могу дать тебе за твоего пупсика двести джинов.

– Чего?

– Вижу, ты не местная. Джины – это наши деньги. Я хочу купить у тебя твою игрушку.

– То есть вы не будете смеяться надо мной за то, что у меня в кармане пупсик оказался? Да еще и денег мне дадите?

– Все верно.

– А я не в рай попала?

– Не поняла.

– Не важно. Конечно, берите.

«Честно говоря, я бы и даром его отдала, лишь бы не позориться», – подумала я.

– Если собираешься переправиться на другую сторону, заплати один джин, – захрипела черепашья голова.

– Конечно, – сказала я и заплатила.

Каменная черепаха придвинула ко мне огромную лапу, на которой расположились огромные гранитные ступеньки. Я без труда взобралась вверх. Платформа была похожа на палубу корабля. Вокруг оказалось достаточно мрачно. На столбах висели фонари, которые тускло освещали удивительных пассажиров. Я увидела двух мужчин, похожих друг на друга как две капли воды. Наверное, это близнецы. Рядом стояла рыжая собака, на спине которой были крылья. Она виляла хвостом и весело махала своими такими же рыжими, как и она сама, крыльями. Похоже, тот факт, что на спине собаки крылья, для окружающих казался обыденным. Как будто здесь у всех собак на спине крылья. Возле них расположились две полосатые утки, похожие на зебру. Я взяла фонарь, стоявший на полу, и решила исследовать всю каменную палубу. Мне было очень интересно увидеть всех переправляющихся на другую сторону. По палубе пробежали желтые мыши. Они светились в темноте. Я старалась не наступить на них. Справа я заметила зайца с павлиньим хвостом. Забавно. Здесь все звери с причудами, начиная от черепахи, на спине которой я путешествую, и заканчивая полосатыми утками? Еще ничего подобного в своей жизни я не встречала. Осмотрелась. Слева спиной ко мне стоял мальчик, смотревший в сторону берега. Я подошла ближе. Темные потертые брюки, свитер не по размеру, на ногах огромные ботинки. С виду мальчик двенадцати лет, а обувь взрослого мужчины. То ли обуви не нашлось ему в самый раз, то ли ноги такие большие. Я стала рядом. Огромная черепаха отчалила от берега, подул легкий ветерок, и каменный паром стал плыть. Я стояла возле мальчика в огромных ботинках и молчала. Казалось, он не замечает меня. Я лицезрю его, а он словно не видит меня, не отводя взгляда от водной глади.

– Привет, – осмелилась сказать я.

– Привет, – ответил незнакомец, так и не повернув голову.

– Ты первый раз путешествуешь на этой черепахе?

– Нет.

– А я первый.

– Рад за тебя, – сказал он тем же печальным голосом, не поворачивая головы.

– Почему ты грустный? Что-то случилось?

– Неважно, – сухо ответил он.

– Ясно, – сказала я, развернулась и стала уходить. Во мне бушевало недовольство. Я кипела внутри. Как можно быть таким неприветливым? Что я ему сделала?

– Стой! – крикнул он.

Я обернулась.

– Прости. Я не в настроении беседовать.

– Понимаю, – сказала я и снова направилась от него.

– Ну, подожди же. Прости. Давай знакомиться.

– Давай, – сказала я сквозь зубы.

– Бронч, – представился незнакомец, подал руку.

– Кира.

Я подошла ближе. Свет моего фонаря осветил мальчика. Что-то в нем было не так. Я присмотрелась. На щеках длинные щели, похожие на жабры. Они двигались в такт с дыханием. Я пожала руку, почувствовав на его ладони нечто, похожее на слизь. Посмотрела на свою ладонь, потом на ладонь Бронча. Снова на свою. Его ладонь блестела, как рыбья чешуя.

– Что у тебя с руками?

– Противно?

– Не в этом дело. Просто я никогда такого не видела.

– Я знаю, противно. Я приундер.

– Кто?

– Человек-рыба. Могу жить и в воде, и на суше.

– А на твоем лице – это…

– Жабры. Обычно людям противно.

– Да какая разница, есть у тебя жабры или нет. Ты же не перестал быть человеком.

– Перестал.

– Как? Ты когда-то был другим?

– Да. Я родился обычным ребенком. Таким же, как ты. И жил не здесь в Стролфосе, а в маленьком городке на другой стороне Крафского озера. Мой городок назывался Суфос. Я родился в семье кузнецов. Когда мне было шесть лет, я оправился с родителями на пляж. Помню как сейчас. Удивительный солнечный день. Полный пляж людей. Шумные компании, детский смех слышался повсюду. Я был счастлив. Рядом со мной были самые близкие люди – мама и папа. Мы играли, купались и веселились. Во время плавания в море меня укусила рыба-крэп. Местные люди называют ее рыба-смерть. Обычно люди умирают от ее яда. Но, видимо, я оказался исключением. Ее яд не стал для меня смертельным. Но тут же со мной стали происходить невероятные вещи. В одно мгновение на моем лице появились жабры, а руки стали похожи на два карася, скользкие и в чешуе. Родители были в ужасе. Они возили меня по различным врачам. Но доктора разводили руками, потому что у них не было противоядия. Как они не старались помочь, мне становилось все хуже и хуже, пока я не стал похожим на какую-то рыбу-гибрид. И рыбой назвать меня нельзя, и не человек уже. И потом врачи поняли, что со мной происходит. Обычно, если это смертоносное существо кусает, человек медленно превращается в рыбу, пока совсем не станет ею. И после умирает. Лишь изредка превращение в рыбу останавливалось на каком-то этапе, а человек становился приундером – рыбой-человеком, способным жить и на суше, и в воде. Врачи же решили, что я умру. Мои руки покрылись чешуей, на лице появились безобразные жабры, на спине вырос небольшой плавник. Все наблюдали за моим превращением, как будто это игра, не по-настоящему. Большинство знакомых захватил интерес, что же будет со мной дальше. Им и дела не было, останусь я в живых или нет. Для них это было развлечением, шоу, в котором я был главным персонажем. Но вдруг на этом мои превращения резко закончились. Больше со мной ничего не происходило. Я остался таким, каким ты меня видишь. Мне пришлось бросить школу, потому что дети смеялись, обзывали селедкой, презирали, даже избивали. Дальше учиться было невозможно.

Бронч замолчал. В его блестящих глазах застыла печаль. Он вспоминал свое прошлое с болью, которую искоренить из души казалось невозможным. Мне стало жаль приундера. Подумать только, сколько же ему выпало испытаний: превратиться в рыбу, лишиться нормальной жизни и потерять друзей.

– А ты сам пытался что-то изменить?

– Я много чего перепробовал. Но ничего не помогло.

– Не существует противоядия? В целом мире?

– Есть. Однажды старый беззубый крот рассказывал моим родителям о том, как можно вернуть мне человеческий облик.

– Вот видишь, еще не все потеряно.

– Но это все равно что хватать руками облака.

– Расскажи мне.

– Есть легенда о том, как приундеры, такие же как и я, тысячи лет назад нашли противоядие от укуса рыбы-крэп. Они тоже страдали от того, что были похожи на полурыбу. Могли жить одновременно на суше и в воде. Люди отвергали их, считая больными, пришельцами с другой планеты. Пришлось приундерам пуститься в поиски, добывать лекарства из трав. Они изучали морское дно, сушу, взбирались на облака. За несколько сотен лет все-таки вывели формулу противоядия. Приундеры смешали три ингредиента: цветок, сорванный на огненной горе, перламутр голубой жемчужины и пламя дракона.

– Ого. Теперь я понимаю, почему это называют легендой. Цветок еще можно отыскать, но жемчужина завалялась где-то в океане. А что по поводу дракона? Добавить немного пламени? Это все равно что прыгнуть в костер. Как это возможно?

– Мои родители потратили жизнь на то, чтобы найти эти три ингредиента. Так и не нашли.

– А где твои родители?

– В поисках и бесконечных путешествиях они заразились неведомой болезнью и умерли.

– Мне очень жаль.

На щеке Бронча заблестела слеза, словно печаль нависла над его головой. Мне стало жаль приундера. Подумать только – он остался один. Без мамы и папы. Представить себе не могу, как бы я прожила без моих родителей. Просыпалась бы в одиночестве и засыпала совершенно одна.

– Послушай, а ты сам пробовал отыскать цветок, жемчужину и дракона?

– Нет. Если родители не нашли, то я тем более не отыщу.

– Давай вместе искать!

– Ты хочешь отправиться на поиски вместе со мной?

– Да.

– Но это может быть опасно.

– Теперь я твой друг. А друзья для того и нужны, чтобы помочь в трудную минуту.

– У меня никогда не было друзей, – сказал Бронч и опустил голову.

– Не печалься. Теперь у тебя есть я.

Он поднял голову и улыбнулся.

Вдруг мы услышали странный звук, похожий на сигнал будильника.

– Что это?

– Я не знаю.

– Какая-то непонятная штука на твоей руке издает странный звук.

Я посмотрела на руку. Это часы звенели. На циферблате истекала последняя минута. Часы стали красными. Меня это немного пугало.

– Ааа… Это что, бомба? – испуганно кричала я.

– Что такое бомба?

– Да не важно. Что мне делать с этими часами? Я не могу снять их с руки.

– Что такое часы? – перепугался Бронч.

– Ты не с Луны упал? – произнесла я.

– Что такое Луна? – недоумевал мой друг.

– Это становится невозможным, – недовольно бубнила я.

На моих часах оставалось уже три… две… одна секунда… и… от страха я закрыла глаза…

…Ничего не произошло. Я открыла глаза. Что-то было не так. Слишком тихо. Я почему-то лежала в кровати в обнимку со своим мишкой. Вокруг тишина. Вскочила, подошла к окну. На улице играли собаки, ветки деревьев колышет ветер. Солнышко проснулось и разбудило городок. Я открыла дверь и направилась в комнату родителей. Заглянула в приоткрытую дверь. Мама и папа крепко спали. Ничего не понимаю?!? Неужели это все сон? И Бронч, и большая каменная черепаха, и полосатые утки. Это был сон…Только на моей тумбочке лежал марципан, завернутый в красивую обертку. Что бы это значило?

Сон второй. Поиски огненного цветка

В очередном сне я очутилась на поляне. Вокруг множество цветов удивительной красоты радовали глаз. Мне так хотелось собрать огромный букет, который трудно было бы обхватить руками. Аромат полевых цветов невольно вызывал улыбку. Густая сочная трава щекотала мне ноги. Возле деревьев лежал голубой мох. И повсюду птицы пели свои песенки. Похоже, я заблудилась. Потому что не помню, в какую сторону нужно идти. Да я и не припомню, как попала сюда. Но выбираться из леса нужно, пока не стемнело. Вдали виднелась тропинка. Я решила, что она все же приведет меня домой. И пошла по ней. Справа стройно выстроились грибы. Они снимали шляпы, когда я проходила мимо. Где я? В моем лесу я никогда не видела живых грибов. Я услышала какой-то шум и остановилась. Навстречу мне бежала зверюшка, похожая на белого зайца. Но что-то с ней было не так. Когда она приблизилась, я смогла лучше рассмотреть. Странно, но ушастик имел не четыре лапы, как обычный заяц, а множество. Я сразу вспомнила о сороконожках. Он быстро передвигался по земле за счет большого количества лап. Но выглядел абсолютно безобидно. Он подбежал, завилял крошечным хвостиком. Он начал тереться о мою ногу. Я присела и стала гладить это удивительное существо: шерсть мягче, чем у кота, а плотно посаженные ворсинки прилегали друг к другу. Мне так захотелось его обнять. Когда я гостила у бабушки, у нее во дворе были три кошки. Пушистые, мягкие, с длинными черными, как сажа, хвостами. Я играла с ними на летних каникулах. Скучаю по ним. Так хочется, как прежде, обнять моих любимиц. А этот зверек и не хуже. Я взяла его на руки, посмотрела в зеленые глаза, улыбнулась и обняла. Мягкая бархатная шерстка щекотала мне ухо.

– Даже так? Такого со мной никогда не было, – услышала я голос.

– Кто это?

– Это я.

– Говорящий заяц-сороконожка?

– Я хокин.

– Кто? Ой, да ты еще и разговариваешь?

– Ты что, хокинов не видела никогда?

– Нет.

– Теперь понятно, почему ты меня не боишься. Да еще и обнимать вздумала. Гладишь, а не убегаешь.

– А чего тебя бояться? Ты похож на зайчика, только лапок больше.

– А куда ты идешь? – спросил он.

– Я и сама не знаю. Вижу – тропинка, иду по ней. Не знаю, как забрела в этот лес. Но мне нужно выбраться из него и попасть домой.

– Возьми меня с собой.

– Ты хочешь пойти со мной?

– Да.

– Ой, не знаю, разрешит ли мама взять тебя. Ты мне очень понравился. Только мама не любит, когда в доме шерсть.

– Ты не хочешь меня брать к себе. Никто не хочет. Да и не любит меня никто.

– А почему же никто не любит такого милого зверька?

Хокин опустил голову вместе с белоснежными ушами.

– Ладно, не расстраивайся, что-нибудь придумаем.

– Хотя бы провожу тебя до дома. А где ты живешь?

– В поселке Косиловка.

– В этой местности нет такого поселка? Как ты сюда попала?

– Я не знаю. Видимо, гуляла и как-то забрела в лес.

– А что это у тебя такое красивое на руке?

Я посмотрела на руку. На ней снова были часы. Такие же, как и в прошлый раз, когда я повстречала Бронча на огромной каменной черепахе. Они показывали «7:43». Секундная стрелка уменьшала срок моего пребывания здесь. И только теперь до меня дошло, что я сплю, а часы на моей руке – таймер отсчета. Часы показывают, сколько я могу находиться здесь, в стране, которой не существует. На этот раз я располагала восьмью часами. Пока я болтала с хокином, прошло уже семнадцать минут. Я понимала, что домой по тропинке я не попаду. Я села на траву и подробно рассказала хокину о том, что произошло со мной прошлый раз во сне.

– Значит, ты живешь в другом мире?

– Да.

– Твой мир ненастоящий?

– Очень даже настоящий.

– Значит, мой мир ненастоящий?

– Я не знаю. В этом мире я второй раз. И правил не знаю. Но я открыла в себе сверхъестественные способности далеко прыгать.

– Как лопоухая кенгуру?

– Лопоухая?

– Ну да. Покажи, как ты прыгаешь.

Я напряглась – и как прыгну. Посмотрела, а прыжок не больше шага. Я попыталась сделать еще один, и еще.

– Это, по-твоему, большие прыжки? Да я, с моими двадцатью лапами, прыгаю дальше, чем ты.

– Странно. В прошлый раз я сделала всего лишь один прыжок и очутилась на берегу реки. Почему же в этот раз не получается?

– Ничего. Что делать то будем? Если домой ты уже не идешь, то куда отправимся?

– Тогда я хочу найти Бронча, мальчика-рыбу. Или как вы их по-другому называете…

– Приундеры?

– Да.

– Не люблю этих скользких существ.

– Почему? Бронч показался мне милым.

– Тебе и я показался милым. А ведь ты меня даже не знаешь?

– Чтобы подружиться с кем-то, не надо знать его. Достаточно заглянуть в его глаза. И сразу все станет ясно. Так находят друзей. Ты чувствуешь сердцем, что это твой друг. Бронч нуждается в помощи. Нужно его отыскать.

– Кира, ты мой единственный друг. Я пойду с тобой туда, куда нужно. Пошли по этой тропе. А ты мне подробно расскажи про твоего приундера. Найдем его, даже если он решит под землю спрятаться.

– А внутри ты, оказывается, тигр, а не заяц.

– Это ты меня еще плохо знаешь. Впереди нас ждет много сюрпризов.

– Надеюсь, приятных.

– Возможно.

Мы пошли по тропинке, которая вела через густой лес. Я вертела головой, пытаясь разглядеть все, что меня окружало. Мы прошли рощу с зеркальными деревьями. Потом деревья снова стали обычными, только карликовыми, по колено. Через некоторое время лес закончился, и мы вышли на поляну, где душистым ковром раскинулись луговые цветы, повсюду разноцветные бабочки. Но удивительным оказалось то, что они не летают, а бегают по траве на длинных тоненьких ножках. Бегают и крылышками машут. А гусеницы прыгают с травинки на травинку. Рядом возле меня пробежала розовая ящерица. Но не на четырех лапах, как в моем мире, а на задних лапах, словно человек. Вот чудеса! Я посмотрела на часы. «6:00». Надо бы поторопиться.

– И долго мы будем по лесу бродить?

– Скоро дойдем до ближайшего поселения. Там нам подскажут дорогу.

– Только куда идти, у кого спрашивать про Бронча? Не представляю, как его найти.

Только я подумала о нем, как впереди увидела знакомого мальчика.

– Бронч! Бронч!

Мальчик обернулся. Это был он.

– Привет!

– Привет, Кира. Ты так внезапно исчезла. Я волновался за тебя. Это все из-за той штуки, которая была на твоей руке? Что это?

– Я из другого мира. И когда ложусь спать, попадаю в иное измерение. Часы дают мне знать, сколько времени я буду в вашем мире. Сама не знаю, почему это со мной происходит. Раньше такого не было.

– И ты каждую ночь теперь будешь приходить?

– Я не знаю. Но надеюсь, что да. Мне неловко от того, что мы вчера недоговорили. Я собиралась тебе помочь искать цветок, жемчужину и дракона, а сама исчезла.

– Не волнуйся, я ничего такого не подумал. Я переживал, не случилось ли что-нибудь с тобой.

– Ну, теперь-то ты знаешь, как я смогу бывать в твоем мире.

– И что сегодня показывают часы?

– «5:40».

– М… да, немного времени осталось.

– Хорошо, с чего начнем? Мы знаем о трех составляющих противоядия. Где их искать – неизвестно. Ты говорил, что какой-то лысый крот знает об приундерах и их зелье.

– Не лысый, а беззубый.

– Не все ли равно?

– Ха-ха.

– Ты знаешь, где этот крот живет?

– Не знаю.

– Я знаю, – тихо произнес хокин.

– Кто это сказал?

– Это мой друг, хокин.

– Хокин?

– Разве ты не знаешь, кто такие хокины и насколько они опасны?

– Опасны? Ты о чем?

Я взяла хокина на руки и обняла.

– Ну как же он может быть опасен? Посмотри на него, какой он милый.

– Брось его на землю! Он тебя укусит.

– С чего ты взял?

– Брось сейчас же. Или ты хочешь умереть? Он укусит тебя.

Хокин прыгнул на землю и стал подходить к Брончу.

– Это я тебя сейчас укушу, несносный мальчишка. – Хокин показал острые клыки и высунул змеиный язык. – Укушу тебя, раз ты меня так боишься.

Бронч попятился назад. Он спотыкался, наступая на камни и корни деревьев. Он дрожал от страха.

– Хокин, прекрати. Бронч – мой друг. Ты же ничего не сделаешь ему? – сказала я строгим голосом.

– Не сделаю. Хотел напугать его.

Хокин подбежал ко мне и прыгнул на руки, как будто там ему и место.

– Почему все думают, что мы каждого встречного кусаем?

– А разве не так? – спросил Бронч, ехидно ухмыляясь.

Хокин, злясь, выставил зубы и змеиный язык.

– У тебя язык, как у змеи. Чем вы опасны?

– На наших зубах яд. Когда мы прокусываем животное или человека, яд попадает в кровь. Раны от укусов не заживают. Но мы не кусаем просто так. Мы мирные звери. Это всего лишь для защиты.

– Ага. Потому то вас боятся все вокруг.

– Ребята, перестаньте! Не ссорьтесь. Не забывайте, у меня не так много времени, чтобы тратить его попусту. Хокин, ты говорил, что знаешь, где можно найти беззубого крота.

– Знаю. Дядюшка Тоф живет в лысой пещере. Ему уже двести лет. Его считают самым мудрым. К нему приходят многие спросить совета. О приундерах он знает все. Надо идти к нему.

– Хорошо. Тогда вперед! Хокин, веди нас!

– Понадобилась «противная зверушка»?

– Хокин, перестань.

– А когда буду не нужен, выбросите?

– Ты мой друг. Не выброшу тебя никогда.

Хокин расплылся в улыбке, распрямил уши и зашагал своими тонкими пушистыми лапками, виляя хвостом с поднятой головой и прислоняясь к моей ноге.

Мы вскоре добрались до лысой пещеры. Оказалось, что это совсем недалеко от места, куда я попала. Мы подошли ближе.

– Дядюшка Тоф! Вы дома?

Тишина.

– Дядюшка Тоф! Это хокин, – сказал он громче.

И снова тишина.

– Дя-дюш-ка Тоф! Да где же вы?

Толстый крот в очках выглянул из норы и ответил спокойным голосом:

– Ты чего орешь? Я и так слышу, не глухой.

– Если слышишь, почему не откликаешься?

– Ну, мне немало лет. Я пока дошел, дверь открыл. Моя молодость давно улетела в теплые страны. И потому сейчас я не очень-то поворотлив.

– Дядюшка Тоф, мы пришли к тебе по важному делу.

– А что вы мне принесли?

«Этот беззубый крот не отличается особой скромностью», – подумала я.

– А надо было?

– Ну да. Вы пришли ко мне за советом. А что взамен этого получу я?

Мы переглянулись.

– Но у нас ничего нет.

– Тогда ступайте обратно.

Хокин и Бронч пожали плечами, развернулись и собирались было уходить.

– Подождите, дядюшка Тоф! В следующий раз я обязательно вам что-нибудь принесу. Нам нужно узнать, где найти огненный цветок, голубую жемчужину и дракона.

– Зачем?

– Бронча укусил Крэп. И он превратился в приундэра. Он мечтает вернуть себе человеческий облик.

– Я тут при чем? – сказал старый крот в очках. Не зря его называли беззубым. Во время разговора он плевался и шепелявил. Иногда сложно было разобрать, что он говорит. Облезлая темно-коричневая шерсть висела клочьями на боках. Когти сточились, крот прихрамывал на одну ногу.

– Мой отец мне рассказывал, что вы знаете все. Помогите нам.

– Если вы ничего не принесли, то ничего от меня не ждите.

Хокин и Бронч опустили головы, не добившись никакого результата. И стали уходить.

– Дядюшка Тоф! У меня есть кое-что.

Я засунула руки в карманы и вытянула все, что там было. В них по-прежнему лежала резинка для волос, две бусинки, заколка и конфета.

– Выбери то, что тебе нравится.

– О, конфета! Возьму ее. Вечером чай выпью со сладеньким.

– А теперь расскажи нам, как найти цветок с огненной горы, голубую жемчужину и дракона.

– Пойдем со мной, – сказал беззубый крот, приглашая в свою пещеру.

– Я всегда думала, что кроты живут в норах, под землей. И никак не предполагала, что вы можете обитать здесь.

– Кроты действительно обитают в норах. Я тоже когда-то жил в норе лет сто назад. Но в пещере удобнее.

Мы пошли вслед за кротом. В пещере он подошел к двери, открыл ее и пригласил нас в свое жилище. Мы зашли внутрь. Высокие потолки, на пороге расположился мягкий коврик. В центре я увидела большой красный диван, огромное зеркало на стене, возле которого стоял небольшой журнальный столик с фарфоровыми фигурками животных. На стене висело множество фотографий. На одной из них дядюшка Тоф летит с парашютом, на другой – катается на коньках. Десятки фотографий беззубого крота, путешествующего по дальним странам.

– Дядюшка Тоф, ты столько путешествовал!

– Да, в молодости я не мог усидеть на месте. Я прожил удивительную жизнь. А теперь осел в этой пещере. У меня закончились силы, и ноги уже подводят.

– Но у тебя роскошный дом. Мне бы такой, – сказал хокин.

– Дом – единственная моя радость.

Крот провел нас в кабинет. Просторная комната со множеством высоких открытых шкафов с огромным количеством книг. На письменном столе стояла высокая ваза с конфетами.

– У тебя конфет целая гора. И зачем же тебе еще одна нужна?

– Думаете, я жадный? И потому требовал у вас плату за информацию?

– Именно так мы и подумали, – ответил хокин.

– Нет. Я по натуре добряк. У меня есть правило: за любую информацию и совет нужно платить. Когда получаешь ее даром, не ценишь. А если заплатил, то бережешь. А теперь давайте посмотрим, что книги говорят о приундерах. Так… П… при-ун-деры. Вот, есть.

Крот достал огромную книгу, открыл на нужной главе.

– Противоядие от укуса Крэпа. Рецепт: смешать цветок с огненной горы, перламутр голубой жемчужины и пламя дракона.

– Ну, мы это знаем и без твоих книг, – недовольно сказал хокин.

– Не перебивай меня, – строго ответил крот, приспустив очки на нос. – Огненная гора находится в городе Облаков. Гора скрыта от глаз людей. Она появляется на закате. Как только солнце скроется с небосвода, раскрываются цветы на огненной горе. Гора загорается. Яркие огненные лилии, растущие на горе той, обладают целительной силой. Не многие могут взойти на огненную гору. Лишь те, кто принесет свет в ладонях, – дочитал крот и закрыл книгу.

– А что по поводу жемчужины и дракона?

– Больше ничего в книге нет. Это и все.

– А может, поискать в других книгах?

– Это единственная запись о приундерах во всей моей библиотеке.

– Что же нам делать?

– Я слышал от мохнатых улиток, что живут в дуплах лысых деревьев, о том, что голубые жемчужины можно найти в невидимых пещерах Жемчужной страны. А драконов вам здесь не сыскать. Водятся по другую сторону нашего мира – в стране Драконов. Это все, что я знаю. А теперь, простите, мне пора идти грядки поливать.

Мы распрощались с кротом и вышли из пещеры, не перекинувшись даже словом. Казалось, найти цветок, жемчужину и дракона – невообразимо сложно. Сколько на это может уйти времени? Год, два? А учитывая то, что я появляюсь здесь лишь ночью, и то на несколько часов, то поиски могут занять десятилетия. Бронч прервал наше молчание.

– А может, ну его? Останусь таким, как есть.

– Тогда зачем все это затевать? Зачем мы ходили к кроту?

– Я кое-что забыла спросить у дядюшки Тофа. Ждите меня здесь, – сказала я и побежала обратно.

Через какое-то время я вернулась к друзьям.

– Извините, что заставила вас ждать.

– Как ты это делаешь?

– Что именно?

– Как у тебя получается так быстро бегать?

– Да я бегаю не быстрее, чем вы.

– Ошибаешься. Давай, еще раз сбегай к кроту и обратно.

– Зачем?

– Не спорь! Просто беги, – сказал хокин. – Но прежде посмотри на время.

Я взглянула на часы. «3:35».

Еще раз побежала к пещере крота и обратно. Я снова посмотрела на часы. Прошло не больше двух минут.

– Невероятно! – от удивления открыла рот. – Я никогда раньше так не бегала. В прошлом сне я могла далеко прыгать, а теперь быстро бегаю.

– Благодаря этому дару ты сможешь добраться до огненной горы. Пути туда несколько месяцев. Но теперь это не проблема, ты мигом домчишь туда, а я покажу дорогу, – сказал хокин.

– Но вы не можете так бегать. Хокина я могу взять на руки, а что же делать с тобой, Бронч?

– Останусь ждать здесь. У тебя есть чуть больше трех часов. Надеюсь, ты успеешь.

– Хорошо, – ответила я.

Не теряя времени, взяла хокина на руки и побежала. Ушастик знал, в каком направлении нам необходимо двигаться. Он указывал мне дорогу. Но я передвигалась настолько быстро, что даже он, отлично зная местность, терялся.

– Кира, я не успеваю за тобой. Ты летишь как ветер.

Но я не замечала своей скорости. Мне казалось, что я бегу, как и обычно, только дома и поля молниеносно проносились мимо меня.

Теперь мои сны казались забавными. Сколько всего необычного я могла здесь увидеть. Только то, что в руках у меня белый кролик со множеством лап и змеиным языком, вызывало во мне чувство восторга. Я никак не могла привыкнуть к такому чудному зверьку. Наконец, мы добрались до огромной лестницы, которая вела в город Облаков. Стали подниматься вверх. Города не видно, лишь лестница, соединяющая небо и землю. Как будто лестница уходит вверх и исчезает из вида. Несколько секунд – и мы оказались так высоко. С моим умением быстро бегать – это не составило особого труда. Перед нами предстали огромные ворота, возле которых сидел забавный старичок с длинной седой бородой и шапке в форме облачка. Он мило улыбался.

– Что вам надобно?

– Мы ищем огненную гору.

– Зачем она вам?

– Чтобы сорвать огненную лилию.

– Ишь, чего захотели?! А вы знаете, что не каждый ту гору может найти?

– Неужели город Облаков настолько большой?

– Дело даже не в этом. В нашем городе действительно есть огненная гора. Только ее сложно отыскать. И не потому, что город большой. Она скрыта от человеческого взгляда.

– Вы же нам поможете?

А с чего вы решили, что я пропущу вас в город Облаков? Детям и животным здесь не место.

– А старикам место? – дерзил хокин.

– А животные еще и грубят!.

– Дедушка, прошу, помогите, – просила я, подойдя ближе и показывая деду наручные часы. – У меня осталось всего три часа, чтобы помочь другу. Он приундер. Ждет, что мы принесем огненную лилию. Если бы вы знали, как он страдает. Ему пришлось бросить школу, и друзей совсем не осталось. Родители Бронча жизнь свою положили на то, чтобы добраться до вашего города, но так и не дошли. Неужели у вас никогда не было друзей? – спросила я. Дедушка растрогался, пустил слезу.

– Извини, девочка. Внешне я строгий, а внутри мягкосердечный. У меня же тоже был друг.

– Был?

– Он недавно умер.

– Что с ним произошло?

– Он умер от старости. Ему было уже двести восемьдесят пять лет. Как же мне его недостает, – печально произнес старик. По его щеке снова покатилась слеза. И хотя он пытался скрыть свою слабость, но всхлипывал и швыркал носом.

– Вам известно, что такое настоящая дружба. Прошу, помогите нам.

Старик привел себя в чувства.

– Пойдете прямо по этой дороге. Дойдете до домика в виде мухомора, постучите в дверь. К вам выйдет ключник огненной горы. Скажите, что вас прислал Муркос. Ключник – мой брат. Он не откажет.

– А вдруг он не поверит, что нас прислали вы?

– Передайте ему вот эту книгу. Я давно обещал ее вернуть. Но так редко бываю у него в гостях, что кажется, эта книга провалялась у меня не меньше сотни лет, – старик подал книгу в древней потрепанной обложке. – И еще… возьмите коробочку со светлячками.

– Зачем они нам нужны?

– Они пригодятся. Узнаете в свое время.

Мы взяли коробочку, не понимая, что нам с ней делать. Я слегка приоткрыла ее. Внутри сидели смирно маленькие жучки. Казалось, они уставились крошечными глазенками на меня. Словно ждали моей команды.

Перед нами открылись тяжелые деревянные ворота, и мы вошли в город. Я посмотрела под ноги. Вместо твердой земли под ногами оказались облака. Пушистые, легкие. Удивительно воздушные. Они были повсюду.

– Что за чудо-место! Когда с земли смотришь на облака, они кажутся такими недосягаемыми, прикоснуться к ним можешь разве что в своих мечтах. А теперь я могу не только до них дотронуться, но и ходить по ним. Мы долго бродили по городу. Мне показалось, что вокруг лежит сахарная вата. Я подошла к одному облачному сугробу, оторвала кусочек облака и попробовала. Они сладкие. Я подумала: «Жители этого удивительного города должны быть очень счастливы обитать здесь. У них есть все: вкусные облака, по которым не только можно ходить, но и спать, бегать, кувыркаться». Эта мысль посетила одновременно и хокина. Мы разогнались и как прыгнем в огромный облачный сугроб. Он мягкий, как снег. Что за чудесное место! – еще раз про себя подумала я.

Мы играли в облачные снежки. Оказывается, облака так же легко лепятся, как и снег. После стали лепить снеговика. На какое-то время мы позабыли, зачем здесь. Но ненадолго. Оставив игры, принялись искать дом ключника. Город казался небольшим. Непонятно, где же могла скрываться огненная гора. Мы нашли дом в виде мухомора. Постучали в дверь. Никто не ответил. Снова постучали. И опять тишина. Дверь оказалась не заперта.

– Кто-нибудь здесь есть? – я вошла в дом с этими словами. – Дядюшка ключник! Можно к вам? – снова я громко спрашивала. Дом оказался вполне обычным. Привычная для глаз мебель, зеленый ковер на полу, справа – пианино. Несколько картин с пейзажами. И никто не откликался. Мы стали искать его в доме. Комнат оказалось больше, чем мы предполагали. Мы обошли около двадцати комнат, но ключника так и не нашли. Все комнаты казались похожими. Вскоре мы нашли его. Маленькая, непохожая на предыдущие комната. Она отличалась от других. Сверху донизу она была увешена ключами разной формы и размера. Это напоминало металлические обои. Я быстро пробежалась взглядом. Сколько же ключей здесь? Есть огромные, ростом с меня, и крошечные, как мелкая букашка.

– Добрый день! Меня зовут Кира. Мы уже полчаса ищем вас в вашем же доме.

– Кто ищет, тот всегда найдет.

– Но я звала вас. Вы, наверное слышали?

– Слышал.

– Почему же тогда не откликались?

– Я был занят.

– Не вежливо сидеть в своей комнате, когда к вам пришли гости.

– Не вежливо приходить в гости, если вас никто не приглашал.

– Тут уж не поспоришь. Нас прислал к вам Муркус. Он просил передать книгу, которую давно взял у вас.

– Да уж, давно. Сто лет прошло. Я уже позабыл, как она выглядит. Он взял ее в руки, провел по обложке, прислонил к лицу, вдохнул запах страниц.

– Это она, – протянул старик.

– Вы определили это по обложке или по запаху?

– Запах книги может много рассказать о ней. Сколько ей лет, в чьих руках она побывала, как часто ее читали. Запах все это поведает вам.

Я взяла книжку, поднесла к носу.

– Она пахнет старостью. Такой запах у моей бабушки на чердаке. Чего там только нет: и старые игрушки, деревянные часы, детские вещи, коляска, елочные украшения и вещи моей прабабушки. Одним словом – хлам.

– Это не хлам. Это истории.

– Истории?

– Да. Истории из жизни. Каждая вещь, лежащая на чердаке, хранит в себе истории о том, где она побывала, что видела, с какими хозяевами подружилась, а от кого хотела убежать.

– Вы так говорите о вещах, как будто они живые.

– Так и есть, они живые.

– Правда?

– Люди зачастую не замечают того, что происходит у них под носом. И стоит лишь присмотреться ко всему, что нас окружает, и мы увидим удивительные вещи.

– Как такое может быть? Выходит, книга в ваших руках живая, а брюки и свитер, и даже мои носки могут мне что-то сказать?

– Выходит, так.

– Но это бред. У меня в кармане две бусинки и засушенный листик. И что, они тоже живые? – я достала из кармана мое богатство.

– Да. А ты разве не видишь?

– Нет.

– Присмотрись.

Я поднесла к лицу бусинки и листик. Но не увидела никаких признаков жизни.

– Это всего лишь вещи. Они не живые.

– А что, мертвые?

– Ну почему сразу мертвые? Мои носки не могут быть мертвыми или живыми. Это всего лишь носки. Они не могут дышать и говорить. Их сделали люди. Это вещи.

– Это люди придумали, будто кроме них никто говорить и не может. А на самом деле все, что нас окружает, дышит, слышит и говорит.

– Не могу в это поверить.

– Чтобы увидеть то, о чем я говорю, нужно поверить в то, что в жизни может быть все что угодно. Закрой глаза и представь себя маленькой бусинкой, которая у тебя сейчас в руке. Блестящей, круглой, крошечной. Ты лежишь на ладони у девочки и смотришь на нее. Ты моргаешь ресничками и улыбаешься ей, хоть девочка и думает, что ты не живая, но это не так. Ты живая прекрасная бусинка.

Я открыла глаза и посмотрела на бусинку. Она мне улыбалась.

– Невероятно!

– Все невероятные вещи в своей сути простые. В них нет ничего сложного, кроме того, что люди многое усложняют.

– Мне надоело сидеть в твоем кармане. Хотя бы иногда вынимай меня. В мире столько интересного. А болтаться в кармане скучно, – сказала бусинка писклявым голосом.

Я посмотрела на носки.

– Что смотришь? Думаешь, и мы не живые? Если бы у нас были ноги, то мы бы давно от тебя ушли. Вечно ты разбрасываешь нас где попало, а потом долго найти не можешь, – сказал недовольно один носок.

– Хотя бы не разлучай меня с братом надолго. Когда приходишь со школы, не бросай нас в разные углы. Я так, бывает, подолгу сижу один, и поговорить даже не с кем. И телевизора не видно. Скукота.

– Ничего себе. Даже носки заговорили.

– Теперь ты убедилась?

– Да. Дядюшка ключник, я совсем позабыла, зачем пришла. Муркос сказал, что ты поможешь отыскать огненную гору. Мы обошли весь город, но горы так и не нашли. Она хоть существует? Или это легенда?

– Существует.

– А почему же мы найти ее не можем?

– Днем ее не видно. Вечереет уже. Чтобы найти эту гору, необходимо открыть облачные ворота. Невидимый облачный забор скрывает ее от посторонних глаз.

Ключник провел рукой по стене, словно считая висящие ключи, и снял с гвоздя черный металлический ключ.

– Идите по Солнечной аллее, пока не дойдете до облачных дубов. Возле них и находятся ворота. Этим ключом отворите их. И главное – помни, что часто люди поверхностны и не обращают внимания на то, что скрывается за привычными для глаз вещами.

Мы взяли ключ и вышли из домика. Благодаря подсказкам ключника мы быстро нашли рощу с облачными дубами. Казалось, этим могучим деревьям не меньше двух сотен лет. Широкие стволы голубого цвета вырастали неведомо откуда. Деревья вцепились мощными лапами в облака. Полупрозрачными струйками серебряная вода текла по стволам деревьев, будто паутинка отрывалась, сплетаясь между собой. В воздухе эти тонкие нити образовали серебристое покрывало, легкое и удивительно прозрачное. Мне хотелось прикоснуться к нему. Я протянула руку. Только серебристый шлейф не давался в руки, ускользал, словно играл в догонялки. Я отвела руку в сторону, а потом резко схватилась за край.

– Полегче, – услышала я тихий голос, похожий на шепот. Он был таким же серебристым, как и пушистое покрывало. Притянула к себе, прислонилась щекой. Еще никогда в жизни я не ощущала такой невероятной мягкости и нежности. Даже когда я лежу в маминой спальне на атласных простынях, ощущения совершенно другие.

– Кира, ты не забыла, зачем мы здесь?

Эти слова привели меня в чувства. Но и серебряную паутинку тоже не хотелось отпускать.

– Хокин, облачные дубы мы нашли. А как же найти невидимые ворота?

– Отпусти меня, тогда скажу, – послышался тихий голос.

– Кто это? – спросил хокин.

– Не знаю, – ответила я.

– Здесь кто-то есть. И этот кто-то наблюдает за нами.

– Ты уверен? Может, нам померещилось?

– Сразу двоим? Это исключено. Мы не можем сходить ума одновременно.

– Ты прав.

– Кто это с нами разговаривает?

– Отзовись! – звала я, шагая из одной стороны в другую.

– Эй! Полегче, я говорю. Помнешь мне бока.

– Кому?

– Мне, салвойской облачной джамуре.

– Не поняла? Какой еще шмамуре?

– Не шмамуре, а джамуре. Ты схватила меня за бок и не отпускаешь.

– Это серебристое покрывало сейчас со мной разговаривало? – обратилась я к хокину в полном недоумении. – Ох, я точно схожу с ума.

– Ха-ха-ха. Ты щекочешь мне бока.

Я посмотрела внимательнее на серебристое покрывало, которое, как мне казалось, разговаривало со мной. Закрыла глаза. И, как учил меня ключник, попыталась представить себя тонким серебристым полотном. Открыла глаза. Что-то изменилось. Теперь я отчетливо видела живое полотно. Оно смотрело на меня. Я выпустила край рук.

– Ну, наконец-то. А то все мои нити помялись.

– Извините, что доставила вам неудобство. Может, вы нам поможете?

Мы ищем огненную гору. Нам поведали, что найти ее можно, отворив облачные ворота. Только как эти ворота найти?

– А ключ у вас имеется?

Я достала из кармана ключ и показала.

– Видишь, на краю серебряная нить. Возьми ее. Иди за нитью. Она поможет вам отыскать ворота. А теперь прощайте. У меня много работы. Каждый день я занимаюсь тем, что чищу облака от пыли и грязи. Вот почему весь город блестит на солнце и играет серебристыми красками.

– Пожалуй, у тебя много работы. Облачный город впечатляет.

Я нашла серебряную нить, торчащую сбоку покрывала. На кончике она сверкала крошечным огоньком. Этот маленький огонек стал двигаться вдоль тонкой нити. Мы решили следовать за ним. Держась огонька, мы шли, не выпуская нить из рук. Вскоре огонек остановился, и мы остановились вместе с ним. Он слегка освещал то место. Я протянула руку в желании дотронуться до крошечного огонька. Но вместо этого нащупала замочную скважину.

– Странно, на вид – огонек, а на ощупь – замочная скважина, – произнесла вслух.

Я достала ключ, вставила в замочную скважину и провернула его.

Дверь заскрипела, зашипела, защелкала. Медленно затряслась. Дрожь стала разрастаться, превращаясь в гул, будто рой пчел ждал меня с обратной стороны двери. Я приготовилась бежать, если это и правда разъяренные пчелы, желающие меня искусать. Щелчок. И дверь открылась. Мы медленно заглянули в щель. Никаких пчел там не было. Мы подождали еще минуту и, смело открыв дверь, зашли внутрь. За этими воротами скрывалось нечто невероятное – пылающая огнем гора. Ради того, чтобы увидеть такое, можно проделать путь и побольше нашего. Еще никогда в жизни мне не встречалось подобное. Мы подошли ближе. На самом деле не гора горела, а множество цветов, растущих на ней. Небольшие огненные растения заполонили все пространство. Издалека казалось, будто горит вся гора. А в действительности горели лепестки огненных лилий и не сгорали. Словно кто подкладывал дрова, и оттого огонь казался живым. Справа мы увидели небольшую тропинку, ведущую к цветам. Но ступить на нее не смогли, невидимая ограда не пускала нас. Протянув руку, я ощутила стеклянный щит, оберегающий гору. Я постучала по нему в надежде, что с другой стороны ограждения меня услышат. Но там никого не было. Лишь огненные цветы гордо красовались один перед другим. Я попыталась найти дверь или отверстие, но ничего отыскать так и не смогла. Те же попытки повторил хокин. Но прозрачная стена по-прежнему стояла на своем месте, а мы не имели возможности пройти сквозь нее. «Ау!» – крикнула я в надежде на то, что хоть кто-то услышит меня и поможет. И снова ничего не выходило. Такое ощущение, что огненная гора была абсолютно безжизненной и одинокой.

– Кира, вспомни, что читал крот по поводу горы. Он сказал: «Огонь в ладонях»?

– Да, припоминаю. «На гору смогут взойти лишь те, кто принесет свет в ладонях». Но как это?

Хокин посмотрел на свои ладони, а я на свои.

– Можно зажечь спичку, и тогда ворота откроются.

– Но у нас нет спичек. Да и что жечь-то?

– А что у нас есть?

Я засунула руки в карманы и достала содержимое.

– Так, посмотрим. Две бусинки, листик, заколка. Спичек точно нет.

– Что еще?

– Резинка для волос, коробочка со светлячками.

– Это то, что нужно.

– Ты хочешь сказать, что светлячки и есть тот свет, который мы принесем в ладонях?

– Надеюсь, что да.

– Не зря же Муркос дал нам эту коробочку. Видно, знал, для чего они нужны. Но почему же он не объяснил нам все?

– Хотел, чтобы мы сами во всем разобрались.

– Но мы потратили на это много времени. Мог бы и прямо сказать, что нам делать.

– Ничего, зато теперь мы разгадали этот секрет.

Мы открыли коробочку, взяли в руки светлячков, и они тут же зажгли свои волшебные фонарики. Тьма словно расступилась, и мы попытались сделать шаг. Препятствий больше не было. Странно. Как такое может быть? Но времени оставалось немного. Мы быстро зашагали по тропинке, стараясь смотреть под ноги и не растерять светлячков. Вскоре дошли до места, где росли эти удивительные цветы. Я нагнулась, аккуратно схватилась за стебель и выдернула цветок. Как хорошо, что у огненной лилии пылают лепестки, а не стебель. Мы сорвали еще несколько цветков и тут же начали спускаться с горы. Вдруг наручные часы подали сигнал. Я посмотрела на запястье. Часы отсчитывали последнюю минуту пребывания во сне.

– Хокин, мне осталась минута. Прыгай на руки, я быстро добегу до Бронча. Ты же не хочешь месяц идти пешком? – сказала я.

Он послушно прыгнул на руки, и я помчала изо всех сил в обратном направлении. Я не могла подвести друзей. И почему я раньше не посмотрела на часы? Почему все делаю в последнюю минуту? И это не только во сне. Домашнее задания делаю до самой ночи, о стенгазете вспоминаю в последний вечер и, падая с ног, рисую ее всю ночь. Портфель собираю утром. Вот и сейчас: время не рассчитала, и теперь неизвестно, успею ли я добежать до Бронча. А вдруг в следующем сне потеряются эти цветы, если не донесу приундеру. Мои размышления все время прерывал сигнал будильника на часах, и я не могла сосредоточиться на скорости. Вот уже виднеется поляна, на которой мы оставили приундэра. Но его на месте не оказалось.

– Бронч, ты где?

Тишина.

– Отзовись!

– Бронч, ты срочно нам нужен!

А часы неумолимо отбивали ритм, забирая последние секунды.

– Я здесь! – крикнул он за моей спиной.

– Как хорошо, что ты дождался нас. Вот огненные лилии. Первое задание выполнено, – сказала я, как будто отчитываясь перед командиром.

Бронч посмотрел на меня таким нежным взглядом, в котором я прочитала ответ без слов. И мне не нужны были слова. Я все поняла по его глазам.

Будильник еще сильнее запищал.

– Три… два… один…

И… я проснулась, лежала в своей кровати и вспоминала взгляд Бронча. В нем таилось нечто особенное. А на моей тумбочке лежал такой же марципан, как и в первый раз. Наверное, мама решила побаловать меня сладеньким.

Я решила оставить свои размышления – надо собираться в школу.

Сон третий. Подводный лабиринт

Я открыла глаза и снова оказалась на берегу огромного озера, где раскинулась каменная черепаха, перевозившая людей на другую сторону. Вокруг было так же мрачно и темно.

– Желаешь переправиться на другую сторону? – спросила черепаха.

– Не знаю. Я ищу друзей.

Я огляделась. Возле лестницы стояли Бронч и хокин. Они помахали мне рукой и встретили меня с улыбкой. Бросились мне на шею, как будто я пропадала тысячу лет.

– Как хорошо, что ты оказалась рядом, – сказал Бронч.

– А мы думали, ты уже не появишься, и потому решили сами отправиться на поиски голубой жемчужины, – добавил хокин.

– Как? Без меня? А может, вы вообще вычеркнули меня из списка своих друзей? – ворчала я.

– Нет, Кира. Наоборот. Ты подарила мне надежду, заставила поверить в то, что я смогу вернуть себе человеческий облик. Я давно отчаялся. Ты вселила в меня веру. Я и предположить не мог, где ты окажешься на этот раз. Потому мы решили попробовать что-нибудь предпринять. Не дуйся!

– Ладно, уговорили, – расплылась я в улыбке.

– Кира! Ты лучше всех! – крикнул хокин и прыгнул мне на руки. Он облизал своим тонким змеиным языком мое лицо.

– А это не опасно? – спросила я.

– Для друзей я абсолютно безопасен. Яд выделяется, когда я зол, – сказал он, не прекращая лизать мои щеки.

«Надо быть аккуратнее с этим пушистиком и не злить его по пустякам», – подумала я и захихикала. Он щекотал мне шею и ухо.

– Ты такой забавный. Как же ты мне нравишься!

– Кира, я так соскучился. Думал, не увижу тебя, – чуть не плача говорил хокин, переходя от целований к обнимашкам. Он прислонился мягкой пушистой щекой ко мне и замер. Если бы у меня была фотокамера, я сделала бы пару снимков на память. Но я в другом мире, и камеры у меня нет. Сон стал для меня второй, параллельной, жизнью. Со мной происходило нечто необычное. Это как прогулка в мире, существующем параллельно с моим. И мои друзья – реальные. Они не герои мультфильма, не фантастические существа из комиксов и книг. Они добрые и отзывчивые, живущие в своем мире, забавном, иногда не понятном мне. Здесь свои законы и правила. Порой многие вещи не поддаются объяснению. Они есть и считаются в этом мире вполне нормальными. Я же наслаждаюсь временем, проведенным здесь, лишь пребывая во сне.

– Итак, друзья, с чего начнем? – прервал мои размышления Бронч.

– Кира, сколько у тебя времени на сей раз?

Я посмотрела на часы.

– Восемнадцать часов.

– Ооо… это тебе не шесть. Надеюсь, успею все.

– Помнишь, беззубый крот рассказывал нам о том, как найти голубую жемчужину? – спрашивал Бронч.

– «Голубые жемчужины можно найти в Северном океане в невидимых пещерах Жемчужной страны», – вспоминал хокин.

– Я знаю, где находятся эти пещеры. Только никогда в них не был. Слышал лишь рассказы от приундеров.

– И ты предлагаешь идти в то место, где ты прежде не был? – недовольно спросил хокин.

– Да. Подводное Царство совсем не такое, как то, что вы видите здесь. Я бывал лишь в городе Абитолия, дальше заплывать мне не доводилось. Я практически ничего не знаю о том месте. Слышал, что за подводным лабиринтом можно отыскать Жемчужную страну, в которой и находятся невидимые пещеры.

– Ты хочешь сказать, что пещеры находятся под водой? – продолжал ворчать хокин.

– Да. Нужно поторопиться, пока ворота в подводный лабиринт открыты.

– Но у нас нет жабр, как у тебя, – заметил пушистик.

– Даже не знаю. Тогда я поплыву один, – огорченно сказал Бронч.

Мы стали направляться к скалам, находящимся правее от озера. Мне стало сложно идти. Мне казалось, на моих ступнях появились раны. Я то и дело останавливалась, вытряхивая песок из туфель.

– Кира, что с тобой?

– Я не знаю. Мне сложно идти. Может, туфли стали малы? Как будто битое стекло впилось мне в пятки.

– Садись на этот камень. Посмотрим, что с твоими ногами.

Я присела, сняла туфли, подала ногу Брончу.

– Вот это да! – удивился хокин.

– Что там такое?

– На твоих пятках жабры.

– Что на моих пятках?

– Жабры, – в один голос крикнули хокин и приундер.

– Не может быть!

– Это все ты виноват, приундер-неудачник. Ты заразил Киру своей болезнью, и теперь она превращается в чешуйчатое существо.

Он замолчал всего лишь на секунду и после как закричит: «Это заразно? Помогите! Помогите! Я тоже превращаюсь в приундера. Я стану безобразной рыбой, похожим на тебя. О ужас!», – не мог успокоиться хокин, все бегал вокруг нас и закатывал истерику.

– Спасибо, конечно, что обозвал меня безобразным и неудачником. Но хочу заверить тебя, что это не болезнь. И она не передается от приундера к человеку и уж тем более к животным. Приундером можно стать, если тебя укусит рыба-крэп. По-другому – никак, – сказал Бронч и отвернулся.

Он обиделся.

– Хокин, ну зачем же ты так? Мы же друзья, – сказала я, разглядывая свои пятки. – А это и правда жабры? Никогда бы не подумала, что у меня они вырастут. Не беспокойся, хокин, жабры появились только для этого сна. Значит, они мне помогут в путешествии. Не забывай, что в каждом моем сне я получаю новую сверхспособность, которой раньше у меня не было. В этом сне я получила жабры, а в прошлый раз бегала со скоростью ветра.

– Значит, эти жабры у тебя ненадолго?

– Да. И потому, прошу, извинись перед Брончем. Ты обидел его.

– Хорошо, – сказал хокин.

Зверек подошел к приундеру, поджал длинные пушистые ушки и начал извиняться.

Хокин был милым, несмотря на то, что для недругов он был очень опасным. Но его большие добрые глазенки, мягкая шерстка и умение обнимать подкупали. Так и хотелось этого милого зверька взять на руки и не отпускать из объятий.

Продолжить чтение