Читать онлайн Дневник слабака бесплатно

Дневник слабака

Сентябрь

Вторник

Только сперва давайте начистоту: это мой личный ЖУРНАЛ, не дневник. Знаю, знаю. На обложке написано «Дневник». Просто когда мама пошла покупать для меня эту штуку, я СПЕЦИАЛЬНО попросил её купить то, на чём НЕ БУДЕТ написано «Дневник».

В общем, круто. Всё, что мне надо было в этой жизни, это чтобы какой-нибудь болван взял меня за шкирку (а я такой несу свою книжечку) и всё испортил.

Да, и ещё кое-что. Хочу подчеркнуть, что идея с журнальчиком была не моя. Это была МАМИНА идея.

Но если уж ей что-то пришло в голову, например, что мне надо куда-то записывать свои «чувства», – тут уж её не свернёшь. Так что не ждите от меня всяких «Ах, дорогой дневник» или «Ох, дорогой дневник». Ну или там «Здравствуй, дневник». Ужас.

Я согласился на этот кошмар потому, что меня озарило и я понял, зачем он мне будет нужен. Когда я стану богатым и знаменитым, у меня найдутся дела поважнее общения с журналюгами. Вместо того чтобы тратить на них время, я просто вручу им свой чудесный ЖУРНАЛ.

Так вот! Когда-нибудь я стану богат, это факт, но прямо сейчас мне придётся сидеть в средней школе, в самой гуще придурков.

Для будущего, кстати, хочу высказать мысль, что средняя школа – тупейшая, самая тупая идея, которую только могло родить человечество. Кто догадался свести в одном месте детишек в полметра ростом и этих горилл, которым бриться пора по два раза в день?!

А потом удивляются – отчего это в средней школе так часто все друг друга чморят!

Вот если бы вы спросили меня, так я собирал бы классы по росту. Хотя тогда, по правде сказать, ребята вроде Ширага Гупты так и сидели бы до сих пор в первом классе.

Сегодня первый день в школе. Мы ждём, пока примчится учитель и быстренько рассадит нас всех по местам. И тут я обнаружил ещё один плюс своей книжки: в ней можно писать, когда нечего делать.

И, кстати, вот вам дельный совет: не садись в школе куда попало. Ты только-только приходишь в класс после лета, кидаешь свои шмотки на облезлую парту, как раз! – тут уже слышишь учителя:

Итак, в этом классе я застрял между Крисом Хози спереди и Лайонелом Джеймсом сзади.

Джейсон Брил опоздал и уже почти плюхнулся на стул справа, но я успел среагировать, и притом буквально в последний миг.

Уф! На следующем уроке сразу сунусь к девчонкам. Сяду с самыми клёвыми девочками, пусть мне повезёт. Правда, если это случится – значит, я ничего не усвоил из прошлого.

Ох, если бы знать, ЧТО сталось с нашими девочками! Как просто было в начальной школе! Прибежишь самым первым на уроке физры – и вот все девчонки у ног победителя.

В прошлом году, конечно, это не я так бегал. Это Ронни Маккой.

А теперь? И одет ты не так, и денег-то тебе не хватает, и задница у тебя не та. И парни типа того же Маккоя сидят, скребут репу и думают: какой такой фиг случился?

В нашем классе у девчонок самым клёвым считается Брайс Андерсон. Не могу понять почему. Я ВСЕГДА защищал девочек – ну и где благодарность? Эти брайсы приходят на всё готовенькое и вот – уже самые клёвые.

Я прекрасно помню, как Брайс вёл себя в началке.

Но сейчас, конечно, уже всё позабыто. И я теперь никому не нужен.

Брайс прочно завоевал их сердца, так что нам, остальным, придётся искать взаимности в каких-то других, неясных пока местах.

Самое радостное, что я понял сегодня, это то, что по рейтингу популярности в школе я даже не самый последний. В этом году я где-то на 53-м или даже на 52-м месте. И, наверное, поднимусь ещё на ступеньку вверх: Чарли Дейвису (а он круче меня) на неделе наденут брекеты, и он быстренько потеряет все баллы.

Я тут пытаюсь объяснить эту фишку с рейтингом моему приятелю Роули (который парит, думаю, где-то над 150-м местом), но, как говорится, у него в одно ухо войдёт, а в другом не застрянет. Не слышит.

Среда

Сегодня была физра. Первое, что я сделал, выйдя на улицу, – улизнул на минутку с урока. Я хотел посмотреть на Сыр, там ли он. И он, конечно, там был.

Этот Кусок Сыра валялся на баскетбольной площадке с прошлой весны. Наверное, выпал из чьего-нибудь бутерброда. Через пару дней он начал тухнуть и плавиться и вскоре стал мерзким до невозможности. Никто больше не играл на площадке, где жил Сыр, даже несмотря на то, что это была единственная площадка с кольцом и сеткой.

Потом Даррен Волш сунул в Сыр палец – и вот тогда началась эта мания. Кто-то назвал её «Поцелуй-Сыр», вот мы и стали все так говорить. Поцелуй – это как салочки. Если ты получил Поцелуй, значит, надо поскорее передать его следующему, иначе он станет твоим проклятьем.

Спастись от Поцелуй-Сыра можно было только одним способом: сложить пальцы крестиком.

Очень сложно всё время помнить про пальцы крестиком. Я в конце концов склеил их скотчем, чтобы не разлеплялись. По письму у меня вышла чистая двойка, но, честное слово, оно того стоило.

Один чувак по имени Эйб Холл получил Поцелуй-Сыр в апреле, и до конца года все избегали его как чумы. Летом семья Эйба переехала в Калифорнию, так что Эйб увёз Поцелуй с собой.

Надеюсь, никто не начнёт Поцелуй-Сыр заново: ещё одного такого стресса я, кажется, уже не вынесу.

Четверг

Плохо мне. Очень плохо мне привыкается к факту, что лето закончилось и что каждое утро надо снова вставать и тащиться в школу.

Лето, кстати, у меня тоже не то чтобы задалось, спасибо старшему братцу Родрику.

Через пару дней после начала каникул Родрик разбудил меня среди ночи. Он сказал мне, что я продрых всё лето, но мне всё-таки повезло и я встал как раз вовремя, чтобы не опоздать к началу занятий.

Вы можете подумать, что я тупой, раз поверил этому гаду. Но Родрик был одет по-школьному. К тому же он задёрнул шторы и перевёл время на моём будильнике, так что по всему выходило, что сейчас раннее утро.

Я оделся и поплёлся вниз на кухню, чтобы съесть какой-нибудь завтрак. Я так каждый день делаю в обычное школьное время.

Видно, я здорово нашумел, потому что следующий эпизод в моей памяти – это папа, орущий на меня за то, что я, троглодит, ем завтрак в три часа ночи.

Я даже не сразу понял, о чём это он.

А когда понял, то сказал папе, что это Родрик так меня разыграл и что орать надо НА НЕГО, а не на меня.

Тогда папа стал спускаться в подвал, где Родрик устроил себе жилище, и я потащился следом. Не мог же я пропустить такое волшебное зрелище: папа разносит братика на куски.

Но Родрик хорошо подготовился. Кажется, с тех пор мой папа уверился в мысли, что с головой у меня не то что «не всё в порядке», а просто беда.

Пятница

Сегодня в школе нам раздавали книжки для внеклассного чтения.

Никто ведь не придёт просто так в класс и не скажет: «Знаешь, парень, ты будешь в группе дебилов» или «Ты, Грег, в этом году в группе гениев». Однако книжки для чтения всем дают разные, и вот из этого можно сделать кое-какие выводы.

Я ужасно разочаровался, узнав, что снова попал в группу «А». Это значит, что меня отнесли к категории умственно развитых и что работы у меня будет гораздо больше, чем у других.

Когда в прошлом году мы проходили собеседование по прочитанному материалу, я приложил все усилия, чтобы попасть в слабую группу «Б».

На беду, мама знает, как выжать из нашего директора то, что ей нужно. Так что не сомневаюсь: она просто пошла к нему и потребовала, чтобы меня снова засунули в «группу развитых».

Мама всегда называет меня «умненьким», но она ошибается. Кто умный – так это Родрик.

Если я и перенял от него что-то важное, так это вот что: все умения надо вкладывать в то, чтобы люди думали о тебе КАК МОЖНО ХУЖЕ и НЕ ЖДАЛИ от тебя ничего путного. Тогда ты для всех будешь умницей, не ударив даже и пальца о палец.

Хотя вообще-то я даже рад, что не попал к слабым «бэшникам».

Я встретил в коридоре парочку этих бедняг: они держали томик «Бори Бу» кверху ногами и в самом деле пытались что-то читать.

Суббота

Ну вот, школьная неделя закончилась, так что сегодня я сплю до упора.

Многие просыпаются в субботу даже раньше обычного – чтобы мультики посмотреть или там ещё для чего. Но я – нет. Я сплю. Единственное, что может выгнать меня из кровати, – давление всяких жидкостей в организме.

Ужасно, но папа встаёт в шесть утра независимо от того, какой сегодня день недели, и ему совершенно плевать на то, что я хочу слегка отдохнуть.

На этот раз мне ничего делать не надо, так что я пошёл в гости к Роули.

Роули вроде как мой лучший друг, хотя, думаю, такое положение дел пора изменить.

Всю неделю я старался не видеться с ним, потому что в первый же школьный день он снова всё сделал не так, как я ему говорил.

После уроков он подошёл ко мне в раздевалке и брякнул:

Ну сколько миллиардов раз ему повторять, что мы уже не в началке, что говорить надо «потусить», а не «поиграть». Но Роули хоть говори, хоть ори – ничего не помогает.

Я вообще очень трепетно отношусь к своему имиджу в средней школе. Но если Роули рядом – всё дело идет насмарку.

Я познакомился с ним несколько лет назад, когда их семья переехала в дом по соседству.

Его мама купила книжку «Как завести друзей на новом месте», и он честно решил опробовать на мне все эти дебильные шуточки, с которых советуют начать разговор.

Мне стало как-то жаль этого увальня, и я решил с ним дружить.

Вообще с ним довольно прикольно. Главным образом потому, что я прокатываю на нем те самые трюки, которые Родрик прокатывает на мне.

Понедельник

А знаете, почему мне приходится отрываться на Роули? Да потому что у меня есть ещё младший брат Мэнни. Но вот с ним эти штучки у меня НИКАК не пройдут.

Папа и мама трясутся над ним, будто он по меньшей мере наследный принц. И ему никогда ни за что не влетает, даже если он правда это заслужил.

Вчера Мэнни создал автопортрет на двери моей комнаты, и притом несмывающимся фломастером. Я думал, на этот раз папа с мамой ему влепят, но, как всегда, я ошибся.

Однако что напрягает меня больше всего, так это то, что Мэнни придумал мне прозвище. Раньше он не мог выговорить «братик», у него выходило «бабик». С тех пор он, конечно, подрос, но ДО СИХ ПОР меня так зовёт, хотя я постоянно твержу родителям, что это ни в какие ворота не лезет и что пора это прекратить.

К счастью, никто из моих друзей пока ничего не просёк, но поверьте, несколько раз я был очень близок к провалу.

Мама заставляет меня помогать Мэнни собираться по утрам в сад. Как только я готовлю ему завтрак, он тащит своё молоко с хлопьями в гостиную и садится на горшок прямо посреди комнаты.

И вот когда ему приходит время вставать, он берёт и выворачивает остатки еды с тарелки прямо в свой детский сортир.

Мама всегда накатывает на меня за то, что я не доедаю завтрак. Но если бы ей каждое утро приходилось выскребать кукурузные хлопья со дна пластикового горшка, то страсть к этим хлопьям пропала бы у неё напрочь.

Вторник

Не помню, говорил ли я об этом раньше, но я – МЕГАспец по играм в приставку. Голову даю на отсечение, что любого в классе я обыграю на тысячу очков вперёд.

К сожалению, папа не ценит мои способности. Он вечно пристаёт ко мне с предложениями «пойти погулять» и «позаниматься спортом».

Сегодня вечером, когда папа снова прилип ко мне со своими занятиями, я попытался объяснить ему, что можно чудесно играть в футбол и во что угодно и не потеть при этом, как конь.

Но, как всегда, он не понял моих логических выкладок.

Вообще папа довольно сообразительный парень. Но как только дело доходит до здравого смысла, он ставит меня в полный тупик.

Уверен, папа давно развинтил бы мою приставку, если бы понял, как это сделать. Но, к счастью, те, кто изготавливает для детей такие игрушки, делают их РОДИТЕЛЕСТОЙКИМИ.

Каждый раз, когда папа берёт надо мной верх и вышибает меня из дома заниматься спортом, я иду в гости к Роули и играю в приставку у него дома.

К сожалению, всё, во что я могу играть с Роули, – это гонки и прочая подобная ерунда.

Потому что, как только я приношу Роули свою игру, его отец лезет на какой-то родительский сайт. Если в игре есть хотя бы намёк на драку или насилие, играть он нам не позволит.

Меня тошнит от «Формулы-1» в паре с Роули, потому что он не игрок. Всё, что надо сделать, чтобы разбить Роули в «Формуле» в пух и прах, – это назвать свою машину каким-нибудь смешным именем в начале игры.

Когда моя машина обгоняет машину Роули, он умирает со смеху – и гонка моя.

Ну, как бы то ни было, сегодня я помог Роули вымыть пол и отправился обратно домой. Пару раз я прошёлся мимо их поливалки, чтобы казалось, будто я весь вымок от пота, и, кажется, папа поверил.

Правда, выяснилось, что моя военная хитрость имеет и обратную сторону: мама заставила меня пойти в душ.

Среда

Очевидно, папа был жутко горд своей вчерашней победой, потому что сегодня он снова погнал меня заниматься спортом.

А меня уже напрягает всякий раз ходить к Роули поиграть. И ещё этот тип Фригли – очень странный чувак. Он живёт между мной и Роули и вечно слоняется у себя во дворе, пройти мимо него незамеченным почти невозможно.

Мы с Фригли в одной группе на физре, так что я уже знаю его примочки. Он всё называет по-своему. Если, скажем, ему приспичило в туалет, он вопит:

Мы-то уже поняли, что у него к чему, но преподы, кажется, принимают всё за чистую монету.

Хотя сегодня я, пожалуй, и сам попёрся бы к Роули по собственной воле, потому что братец Родрик и его группа устроили у нас репетицию.

Группа Родрика ужасна, ужасна, ужасна, и я просто не выношу, когда они устраивают репетиции в нашем родном подвале.

Его шайка называется «Полный памперс», только на фургончике они записывают это как «Полный бамперс».

Можно, конечно, подумать, что это он так написал для крутости. Но я уверен, что, если вы скажете Родрику, как «Полный памперс» пишется на самом деле, вы перевернёте его представление о жизни.

Папа не был в восторге от идеи Родрика-музыканта, но мама была всеми руками «за».

Именно она купила Родрику первый набор ударных.

Наверное, мама думала, что теперь мы все увлечёмся музыкой и превратимся в одну из тех самых семейных групп, которые иногда выступают по телику.

Папа терпеть не может хеви-метал, а Родрик шарашит как раз металл. Не думаю, что мама обращает на это внимание. Что бы там братец ни играл или ни слушал, ей всё едино – ведь это же МУЗЫКА. Хуже того – сегодня, когда Родрик врубил один из своих дисков в гостиной, мама начала под него танцевать.

Это неслыханно напрягло Родрика, так что он быстренько выбежал из дому и через пятнадцать минут вернулся с наушниками. Отличное решение проблемы танцующих мам!

Четверг

Вчера Родрик принёс домой новый диск хеви-метал – с наклейкой: «18+».

Я никогда не слушал этих запрещённых дисков, папа и мама не позволяли мне их покупать. Так что единственный шанс услышать запретную музыку, похоже, заключался в том, чтобы стащить этот диск из дому.

Утром, как только Родрик ушёл, я позвонил Роули и попросил его взять с собой в школу свой CD-плеер.

Потом я прокрался в комнату к Родрику и взял запретный CD.

Нам в школе запрещается пользоваться плеерами, поэтому нам с Роули пришлось ждать большую перемену, когда можно выйти на улицу. Как только выдался подходящий момент, мы выскользнули на задний двор и загрузили CD.

Но только Роули забыл батарейки.

Зато мне в голову пришла суперская идея с игрой. Надеваешь наушники и пытаешься снять их без помощи рук. Как-как, говорите вы? Отвечаю: с головы их можно просто стрясти.

Победителем становится тот, кто быстрее сбросит наушники.

Я чуть не вытряс себе все внутренности, но сумел поставить первый рекорд за семь с половиной секунд.

А потом пришла миссис Крейг. Она застукала нас на самой середине игры, забрала плеер и начала своими нотациями распиливать нас на части.

Миром правит непонимание. Я так дёргался, снимая наушники, что она неверно увидела ситуацию. Она закатила нам речь о том, как «злой рок-н-ролл разрушает наш мозг».

Я хотел было сказать ей, что у нас даже батареек в CD нет, но перебить её было немыслимо. Так что, когда она закончила, я просто сказал ей: «Да, мэм».

Но в тот момент, когда миссис Крейг уже собралась отпустить нас с миром, Роули начал выть и рыдать о том, что «вдруг рок-н-ролл уже разрушил его мозг».

Честно, иногда я его просто не понимаю.

Пятница

Ну вот, наконец-то я взял и сделал то, что хотел.

Ночью, когда все заснули, я проскользнул вниз, чтобы послушать CD Родрика в гостиной.

Я надел наушники и поставил звук на полную мощность. И нажал кнопку.

Скажу сразу: теперь я понимаю, почему на этом CD стоит знак «18+» и ещё – «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ РОДИТЕЛЯМ». Только предупреждать надо всех.

И слушал я не так уж и долго – секунд 30.

Потому что я забыл подключить наушники. Музыка орала через динамики.

Папа выкинул меня наверх в мою комнату и захлопнул дверь.

Когда папа произносит «дружок» таким тоном, сразу ясно, что ты попал. Когда он в первый раз произнёс это своё «дружок», по наивности я даже не понял, что это сарказм. И был совсем не готов к последствиям.

Больше я таких ошибок не делаю.

В эту ночь отец орал на меня минут десять, но потом, похоже, решил, что ему лучше было бы сейчас спать, а не мёрзнуть в трусах и майке посреди моей комнаты. Он сказал мне, что с завтрашнего дня он на две недели запрещает мне играть в приставку. Что ж, я был готов к чему-то подобному. И вообще – я легко отделался.

С папой хорошо то, что когда он заводится, то быстро остывает – и всё, делу конец.

Обычно, если безобразничаешь в его поле зрения, он просто швыряет в тебя тем, что попадется ему под руку.

Мама в этом смысле СОВСЕМ не такая. Если ты чего-то наделал и попался маме, то она никогда не накажет сразу, а возьмет тайм-аут на несколько дней.

И вот пока ты находишься в ожидании, то всячески стараешься облегчить свою будущую печальную участь.

Но через несколько дней, как раз когда ты НАЧИНАЕШЬ ЗАБЫВАТЬ о том, что над тобой нависла угроза, мама быстро ВСПОМИНАЕТ о своих обязанностях воспитателя.

Понедельник

Признаюсь, запрет на игры оказался тяжелей, чем я думал. Но хотя бы не один я страдаю.

Родрик тоже сейчас не в ладах с родителями. Мэнни залез в один из Родриковых хеви-метал-журналов и нарыл там фотку тетки в бикини на капоте какой-то тачки. Мэнни тут же потащил журнал в детсад, чтобы всем показать.

Короче – думаю, мама была не рада звонку из садика.

Я видел этот журнал и скажу: ничего там такого не было. Тетка, бикини, живот, капот. Но мама «не держит таких картинок у себя в доме».

В качестве наказания Родрику пришлось ответить на ряд вопросов от мамы.

Среда

Я всё ещё не могу играть в приставку, поэтому теперь в неё играет Мэнни. Мама купила ему целый мешок развивающих игр. Смотреть, как играет Мэнни, – это ад!

Однако есть и хорошая новость: я наконец-то придумал, как протащить некоторые из моих игр сквозь строгий контроль отца Роули. Я просто засунул один из дисков в обложку из-под Мэнниного «Изучаем алфавит» – и все дела!

Четверг

Горячая новость: приближается день выборов в школьное самоуправление. Честно сказать, меня в жизни не интересовало школьное самоуправление.

Но тут я подумал, что есть одна приличная должность, которая могла бы здорово скрасить мою школьную жизнь. Я всерьёз задумался о том, как круто быть КАЗНАЧЕЕМ.

Или вот, ещё лучше:

Никто никогда не баллотируется в казначеи, потому что всем нужен размах. Все мечтают о крутых постах типа президента или вице-президента. Так вот я и подумал: если завтра я запишусь в казначеи – работка, считай, у меня в кармане.

Пятница

Сегодня я вписал своё имя в список кандидатов в казначеи. К сожалению, оказалось, что я не один такой умный. Марти Портер тоже решил управлять казной. Он здорово рубит в математике, так что для меня всё может сложиться не так легко, как хотелось бы.

Я сказал папе, что баллотируюсь в школьный совет, и он, кажется, был страшно рад. Кто бы подумал, что он в моём возрасте тоже участвовал в выборах и победил!

Папа расковырял какие-то древние коробки в кладовке и даже нашёл плакаты к своей предвыборной кампании.

Я подумал, что идея с плакатами не так уж плоха, и попросил папу отвезти меня в магазин канцтоваров. Я нагрузился ватманом и маркерами и провёл остаток вечера за работой. Надеюсь, мои плакаты сработают.

Понедельник

Я принёс в школу плакаты. По-моему, здорово получилось!

Я начал развешивать плакаты сразу, как только переступил порог школы, но провисели они не дольше пары минут. Директор, мистер Рой, заметил, чем я занимаюсь, и подошёл взглянуть повнимательнее.

Мистер Рой заявил, что во время предвыборной кампании нельзя использовать «ЧЁРНЫЙ ПИАР», то есть плохо писать о других кандидатах. Я ответил ему, что про вшей всё чистая правда, и даже напомнил, как школу закрывали на карантин.

Но директор всё равно снял плакаты. Марти Портер ходил по школе и раздавал всем подряд леденцы: он подло покупал голоса, а ведь это, между прочим, называется «ПОДКУП ЭЛЕКТОРАТА». Зато мой прекрасный чёрный пиар покоился на дне мусорки в кабинете директора. Думаю, что на этом мою политическую карьеру можно официально считать завершённой.

Октябрь

Понедельник

Наконец-то – октябрь: это значит, что до Хэллоуина всего 30 дней. Хэллоуин – мой любимый праздник, хотя мама и говорит, что я слишком взрослый для всех этих переодеваний и пугалок типа «ДАЙ КОНФЕТ, а ТО ХУЖЕ БУДЕТ».

Кстати, Хэллоуин – это ещё и папин любимый день, хотя и по другой причине. Вечером, когда все другие родители раздают детям конфеты, папа прячется в кустах с большим мусорным ведром, полным воды.

Когда мимо наших ворот кто-то идёт, папа радостно выливает на них воду.

Не уверен, что папа знаком с концепцией Хэллоуина, но я не собираюсь читать ему лекции и портить веселье.

Сегодня вечером школа Кроссланд открывает свой ежегодный Дом с привидениями, и я упросил маму отвести меня туда вместе с Роули.

Роули пришёл к нам в костюме с прошлогоднего Хэллоуина. О ужас. Я же ЗАРАНЕЕ позвонил ему и сказал, чтобы он надел НОРМАЛЬНУЮ одежду. Но, конечно же, он меня не послушал.

Впрочем, я решил об этом не думать. Раньше мне было нельзя ходить в этот Дом, и я не мог допустить, чтобы Роули всё испортил. Родрик все уши прожужжал мне про Дом с привидениями, и я целых три года ждал, чтобы меня туда отпустили.

У входа я как-то заколебался.

Мама, казалось, ужасно куда-то спешила и хотела закончить всё как можно скорее. Она быстро вела нас по коридорам Дома сквозь кучу разных кошмаров. Вампиры налетали на нас в темноте, и люди без головы вылезали, и вообще вокруг происходила куча всяких сумасшедших вещей.

Самым неприятным местом оказалась «Аллея бензопилы». Не поверите, но там и правда бегал чувак в хоккейной маске и с НАСТОЯЩЕЙ бензопилой! Родрик рассказывал, что зубья пилы у него резиновые, но проверять это на себе мне как-то не захотелось.

Когда нам показалось, что сейчас нас точно распилят напополам, вмешалась мама.

Мама заставила парня с бензопилой показать нам, где выход, – это и был конец нашего приключения. По крайней мере конец МОЕГО приключения в Доме. Мне было немного неловко, что мама так поступила, но я подумал, что на этот раз промолчу.

Суббота

Кроссландский Дом с привидениями не дает мне покоя. Эти ребята драли по пять баксов за вход, а очередь тянулась вдоль всей школы и даже за угол заворачивала! О чём это говорит? Правильно. Дом делает деньги.

И я решил сделать свой собственный Дом с привидениями. Правда, пришлось привлечь к делу Роули, потому что мама ни за что не позволила бы мне превратить наш дом в полноценную базу ужасов.

Я понимал, что папаша Роули тоже будет не в восторге от этой идеи. Поэтому мы с Роули решили сварганить свой Дом в подвале его дома и просто не говорить об этом родителям.

Мы провели целый день за придумыванием офигенного плана нашего нового Дома.

Продолжить чтение